Make Me Wanna Die

Авторы: SSC, -solar
Персонажи: Блерр/Шоквейв
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: починил Персептор Блерра... а тот пошел искать приключения на черный бампер, в смысле, бывшее начальство, чтоб пинать.
Предупреждение: попытка изнасилования.
Комментарий: по заявке Тсубаки-тян на фестиваль "Мартовские Бензокролики - 2012" в сообществе TF-porn.

Шоквейв притронулся к сенсорной панели на двери его отсека. Закончился очередной его "трудовой день" на задворках вселенной, где прятались и остальные десептиконы во главе с Мегатроном.
Раздав указания всем своим подчиненным, десептикон выключил связь, оставив лишь экстренную линию, по которой мог срочно вызвать исключительно Мегатрон и еще двое особенно ценных коллег.
Зайдя внутрь своего отсека, Шоквейв даже не переключил режим собственной оптики: каждый миллиметр пространства небольшого отсека он изучил идеально еще в первую ротацию пребывания на новом месте. Вряд ли что-либо поменялось за несколько джооров работы... вспыхнувшая в темноте синяя оптика почти что напугала спокойного десептикона.
На двери щелкнул дополнительный запор, отсекая каюту от всего беспокойного торгового города, и вперед выступил... призрак. Видение. Тот, кого не должно быть в реальности.

Автобот Блерр, страшно погибший, стоял перед ним и молча смотрел синей оптикой - ни грана того доверия времен их работы вместе. Нежную голубизну краски сменила мрачная чернота, но обводы идентифицировались однозначно, как и энергоподпись. Призрак. Тварь из дезактива.
Конечно, на оптику Шоквейву попадались различные истории, когда трансформеры видели призраков: бывших коллег, друзей, возлюбленных и прочее. Но процессор, настроенный исключительно под строгую логику, отказывался принимать такое.
Конечно, трудно было выразить хоть какие-то эмоции... но их и не ощущалось. Только вопрос "И что с этим делать?" и неприятное напоминание о том, что энергии осталось не так уж и много и предпочтительнее уже уйти в офф.
Красная оптика, не мигая, перестала осматривать едва видимые контуры знакомого корпуса. Он остановился на голубом свечении оптики Блерра.

- Думал, избавишься от меня, Лонгарм... Шоквейв? - призрак проурчал слова почти ласково, шагая медленно ближе. - Всегда нужно проверять все варианты, ты сам меня этому учил. Ай-ай, плохой десептикон, не проверил, мертв ли я.
Он шагнул ближе, улыбаясь чуточку безумно. Поля засбоили - ненависть, ярость, желание отомстить скручивались в узел, заставлявший говорить медленнее. Куда медленнее говорить - и куда быстрее действовать. Рывок вперед, краткие клики борьбы - и за запястьях Шоквейва защелкнулись стат-наручники, подавляя сопротивление.

Процессор регистрировал новое в этом Блерре: перестал слишком быстро говорить; необычный тон голоса; ощущение от соприкосновения полей совершенно иные. Сам Шоквейв не собирался что-либо предпринимать - вряд ли призрак того, кто при жизни отличался скорее скоростью, нежели грубой силой, мог хоть как-то навредить десептикону. К тому же тратить драгоценную энергию, которую, в последнее время, Шоквейв едва-едва мог получать хотя бы посредством перезарядки, было жаль тратить на лишние движения и разговоры. К чему зря тратить то, что было с трудом нажито в столь суровое время?
Быстрая борьба. Шоквейв и сотой доли инициативы и своей собственной мощи не вкладывал - смысл? Что Блерр, будучи даже живой, мог с ним сделать?
Десептикон так и не отвел оптики от Блерра.

- Я не умер, - быстрый агент сел ему на грудную броню, - слышишь? Гениальный Шоквейв ошибся. Рано выкинул меня в мусор, ра-ано списал в шлак.
Эмоции пересиливали - и твердое желание издеваться только словесно таяло под их напором. Злость подстегивало это молчание - Шоквейв как будто не слышал. Будто не он лежит в стат-наручниках, совершенно беспомощный перед всем, что может сделать... автобот. Ах вот в чем дело!
- Ты действительно думаешь, что я не смогу тебя пытать, да, Шоквейв-Шоки?

Стоило бы ему ответить: нет, не ошибся. Тот Блерр, что говорил скороговоркой, которого не всякий мог понимать, тот Блерр, что имел яркий корпус, под стать своему характеру: живому, быстрому, стремительному, все же умер. Этот Блерр - либо жалкая копия, либо неудачная шутка.
Оптика чуть сузилась в ответ на столь фамильярное "Шоквейв-Шоки". Десептикон не любил издевательства над именем: не столь длинным, чтоб его коверкать, тем более Блерру.

