Наука и Медицина

Автор: Skjelle
Персонажи: Рэтчет & Перцептор vs. Блюстрейк
Рейтинг: NC-17
Саммари: медосмотр - путь к здоровью и счастью
Комментарий: при написании пострадал мозг автора (1 шт.) - его ударило трудом "Исследование зависимости отклонений иглы туннельного микроскопа от наклона его оси".


Земля. Величественная и прекрасная, голубая и зеленая, живая и удивительно разнообразная. Миллионы разнообразных видов, обширные пространства...
Песок, вода и грязь.
Рэтчет с кислым выражением лица разглядывал деталь, в которой весьма сложно было опознать нечто высокотехнологичное. Владелец детали сидел на операционном столе, пыхтя азотными парами и страдая от смущения. Когда Рэтчет перевел взгляд на него, Хаунд заерзал так, что стол протестующе заскрежетал.
- Нет, ну что я мог сделать? - возопил Хаунд, не в силах молчать под пронизывающим взглядом медика. - Эти пляжи... и соленая вода! Я же не виноват, что здесь далеко не всюду есть асфальтовое покрытие! И потом, ничего страшного не произошло, просто деталь износилась под коррозионным воздействием...
- И именно поэтому ты застрял в середине трансформации, - покивал Рэтчет.
- Это досадная случайность, - буркнул Хаунд.
- Так. Ты, жертва досадной случайности, выметайся отсюда, пока я не перемонтировал тебя в трехколесный велосипед на паротурбинном приводе. Ты далеко не первый с такими проблемами. Мне надо подумать, как свести ущерб к минимуму.
Два часа спустя на стол Прайму лег миником с расписанной в нем программой профилактических мероприятий. Помимо всего прочего каждому трансформеру на базе вменялось в обязанность проходить осмотр не реже одного раза в неделю, а также... и еще... и вдобавок... - и так длиннющий список, изобилующий пугающими терминами и мрачными прогнозами. Тяжело вздохнув, Оптимус запустил по сети оповещения сигнал общего сбора. Через пятнадцать минут угрюмый Рэтчет уже стращал весь наличный состав базы рассказами о пагубном влиянии земной лито- гидро- и атмосферы на организм среднестатического трансформера. Потратив на запугивание десять минут, он перешел к списку мероприятий, с помощью которых собирался защищать своих пациентов от напастей. Проул буквально рвал на себе шеврон, потому что именно от него Рэтчет потребовал пересмотра расписания, чтобы у каждого трансформера обязательно появилась возможность посетить медотсек для осмотра.
В соответствии с многократно перетрясаемым и изменяемым расписанием, три дня спустя под дверью медотсека ошивались Трэйлбрекер, близнецы и Блюстрейк. От скуки они разыграли последовательность посещения отсека, и оставшийся последним Блюстрейк с ворчанием начал слоняться по коридору, рассматривая свежие плакаты, примагниченные к стенам. Воистину безумной фантазии Рэтчета не было границ. На плакатах была изображена Коррозия, ее приспешница Ржавчина и ряд других свирепых опасностей, воплощенных чьей-то талантливой рукой.
Десять минут спустя Рэтчет наконец-то соизволил пригласить первого пациента, которым по итогам розыгрыша стал Трэйлбрекер. Темный трансформер молитвенно сложил руки перед собой, пробормотал что-то вроде "...а из моих останков сделайте памятник" и скрылся за дверью. Близнецы тут же прилипли датчиками к гладкой поверхности, состроив при этом такие заговорщицкие лица, что Блюстрейк захихикал. На него свирепо замахали руками, и стрелок зажал себе рот. Впрочем, все равно дверь была звуконепроницаемой, и чтобы услышать что-нибудь надо было либо иметь датчики, просачивающиеся сквозь атомы двери, либо чтобы посетитель медотсека вопил с силой корабельной сирены.
