A Massage From Evil

Автор: Skjelle
Персонажи: Браул/Проул
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: что-то типа педофилии в стиле набоковщины. Вообще весь этот фик появился из-за названия другого произведения, которое было ошибочно прочитано "massage" вместо "message"
Комментарий: Посвящается третьему юбилею сообщества TF-porn (2010 год).

Прислонившись к стене, Браул мысленно ругался на всех диалектах. Он торчал тут вот уже битых полчаса, а ни одного автобота мимо так и не проходило, если не считать нескольких тяжеловесов. Такое ощущение, что все длинноногие миниатюрные красавцы дружно сочли эту трассу опасной и так же дружно решили ее бойкотировать. Место ловли ему изменять категорически не хотелось, поэтому раздражение только нарастало.
Впрочем, ждущий всегда получает награду. Окончательно слившийся со стеной боевикон внезапно услышал легкое мелодичное вжиканье сервоприводов, затем нехитрую мелодию, льющуюся из внешних динамиков, а следом и увидел вывернувшего из-за угла автобота. Трехцветный, мелкий, симпатичный - самое то для исстрадавшегося охотника.
Он дождался, когда автобот дойдет до его места караула, пройдет мимо и сделает еще несколько шагов, после чего расправил свой захват и обрушил на автобота с размаху.
Раздавшийся вопль загулял между высоких стен, но был немедленно подавлен глушителем. Браул не зря охотился в людных местах. Шансы здесь были довольно высоки, но и велик риск быть пойманным и отправленным в места принудительного содержания. Меньше всего он хотел променять сегодняшние соревнования на блокираторы и энергорешетку.
Вытряхнув дико отбивающегося автобота себе в руки, он стиснул добычу до хруста сервоприводов и писка вокалайзеров, после чего отщелкнул наручную панель и пробежался взглядом по скрытым под ней богатствам, выбирая самое лучшее.
- Ты... какого болта? - прохрипел сдавленный автобот. - Ты кто?
- Я? - чуть рассеяно откликнулся Браул. - Я массажист.
Автобот гнусно заверещал.
Массаж автоботских сокровищ был делом тонким, требующим особой сноровки. Для начала надо было отловить автобота, потом надежно зафиксировать эту маленькую крикливую тварь, потом найти где там разблокировываются замки, снять броню, как следует полить маслом поджатые сегменты и только затем, нагрев пальцы, приступать к процессу.
Развлечение в свое время едва не стало провальным, когда выяснилось, что нетронутых и непуганных автоботов уже не осталось, а все остальные набрались прилично опыта, чтобы перезагружаться тихо и сдержанно, не даря зрителям никакой радости. Но потом неизвестным гением были изобретены психограммы. Которые, кстати говоря, действовали на всех трансформеров, но об этом Браул предпочитал не думать. Они накладывались на основную личность трансформера и подавляли ее. Срок действия был ограничен, не более полутора стандартных часов, но этого всегда хватало. Всего на данный момент имелось пятнадцать типов психограмм, и каждый уважающий себя массажист всегда имел про запас полный набор маленьких чипов, маркированных в соответствии с основными характеристиками. Среди них были и злобные упрямые гаденыши, и сладкая испуганная невинность, и любопытствующие энтузиасты, и так далее, и тому подобное. В соответствии со сложившейся терминологией, у всех у них были свои клички. Например, автобот Кубик, автобот Конфетка, автобот Бантик и - самый любимый тип Браула - автобот Леденец.
Недолго думая, он вытащил прозрачно-зеленый чип и всадил его в основной нейроствол извивающемуся пленнику. Автобот в его руках вздрогнул, взвизгнул на машинной частоте и обмяк. Несколько секунд спустя он пришел в себя, интенсивно закрутил головой и отчаянно заволновался.
- Привет, Леденец, - буркнул Браул ему в датчик.
- Ты кто? - автобот завертелся. - Откуда ты меня знаешь? Что тебе нужно? Отпусти меня!
- Неважно, - Браул погладил его между антенн, - но вреда я тебе не причиню. Ты поможешь мне заработать, а потом беги куда хочешь.
- Не буду! - испуганно взвизгнул Леденец, прекрасно знавший, что от десов добра ждать не стоит.
- А кто тебя спрашивает, - еще раз буркнул десептикон. - Ну-ка...
Леденец заорал, когда его вздернули с места, скрутили едва не до протоформенного состояния и куда-то потащили. Он радировал на всех частотах бедствия, однако сигнал глох мгновенно.
Браул с усилием сдвинул плиту, заменяющую дверь, вломился в клуб и точно так же задвинул плиту обратно. Нечего здесь делать всякой мелочи, которая не в состоянии пройти этот маленький первичный тест на мощность. Спустившись по раздолбанным ступеням, следующую дверь он просто пнул, и та угодливо отъехала в сторону. Брыкающийся у него в руках автобот на мгновение замер, оглушенный низкочастотным рокотом, который тут считался музыкой.
- Эй, я не опоздал? - гаркнул бронер во все вокалайзеры.
Ему разноголосо ответили, что он нисколько не опоздал, и самое главное веселье начнется немного позже. Свободных массажных мест оставалось всего четыре, Браул с ворчанием обнюхал каждое и выбрал то, которое показалось самым удобным, плюхнулся на него и покрепче прижал все еще сражающегося Леденца к груди. Затем осмотрелся и покривился, отметив, что среди участников есть пара его давних заклятых соперников. Каждый из присутствующих сжимал в лапах испуганного автобота, хотя у двоих явно были психограммы Бантиков - эти автоботы тянули руки к парящим гравиподносам, пытаясь схватить с них чего-нибудь вкусненького. Браул пренебрежительно выпустил пар. Эти психограммы считались самыми легковозбудимыми, и их использование не делало чести. В остальном тут были представлены все типажи, и, как с гордостью отметил десептикон, Леденцов было всего трое, считая его добычу.
Еще четверть часа они провели в ничегонеделании, наблюдая за тем, как вертятся на шестах танцоры и происходят необременительные драки по всем углам заведения, а потом почти сразу один за другим пришли трое оставшихся участников соревнования. Бдительный хозяин массажной тут же убавил музыку, врубил настенные динамики на полную громкость и объявил подготовительный этап.
Послушные дроиды заскользили между участниками, разнося микрофоны, видеопередатчики, смазку и блокираторы разных конфигураций. Посетители заволновались, прекратили драться и вливать в себя разноцветное пойло. Даже танцоры попрыгали со своих рабочих мест и начали протискиваться ближе к месту событий. Пандус, на котором стояли кресла участников, слегка приподнялся. Толпа забурлила, пришла в яростное движение, а спустя минуту все наконец-то рассортировались по ростовой шкале. Ворчащие гиганты как всегда оказались позади, если не считать одного ушлого, который попросту сел на пол и, чтобы не выгнали, прихватил с собой двух малогабаритных танцоров. Те с готовностью влезли ему на ноги и любопытно вытянули шеи. Умнику пару раз стукнули по антеннам от зависти, но на большее не решились, особенно когда он зарычал, не оборачиваясь. Танцоры прижались к нему ближе, явно балдея от сгустившегося внимания.
Барахтающиеся автоботы оказались обвешаны микрофонами и камерами, все двадцать четыре экрана врубились, а в динамиках раздалось частое дыхание, сопение, скулеж Бантиков и злобное шипение Кусачек. Некоторые автоботы еще и оказались пристегнутыми или хитро зафиксированными, но Браул не стал на это тратиться. Оглянувшись и проанализировав, кто как держит своего автобота, он недолго думая перехватил царапающегося пленника поперек талии и зажал подмышкой. Ноги автобота засучили прямо у него перед лицом.
Зажатый подмышкой десептикона Леденец отчаянно вопил и брыкался, царапая толстую броню похитителя. Поскольку висел он животом вверх, выгнувшись в спине, делать это было неудобно. Тем не менее, ногами он работал крайне активно, пытаясь защититься от то и дело скользящих по его промежности пальцев. Его не оставляла надежда угодить коленом десептикону в линзу и, быть может, попытаться сбежать. Из своего положения он видел, как извиваются другие автоботы, точно так же подвергающиеся возмутительным домогательствам. Какой-то разноцветный автобот тоже был зажат подмышкой у здорового угловатого деса, но его держали вниз животом. Он выгибал спину, вытягивал руки и кричал. В общем шуме писков, визгов, стонов и рычания его совершенно не было слышно. Леденец отчаянно напрягся, поднял корпус и хотел было вцепиться в пульсирующие шланги на шее десептикона, однако тот внезапно умело нажал на несколько точек у него в паху, и броня Леденца раздвинулась, да что там, разлетелась со свистом. Затем на его детали брызнуло горячим и маслянистым, а потом... Леденец замычал от переполнивших его эмоций. С одной стороны это был страх, с другой - неистовая ярость, с третьей - приятная дрожь в глубине живота. Толстые десовские пальцы ласкали его словно тончайшее произведение искусства, с изумительной сноровкой перебирали острые лепестки сегментов и умело массировали полураскрытые шлюзы.