Блерр смотрел ему в единственный окуляр, и медленно, плавно то сжимал пальцы в кулак, то разжимал снова. Все эти циклы, пока Клифф выбивал ему право на новую протоформу, попытки привыкнуть, оклематься... понимание, что только месть поможет стать прежним. Злое, безжалостное понимание - раз он выжил, Шоквейв должен умереть. А перед смертью - страдать.
Только Блерр все же оставался автоботом, а не специалистом по пыткам... и ради такого он активировал старые, закапсулированные со времен войны протоколы. Все равно часть их после такого возрождения перемешалась с его обычными кодами. Вместе с полузабытыми навыками вставала перед окулярами и память о том времени, когда он носил другой, салатового оттенка автоботский знак. Времени войны и предательств, потерь и поражений, спецзаданий и войны-войны-войны. Временем, когда он называл себя врекером и сражался в самой безумной команде всего алого знака.
- Шо-оквейв... - голос Блерра звучал еще медленнее, каплями раскаленного олова на беззащитные схемы, - Шо-оки. Мне нравится. Буду называть тебя так.

Шоквейв еще немного притушил оптику - с такой интенсивностью выяснения отношений, Блерр мог еще долго и нудно сидеть и повторять это неприятное "Шоки", периодически разбавляя какими-то фразами. От бывшего агента Шоквейв не ждал особо какой-то опасности - вряд ли гонщик со сменой корпуса поменял и протоколы. Гонщик - он и остается гонщиком. Шустрый, с плавными линиями корпуса, в основном не рассчитан на бои и пытки.
Чтобы хоть как-то еще держаться в онлайне, Шоквейв вздохнул вент-системой. Кое-где он чувствовал забившуюся в стыки брони пыль - видимо, стоило пойти и прочистить системы в санблоке, когда-нибудь в свободный джоор.

Длинные, тонкие пальцы гонщика лениво прошлись по стыкам его брони.
Блерр не сказал никому - и никто не узнал бы, что когда-то, юным бесшабашным спарком, он едва не примкнул к десептиконам в том числе из-за Шоквейва. Однолинзовый, огромный, бесстрастный мех его завораживал так, что гонщик чувствовал себя под легким выстрелом станнера. Это тогда, а после войны он научился восхищаться новым праймом-начальником, таким молодым и таким мудрым.
А сейчас образы со звоном совместились, и его рок, его смерть лежала прямо под ногами. Воспользоваться им хотелось невыносимо - но Блерр все еще перебирал варианты воздействия. Наверняка болью его не возьмешь - это же десептикон, и о том, что у начальника в принципе плоховато с эмоциональностью, Блерр тоже помнил...
Эмоциональность. Фейсплейт гонщика исказила кривая ухмылка, возвращая напоминание - таким он был бойцом, элитным десантником. Он знал, как вывести эмоциональные блоки в полную активность. Правда, это ограничивало его собственные действия - Шоквейву придется мучиться от удовольствия, потому что пытать самого себя Блерр не собирался.

Надо будет сообщить Мегатрону, что в его плане есть небольшие недочеты, мысленно напомнил себе Шоквейв, внося это в план на следующий день. Список, как всегда, был огромен, и все было расписано до последнего наноклика - от самого прихода онлайн и до позднего оффлайна, если он, конечно, будет. И дело не в назойливом Блерре, что сейчас пользовался возможностью смотреть сверху вниз на Шоквейва, а в том, что десептикон не всегда находил время на оффлайн - слишком уж многое необходимо уладить.
От Шока не ускользнула улыбка агента. Конечно, он все прекрасно видел, чувствовал, слышал. Просто он отводил какую-то долю процессорных мощностей на реальность. Еще какую-то малую долю - на создание новых планов, которые он завтра обдумает получше и без всяких зрителей. Все остальное сознание десептикона расслаблено отдыхало и бережно хранило энергию.

