Long Whip

Автор: Nueteki
Иллюстрации: Mornauro
Вычитка: Megan Z. Marble
Персонажи: Хук/Лонг Хоул, Кнокаут фоном
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: порка грузовиков нейрохлыстом по большим колесам.
Предупреждение: как обычно, кинк, бдсм, + порка и вуайеризм.
Комментарий: любезно предоставленное арт-сопровождение.

Поскольку некоторые конструктиконы периодически использовали ученика Хука для своих нужд (особенно в этом преуспевал Миксмастер), то Кнокаут полагал совершенно справедливым вовсю использовать ресурсы гештальта, точнее, принадлежавший им комплекс помещений, оборудование которых порой интересовало его намного больше самих конструктиконов. Ремблок Хука, укомплектованный по всем требованиям хирурга-перфекциониста, особенно притягивал его внимание, но увы — в свою крепость Хук посторонних не пускал, и надеяться туда проникнуть, а тем более воспользоваться чем-либо без его разрешения было невозможно. Другое дело — вспомогательный ремблок, практически дублирующий основной, но почти никогда не использовавшийся. В системе безопасности он числился стандартным отсеком, и ключ доступа ученика отлично работал, о чем Кнокаут узнал, когда мастер посылал его за дополнительными материалами. Кнокаут давно присмотрел этот блок для своих частных нужд, таких, как проверка некоторых интерфейс-модификаций и установка гоночных апгрейдов, и не стеснялся им регулярно пользоваться без ведома владельца: все необходимые инструменты в наличии, к тому же, нет мастера, отрицательно относившегося к его хобби. В очередной сол-цикл после учебы он словно ненароком завернул на склад конструктиконов с невинным намерением установить пару патчей на топливные баки. Но в этот раз ремблок успели занять до него. Мысленно выругавшись, Кнокаут решил было сделать вид, что зашел случайно, и заодно проверить, кто и предположительно надолго ли занял помещение, но застыл на месте, услышав слишком знакомый щелчок разряда. Нейрохлыст. Мгновенно сообразив, что не стоит обнаруживать свое присутствие, Кнокаут осторожно выглянул из-за угла и обомлел.

Практически все пространство в центре блока было занято стоящим на коленях Лонг Хоулом, низко склонившимся перед Хуком так, что Кнокауту были видны только спина и огромные наплечные колеса в защитных цепях. Кнокаут отогнал пару неприличных мыслей касательно того, чем мог быть занят грузовоз, и, притушив оптику, чтобы не выдать своего присутствия, уставился на мастера. Что бы тут ни творилось, он обязан увидеть. Происходящее оказалось куда занятнее предположений: Хук поднял руку с активированным нейрохлыстом и небрежно замахнулся. Нестерпимо яркая дуга коснулась светло-зеленых плат, и Лонг Хоул заметно вздрогнул. Кнокаут невольно сжался у стены — он представил, на какую мощность настроен прибор. Вряд ли сенсоры слегка погладило приятной щекоткой, скорее, это было... Хук замахнулся снова, на этот раз разряд пробежал по плечам грузовоза и его огромным колесам, наполовину утопленным в плечевые поддерживающие сегменты. Кнокаут чуть не взвыл вслух, увидев, как длинная дуга разряда перекинулась на стальные звенья защитных цепей, но вовремя успел сдержаться. Вряд ли Хук оставит его без наказания, если заметит, хотя... Кнокаут даже задрожал, представив себя под нейрохлыстом рядом со стонущим Лонг Хоулом. Он был бы не против присоединиться таким образом, но, зная мастера, верил, что Хук выберет куда менее приятное наказание. Поэтому Кнокаут заблокировал вокалайзер и одной рукой вцепился в стену, наблюдая за конструктиконами дальше. Настройки нейрохлыста было сложно разобрать, но Кнокаут понимал, что слабый разряд вряд ли пробьет многократно усиленную броню Лонг Хоула, так что воздействие было явно ощутимым. Россыпь голубых искр, скачущих по цепям на колесах, говорила сама за себя. При очередном ударе Лонг Хоул глухо застонал, и при звуках его низкого голоса Кнокаут едва не потянулся вперед, но вовремя сдержался, не желая быть замеченным. Он одновременно сгорал от любопытства, почти перезагружался от восторга и здорово опасался получить по полной, если будет замечен. Впрочем, увлеченный своим делом Хук работал в привычной манере, молча и сосредоточено, и пытаться понять, что случилось, по его отрешенно-бесстрастному выражению лица было бесполезно. Если конструктиконы и поддерживали увлекательную беседу, то явно на своей частоте — Кнокауту ничего не было слышно, поэтому он не знал, что здесь происходит: свидание, разминка или уроки дисциплины в гештальте, но такие мелочи Кнокаута не волновали. Ему хватало вида стонущего Лонг Хоула, по чьи колеса, точнее, на покрывающие их цепи, теперь соскакивали разряды нейрохлыста. Видимо, процесс едва начался, поскольку двигатель грузовоза взревел только теперь, набирая обороты. Мощный дизель перекрыл все остальные звуки, включая низкие стоны самого грузовоза, но Кнокаута это более чем устраивало — меньше шансов, что его выдаст собственная разогнавшаяся вент-система. Запись он вел с первых же нанокликов увиденного, твердо решив не уничтожать файл, даже если его поймают и прикажут лечь рядом. Шлак, рядом... оставив фиксацию видеопотока автоматике, он мысленно погрузился в свои фантазии. Конечно, настройки нейрохлыста для большого грузовоза и для маленькой наземной альтформы будут различаться, и все же, в этой фантазии, определенно, что-то было. Хотя Кнокаут с куда большим удовольствием сам бы взялся за нейрохлыст — с таким-то партнером! Он понимал, что ни при каком раскладе вмешиваться во внутренние дела гештальта ему не дадут, но можно было помечтать. В конце концов, когда-нибудь, после выпуска и частной практики, он, может быть, снимет себе одного из здоровенных рабочих-транспортников с нижних уровней и за отдельную плату уговорит его на пару экспериментов... между ног начало ощутимо искрить, и Кнокауту пришлось прикрыть высвободившиеся провода джампера ладонью, чтобы не привлекать внимания мелкими яркими вспышками. К счастью, он уже хорошо знал, как занять себя, не меняя позы и не привлекая излишнего внимания. Пожалуй, наслаждаться видом огромного дрожащего конструктикона, перебирая собственные провода и стимулируя нужные контакты, было весьма неплохим делом. Апгрейд мог и подождать несколько сол-циклов. Двигатель Лонг Хоула наращивал обороты вхолостую, эхо его рокота металось в замкнутом отсеке, и Кнокаут все быстрее терял связь с реальностью, в которой его уже только отчасти удерживали собственные провода и шланги, сжатые в свободной руке.