Трэйлбрекер покинул пристанище Безумного Медика на удивление быстро. Близнецы и Блюстрейк уставились на него с немым вопросом, после чего Трэйлбрекер прошептал, что там расчленяют заживо, и с мерзким хохотом удалился. Переглядываясь и ухмыляясь, близнецы зашли в отсек. Блюстрейк от скуки попытался пририсовать Ржавчине длинные, ветвистые усы, используя для этого баллончик с краской - он вообще постоянно таскал с собой множество бесполезных на первый взгляд вещей - но не преуспел.
Близнецы пробыли там втрое дольше Трэйлбрекера, и когда дверь медотсека наконец-то открылась, Блюстрейк не сдержал облегченного вздоха.
- Готовься, парень, - многозначительно произнес Санстрикер.
- Ты познаешь все муки инферно, - добавил Сайдесвайп.
- Как остроумно, - хмыкнул стрелок.
Близнецы еще раз переглянулись и синхронно затопали по коридору. По пути Санстрикер начал громко поучать братца:
- У тебя просили образец, кретин, а ты что сделал? Ты бы еще канистру отработанного топлива принес...
- Слушай, а это гениальная идея! Ха... Кстати, а что такое самокат?
- Не знаю, но думаю что-то примитивное.
- Переделать меня в самокат, хм. Ха-ха...
Закрывающаяся за спиной дверь отрезала окончание диалога.
- Сколько там вас, безответственных гонщиков, еще набралось? - поприветствовал его Рэтчет.
- Я последний, - вежливо ответил Блюстрейк.
- Отлично! - донеслось из дальнего угла.
Блюстрейк чуть не подпрыгнул на месте, резко оборачиваясь на голос. Перцептор дружелюбно помахал ему от стола, на котором громоздились многочисленные пробирки, колбы, штативы и прочие неизменные атрибуты научного работника, застигнутого в самый разгар постановки уникального опыта. Блюстрейк ответно помахал и повернулся к нетерпеливо кашлянувшему Рэтчету.
- Жалобы, патологии, странные ощущения есть? - казенным тоном спросил тот.
- В сырую погоду правый коленный шарнир иногда тянет, - охотно поделился сведениями Блюстрейк. - Больше ничего.
- Смазку давно менял? - все так же казенно пробубнил медик.
- Мм... не помню, - честно ответил стрелок. По правде говоря, он вообще не задумывался о том, что смазку надо менять. Во всяком случае, он не чувствовал в этом потребности.
- На анализ, - непонятно буркнул Рэтчет, протягивая руку.
Блюстрейк одной линзой заглянул ему в ладонь, увидел там прямоугольное стекло и недоумевающе уставился на медика.
- Блю, не испытывай мое терпение, - предупредил Рэтчет. - Хватит с меня этих двух безмозглых искрений.
- А что мне надо делать?
Рэтчет поднял на него тяжелый взгляд.
Сначала близнецы. Профессиональные вояки, внушающие уважение всей базе и десептиконам, но - увы, увы - страдающие абсолютно плоским чувством юмора. Санстрикер, изображающий напуганную невинность, закрывающийся руками и верещащий о посягательстве на его процессор... Его такой же ненормальный братец, уверяющий, что при виде медицинских инструментов испытывает мгновенный системный шок... Однако когда Рэтчет монотонно пробубнил навязшую в зубах просьбу, механически подставляя предметное стекло, этот... этот красный идиот слил на него едва ли не весь запас! Экзальтированно подняв взор к потолку при этом и страстно простонав: "Я больше не могу терпеть!".
Рэтчет чуть не пристукнул его прямо на месте.
Итак, близнецов он пережил. Однако теперь перед ним встала новая проблема.
- До тебя тут были близнецы, - угрожающе сказал Рэтчет. - Почему-то для них не составило труда напакостить в моем медотсеке целой лужей смазки. А для тебя проблему составляют несколько капель?
- Э... нет, никаких проблем, мне не жалко, - совершенно искренне произнес Блюстрейк. - Бери.
- Переделаю в пылесос, - угрожающе сказал Рэтчет.
- Рэтчет, ты можешь объяснить по буквам: что я должен сделать? - терпение Блюстрейка тоже было не железным, и возникшее между ним и медиком непонимание начинало уже как-то бесить. Стрелок упер руки в бока и мрачно уставился на медика.