По его броне снова царапнуло.
Блерр покрутил мысли так и так. Прямой контакт... интересно, но болезненно, к тому же старый шарков дес может перехватить управление. Непрямой, основанный на контроллере - можно, но если прямо полезть к нейростволу, риск тот же. Оставался вариант самый сложный для нетерпеливого гонщика, но самый безопасный.
- Я смотрю, с энергией плоховато? - Блерр ухмыльнулся, и поднялся на ноги - не отказав себе в удовольствие постоять на грудной пластине деса и посмотреть на него сверху вниз. Только потом он отошел, выкопал из энергария простой куб, и незаметно добавил туда кое-чего. Незаметно, без вкуса, используется для злых шуток... или подобных планов. Достав себе когда-то немного этой дряни на черном рынке, Блерр закинул ее в отсек и надолго тогда забыл, а сейчас - пришлось кстати. Со вторым компонентом он смешал куб себе, и выпил целиком, хотя заправка не требовалась.
Вернувшись, он снова сел на грудную панель Шоквейва.
- Сам выпьешь, или мне тебя заправить напрямую? Знаешь, Шоки, тебе понадобится много энергии, чтобы не вылететь-в-горелую-дрянь-как-мне-хочется-тебя-пережечь!

Странный вопрос, хмыкнул про себя десептикон. Особенно при нынешней ситуации, когда большинство "тех, кто по определению против автоботов" прячется, строит планы и злобно шуршит кубиками энергона, перебиваясь какими-то остатками былой роскоши. Но Шоквейву не привыкать - он не привык жаловаться на отсутствие каких-либо благ. Да и особо незачем ему было держать себя в полной боевой готовности - он был серым кардиналом десептиконов и не Шоквейва дело - битвы и энергонопролитные драки.
"А Блерр стал легче. По моим расчетам ранее его броня весила больше. Корпус из нового сплава или же убрали какие-то детали?" - лениво отметил процессор Шоквейва, каталогизируя все, что творилось. Не осталось незамеченным и то, что какое-то время бывший агент что-то творил с кубиком энергона - еще не известно, что именно, но так долго не смотрят на обычную энергию, упакованную в куб.
Никак не ответив на вопрос, а лишь отметив, что молчание еще сильнее выводит злого, как тысяча шарктиконов, Блерра, Шоквейв еще раз фыркнул вент-системой.

- Значит, прямая заправка, - Блерр полез вскрывать топливный конвертер, одернул себя - у самого же болеть будет, и переключился на поиск горловины. Никогда раньше он не радовался такой форме фейсплейта у Шоквейва - заставить его влить в системы полный куб оказалось не так сложно. Когда последние розоватые капли, отливающие радугой, исчезли в системах деса, Блерр принялся ждать.

Точно, есть примеси чего-то смутно знакомого и явно не лицензированного. Интересно, откуда? Среди доблестных автоботов вряд ли такое найдешь - скорее уж на нижних уровнях или на каких-то Праймасом забытых планетах вырабатывали такую дрянь.
Системы потихоньку оживали - как от новой порции энергии, так и от влитой присадки. Сам процессор еще подбирал варианты: это явно не сильный деактиватор - даже для Блерра это было бы слишком скучно, но и присадка не обжигала внутренние системы - значит, не концентрат кислоты.
- Больше никак не можешь привлечь моего внимания, кроме как подливать что-то в энергон? - тихо спросил Шоквейв, зная, что в тишине гонщик услышит даже шорох. Ему не хотелось подкалывать гонщика, просто хотелось узнать, зачем он это сделал. Ведь какой-то процент внимания от десептикона он получал - что ему еще требовалось?
Блерр ухмыльнулся, услышав наконец тихий хриплый голос - и показывая чуть заостренные дентопластины. Теперь он устроился на большом десе совсем удобно, подтянув обе ноги - и быстро уколол в паре мест свои системы, заставляя сработать протоколы. Все его физические показатели напрямую сливались десептикону, в сыром, необработанном виде, и все ощущения возвращались обратно, под контролем того, кто выпил первую часть присадки. Своего рода прямой контакт, но без штекеров и риска перехвата управления.