Браул оглянулся, и убедился, что первый этап прошел у всех - автоботские крики прекратились, осталось сопение, пыхтение и пока что легкие стоны. Зрители повытягивали шеи и раздвижные окуляры, а у кого не было острых видеонастроек, перенесли все внимание на экраны, каждый из которых демонстрировал три или четыре крупных плана, в зависимости от того, куда была подвешена камера. Само собой, каждый из участников озаботился тем, чтобы камера была направлена на основной объект массажа, на лицо, а дальше уже на что хватило фантазии. Браул ограничился общим планом той половины автобота, что была у него за спиной, и той, которая была обращена к зрителям.
Пинающиеся автоботские ноги явственно утихомирились, некоторое время спустя раздвинулись шире, а затем еще и согнулись в коленях. Скользкая пленка антифриза, пытающегося компенсировать перегрев систем, покрыла пальцы Браула, и он довольно заворчал. Бросив взгляд на экран, он убедился, что его автобот уже кусает губы и заламывает руки. Пыхтение зрителей сделалось намного громче, кто-то уже явственно позвякивал броней, а перевозбудившиеся танцоры вовсю льнули к хитрому тяжеловесу.
Леденец стонал, выгнувшись до предела. Его несчастная приемная система, атакованная по всем правилам совращения, горела и пропускала смазку. И он явно был не одинок в своих ощущениях. Хорошо видимый ему автобот - тот самый, который тоже оказался подмышкой - теперь весь залился статическим сиянием, прижал пальцы к щекам, закрыл линзы диафрагмами и часто дышал, высунув язычок. При виде этого зрелища эффект от массажа ощущался гораздо сильнее. Леденец почувствовал, как дергаются его шланги. Тот другой автобот неожиданно вскинулся, задрал голову и тонко, но очень отчетливо закричал на высокой ноте. Очевидно, он достиг перезагрузки. Леденец задохнулся, пальцы десептикона коснулись разветвителя и очень нежно, но настойчиво сжали его.
Не выдержав больше жаркой ласки, Леденец хрипло вскрикнул, вырубил оптику, закусил все десять пальцев и перезагрузился с такой пиковой мощностью, что в аудиодатчиках зашумело. Шланги дружно сбросили тугие струи разрушившегося энергонаполнителя.
Монитор, показывавший распаленную автоботскую промежность, успел продемонстрировать как широко раскрываются подвижные наконечники, мгновенно наполняется жидкостью, та вылетает фонтаном, и... и камера оказалась благополучно забрызгана. Лиловые капли оросили слишком близко оказавшихся зрителей и те в восторге заколотили по наплечным щиткам, приветствуя столь бурный финал. Несколько мгновений спустя отчаянно сжатые ступинаторы автобота разомкнулись, ноги чуть разогнулись и расслабленно развалились на стороны. Браул вздохнул и еще раз погладил пальцем пылающую автоботскую начинку, и шланги тут же прихотливо обернулись вокруг его ладони. Ему тоже понравилось, как Леденец фонтанировал, однако он видел, что чуть раньше облился по самые антенны чей-то Кусачка. Видно там работал настоящий мастер, потому что этих маленьких упрямцев надо было раззадорить как следует. Ладно, второе место - тоже заработок.
Блаженствующий Леденец расслабился, слушая, как нарастают счастливые визги со всех сторон, свидетельствующие о том, что окружающие его автоботы успешно достигают разрядки.
- ...почем?
Услышав обрывок ужасного вопроса Леденец вскинулся, забарахтался с новой силой и еле слышно взвыл в отчаянии.
- Да у него там наверняка зубцов понатыкано, - откликнулся его десептикон. - Нужно тебе это?
- Слушай, я заплачу, - нетерпеливо сказал невидимый собеседник. - На полчасика всего, а?
- Не дам, - твердо ответил десептикон. - Разве что...
Воцарилась короткая, но выразительная пауза, Леденец остановил вентиляционный цикл с перепугу. За одну секунду он успел представить себе такую массу вариантов нехорошего развития событий, что в спине все сервоприводы судорожно поджались. Он выпустил порядком сточенные о спину десептикона когти и приготовился сражаться, пока его не вырубят.
- Могу дать на вкус попробовать, - закончил десептикон.