- Ах так? Отлично, я тоже умею плоско шутить, - сообщил Рэтчет. - Перцептор, иди сюда и помоги мне.
Поименованный исследователь неохотно оторвался от вдумчивого изучения дымящейся кюветы и подошел к непримиримо смотрящим друг на друга трансформерам.
Блюстрейк ожидал, что Перцептор сейчас начнет читать ему загруженную унылыми терминами мораль, но вместо этого красный трансформер встал у него за спиной и совершил практически не имеющий приличного названия поступок. Он сунул обе руки под его грудную панель.
- Э-эй!
Блюстрейк панически дернулся, но Перцептор уже схватил его за провода и мягко, но ощутимо сжал.
- Тише, пациент, - с легким злорадством произнес Рэтчет. - Расслабьтесь и получайте удовольствие.
Перцептор хихикнул, выкрутил провода и на что-то нажал. Блюстрейк стиснул челюсти, внезапно чувствуя острое щекочущее напряжение во всем корпусе. Перцептор даже не думал останавливаться, снова и снова повторяя свои манипуляции, пока у Блюстрейка не затряслись колени от переизбытка сенсорных ощущений. Он не очень понимал, что с ним происходит, но это было довольно приятно, к тому же воспитание не позволяло бить Рэтчета ногой в лицо, а Перцептора - локтем в корпус.
- По-моему, это какой-то клинический случай, - вполголоса заметил Перцептор, когда Рэтчет уже сел на пол, обхватив колени свободной рукой, и явно приготовился отойти в мир подзарядки, так и не убирая из-под Блюстрейка предметное стекло.
Несмотря на явный отклик стрелка, результатов не было.
- Хмф... анализы обязаны сдавать все... - автоматически пробубнил Рэтчет. - Блю!
Стрелок от неожиданности дернулся еще сильнее, и Перцептор промахнулся, нажимая куда-то совсем не туда. Мгновением позже оказалось, что эта промашка была счастливой случайностью. Блюстрейк тихо вскрикнул, и на подставленную ладонь медика часто закапало. Рэтчет торжествующе хмыкнул.
Когда Перцептор отпустил его, Блюстрейк едва удержался от того, чтобы немедленно запустить руки туда, где его только что трогали, и самому подергать, погладить и потереть. Учено-медицинский тандем между тем отошел к столу, где оба долго возились с его смазкой, вполголоса о чем-то переговариваясь.
- Впервые вижу такую чистую заводскую смазку, - заявил Перцептор, откладывая стеклышко в сторону.
- То есть я могу идти? - обрадовался Блюстрейк, собираясь как можно быстрее оказаться в своей ячейке и заняться собственным, глубоко личным исследованием.
- Нет, - Рэтчет смерил его задумчивым взглядом. - Когда все слишком хорошо, это тоже повод для беспокойства.
- Ну я могу прямо сейчас залить в себя пару литров растворителя, и тогда все будет не слишком хорошо, - воодушевленно предложил Блюстрейк, изнывая от нетерпения.
- Заводска-ая сма-азка, - нараспев протянул Рэтчет и потер подбородок. - А скажи-ка мне, дорогой мой пациент, как у тебя дела с партнерской жизнью?
- Чего? - переспросил Блюстрейк.
- Коннект, интерфейс, синхронизация, слияние, - перечислил Рэтчет, загибая пальцы, - чем занимаешься?
- Ээ... - Блюстрейк почувствовал определенный дискомфорт. - Ничем.
Перцептор громко фыркнул, не отрываясь от изучения каких-то мутных образцов.
- Вранье товарищу не делает тебе чести, - сообщил медик.
- Я не вру, - уже слегка раздраженно произнес Блюстрейк. - Я ничем этим не занимаюсь. Какие-то проблемы?
- Нет, ты серьезно? - вклинился Перцептор, аж оставив свои любимые стекляшки.
- Это допрос? - ощетинился Блюстрейк.
- Опрос, - поправил Рэтчет. - В твоих же интересах.