Хук поставил одну ногу на выступающий сегмент плеча Хоула, использовав одно из колес как упор, и стал работать нейрохлыстом на полной мощности: голубые нити разрядов перекинулись на плечевые и шейные сочленения. Лонг Хоул начал под ним мощно содрогаться, но с места не сдвинулся — Хук явно использовал встроенные антиграв-противовесы, чтобы своими силами удержать на месте столь массивного коллегу. Повинуясь выучке, и уже не слишком осознавая, что он делает, Кнокаут вывел на внутренний монитор примерные чертежи подобных альтформ, и порой отмечал, по каким группам датчиков проходят разряды, но сами факты его заботили гораздо меньше, чем вид вскидывающегося конструктикона, треск искр или запах озона. Кнокаута не слишком волновало, что может чувствовать грузовоз, получивший мощный разряд в основание нейроствола, сейчас его гораздо больше занимал вопрос собственной перезагрузки, которую нельзя было допустить, несмотря на вкрадчивый белый шум в сопроцессорных блоках. Наконец, Хук нанес несколько ударов, явно целясь по внешним сенсорам нейроствола, и отвел нейрохлыст в сторону. Судя по резко оборвавшемуся вою двигателя, Лонг Хоул ушел в перезагрузочный стазис, но тише в ремблоке не стало — мощная вентиляция Лонг Хоула все еще работала, и ее надсадное гудение перекрывало остальные звуки. Хук склонился над лежащим грузовозом, скорее всего, сканируя, затем выпрямился, выключил нейрохлыст и убрал его в набедренную полость, после чего развернулся и ушел вглубь ремблока, скрывшись за одним из агрегатов многофункциональной поддержки.
Проводивший его мутным взглядом еле мерцающей оптики Кнокаут не перезагрузился на месте только потому, что очень хорошо представлял себе, как и в какой компании очнется. Вряд ли это будет Лонг Хоул, а вот разозленный мастер — вполне вероятно. Кнокаут достаточно долго имел дело с Хуком, чтобы быть уверенным, что тот подберет для ученика наиболее неприятное наказание. Поэтому силой воли и воспоминаниями о взыскании за проваленный из-за гонок зачет в позапрошлом семестре, он все-таки удержался онлайн с принудительно почти полностью отключенной вентиляцией. Кнокауту пришлось потратить пару кликов на восстановление температурных режимов, зато в наступившей тишине его не обнаружили. За фон он не опасался — поля Лонг Хоула перекрывали его надежнее любых щитов — и, поскольку Хук очень вовремя отошел, ученик по возможности тихо удалился, стараясь одновременно не слишком громко лязгать разошедшимися деталями паховой брони и не цеплять боковые панели все еще туго скрученными проводами джампера.

Хук тщательно перепроверил вспомогательное оборудование, но все оказалось обесточено. Во время сессии в полях периодически явственно мерцали помехи, и он решил было, что мощное излучение коллеги закоротило пару установок — очень может быть, что их забыл выключить кто-то, побывавший здесь без его ведома. Когда хирург вернулся, грузовоз уже пришел в себя, молча поднялся и шагнул к выходу. Хук отстранился, по привычке уступая дорогу — Лонг Хоул был самым крупным членом гештальта — и почти уперся в косяк сложенными компонентами стрелы, но тут же отпрянул, брезгливо отряхнувшись. По стене струилась прозрачная смазка, словно кто-то очень нетерпеливый сбросил весь запас. Хук недоуменно огляделся, но никого не обнаружив, привычно списал все на Миксмастера — тот проделывал и не такое — и покинул блок вслед за Лонг Хоулом.

Вернуться к фанфикам