Головоломка

Авторы: SSC и -solar
Персонажи: Шоквейв/Саундвейв
Рейтинг: PG-13
Жанр: романтика
Краткое содержание: пока десептиконы празднуют, логикам тоже хочется заняться полезным и приятным.
Комментарий: по заявке Nueteki про отношения логиков в кубе.

Все кибертронцы любили праздники.
На базе десептиконов проходило очередное регулярное торжество - то ли день высадки на Земле, то ли еще какая-то Юникроном траченная традиция.
При желании, Саундвейв мог бы подобрать полную информацию о том, что сегодня празднуют, праздновали на Кибертроне и могли бы праздновать в принципе. Просто он не находил сей энергонозатратный процесс хоть сколько-нибудь полезным.
К счастью, в первый раз за долгое время у него наконец-то появился единомышленник.
- Запрос: покинуть помещение? - возможно, под маской Саунд даже улыбался, обращаясь к старому знакомому. В конце концов здесь, среди шумных истребителей, радостно галдящих конструктиконов, мрачно надирающихся стантиконов и прочего населения именно разум Шоквейва представлялся чистой и прохладной областью покоя.
- Подтверждаю.
Феерический фейсплейт Шоквейва обвел пространство. Судя по считываемым эмоциям - глубже кассетник не без контакта не погружался - логик все это жизнерадостное безобразие тоже не слишком-то одобрял.
Шоквейв хранил внутреннюю тишину. Его никто не раздражал своей неуместной шумихой по поводу праздника, а компания Саундвейва тем более не раздражала - тот был рационален в своих действиях почти так же, как и он сам.
Они молчали. Какой смысл в пустой болтовне? Оба скорее уж анализировали ситуацию.
Тишина длилась и длилась, пока они почти что обменивались - не мыслями, оттенками эмоций. Такими слабыми, что даже не травмировали друг друга - как едва различимый свет энергоновых кристаллов в шахте, как почти беззвучная музыка.
Мысли беззвучно синхронизировались, приводя к одной и той же идее. Интерес должен быть удовлетворен, иначе он разрушит изнутри. Любопытство. Легчайшая грань заинтересованности.
Шоквейв пару кликов рассуждал, не следует ли рассматривать это как возможность первым начать свой эксперимент. Ведь именно он проводил различные…
Задумчивый взгляд единственного желтого окуляра очертил Саундвейва - такого же спокойного. Не отрешенного, как обычно, расслабившегося. Шум вечеринки сюда едва долетал и не тревожил его всплесками чужих эмоций.
Мысли соратников сбивали телепата с толку, теперь же он успокоился, и медленно снимал слои защиты один за другие, начиная звучать вовне.
Едва слышный звон заполнил пространство - поля раскрывались, смешивались, пересекались.
Теперь Саундвейв, не двигаясь ни единым сервоприводом, уже отвечал теплом. Слышалась улыбка, даже скорее приязнь - едва ощутимая. Как будто тепло на поверхности после долгих ворн в шахте. Логика к логике, мысли сходились, не требуя подтверждения словами.
Десептикон прислушивался к тихим, едва уловимым аудиосенсорами звукам, что издавал Саундвейв, и добавлял от себя такие же, мягко вплетая в общую мелодию. Выходило своеобразно, но приятно. Так как никогда, ни один из десептиконов не звучал: шумные вояки, иррациональные и без намека на логику. А Саундвейв… был кем-то необычным. Привлекал внимание.
Он будто навязывал новый, приятный и необычный эксперимент. Получение удовольствия от исследования на этот раз включалось в условия. Необычно - но интересно.
Наверное, Саундвейв стал бы прекрасным напарником. Жаль, что Рэтбет увел его тогда, много ворнов назад, до того, как Шоквейв смог узнать о таком уникальном феномене.
Впрочем, тогда он не ценил таких тонкостей. Тогда он просто разобрал бы его на части, изучил бы его феномен, добрался бы до удивительного строения его разума, той ошибки, которая породила эту странность.
Теперь, когда Кибертрон разгромлен, такое стоило изучать на активном объекте. Саундвейв защитил свою жизнь, став слишком ценным для ремонтного верстака в его лаборатории.
Наверняка он сейчас улыбался под своей, считывая каждую мысль так легко, будто они находились в нейроинтерфейсе. Улыбался гордо.
Добился своего? Шоквейв мысленно хмыкнул, зная, что его услышат. Возможно даже лучше, нежели если бы он произнес в голос.
Впрочем, анализ - лишь часть его плана. Хотелось коснуться материала, изучить его реакции на внешние раздражители.
Шоквейв медленно приблизился к Саундвейву. Тот оставался внешне спокоен, но внутренне… та мелодия, что затопила этот отсек, явно давала понять - он не против. Ему самому интересно.
Взаимно.
Они много ворнов кружили друг вокруг друга, присматривались, соприкасались, видели руку друг друга в делах, но не сталкивались так близко вне боя.
"Праздник?" - по визору Саундвейва едва заметно перетек блик света, пока сама деталь исчезала в пазах. Так же исчезла и маска, открывая спокойное лицо. Самое спокойное лицо во всей галактике. С ним мог соперничать только фейсплейт Шоквейва, на котором конструкторы в принципе не предположили выражение эмоций.
Невозможность. Возможность, взятая под контроль.
Интерес.
Кассеты получили беззвучный приказ держаться подальше. Для остальных эта зона просто стала... неинтересной. Незаметной. Как будто невидимой.
"Праздник", - согласился Шоквейв, присматриваясь к лицу офицера связи, столь непривычному без извечных визора и маски. Затем поднял руку и коснулся металла щеки, пробуя на ощупь. Это интересовало его как исследователя - потрогать, узнать с помощью тактильных ощущений. Едва теплился интерес обычного трансформера - ведь кто еще видел связиста без маски? Кому еще он открывал лицо? Шоквейв не был уверен даже, что сам Главнокомандующий видел когда-то так своего самого верного офицера.
Саундвейв едва заметно отстранился.
Не отказываясь - просто не желая, чтоб трогали лицо. Вместо этого он слегка трансформировался, расщелкивая несколько пластин над декой - информационные разъемы.
"Я могу читать твои мысли. Уравновесим", - шепот как будто вкрадывался между электронами, сплетаясь в новые, извне принесенные мысли.
Опасная хищная тварь. Кто знает, сколько решений на самом деле принес он, вкладывая их в нужные головы, маскируя под собственные потоки информации? Едва заметная улыбка превратила ледяной фейсплейт в юникронову маску коварства.
Исследователь тихо заворчал, недовольный отстранением. Он еще не полностью успел проанализировать, ему мало! Всего бы офицера, да куда-нибудь… чтобы не двигался. Изучить всего, узнать его максимальный потенциал, едва ли не выжечь его разум, но добиться максимума способностей. Узнать все, со всех сторон, использовать в своих целях... Независимо от того, насколько они станут выгодны десептиконам.
Шоквейв приблизился, опуская ладонь на деку, рядом с портами, осматривая скрытые панели. Едва заметно поблескивающие, наверняка много ворнов открывавшиеся только для техобслуживания... А затем медленно подключился, осознавая благодарность за доверие - не всякий десептикон открыл бы порты по собственной воле даже товарищу, не то что однолинзовому командующему.
Мощные файрволлы с обеих сторон не опускались, но теперь контакт шел напрямую.
"Я не хочу, чтобы ты меня изучал, - сообщение несло изрядно эмоциональной окраски. Только в прямом контакте чувствовалось столь редко включаемое для кого-то снаружи тепло. - Но я хочу контакт ближе".
Я сам хочу тебя изучить - повисло невысказанное, и Саундвейв снова улыбнулся, глядя в единственный окуляр. Тончайшие коды эмоций, слишком тонкие для кого-то другого. Кого-то, кто не умеет смотреть, кто видел в третьем офицере всего лишь сбежавший ИскИн. Смертельно опасная ошибка.
Шоквейв наклонил голову чуть-чуть, раздумывая. Опустить базовую программу по исследованию, изучению чего-то нового в любых условиях, в любом состоянии… Возможно, не критично, но... смысл?
Процессор подбирал варианты развития событий. Исследовать сейчас - потерять связь, а значит, дальнейшее просто перечеркивается. Или же собирать материал не спеша, складывая по байтам...
"Хорошо. Не сейчас", - желтая оптика вновь взглянула на лицо Саунда.
В ответ пришло ощущение благодарности. Такой хрупкой, будто стеклянная линза под прессом.
Теперь Саундвейв сам подключил несколько кабелей, замыкая информационный контакт, и самыми кончиками пальцев надавил на плечо Шоквейву, одновременно предлагая ему опуститься - без слов, одним неуловимым пожеланием. Настолько вежливо, что даже позволил ощутить эту мысль как чужеродную, не маскируя.
Его системы разогнались было, но приоритет у интерфейс-программ всегда стоял нижайший из возможных - проснувшееся любопытство и интерес тут же заглушили намек на возбуждение.
Шоквейв последовал мягкой просьбе, опускаясь перед креслом на колени. Он не считал эту позу унизительной - не в этом случае. Скорее это ответный знак доверия, которое сейчас образовалось между ними. Кончики пальцев Саундвейва почти впились в фиолетовую броню.
Он окончательно потушил линзы, выходя на контакт - отправляя пробный информационный поток. Образы, всего лишь образы предвоенных мирных еще лет, и незаданный вопрос - что о них думаешь?
В ответ ему пришла цела серия эпизодов, тонкие детали: лаборатория Шоквейва, его бывшие несколько ассистентов, материал, что с гордостью он представил бы, если б не война… Дорогие, очень важные воспоминания - любимая работа, туповатые, но не мешающие мехи-помощники, материал, над которым можно работать, и который потом принесет пользу.
Саундвейв уцепился за понятие "регенезис" и жадно дернул ниточку байтов об этом древнем сверхсекретном деле, добровольно отдавая собственные данные той же ценности. Интерфейс-программы не срабатывали, но его вентиляторы захлебывались, мотор колотился под грудной пластиной едва ли не на максимальных оборотах. Он положил ладони на фиолетовую броню Шоквейву. Исследователь продолжал отдавать файл за файлом. Конечно, многое он закрыл от внимания - у них всего лишь легкий контакт, не требующий полного доверия, но кое-чем он все же мог поделиться.
Его системы, тоже разогрелись, разум так же чуть-чуть плыл, перегруженный инфопотоком, и его кулеры гудели в тон вентсистемам Саундвейва, пытались охладить корпус, на котором уже высыхали потихоньку капельки конденсата.
Контакт замкнулся плотнее, несколько штекеров подключились сверх того - у них обоих не было гоночных крутых альтформ, они оба почти не интересовались чем-то извне - сугубая функциональность, жадность к знаниям... а что может стать интереснее настороженно прикрытого, но все же приветливого разума похожего на тебя исследователя? Будто параллельные сборки, логика к логике, мнение к мнению, совпадение в желаниях - 60, 70, 80%...
Шоквейв вздрогнул - такие данные... ооо, вот что пригодится в работе. Он подобрался еще ближе к офицеру связи, соприкасаясь коленями и грудной секцией с его ногами. В ответ и он передал информацию, кое-что об удавшихся экспериментах. Синхронизация между ними, их желаниями и стремлениями в данный момент плавно приближается к ста процентам. И эта плавность вполне удовлетворяла обоих.
Тонкие блики конденсата садились и снова испарялись в воздух, пока оба трансформера не покрылись едва заметной мерцающей пленкой выступившего энергона.
Саундвейв давно закусил губу, с жадностью лабораторного дрона изучая все новые и новые осколки, обрывки информации - Шоквейв не выдавал их сразу все, растягивая чудесную игру, давая ему полноценно насладиться поиском и исследованием, составить картину из частей - и взамен получал эмоциональный откат и новые кусочки для собственной головоломки. Его ладони сжали единственную руку Шоквейва, будто углубляя контакт, броня к броне. Будто мало уже стало информационного.
Шоквейв получил еще несколько байт - и понял, что свел все воедино. Он собрал целостную картину восприятия мира Саундвейвом в один из прошлых ворнов. Идеальная картина, полная деталей, недоступных обычному наблюдателю, взгляды, тончайший юмор оценок... шум мира вокруг. Стоп-кадр музыки его мира.
Данные сошлись - и вышибли Шоквейва за грань. Сенсорный перегруз осознание схожести, просто неимоверные ощущения: будто нашлась цель всех поисков мира, и краткие клики тишины можно просто... наслаждаться...
Через клик закончил свою картину Саундвейв, с облегчением позволяя волне чужой перезагрузки увлечь и себя.

Штекеры медленно, с некоторым трудом выскальзывали из разъемов. В этом чудилась какая-то особая прелесть - разъединяться, чувствовать ускользание чужого разума, собственными руками вынимать один кабель за другим - с усилием, чуть придавливая каждый. Не сталкиваться руками, размыкать поля...
В завершение контакта Саундвейв восстановил блокировку части собственных сенсоров, и густая влажная атмосфера Земли перестала дрожать, передавая звенящий гул его разума. Опустилась маска, замкнулся визор, скрывая удовлетворенную и немного ошарашенную улыбку на лице.
Шоквейв встряхнул головой, заодно убирая свои кабели и закрывая уже ненужные панели с портами. Его устраивало это отдаление. Оно восстанавливало... безопасность.
Кто бы мог подумать, что, пока остальные надираются энергоном до помех в видеодатчиках, он получит так много информации? И такой приятных подарок на не слишком-то нужном празднике...
Благо, что теперь они снова сошлись на равных - Саундвейв вновь скрылся за своей маской и визором, а у самого Шоквейва лишь поля и мерцание единственного диода выражали еще тень восторга перезагрузки.
И во мыслях читалось лишь одно, четкая ясная мысль для телепата: "Повторим?"

Саундвейв не издал ни звука, приводя свои системы в норму после взаимодействия, желая сохранить этот контакт одной из своих бесконечных тайн.
Он не ответил, но в мысли Шоквейва затесался явно чужеродный обрывок кода: "возможно". И прилагающееся к нему выражение хищной улыбки.

Вернуться к фанфикам