- Каким же образом? - все еще сердито произнес стрелок.
- С медицинской точки зрения это вредно, - заявил Рэтчет. - Застой энергона, постоянное напряжение в цепях и, как следствие, нарушение общей функциональности.
- С научной точки зрения это крайне интересный психологический факт, - потер руки Перцептор. - В принципе, я уже начал писать монографию о влиянии военных действий на отношения в социуме...
Медик поднял взгляд к потолку и беззвучно пошевелил губами, явно не восторгаясь энтузиазмом Перцептора.
- Значит, вы мне советуете как можно быстрее запрыгнуть на чью-нибудь платформу? - хмыкнул Блюстрейк.
Трансформеры переглянулись, и лица их приобрели задумчивые выражения.
- Нет, вы серьезно? - возмутился пациент.
- С этим надо что-то делать, - решительно произнес Рэтчет.
- Точно, - не менее решительно произнес Перцептор.
- Нет-нет-нет, - закрылся руками Блюстрейк.
- И мы, как представители медицины...
- И науки, - вставил Перцептор.
- Да, и науки... так вот, мы обязаны устранить это маленькое недоразумение.
- А я-то всегда думал, что это делается с партнерами, - подозрительно сказал Блюстрейк.
- То есть у тебя все же есть партнер? - улыбнулся Рэтчет.
- Гм, нет, - вынужден был признать Блюстрейк.
- Вот, - Рэтчет поднял палец. - Нам необходимо как можно скорее разрешить эту запущенную проблему. Неизвестно к чему это может привести в земных условиях. Застрянешь однажды посреди сражения - и даже Уилджек потом тебя не соберет.
Несмотря на яростное словесное сопротивление, медики, столь озабоченные состоянием его здоровья, в четыре руки затащили его на подъемник. Блюстрейк три раза пробовал удрать оттуда и три раза его возвращали на место, сопровождая это уговорами и нотациями. Блюстрейк мотал головой, делая вид, что ничего не слышит.
- Ну хорошо, - наконец заявил Рэтчет, прижимая его спиной к холодному металлу. - Будем разбираться по-другому. Перцептор, включай машинку.
Исследователь с преувеличенной готовностью отдал честь и врубил силовой генератор подъемника. Магнитные захваты сработали, притягивая Блюстрейка к медицинскому ложу за руки и за ноги. Оглядев строптивого пациента, Рэтчет хмыкнул и несколькими движениями, свидетельствующими о большом медицинском опыте, снял с Блюстрейка защитные пластины. В основании подъемника загудел двигатель, и нижний край механизма медленно начал подниматься. Когда движение остановилось, Блюстрейк мог созерцать собственную бедренную секцию, задранную выше головы. Перцептор сноровисто налепил на броню стрелка три десятка датчиков, а к открытым микросхемам прицепил два десятка клемм, после чего Блюстрейк стал напоминать муху в паутине из тонких проводков.
- Помогите, насилуют, - нервно произнес он, пробуя пошевелиться в магнитных оковах.
- Блю, ты меня огорчаешь, - вздохнул Рэтчет. - Я все больше убеждаюсь, что меня окружают неблагодарные идиоты. Ты стараешься для них, тратишь свое...
- Наше, - скрупулезно уточнил Перцептор, прежде чем трансформироваться в микроскоп.
- Да, наше время... А что взамен?
- Ой!
Тубус микроскопа оказался запихнут глубоко в сплетение проводов и кабелей, до сих пор закрытых сплошной пластиной в нижней части живота. Блюстрейк беспокойно заерзал.
- Прекрати дергаться, - велел Рэтчет.
- Но это мои внутренности, - слабо возмутился стрелок.
Привод микроскопа застрекотал, тубус повернулся, и Блюстрейк заерзал еще сильнее, чувствуя растущее статическое напряжение.
- Как тут все застоялось... - задумчиво протянул Перцептор.
От звуковых волн провода Блюстрейка завибрировали, и трансформер нервно хихикнул.
- Повсюду заводские штампы, - продолжил Перцептор, поворачиваясь в другую сторону.