- Годится! - обрадовался настойчивый покупатель.
Леденец выдохнул с облегчением. Пожалуй, это даже обещало стать приятным дополнением.
- Тебе его доставать или как? - уточнил Браул.
Строитель нетерпеливо махнул траком и заявил, что как раз эта поза его больше всего устраивает. Молниеносно перекинув уники на счет Браула, он наклонился, выпустил длинный язык-пробник и со вкусом лизнул автобота промеж растопыренных ног. Браул почувствовал, как Леденец пытается вертеться в его захвате и ухмыльнулся. Для удобства развлекающегося строителя он прихватил автобота за колено и отвел то в сторону посильнее. Осмотрев местность, он убедился, что не один промышляет таким образом. Исключение составлял только победитель, покрепче прижавший к себе чувственную добычу, позволившую отхватить такой куш. Кусачка строптиво долбил его броню когтями и изворачивался, пробуя выскочить на свободу. По длинным ногам у него стекали лиловые струйки, антенны горели, но настрой был самый боевой. Победитель раскланивался, вскочив на свое кресло, принимал поздравления и бил по рукам тех, кого не успел пнуть автобот. Жалко, что второму и третьему месту не полагались такие чествования... Впрочем, заработанные уники приятным грузом легли на счет. Леденец у него под рукой забился, громко вскрикивая, и десяток секунд спустя довольный строитель отвалился в сторону, выразительно облизываясь и сглатывая. Браул наконец-то достал автобота и усадил к себе на ногу. Леденец первым делом схватился за броню, торопливо закрыл ее, а потом уже грозно обернулся к своему мучителю.
- Жаль, что не первое место, да? - спросил Браул.
- Отвали! - сердито сказал автобот. - Отпусти меня! Или еще продолжение будет?
- Сиди смирно, - Браул прихватил его поперек живота. - Вот выпьешь как следует за свое почетное второе место, тогда и отпущу.
- Молодец, малявка! - крикнули от стола неподалеку. - Стрельнул прямо в цель!
Леденец посмотрел на кричавшего и залился статикой по самую оптику. Хохочущий десептикон показывал ему растопыренную пятерню, облитую нежно-лиловым энергонаполнителем с голубыми прожилками хладагента. И еще неизвестно, может он с лица все это стирал.
- Пей, - увесисто приказал Браул, снимая с гравиподноса тяжелый куб и вручая его автоботу.
Чтобы психограмма снялась без последствий, нужно было рассинхронизировать процессорную деятельность. Либо мощным ударом по голове, либо воздействием синтетиков, либо обычной выпивкой. Отпускать автобота Браул не собирался - еще не хватало, чтоб по улице бегал не знающий куда сунуться автобот, у которого из навыков выживания есть разве что твердое знание об энергоне.
Леденец сердито чавкал густым угощением, которое едва ли не кристаллизовалось
"...Запуск"
Активация из пустоты в онлайн была настолько неожиданной, что Проул задохнулся. Очумело вертя головой, он лихорадочно запустил все сканеры какие только были. Последнее, что он помнил, это как его заловили посреди проспекта, а затем... Вот шлак. Проул быстро определил, что находится далеко от изначального маршрута, и параллельно вспомнил, что поймавший его дес представился странным именем... Одновременно с этим он запустил краткосрочную память в режиме перемотки назад. И схватился за щеки, чувствуя, как горит все тело от подскочившей на фоне шока температуры. Потом он зарычал и треснул кулаком по бетону, оставив приличную вмятину. Сервоприводы заболели, но лучше от этого не стало. Чтоб ему ржавчиной покрыться, не сходя с места, разве можно так беспечно себя вести? Как он мог позволить себе попасться? И вот результат, в шлак его. Пальцы десептикона, мучающие его промежность... длинный гибкий язык, скользящий между перегретых деталей среди ставших гиперчувствительными мембран... собственное нарастающее удовольствие, захлебывающиеся крики и потрясающий долгий экстаз, подаренный совершенно неясно кому, но такому искусному в деле ублажения распаленных автоботов. Охо-хо.
Выбравшись из-под предусмотрительно наваленного на него изолетика, Проул фыркнул и отряхнулся, шевеля антеннами от возмущения. Шлаковы десептиконы с их развлечениями. Просто удивительно, как еще не началась очередная гражданская война!
Хотя-я... он остановился и против воли мечтательно пригасил линзы, потирая низ живота. Может как раз поэтому она пока еще и не начиналась.

Вернуться к фанфикам