Новый поток информации заставил ожить процессор более чем на четверть. Блерр скидывал о себе всю информацию: физические показатели, некоторые моральные, что-то попадалось и из воспоминаний - совсем недавних. Шоквейв видел так же и части картинок - то, на чем концентрировался сейчас агент. Самого себя, лежащего смирно на полу. Со спокойной оптикой, чуть более яркой, чем пару кликов назад.
Часть ощущений десептикона уходили к Блерру, вместе с его файлами - Шоквейв не мог допустить утечки информации даже в таком виде, стараясь подменить как можно больше личных данных только что скинутыми данными гонщика.
Сам Блерр оставался спокоен, разгоняя свои системы протокольной мануальной манипуляцией - ласкал, проще сказать, не теряя головы - хотя уже подтекал. В ответ приходило все больше чистых искр ответной реакции. Никто бы не смог устоять.
Странное, полузабытое ощущение: корпус разогревался, заставляя вент-системы работать в усиленном режиме, а процессор начал быстрее обрабатывать информацию, и отправлять уже более личные файлы. Хотя, конечно, Шоквейв уже успел закодировать особо важные вещи...
Десептикон пробовал вспомнить - кто все же вызывал у него такие чувства ранее? Когда это было в последний раз, при каких обстоятельствах? Кажется, пришлось бы поднять особо древние архивы, а внимание слишком рассредоточено от действий Блерра. Быстрый, красивый гонщик - черный только подчеркивал яростное сияние голубых линз - разогревался все ощутимее. Он не стал активировать приемную систему, вместо этого формируя джамперную скрутку - медленно, сам наслаждаясь.
Шоквейв слабо хрипнул вент-системой - кулеры слегка сбоили. Он давно не получал такую нагрузку, его корпус редко когда разогревался до такой температуры.
Впрочем, это ничего не значило. Шоквейв внимательно наблюдал за гонщиком. Яркие полосы на дверках-крыльях то разгорались, то вновь потухали - явно транслируемые приятные и волнительные ощущения (вот как их стоило охарактеризовать) давали о себе знать.
Блерр еще немного приласкал себя - и убрал руку, досадливо хмыкнув - дес оставался совершенно индифферентным внешне. Броня даже не разошлась.
- Открывайся-или-я-выломаю-тебе-замки, - приказал он, легонько ударив по металлу в паху.
Шоквейв склонил голову к плечу, задумываясь, как же поступить. Ему не стоило и доли наноклика, чтоб понять - вряд ли Блерр сможет это сделать. Он мог поцарапать броню, он мог ее погнуть, но никак не выломать замки или выдернуть щиток с любой части его экзоскелета. Прочный металл уже не раз доказал это и не в таких ситуациях.
С другой стороны - было интересно, а надолго ли хватит гонщика? Порой и до Шоквейва доходили слухи о его скоростях и хотелось некоторые подтвердить, или же наоборот - опровергнуть. Шоквейв скинул команду, чтоб защита в паху разошлась, скрываясь в пазах и открыла приемную систему.
- Вот так-то, Шоки, - Блерр холодно, страшно улыбнулся - и по связи эмоциональных контуров рвануло его ненавистью, болью от предательства обожаемого командира, злостью.
Возбуждением - не автоботским на вкус, мрачным, пополам с насилием.
Подтверждая ощущения, автобот ткнул прохладные системы кулаком и подал сильное напряжение, стремясь вывести сразу на контакт.
От такого Шоквейв лишь слабо дернул когтями. Конечно, на какую-то долю наноклика его системы засбоили и приемная система покрылась смазкой, скорее ради защиты от непредвиденных обстоятельств, нежели из-за причиненной боли или удовольствия.
Десептикон мог вытерпеть и не такое. Не то, чтобы он хотел показать это гонщику, скорее уж привычка все держать в своих манипуляторах. И если уж ты не можешь справиться с обычной реакцией в твоем корпусе - как ты сможешь управлять другими мехами, строить планы и решать глобальные вопросы?
Не добившись внятной реакции, Блерр решил, что дело в стат-наручниках, и ненадолго отстал от приемной системы деса. Дотащить его до платформы, пристегнуть сначала за манипуляторы обычными наручниками (достаточно прочными, чтобы выдержать даже Гримлока), перевести дух - и тогда уже осторожно, следя за всем, снять поле. Теперь Шоквейв мог бы его убить, например, ногами...
- Смотри, Шоки, - прошептал Блерр ему над самой ветвистой антенной, потом ее прихватив, отпустив снова, - я сейчас ставлю таймер. Если ты меня убьешь - останешься тут до срабатывания бомбы. А где она - не скажу.
- Какой ужас, - скептично прошептал десептикон, глядя на гонщика. Тот был все так же силен, несмотря на изменение веса. Почему все же?.. - Тебе сделали новый корпус. Он из облегченного металла? Ты стал легче. - Шоквейв внимательно осмотрел, как мог, бывшего подчиненного. Было бы логично, если бы ему, самому быстрому гонщику, действительно установили самую новую модель.
Свою общительность Шоквейв объяснил себе тем, что раз Блерр доверился хотя бы так и снял стат-наручники - можно и немного с ним поговорить. Не всякий же раз возвращаются те, кого он прессовал до состояния куба. Интересный опыт - общение с тем, кто был дезактивом.
- Не твое дело, - прошипел Блерр, снова устраиваясь на его бедренной секции. Он снова подстегнул приемную систему ударом тока - до боли, переборщив, и сам дернулся в ответ. Вновь сжав когти, чуть сильнее, чем в прошлый раз, Шоквейв отметил, что гонщик с таким успехом сможет скорее сам перегореть, чем раскрутить его системы.
- Не мое. Аккуратнее, - он открыл небольшую лазейку в своих файерволлах и скинул ради интереса некоторые личные, приятные файлы: вкус редкого качественного энергона, удовольствие от грамотной операции, эстетическое удовольствие от созерцания Блерра. Сильного, но все такого же нетерпеливого, - Не так быстро. Сгоришь. Попробуй помедленнее. И перестань меня брать напряжением - вряд ли сработает, - Шоквейв попытался подсказать гонщику, что стоит делать.
- Поговори мне! - Блерр попытался его ударить по лицу, снова осознал, что никакого лица нет, а выбить одинокий окуляр... жалко даже как-то. Ласкаться ему уже не хотелось, даже в качестве удовлетворения собственной гордости - вместо этого он опустился чуть ниже, закинув ноги деса (красивые, не признать невозможно) себе на плечи, и врубился наконец подключением.
Некоторым давать советы - просто говорить в пустоту. Смысла просто не было. Но и перехватывать управление не хотелось - пускай гонщик попробует сам все сделать. Вряд ли из этого выйдет нечто плохое.
Пришлось отключить некоторые блокировки. Например, чуть повысить чувствительность корпуса и некоторых внутренних деталей. Перестать полностью сдерживать эмоции хотя бы на момент, пока Блерр будет тут. Вернувшиеся ощущения показались странно приятными - давно забытые, чуть усиленные, удивительные… можно было бы даже сказать - прекрасные. Если бы только Блерр не спешил.
Коннект вдруг замер - Блерр тяжело дышал, упираясь ладонями ему в грудную пластину, вздрагивал, вздыхал коротко... Ощущения Шоквейва обожгли ему все схемы изнутри, заставив почувствовать себя многократно поиметым.
- Так вот ты как чувствуешь, - прошептал он очень тихо. Теперь коннектные схемы не обожгло мощным током - только обласкало, и топливное подключение наконец-то завершилось кликом переходников.
- Ты просто слишком чувствительный. - Шоквейв хмыкнул и слабо дернул ногой, чувствуя, как к нему окончательно присоединился Блерр. Конечно, будь он на месте агента, он бы не медлил сейчас, но и не гнал на полной скорости, обдавая партнера электричеством, будто спешил побыстрее влиться во Всеискру.
Блерр дернул головой, чувствуя, как безнадежно проваливается в ощущения десептикона. Еще раз двинулся - легко заставив поколебаться контакты, и сам выгнулся с криком. Ощущения рванули по всему корпусу, заставляя его чувствовать кайф - и вернулись к десептикону в полной мере.
Шоквейв мысленно ухмыльнулся, крики Блерра и вой его вент-систем ласкали куда больше неловкого коннекта. Неспешно добавив еще немного чувствительности в нужных областях своего корпуса, он прислушался к ощущениям - чувство давнего неудовлетворения (ощущение, которое он приглушил, чтоб не мешало), тепло, что исходило от Искры Блерра, пульсирующее и сильное, затапливающее логические схемы ощущение чистого, незамутненного кайфа гонщика с острой перчинкой ярости.
Обратная связь замкнулась полностью, заставляя каждого испытывать ощущения обоих, почти как в гештальт-протоколе, и Блерр сам уже вскрикивал на каждую подачу, на каждую смену направления топлива - за двоих, но громко. Панели у него автоматически приподнялись, активируя дополнительные разъемы, и когда именно он сорвал наручники с пленного, признаться бы не смог.
Шоквейв моментально покрутил ладонями, чувствуя, как возвращается чувствительность, и дотронулся до открытых разъемов Блерра, пуская несколько слабых искр электричества - на пробу, глянуть, насколько гонщик чувствителен к такому роду ласк.
Десептикон чувствовал, что долго таким образом гонщик явно не продержится - либо уйдет в перезагрузку, либо же перегорит. Поэтому пришлось очень умело - и незаметно - подправлять ему некоторые протоколы и файлы, и показывать ему более приятные для самого Шоквейва способы. Всего лишь правильная подача топлива, самую малость добавить искр электричества, и уменьшить скорость подачи файлов. Слишком уж быстро картинки менялись перед Шоквейвом, и это не приносило должного удовольствия - скорее некоторое разочарование, что не успел насладиться. Блерра удалось слегка затормозить - сам гонщик чувствовал, что будто все вокруг размазалось, роняя его в почти невыносимый кайф. Через несколько кликов от темпа он начал получать удовольствие, уже сознательно его выдерживая - и наконец-то начал чувствовать системы деса, а не только свои, и коннектить его внятно.
Шоквейв загудел системами громче, вздохнул едва слышно от присутствия Блерра в своих системах. Тот уже больше не гнался только за своей перезагрузкой, за своим кайфом, хвастаясь и проводя перед окулярами оным, мол, глянь, что я чувствую и наслаждайся лишь этим!
Дес аккуратно присоединился к открытым свободным разъемам на корпусе гонщика, ощущая целый букет ощущений, который чувствовали сейчас оба - и наслаждался.
Его корпус даже разогрелся чуть, определенно отвечая на воздействие - и Блерр продолжил, еще медленнее - снижая темп по собственной воле. Ему хотелось, чтобы Шоквейв стонал.
Еще сильнее ему хотелось чувствовать его страх, смущение или смятение, но добиться подобного не представлялось возможным. Хуже другое - он чувствовал, как проваливается в спокойную логичность, и пытался откинуть очарование этого холодного острого разума.
Через десяток кликов по связи пришло модулированное гудение: Шоквейв показывал, что ему приятно, хоть и не так, как обычно делают нормальные мехи. Конечно, кто бы сомневался - всегда до предела логичный и спокойный, он не привык в голос выражать все свои ощущения. Но по связи, когда стерты рамки между двумя ботами - самое оно, чтоб услышать тихий стон: "приятно"
"Ты... ненавижу!" - Блерр двинулся, загоняя в него еще несколько штекеров, пытаясь вернуть себе драйв ощущения доминанта, но не смог. Хоть и передающий, он проламывался под этой волей, не мог сдержаться. Десептикон все больше и больше перехватывал по привычке управление за процессом, не отдавая в большинстве случаев себе отчета - просто потому что давно не был принимающим. Впрочем, вспомнив, что же случилось, Шоквейв дал все же возможность управлять Блерру. Все же ему хотелось - так почему бы и нет? В награду он получил весьма приятные переживания - настолько приятные, что системы приблизились к системной перезагрузке. Пожалуй... правильнее их было бы назвать "потрясающими".
Блерр всхлипнул, пытаясь удержаться и не сорваться первым.
Продержав Блерра на самой грани еще пару кликов, Шоквейв отпустил все - позволил ощущениям взять верх над разумом, и с едва слышным стоном провалился в перезарядку. Под громкий вопль Блерра, слетевшего так бурно и громко, что схемы обожгло.
Теперь в темном отсеке тишину нарушало лишь гудение вент-систем и поскрипывание намагниченных деталей.
Блерр очнулся, и обнаружил себя свернувшимся на широкой грудной пластине десептикона, в захвате громадных когтей. Снова рвануло беспомощностью, отчаянием, невероятной болью от сдвигающихся стен... и погасло. Кажется, терапия сработала.
- Онлайн? - Шоквейв аккуратно провел когтем по спине Блерра, стараясь не оставлять царапин. Ему нравился новый стремительный корпус гонщика - без лишних деталей, все плотно и идеально пригнано, аккуратно и с точностью выверено. Блерр был самым эстетичным из всех, кого вдел Шоквейв. Инженерное совершенство. Даже новый черный цвет после прежнего нежно-голубого начал казаться уместным. Прежнему Блерру не подошел бы, но этому, умершему и возродившемуся милостью Прайма... Яркие световые элементы на выносных системах мерцали, привлекая внимание, и Шоквейв притронулся к одному из них, глядя, как когти освещаются ярким голубым светом - непривычным для брони десептикона, но идеальным для гонщика.
Оставив в покое эти элементы, Шоквейв просто положил ладони на спину Блерра, не прижимая к себе, скорее жестом защиты. Он еще чувствовал по связи, объединяющей их эмоциональные поля в одно, вспышку страха - яркого, сильного, но быстрого.
Раз Блерр, лучший агент Лонгарма пришел к нему - стоило этим воспользоваться. Легкие субвокальные модуляции, прощупывание открытых кодов - сложное, тонкое дело перенастройки бота.
Агент пришел к нему снова - и уйдет лишь в дезактив.

Вернуться к фанфикам