Блюстрейк перестал хихикать и прикусил губу. Рэтчет прислушался к звуку его двигателя и щелчкам реле.
- Ого, да здесь никакой регулировки и балансировки не производилось! - возмутился микроскоп.
- О-ох!
Рэтчет сделал вид, что не заметил столь недвусмысленную реакцию. Перцептор громко хмыкнул и сообщил, что уже рассмотрел все необходимое.
- Будем лечить, - резюмировал он, переходя в обычную форму, и направился к мониторам.
Иллюстрируя его слова, Рэтчет покопался в столе и извлек на свет медицинских ламп некий предмет, при виде которого у Блюстрейка почему-то нервно задергались сервоприводы. Он снова завертелся на месте, пробуя невидимые оковы на прочность, но безуспешно.
- Вот оно - средство спасения, - Рэтчет помахал найденным. - Универсальный пробойник.
Торопливо перерыв в собственной памяти все, что он знал о Земле, Блюстрейк нашел наиболее вероятный земной аналог этого устройства. Аналог назывался "фаллоимитатор".
- Рэтчет!
Вопль оскорбленного достоинства взлетел к потолку, и Блюстрейк протестующе сжал колени. Он был категорически не согласен с таким подходом к делу. В конце концов, ему даже энергона не предложили!
- Между прочим, это устройство создано специально для таких запущенных случаев. Оно само подстраивается под любую трансформу...
Медик подошел опасно близко, и Блюстрейк едва не своротил подъемник, свирепо дернувшись в сторону. Несколько датчиков отцепились из-за рывка. Рэтчет погрозил ему пальцем и прилепил датчики обратно.
- Рэтчет, я буду жаловаться, - предупредил стрелок повышенным тоном. - Я... я не знаю, что я сделаю!
- Все это для твоей же пользы, - очень добрым голосом сказал медик.
- Рэтчет, послушай, может мы лучше как-нибудь по-другооо!..
Пробойник, в точности соответствуя своему названию, пробил защитный слой, покрывающий разъем, и с явственно различимым щелчком полностью вошел туда. В следующее мгновение Рэтчет щелкнул переключателем, подавая напряжение на конец пробойника. Блюстрейк резко выгнулся и взвыл с невероятным энтузиазмом. Покосившись на застывшего у мониторов исследователя, Рэтчет увидел, что Перцептор одобрительно показывает ему большой палец. На экранах плясали различные графики с пиковыми показателями, среди которых Рэтчет навскидку мог опознать только несколько. Например, отображающий нервное возбуждение, напряжение электромагнитного поля...
- Рррэээтчеэээт!
Медик никогда не думал, что в одном слове можно соединить рычание и крик. Однако он не мог не признать, что звучит это… интересно. Поэтому он на несколько мгновений выключил пробойник, и снова включил его, прежде чем Блюстрейк смог хоть немного прийти в себя. Отчаянное лязганье броневых пластин прозвучало даже музыкально, оттеняя низкочастотный стон.
Рэтчет замурлыкал себе под нос какую-то мелодию из репертуара Бластера. Убедившись, что операция "вскрытие" прошла нормально, он перенес свое внимание на следующий порт. Затем на третий. На четвертый. Добросовестно и последовательно. Блюстрейк уже начал подаваться ему навстречу, беспорядочно мерцая оптикой.
- Восемь, - наконец, прокомментировал Рэтчет вслух. - Кажется, все.
- Мм, не-ет... - простонал Блюстрейк, ерзая на месте.
- Что, есть еще? - удивился медик.
- Н-не-ет...
От укусов электричества все восемь портов горели. Низ живота, промежность, бедренные сочленения - восемь пульсирующих точек, с потрескивающими от электричества контактами. Блюстрейк не мог толком оформить свои желания, но чувствовал себя ужасно голодным.
- Хм... Нет?
Рэтчет покосился на Перцептора. Тот делал непонятные жесты руками и, кажется, пытался подавать световые сигналы линзами. Рэтчет недоуменно склонил голову к плечу, и только когда Перцептор на пальцах изобразил, что имеет в виду, просветлел лицом.
