Nice Shot

Автор: Skjelle
Персонажи: Астротрэйн/Проул
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: последствия комплиментов, сказанных друг другу в разгар сражения против маленьких зелененьких голомозгих инопланетян )
Комментарий: для Скайфайер Метроплексович.

В первый раз Проул столкнулся с понятием десептиконского признания три местных недели спустя после конфликта с аборигенами планеты Земля и нашествием зеленых инопланетян.
Безусловно, самое лучшее, что зеленые могли сделать – это превратить Мегатрона в микроверсию, жаль, что эффект долго не продержался. А вот разрушения, причиненные их появлением, были куда больше, чем последствия обычной стычки с десептиконами.
Основные силы автоботов пришлось бросить именно на устранение последствий. Десептиконы затаились – возможно, Мегатрон все-таки обдумывал сказанное Оптимусом насчет мирного урегулирования. Кто знает.
Впрочем, вскоре выяснилось, что надежды слишком оптимистичны. Главный десептикон обладал неисчислимым количеством изощренных планов и абсолютной неутомимостью в части приведения их в исполнение. Ровно три недели спустя десептиконы появились на сырьевых складах прямо в середине Штатов, и отдельной группировке автоботов пришлось нестись туда со всех колес.
Обмен мнениями в виде выстрелов получился как всегда бурный, причем для Проула он оказался еще и очень коротким – через полминуты после прибытия в расчетную точку его угостили зарядом плазмы точно под капот. Ошарашенный, поврежденный и сбитый с ног тактик неприлично валялся среди разрушенных зданий, пытаясь прочистить процессор. Искра, получившая такую чудовищную стимуляцию, растревоженно пульсировала, словно пыталась разломать удерживающую ее сферу.
Проул автоматически зарегистрировал, как эпицентр военных действий смещается в сторону, а потом услышал тяжелые грохочущие шаги. Быстро перекатившись, он оказался за покосившейся стеной – единственное, что осталось от какого-то склада – и присел, взяв бластер наизготовку. Шаги приблизились, а затем оборвались. Кто-то большой – судя по плотности личного поля, пробивающейся несмотря на мощную глушилку – остановился именно за его стеной. Наверное, осматривался. Проул подумал и переключился на третий форсированный режим. Теперь сквозь стену были видны контуры неизвестного. Громадный силуэт с широченными надстройками характерной полукруглой формы.
– Эй, автобот, – наконец дал о себе знать Астротрэйн. – Как тебя... Проул! Ты там прячешься?
– Ну допустим, – недовольно отозвался тактик.
– А это я тебе под капот засадил, – с удовольствием поведал Астротрэйн. – Круто вышло?
– Ты процессор поменять не забудь, – после паузы посоветовал автобот. – Может, ты еще с дезактивом личные беседы ведешь?
– Если б я захотел, ты бы уже с дыркой в полбашки валялся, – Астротрэйн громогласно фыркнул, а может прочистил дюзы. – Это так... в знак симпатии.
– Что? – рука Проула дрогнула, но бластер он не опустил.
– Стрелял ты в прошлый раз неплохо, вот я и запомнил, – Астротрэйн отчетливо хихикнул. С поправкой на мощность его вокалайзеров прозвучало устрашающе.
– И какая же тут может быть симпатия? – Проул не сдержался, подпустив в голос сарказм.
– Боевая, – откликнулся Астротрэйн. – Так что присматривай за крылышками, понял?
– За дверцами, – автоматически поправил Проул. