Ручное управление

Автор: Skjelle
Персонажи: Мегатрон/Старскрим
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: маленькие развлечения Старскрима, пока лорд Мегатрон косплеит труп.
Предупреждение: технонкрофилия
Комментарий: для Yniro на фестиваль Мартовских Бензокроликов в сообществе TF-porn (2014 год).

Старскрим любил удобные предметы мебели. Если устроиться было негде, истребитель предпочитал или стоять, или прохаживаться, в крайнем случае - использовать антигравы. Он никогда не мог понять тяги Саундвейва располагаться прямо на неудобной консоли - все равно связист пользовался антигравом, поэтому фактически не сидел на ней. Еще сложнее было принять привычку Кнокаута разглядывать всякие пробирки и детали, подтащив под наполированный бампер крутящееся сиденье. Впрочем, десептиконов, выбравших колесную форму, Старскрим вообще отказывался рассматривать как полноценных индивидуумов. И уж тем более с презрением он относился к страсти лорда Мегатрона возводить трон в любом месте, где он собирался задержаться больше чем на сол-цикл. Сидеть в огромном жестком неудобном кресле? Увольте.
Но потом Старскрим обнаружил, что все-таки есть возможность сделать размещение в пространстве более комфортным, не прилагая для этого больших затрат. Удобнее всего сидеть было на этом. На Мегатроне.

В мыслях Старскрим иначе как "это" лорда не называл. Дезактив, насильственно поддерживаемый системами энергообеспечения. Поначалу Старскрима невыносимо раздражало, что Брейкдаун как заведенный полирует безжизненный корпус, а Кнокаут с таким же упорством твердит, что остаточная церебральная активность все еще сохраняется. Ну и, разумеется, никуда без Саундвейва - этот даже периодически наведывался и стоял возле Мегатрона, пропуская по лицевому экрану расплывчатые узоры. Кнокаут однажды попробовал их записать и потом жаловался на полетевшее оборудование и требовал у Старскрима ресурсов на обновление технической базы всего медотсека.
Сам Старскрим разве что прохаживался вокруг скорбного ложа, торжествующе рассматривая застывшую громадную фигуру. Иногда очень хотелось пнуть лорда или нацарапать "Старскрим был прав, всегда прав и будет прав". Истребитель с трудом удерживался, внушая себе, что мелкую мстительность проявляют только слабые духом личности.
Но все-таки не удержался и сажи из турбин в нагрудную пробоину лорду насыпал.

Впервые он опробовал этот странный вариант кресла, банально поскользнувшись на разлитом энергоне - у Кнокаута в целом всегда было чисто, но иногда попадались ненавязчивые следы экспериментов. Деталь, видеодатчик вместе с проводом, энергоновая лужа, как, например, сейчас.
Взлететь Старскрим не успел, приземлился кормой на брюшные пластины Мегатрона и на мгновение испытал панику: острую и почти болезненную. Но Мегатрон так и не пошевелился, не заорал, не начал хватать за крылья, и истребитель облегченно провентилировал. Поерзал, собираясь встать, и замер, прислушиваясь к ощущениям. Ему впервые было удобно сидеть. Не в собственной каюте, куда не допускался никто вообще, а в общественном месте. О-о, блаженство!
Пользуясь тем, что никого в медотсеке нет - а ведь именно по этому поводу он собирался устроить разнос Кнокауту, свалившему куда-то вместе с напарником - Старскрим осторожно развернулся спиной к злобной даже в дезактиве физиономии, еще поерзал и откинулся на спину.
Круто выгнутые пластины на груди лорда приняли его, как не принимало ни одно пилотное кресло. Даже пробитая дыра не мешала: загнутые наружу лепестки Брейкдаун дополировал до такой степени, что они удобно притирались к спине Старскрима. Тем более не мешали толстые кабели, за них даже удобно было цепляться и слегка сжимать.
- Ах Мегатрон, если бы ты знал, что лучшая твоя роль в жизни... То есть, ха, в смерти - это служить для меня удобнейшим предметом обстановки...
Старскрим хохотнул и задрал ноги, любуясь собственной конструкцией. Опустил, надежно уперся в наколенные пластины Мегатрона и раскинул руки. Следующие пять бриймов ерзанья доказали, что Мегатрон удобен во всех вариантах. Хоть сидя, хоть лежа, хоть на спине, хоть на боку... Старскрим даже перевернулся на живот и заглянул в неподвижное лицо.
- Мегатрон, - протянул он. - Мега-трон. Мега-кресло. О Праймас, да.
Снова развернувшись на спину, Старскрим закинул руки за голову, опустил длинные пальцы в пробоину и задумался о перспективах на будущее. Планы по добыче энергоруды переплетались с планами по устранению автоботов, сверху призрачно маячили различные артефакты, а так же глобальные возможности использования темного энергона, только куда более безопасным путем, чем делали это всякие неумные лорды, точнее, бывшие лорды...
Мысли окончательно слились в общую массу, и коммандер перешел в ждущий режим. На удивление легко, чего ему обычно не удавалось.

Кнокаут еще раз убедился, что у Мегатрона и Старскрима слишком много общего. Один пытался вызвать армию дезактивированных корпусов, второй не слезает с оффлайнового корпуса первого. Тяга к посмертному функционированию оказалась просто удивительной.
Обойдя коммандера, возлежавшего на лорде, Кнокаут невозмутимо занялся собственными делами, передав Брейкдауну по коммлинку, чтобы тот не вздумал как обычно вламываться с грохотом нападающего гештальта. Напарник тут же поинтересовался, что происходит, получил тщательно сбалансированный по цвету кадр и разразился громким хохотом, от которого Кнокаут едва не опрокинул штатив.
Старскрим вышел онлайн сразу же, несмотря на достаточно тихий звук, и заскрежетал острыми деталями.
- Доброе утро, командующий Старскрим! - поприветствовал его Кнокаут, не оборачиваясь.
- Где ты видел восход светила на «Немезисе»? - скрипуче поинтересовался Старскрим.
- Это всего лишь фигура речи, - Кнокаут небрежно помахал рукой. - Как прошла, хм, плановая перезарядка? Будут пожелания к улучшению конструкции?
- Придержи свои шуточки при себе, - почти зашипел Старскрим, соскальзывая с нагретой брони. - Иначе я быстро вспомню, кому было запрещено участвовать в соревнованиях с этими отвратительными людьми.
Последнее слово вышло настолько скрипящим, что Кнокаут слегка убавил чувствительность динамиков. Старскрим мог причинять голосом повреждения не слабее, чем когтями.
Лязгая об пол в полтора раза громче обычного, Старскрим удалился. Кнокаут дождался, когда дверь закроется, развернулся и неторопливо подошел к неподвижному корпусу. На всякий случай проверил показания активности процессоров - все по-прежнему стабильно, чудес не бывает. Осторожно потрогав броню, он убедился, что Старскрим ему все-таки не примерещился. Остаточное тепло еще сохранялось, и даже легкое электростатическое напряжение просматривалось во втором секторе зрения. Кнокаут провел пальцем, собирая статику, и между ним и лордом проскочила маленькая колючая искра.
Изучив Мегатрона со всех сторон, Кнокаут так и не смог решить, по какой причине Старскрим вздумал забраться на почти полный дезактив и провести на нем неизвестно сколько времени. Камеры слежения коммандер выключал автоматически, едва появлялся в каком-нибудь помещении, наверняка и в этот раз тоже все было отрублено.

К следующей предполагаемой дефрагментации Старскрим пришел нескоро. Дела, заботы, управление десептиконами - все требовало его присутствия и блистательного ума.
Раздав всем указаний и превратив хаотичную деятельность эрадиконов в упорядоченный процесс, коммандер с чувством выполненного долга направился в личный отсек. Оборудованные по его вкусу апартаменты предоставляли владельцу удобства высочайшего класса.
Он последовательно посетил чистку, сушку, автоматический полировочный комплекс и еще один - протяжечный, где приводились в порядок сложно взаимодействующие элементы полетной конструкции. Потратив на приятные процедуры массу времени, Старскрим выбрался из комплекса в состоянии полного расслабления, почти доплыл по воздуху - о блага сниженной гравитации - к платформе и устроился в мягком амортизаторе, сразу поглотившем его почти полностью.

Половину джоора спустя Старскрим понял, что дефрагментация не запускается, хоть тресни поперек шасси. Легкий ждущий режим, полустазис, глубокий оффлайн с отсроченным выходом - он перепробовал все, но красный треугольник по-прежнему упорно горел на внутреннем экране, не собираясь сменяться на желтую пиктограмму начавшегося процесса. Коммандер бесполезно провалялся еще полджоора и заработал психосоматические проблемы. Крылья мешали, амортизатор сдавливал, платформа под спиной ощущалась слишком холодной и жесткой. Повторный сеанс протяжки помог сбросить возникшее напряжение, но следующая попытка обновить системы все так же ни к чему не привела.
Старскрим стиснул кулаки так, что едва не проткнул тонкую наладонную броню. Гоняя воздух сквозь вентиляционные решетки, он высвободился из амортизатора, покинул апартаменты и резким шагом направился к медотсеку. Пусть доктор проявляет свой талант, не все же ему эрадиконов пилить на части!
Для полноты расстройства Кнокаута в отсеке не обнаружилось. Связь с ним отсутствовала, Брейкдаун тоже был вне зоны доступа, и Старскрим с большим злорадным удовольствием поиграл на столе доктора в игру «расставь и перемешай, но не взбалтывай». Удовлетворив полыхавшую ярость, Старскрим развернулся, намереваясь добраться с репрессиями до остального населения «Немезиса», и уткнулся взглядом в Мегатрона. Вот теперь он точно был готов как следует поглумиться!
Первым делом коммандер отвесил неподвижному лорду смачного пинка. Потом вскочил на широкую конструкцию и задумался, какой именно неприличный глиф на ней выцарапать, наклонился, с наслаждением провел когтями по сверкающей броне и внезапно застыл. Даже под опорными сегментами эта проклятая махина ощущалась такой... удобной.
Старскрим медленно опустился, сел верхом и поерзал, устраиваясь как следует. Корма заскользила по металлу, коммандер чуть съехал и автоматически выбросил вперед руку, стараясь ухватиться за любую опору. Схватился за пробоину в груди и снова на короткое мгновение ощутил то восхитительное торжество, которое владело им в момент, когда он выдернул кусок темного энергона из груди лорда.
Старскрим не удержался, подтянулся, наклонился и заглянул в пустоту, чернеющую посреди тщательно отполированных пластин. Раскрытая камера, закрытые автоматически сдвинувшимися сегментами механизмы, кругом кабели и шланги поддержки. Ничего интересного, даже скучно - когти не обо что поточить.
Старскрим подергал шланг, но тут же вспомнил неподвижный внимательный взгляд Саундвейва. Бр. Хорошо бы избавиться от этой ходячей станции слежения.
Недовольно разжав хватку, Старскрим развернулся и устроился как в прошлый раз. Удобно, ржа заешь, действительно удобно. Только бы проклятый треугольник перестал мозолить взгляд, хоть пиксели на этом месте пережги...

Онлайн пришел легко. Старскрим развернулся набок, автоматически сдвинув профиль крыла, и с удовольствием поерзал на твердой, но удивительно приятной поверхности. Включив одну линзу, он тут же уткнулся взглядом в огромную руку и немедленно вспомнил, где находится. Почти испуганно подрубив сканер, Старскрим определил, что кроме него и Мегатрона никого в медотсеке нет.
Какое облегчение. Кнокаут, если и появлялся, вежливо убрался с поля действий. Старскрим поскрежетал дентапластинами, представив, что мог навоображать ушлый докторишка, но затем решил быть выше моральных терзаний.
Пренебрежительно усевшись на лорде, скрестив ноги, Старскрим демонстративно достал из набедренного отсека тонкую пилку и слегка подточил кончики пальцев. Нужды в этом не было, но он любил красивые жесты. В данном случае он вообще жалел, что кругом нет свидетелей того, насколько низко могут пасть одни и как отлично пристраиваются другие.
А сидеть действительно было удобно, и при мысли о необходимости встать и куда-то пойти Старскрим недовольно заерзал. Дефрагментация завершилась, все системы работали как новенькие, и он уже не мог объяснить странную привязанность к безжизненному корпусу программным сбоем. А может, именно из-за отсутствия личного поля, но исправно работающей системы энергообеспечения Мегатрон превратился в столь интересный объект? Ничем не мешает, и такой приятный по ощущениям.
Даже мелькнула дикая идея выкрасть корпус и перетащить к себе в апартаменты. Старскрим представил, как это будет выглядеть, фыркнул и спрятал пилку. Задумчиво уперевшись локтем в колено, он продолжал созерцать Мегатрона, удобно пристроив ладонь под подбородком.
Загудевший механизм открывающейся двери он проигнорировал.
Кнокаут на секунду замер в проеме, но потом с неизменно вежливым выражением лица прошествовал к своему рабочему месту. Следам за ним протопал Брейкдаун, грохоча так, что Старскрим почувствовал, как вибрирует под ним платформа и, соответственно, лежащий на ней корпус. А Мегатрон никогда так не гремел, постоянно компенсировал поглотителями. При его габаритах обычное передвижение приводило к ускоренному износу деталей, поэтому он старательно следил за собой. Хотя его шаги все равно слышал каждый на «Немезисе», но Старскрим точно знал, что звук гораздо тише, чем должен быть. Этот синий громила допрыгается, если вовремя не начнет сбавлять обороты.
Впрочем, это-то уж точно не забота Старскрима.
- Доктор, скажи, ты можешь вытащить из нашего великого, но прискорбно безжизненного лидера кое-какие детали? - поинтересовался Старскрим, не оборачиваясь к Кнокауту.
Тот кашлянул, несколько мгновений позвякивал инструментами, но потом все-таки заговорил.
- Не исключено, что в особых обстоятельствах допустимы такие... манипуляции, - осторожно сказал он. - Однако я рекомендовал бы в первую очередь обратиться к офицеру Саундвейву, чтобы принятое решение было... наиболее полным.
Старскрим фыркнул, выругался себе под оптику и легко соскочил с импровизированного насеста. Заложив руки за спину, коммандер прошествовал к выходу.
Напарники проводили его напряженными взглядами.
- Я бы лорда перепрятал, - выразил мнение Брейкдаун. - А то он сам из него выковыряет что-нибудь, а Саундвейв потом начнет спрашивать с нас.
- О, я уверен, что до такого Старскрим не дойдет, - отмахнулся Кнокаут. - Хотя его страсть к дезактиву действительно не внушает доверия. Лучше займись полировкой лорда, а то наш командующий проявляет к нему личные чувства, вот-вот попробует забрать лорда на память.
- Чего?
- Вот ты бы стал хранить мой корпус у себя в отсеке?
- Только если кто-нибудь встроит в него осветительные элементы, - ухмыльнулся Брейклаун. - Ты будешь отлично смотреться в качестве декора.

Миновало уже два местных солярных периода, а Старскрим не мог отделаться от ощущения, что ему не хватает неподвижного и слегка теплого корпуса рядом. Еще лучше - непосредственно под самим Старскримом. А может быть даже...
Коммандер затоптался на месте, и докладывающий эрадикон мгновенно заткнулся, вопросительно уставившись на странно ведущее себя начальство.
- Продолжай, - проскрипел истребитель. - Хотя нет, скинь все на коммлинк, я изучу позже. Передай третьему, пятому и седьмому подразделению, что работа будет вестись в обычном режиме.
Эрадикон молча салютовал, скинул доклады, развернулся и промаршировал к выходу. Саундвейв оторвался от консоли и вопросительно повел головой. Старскрим дернул крыльями, тоже развернулся и покинул мостик. Саундвейв и так справится, особенно, если потом проконтролировать, чем он занимался. У коммандера были гораздо более важные заботы.
Например, как избавиться от внезапно всплывших из моделирующего сектора образов. Совершенно незваных и непристойных. Интерфейс никогда не стоял у Старсркрима в приоритетах, разве что еще в самом начале его функционирования, но точно не сейчас. И вдруг это странное ощущение. Как будто пластины брони изнутри погладило теплым пульсирующим полем. Сразу захотелось сильнее потереться о что-нибудь жесткое, но в то же время отвечающее такой же пульсирующей взаимностью.
Коммандер зашипел, остановился и стиснул руки, сами собой тянувшиеся к паховой броне. Потом все-таки не выдержал и прочертил длинную дорожку по металлу. Приятные чувства заставили его слегка вздрогнуть, несколько витков кабеля явственно выпали из гнезда, где до сих пор надежно прятались, и легли на все ту же броневую пластину изнутри, усилив чувство тяжести и распирающего давления. Старскрим оглянулся, но так и не решился заняться приведением себя в порядок прямо посреди коридора. Выпрямившись, он прошествовал к апартаментам, но шествовать получалось не слишком красиво - узкую тазовую секцию немедленно повело, и вышагивал коммандер, непристойно отводя корму назад.
Старскрим даже подумывал трансформироваться, но тут возникал риск закоротить на себя же, а оказаться на ремонтном верстаке, запутавшись в интерфейс-кабеле - самое ужасное, что может случиться с укрепившимся во власти десептиконом.

Добравшись до личной территории, Старскрим немедленно сбросил мешающую броню, хлопнулся в амортизатор и достал кабели. Потом вскочил, чуть ли не бегом добрался до встроенного инструментального блока, поковырялся там и выудил давно ненужные, но бережно сохраненные насадки для пальцев. Не тыкать же себя в порты голыми когтями.
Снова заняв удобную позицию в амортизаторе, он вытянул кабель на максимально возможную длину и прихватил дентапластинами за длинный плоский штекер. Остальные кабели тоже просились наружу, но можно было обойтись и без них. В целом это даже усиливало ощущения, когда все напряжение шло по одному каналу, не распыляясь.
Старскрим быстро надел на пальцы тускло поблескивающие насадки и сунул руку между ног. Застывший металл некоторое время сохранял неподвижность, но потом, набравшись заряда от слегка подрагивающих на подвижной основе портов, потеплел и начал двигаться. Еще несколько мгновений спустя материал сделался полностью пластичным, и Старскрим аккуратно, но сильно втолкнул кончики пальцев в порты. Металл насадок обжег богатые сенсорными линиями стенки и тут же застыл, фиксируя нужную форму - чуть меньше пропускного диаметра, с учетом строения самих портов... О да.
Старскрим еще сильнее закусил штекер и начал двигать пальцами, усиливая разрядность. Он так давно не баловался с интерфейс-системой, что не успел даже толком сосредоточиться на глубоких ощущениях, как все закончилось. Вспышка под оптикой, треск между дентапластин, приятная судорога, пронзившая каждый лицевой серво и даже часть плечевой конструкции... И резкие пробои в портах, от которых между ног ярко вспыхивало. Запахло обожженным металлом. Старскрим с удовлетворенным ворчанием вытащил пальцы и полюбовался на насадки, в который раз отметив уникальность и изящество собственных портов. Узкие, глубокие, снабженные множеством усиливающих нейроподачу накладок и микробороздок... Само великолепие.
И если в этих портах оказалось бы нечто более приятное, чем свои же пальцы...
Старскрим сердито передернулся, упираясь крыльями в платформу сквозь упругий слой синтетического материала. Длинные ноги недовольно дернулись. Старскрим попробовал успокоиться, но бару бриймов спустя вынырнул из удобного амортизатора, соскочил на пол и заложил круг по комнате, привычно сцепив руки за спиной. Он не обращал внимания на болтающийся кабель, позволив автономной катушке работать самостоятельно, медленно накручивая на себя лишнюю длину. Когда штекер с негромким щелчком погрузился в изолированный разъем, Старскрим остановился, осененный идеей.
Изолированность. Вот что удивляло и даже привлекало его в корпусе, неподвижно лежавшем на верстаке - изолированность. Замкнутость на самом себе. Такой большой корпус и при этом совершенно лишенный возможности самостоятельно предпринимать действия. Старскрим снова зашагал по кругу, не замечая, что высекает из пола искры, тем самым нарушая свои же правила о необходимости использовать поглотители. Подумать только, ведь Мегатрон технически все еще функционировал, но уже выступал как один большой...
Старскрим едва не споткнулся, пораженный сравнением. Да, просто как огромный фальшджампер. Едва это слово окончательно сформировалось в сознании, коммандер ощутил новое жжение микроразрядов, и только что смотавшийся кабель судорожно дернулся, пытаясь выехать из гнезда на катушке.
Старскрим отправил запрос Кнокауту. Доктор отозвался сразу же, Старскрим с досадой подумал, что когда этот столп тщеславия не нужен на базе, он обязательно по закону подлости будет сидеть в лаборатории до упора.
«Оба отправляйтесь вниз, - решительно велел он. - Эрадиконы из пятого отряда докладывали о нестандартной активности на выработке энергона. Я хочу знать, что там происходит»
«Почему мы? - возмутился Кнокаут. - Неужели среди них не найдется ни одного, умеющего делать хоть подобие анализа?»
«Я хочу ваш доклад, доктор, - ласково передал истребитель. - Я надеюсь, что результаты будут удовлетворительными. Иначе, боюсь, придется ввести на «Немезисе» пропускной режим»
Получив в ответ неразборчивую мешанину символов, Старскрим злорадно улыбнулся. Всегда приятно поставить на место зазнавшихся подчиненных.

Выждав приличествующее время, коммандер направился в медотсек, неосознанно прибавляя шаг с каждой минутой. Он мог полететь, но это слишком очевидно выдавало бы его намерения. Старскрим даже для себя предпочитал делать вид, что он выше некоторых низменных потребностей.
Возле медотсека коммандер еще раз тщательно убедился, что внутри никого нет, выставил на дверь несколько маркеров запрета доступа и скользнул в темное помещение. Энергоблоки как всегда мерно гудели. Старскрим буквально подкрался к платформе и сделал вокруг нее целый круг, нервно подергивая пальцами. Он всматривался в показатели цереброактивности, словно Мегатрон мог скрываться позади ровных линий и в самый ответственный момент выпрыгнул бы из засады.
Остановившись в ногах у лорда, Старскрим некоторое время просто неподвижно смотрел на тяжелый даже с виду корпус, а потом рывком наклонился, схватился за одну ступню и пихнул вверх. Нога дернулась, но не двинулась с места. Коленный шарнир словно заблокировали. Старскрим подналег, проклиная вес Мегатрона. Без компенсаторов махина сделалась совершенно неподъемной. Подключив усилители, он все-таки добился цели: спихнул сначала одну ногу, потом другую. Пришлось еще и включить магнитные захваты, чтобы ступни не съезжали по наклонной платформе. Шланги поддержки тяжело раскачивались.
Устроив Мегатрона в нужной позиции, Старскрим вцепился в его набедренную броню и начал выворачивать толстую защиту. Спустя десяток кликов усилий, наполненных проклятьями и натужным пыхтением вентистем, защита поддалась. Старскрим едва не потерял равновесие, отлетев назад вместе со своей добычей. Сердито бросив на пол громко лязгнувший кусок железа, Старскрим чуть ли не по локоть зарылся в сложные переплетения кабелей, блокировщиков и прочей защиты. Найдя там нужное, истребитель торжествующе хохотнул и потащил найденное на свет. Из-за тугих пружин кабели пришлось наматывать на собственные запястья и тащить, упираясь ногой в платформу. Но, наконец, покрытые мелкой ячеистой защитой кабели оказались на свободе.
Одержав очередную победу, Старскрим позволил себе небольшую передышку, в ходе которой отправил запрос Кнокауту и с удовлетворением узнал, что тот находится «посреди шлаковой пыльной пустыни».
- Отлично, отлично, - промурлыкал истребитель себе под линзы. - Что ж, перейдем к следующей... стадии.
Длины кабелей хватало как раз чтобы воткнуть их напрямую в энергоблоки. Несколько мгновений ничего не происходило, и Старскрим успел расстроиться, но затем активировавшиеся механизмы тихо зашипели, и джамп-система начала выдвигаться сегмент за сегментом, со щелчками разворачиваясь. Старскрим восторженно и одновременно опасливо потыкал когтем в некоторое особо сложные штекеры. В ответ его предупреждающе дернуло током. Коммандер выругался и ткнул еще несколько раз, передергиваясь от излишнего напряжения. При очередной контрольной проверке к его пальцу мягко потянулся нитевидный разряд, и вместо неприятного дергающего рывка Старскрим ощутил плавное, ласкающее напряжение, словно влившееся под защитные пластинки на фалангах.
Старскрим переминался на месте несколько кликов, потом шумно прогнал вентиляцию и решительно полез на лорда. Развернувшись к черным линзам спиной, он обеими руками взялся за джампер и принялся силком укладывать его в нужное положение. Часть элементов он соединял друг с другом, самые толстые штекеры отводил и раскрывал так, чтобы они прижались к бедрам Мегатрона, а длинные тонкие иглы любовно проверял под увеличением, с наслаждением созерцая крошечные схемы, установленные на кончиках игл.
- Ах, Мегатрон, какая жалость, что тебе ничего не достанется, - с легкой иронией выговорил Старскрим. - Все исключительно для меня...
Иронизировать с руками, полными интимных деталей, было довольно трудно, и Старскрим бросил это неблагодарное дело. Максимально изучив конфигурацию самых привлекательных штекеров, он расставился над широкими бедрами, едва нес соскользнув коленями с платформы, выругался и потянулся убавить мощность на энергоблоке. С первым же движением тумблера джампер медленно начал складываться, из-за чего пришлось вернуть уровень напряжения. Еще раз выругавшись, Старскрим уперся в неподвижный корпус рукой и начал аккуратно подключать к себе штекеры. Один за другим они с приятными щелчками вставали в предназначенные для этого места. Стасркрим наслаждался тем как легко можно подключиться даже к такой развесистой конструкции, при этом не нанося себе повреждений. Обычно для таких развлечений с полным контролем партнера приходилось в буквальном смысле приваривать к платформе. Мегатрон позаботился обо всем заранее, благополучно перейдя в статус дезактива.
Радостно захихикав, Старскрим подключил еще несколько штекеров. Неподвижный тяжелый металл распирал разъемы, отягощая весь низ корпуса, и истребитель волей-неволей присел ниже, облегчая себе задачу. Кончики коннекторов сразу же ткнулись в схемы, и Старскрим ощутил те самые нитевидные разряды, теперь легко помассировавшие нейросеть. Со свистом втянув холодный воздух медотсека, он аккуратно потянулся к энергоблоку. Чуть-чуть... еще чуть-чуть... вот уже кончик пальца дотянулся до тумблера регулировки...
Штекер с медной облаткой ткнулся в основание порта, Старскрим вскрикнул, пальцы непроизвольно скрючились, и на излете он царапнул по рычажку. Тот легко поддался, послышался почти неслышный щелчок, и умеренный импульс переключился на максимум.
Долю клика, потребовавшуюся для создания прямого канала, Старскрим ужасался произошедшему, а потом стало поздно.
- А-ах, Юникрон тебя проглоти!
На последнем слове Старскрим утратил возможность выражаться членораздельно и взвыл. Ударившая в порты мощность полностью соответствовала габаритам Мегатрона. Однородный поток, пропускаемый сквозь сложную систему концентраторов джампера, колотил в десептикона дюжиной разнонаправленных потоков - гораздо меньших, но по-прежнему дико интенсивных. Старскрим попытался соскочить со штекеров, но его собственные захваты уже намертво сомкнулись из-за превышения расчетных показателей.
Если бы здесь находился Тандеркрэкер, то непременно процитировал бы что-то высокодуховное про пленника собственной страсти. Но сотриадника рядом не было, Старскрим в своем плену находился один, и отчаянно дрожал и стонал, вздыбив крылья и вспомогательные элементы. Он снова попытался дотянуться до рычажка, но вытянутую руку пробивало судорогами, вынуждавшими серво сокращаться, а пальцы - сжиматься и разжиматься. По внутреннему экрану прыгали битые пиксели и световые сигналы предупреждений. Старскрим захлебывался перегретым воздухом. Слишком много, о Праймас, слишком много энергии... Чересчур!
- Мегатрон! - Старскрим почти завизжал, упираясь в корпус дрожащими ладонями. – А-ах, Мегатрон! Остановись!
Он уже не соображал, что говорит, ему казалось, что это действительно Мегатрон - подстроил все, заманил его, соблазнил, вынудил на интерфейс... и сейчас очнется, схватит своими ручищами и подомнет под себя... О шлак! А-а, как хорошо, почти больно!
Старскрим закрутился, расшатывая подвижные разъемы и вынуждая некоторые штекеры проталкиваться еще глубже, раздвигая уже нагретый и ставший чуть более податливым металл. Самый центральный, на котором Старскрим пожадничал и взял побольше, въехал до упора и, наконец, состыковался с самой драгоценной микросхемой, которую Старскрим берег как собственную искру. Вошедший в нее стыковочный край заставил истребителя передернуться от волны острых ощущений, прокатившихся из низа корпуса по рукам-ногам и закончившейся очередным фонтаном точек-предупреждений на внутреннем экране. Старскрим вскинул голову и опрокинулся назад, сразу же крыльями в колени лорда.
Вскользь брошенный взгляд уперся в отчетливо поднявшуюся броню на тонком корпусе, и Старскрим опять застонал сквозь дентапластины. Его продолжало коротко дергать, и он схватился за нижнюю корпусную секцию, стараясь удержать в себе движущиеся механизмы. Все большая энергия, прокачиваемая сквозь джампер, грозила подплавить простые контуры и закончить приятный интерфейс массовым поджариванием.
Уперевшись обеими ступнями в платформу Старскрим опять рванулся, пытаясь сняться с джампера, и старания неожиданно увенчались успехом. Захваты раскрылись, почти половина штекеров выскочила на свободу. Старскрим заелозил, схватился за Мегатрона, стараясь не навернуться обратно, и застыл в неудобной позе. Колени от напряжения подрагивали. Старскрим изо всех сил оттолкнулся от опоры за спиной, почти рухнул вперед, натягивая джампер, и распластался на пробитой груди лорда. Из темной дыры тянуло успокаивающей мертвой прохладой.
Старскрим подался вперед еще немного, царапая броню Мегатрона, снялся еще с пары штекеров, и энергопередача моментально пришла в норму. Теперь не страшно было расплавить конденсаторы. Просто... очень... хорошо-о...
Подвигав видеодатчиками, Старскрим поднялся, выгнулся и отставил бедра так, чтобы джампер не мешал сидеть на комфортно нагревшемся месте. Не стесняясь собственных громких стонов, он наслаждался интерфейсом, в котором он не просто управлял партнером - он фактически был им. Не чувствуя обратной связи и всех сопряженных с ней неприятностей вроде автоматических попыток взлома файрвола, коммандер полностью сосредоточился на персональных ощущениях. Никакие дубликаты интерфейс-систем не могли с этим сравниться!
Чувствуя, что перезагрузка уже близко, Старскрим вытолкнул из себя еще несколько штекеров, снижая интенсивность. Развернутый джампер беспомощно пощелкивал, накапливая статику, и это дополнительно радовало коммандера. Как непристойно - будучи почти дезактивом, еще и оказаться с развернутым джампером и не иметь возможности его разрядить... Ах!
Он немного задержался на последнем оставшемся штекере, предварительно сняв все захваты, чтобы беспрепятственно наслаждаться скольжением и постоянно прерывающимся соединением. Удовольствие становилось все более острым, почти мучительным, и в конечном итоге Старскрим с воплем перезагрузился.
Электромагнитный всплеск заставил весь джампер дернуться и молниеносно обхватить бедра командующего. Мгновенный сброс накопленного электричества заставил Старскрим почти заорать.
Охладитель моментально испарился, Старскрим выдохнул мутный пар и снова хлопнулся на Мегатрона, слегка подергиваясь в остаточных волнах. К счастью, сработала автоматическая блокировка на линии подачи, энергоблок сам по себе отключил перекачку и противно запищал.

Звук не давал расслабиться. Старскрим хотел выстрелить в оголтелый прибор, однако после некоторых раздумий все же поднялся, дотянулся и на этот раз без проблем отключил устройство, предусмотрительно следя за посторонними тумблерами. Справившись с техникой, коммандер расселся, с интересом разглядывая сомкнутый вокруг узкой тазовой секции джампер. Медленно повращав бедрами, он проверил надежность крепления и даже забеспокоился. Мегатрон держал его крепко.
Старскрим уперся тройными упорами под нижний край нагрудной пластины Мегатрона и напрягся. Скользя спиной по коленям лорда, он медленно поднимался, натягивал связавшие их элементы, пока джампер не начал неохотно расщелкиваться. Последним остался именно тот самый длинный штекер, Старскрим не удержался, еще раз пошевелил бедрами, наслаждаясь движением внутри себя, и снялся окончательно. Легкий стон вырвался из вокалайзера сам собой. Старскрим неловко перекинул ногу через нагревшийся корпус и осторожно, не доверяя своим серво, сполз на пол.
Его слегка пошатывало. Грубо простимулированные порты давали о себе знать, но основной реакцией его тела было все-таки удовлетворение. Энергон обрабатывался быстрее, искра пульсировала. Его искра, живая и горячая, не то что у некоторых.
Ухмыльнувшись, Старскрим опять взялся за чужой джампер. Все-таки Саундвейв вряд ли одобрил бы странную картину, наткнись он на лорда, оставленного в таком положении. Намагниченные детали пахли озоном. Старскрим оглянулся, блеснул оптикой и на мгновение уткнулся лицом в ворох сверкающего железа. Моментально отпрянув, он начал быстро сворачивать детали. Один раз прочувствовав их внутри себя, он уже мог с уверенностью сказать, как именно они стыкуются для сворачивания в компактную форму. Нужно собирать тщательно, очень тщательно, ведь на торжественных похоронах лорд должен выглядеть достойно...

На выходе из медотсека Старскрим почти столкнулся с Кнокаутом. Чрезвычайно злой и очень запыленный доктор тащил в руках тяжелый с виду кусок породы. Предположительно угольный обломок.
- Как поездка, Кнокаут? - маслоточиво осведомился Старскрим.
- Отвратительно! - рявкнул доктор, перехватывая кусок поудобнее. - Я доложу о результатах, как только приведу себя в порядок! Прошу прощения, командующий!
- Ничего, я подожду, - снисходительно обронил истребитель. - Не спешите, доктор, главное, результат.
Злобно шумя вентиляцией, Кнокаут прошествовал в медотсек, едва не задев Старскрима. И только когда коммандер скрылся за дверью, на лице медика проступило удивленное выражение. Этот характерный фон... Старскрим, зачем-то посещавший медотсек в отсутствие самого доктора...
Нет, Кнокаут совершенно не хотел знать, что тут происходило.

Ручной перезапуск систем: успешно.
Перезапуск подсистем класса А: успешно.
Протокол передачи файлов: открыт.
Ожидание подключения.
Ожидание подключения.
...

Вернуться к фанфикам