Блюстрейк сквозь туман в оптике наблюдал, как медик включает ремонтный подвес, до сих пор мирно свисавший с потолка в дальнем углу медотсека. Механизм дернулся и неслышно покатился по контактным рельсам, остановившись точно над подъемником. Рэтчет повозился в настройках, и из сложных механических внутренностей протянулось ровно восемь кабелей. Блюстрейк уставился на подвес как на Коррозию во всем ее ужасном обличье. Рэтчет с невозмутимым лицом проверил все восемь штекеров, придирчиво сличая их с пробойником, и без малейшей паузы начал вставлять их в призывно темнеющие порты. Но за пациентом все-таки наблюдал. Судя по тому, как Блюстрейк беззвучно открывал рот, действия медика не оставили его равнодушным. Рэтчет еще раз проверил, насколько плотно входят рабочие части в положенные отверстия, заставив Блюстрейка вздрагивать и отчаянно стонать, а потом отошел в сторону. Сухо щелкнул выключатель, и подвес заработал.
Блюстрейк снова взвыл, яростно двигая бедрами. Скрестив руки на груди, медик с большим интересом наблюдал за его поведением. Он знал, что этот уровень интенсивности воздействия не причинит вреда ни одному трансформеру, но зато даст такой сенсорный эффект, что...
Перцептор уже давно забросил наблюдение, оставив все на совести записывающих устройств, и подошел ближе. Опутанный проводами Блюстрейк стонал в голос и крутился в магнитных кандалах, явственно изнемогая от все возрастающего напряжения, терзавшего его схемы. Он раз за разом приподнимался и спустя несколько мгновений снова бессильно падал на железную поверхность. Рэтчет и Перцептор молча наблюдали. Блюстрейк начал судорожно хватать воздух ртом, отчаянно мотая головой. Сообщники от научной медицины все так же несли безмолвную вахту. Блюстрейк попробовал вломиться к ним по радиочастоте, но даже на этой волне его обращения представляли собой лишь бессвязные мольбы и стоны. Рэтчет покосился на монитор и с равнодушным лицом сделал какую-то запись в наручном коммлинке. И только когда к шумовому фону, создаваемому одним очень возбужденным трансформером, начали примешиваться многозначительные хлюпающие звуки, Рэтчет и Перцептор оживились, сбросив покров невозмутимости.
- Вот теперь я вижу, что все работает как надо, - торжествующе резюмировал медик.
- Давай все-таки посмотрим изнутри? - предложил Перцептор. - Сейчас я...
Рэтчет подхватил ярко-красный микроскоп и шагнул к подъемнику, который аж раскачивался от усилий Блюстрейка. Медик придержал Блюстрейка за колено и под аккомпанемент громких стонов осторожно протолкнул тубус микроскопа вглубь проводов. Теперь это не представляло никакой сложности: залитые энергоном провода легко разошлись, впуская посторонний предмет. Рэтчет терпеливо дождался, пока микроскоп не дернется у него в ладони, достал точный прибор и поставил на пол. Трансформировавшийся Перцептор смахнул с тубуса фосфоресцирующие капли.
- Отлично работает, - подытожил он. - Каждая микросхема. Хочешь посмотреть состав энергона?
- Можно взять пару проб, - кивнул Рэтчет.
Оба с удивительным единодушием игнорировали корчившегося на подъемнике пациента. Впрочем, через несколько секунд Блюстрейк оказался в сфере их пристального внимания. Рэтчету опять пришлось держать стрелка, разводя тому колени, пока Перцептор с глубокомысленным видом копался в чужой начинке. Чем глубже простиралась область его изысканий, тем более низкими и вибрирующими делались стоны Блюстрейка. Вокруг штекеров проступила розоватая пена, в медотсеке остро запахло разогретым металлом и термоизоляцией. Когда Перцептор наконец-то удовлетворил свои научные интересы, топливо Блюстрейка уже капало с подъемника на пол.
"Я больше не могу! - наконец-то сформировалось внятное предложение, буквально взорвавшее своим напряжением радиочастоту. - Чтоугодноябольшенемогу-у!"
- Скажи пожалуйста, ты никогда не перезагружался? - сладким, как высококачественный энергон, голосом поинтересовался Рэтчет.
- Мм... - замычал стрелок, не в состоянии выразиться более конкретно.
- Я думаю, это значит "нет", - необычно хрипло произнес Перцептор, гладя одним пальцем напряженную шею Блюстрейка.
Стрелок приподнял голову, отчаянно пытаясь потереться шевроном об руку исследователя.
- Ты тоже думаешь, будет несправедливо если первую в жизни перезагрузку он испытает от применения диагностических приборов? - серьезно спросил Рэтчет.
- Я думаю, что это просто недопустимо. И мы, как представители науки и медицины...
Рэтчет не удержался от сдавленного смешка. Он выключил мерно гудящий подвес, взамен включив подъемник. Механизм заурчал, рабочая поверхность вновь приняла горизонтальное положение. В следующее мгновение отключились магнитные захваты, а еще секунду спустя Рэтчет быстро выдернул из разъемов стрелка все штекеры. Ноги Блюстрейка разъехались, соскользнув с залитого энергоном металла. Рэтчет понимающе улыбнулся и помог ему сесть.
- Чт-то... Это все? - срывающимся голосом спросил Блюстрейк.
- Это предварительные процедуры, - Перцептор уже тянул его за руку, вынуждая встать с подъемника. - Рэтчет, у нас здесь есть что-нибудь подходящее для... гм, дальнейших действий?
- На полу? - задумчиво произнес Рэтчет и тут же сам себе возразил: - Нет, для первого раза это не самое подходящее место...
- По коридору мы в таком виде тоже не пойдем, правда, Блю? - улыбнулся Перцептор.
Стрелок вздрогнул, обнаружил, что буквально трется о плечо исследователя, и неопределенно что-то промямлил. Ему казалось, что его трубопроводы сейчас просто взорвутся.
- Знаю, - щелкнул пальцами Рэтчет и отошел к стене, нажав там пару сенсорных клавиш. Часть стены откинулась и мягко опустилась. - Это ремонтная платформа для наших диноботов, - пояснил он. - Поэтому она выдержит, даже если вы вздумаете стоять на ней на голове.
- На голове - это вряд ли, - очень особенным тоном пообещал Перцептор.
Рэтчет плюхнулся на платформу и еще раз пробежался по клавишам. Освещение в медотсеке заметно утратило яркость, фактически, теперь в помещении царил полумрак. Медик выразительно похлопал ладонью рядом с собой. Перцептор снова улыбнулся и подтолкнул Блюстрейка вперед.
Стрелок совершенно самостоятельно прошел все расстояние до платформы, составлявшее десять шагов, и совершенно самостоятельно рухнул на нее, тут же отчаянно пытаясь сунуть руки в собственные механизмы.
- Блю, - укоризненно протянул Рэтчет, мягко, но настойчиво поднимая его.
Благодаря его усилиям Блюстрейк обнаружил себя стоящим на коленях, а прямо перед ним точно так же стоял улыбающийся Перцептор. Блюстрейк попробовал улыбнуться ему в ответ, но ноющие от перевозбуждения нейросети превратили эту улыбку в оскал нетерпения.
- Ты не возражаешь, если мы будем первыми? - до безобразия корректно уточнил Перцептор.
- Если вы этого не сделаете, я вас убьюу-у...
Рэтчет обнял его за талию, крепко прижимая к себе и наслаждаясь вибрацией чужого двигателя. Блюстрейк немедленно начал тереться об него, пытаясь ухватить Рэтчета за бедра и притянуть еще ближе. Когда же Перцептор подобрался к нему вплотную, и пациент оказался зажат между пылающими энтузиазмом целителями, Блюстрейка просто затрясло. В следующее мгновение он вскрикнул и запрокинул голову, чуть не въехав затылком Рэтчету прямо в нос. Медик очень пожалел, что не видит, что именно происходит между Перцептором и Блюстрейком, однако сделать с этим ничего не мог, и ему осталось лишь получать удовольствие от реакций стрелка, например, от быстро возникающего между ними волнового напряжения...
- Ооо!
Блюстрейк снова задвигался, словно хотел найти неведомые карабины и защелки, которые позволили бы ему слиться с обоими трансформерами в единое целое на физическом уровне. Его система охлаждения уже начала выбрасывать клубы пара.
- Воспринимай это как квалифицированную помощь, - промурлыкал дотошный зануда Перцептор, снова запуская руки под чужую броню.
Блюстрейк одной рукой схватился за его тубус, другой - за плечо Рэтчета, и пригасил оптику. Он думал, что более интенсивных чувств, чем он испытал на подъемнике, не бывает. И он был категорически не прав.
Перцептор не позволял себе впасть в ненаучный энтузиазм, воздействуя на системы другого трансформера методично и поступательно, а Блюстрейк старался за двоих, корчась и повизгивая. И в конце концов, убедившись, что Блюстрейк вовсе не собирается впадать в системный шок, Перцептор налил топливом на методичность и поступательность, яростно атаковав дрожащее тело партнера. Двигатель Блюстрейка начал прибавлять обороты, и Перцептор почувствовал, как поддерживающий стрелка Рэтчет откликается на этот рев, не в силах противостоять инстинкту любого трансформера-автомобиля.
Стрелок буквально плавился от разных, но одинаково сильных ощущений. Спереди был Перцептор, чьи импульсы сотрясали все его системы раз за разом, а сзади прижимался Рэтчет, у которого была такая восхитительная тональность...
- Ты должен постараться свести ваши с партнером двигатели в синхронный ритм.
Эти вроде бы обычные слова Рэтчет прошептал ему в аудиодатчик с такой интонацией, что у Блюстрейка упомянутый ритм подскочил до завывания.
- Так же можно использовать взаимодействие электромагнитных полей, - проворковал медик.
- Рэтч... Рэтчэ-эт... хватит...
Прижатые к груди Рэтчета дверцы неистово трепыхались, выдавая состояние своего хозяина.
- Блю, если тебе вдруг станет неприятно, ты только скажи... - вкрадчиво произнес Перцептор, играя с его проводами.
- Я... я... Нет, мне... хоро... Мне так хорошо-о-о!
Рэтчет наконец-то догнал его по числу оборотов в минуту, и работа их двигателей синхронизировалась. Это было последней каплей. Блюстрейк выгнулся, заходясь в вопле чистого блаженства. Генерируемая им энергия захлестнула мощной волной всю троицу, моментально доведя Рэтчета и Перцептора до кипения энергона. Перезагрузка накрыла их почти одновременно.
Платформа даже не вздрогнула, когда на нее свалились три вцепившихся друг в друга тела. Впрочем, даже если бы она немедленно рухнула, ушедшие во временный стазис трансформеры не обратили бы на это никакого внимания.


Первым очнулся Блюстрейк. Он с трудом вспомнил, где у него руки-ноги и как надлежит ими двигать, после чего медленно пошевелился. Исследователь и медик зажали его так, что высвободиться не представлялось возможным. Блюстрейк глубоко вздохнул, прочищая системы вентиляции, и расслабился, приготовившись ждать. Вскрытые порты все еще горели, к тому же в них были вставлены чужие штекеры, но в каком-то смысле это было приятно. Занятый анализом своих ощущений, он аж дернулся, когда за его спиной мощно и равномерно заработал двигатель Рэтчета. Перцептор включил оптику мгновением позже.
- Поздравляю с первой перезагрузкой, - хрипло сказал он. - Все системы работают нормально.
- Знаете что, представители медицины и науки... - задумчиво произнес Блю, - по-моему, вы меня банально поимели.
На секунду повисла тишина. Блюстрейк слегка поежился, предчувствуя бурю.
- Зато мы сделали это с соблюдением медицинских норм, - невозмутимо ответил Рэтчет.
- И с научным подходом, - добавил Перцептор.


Вернуться к фанфикам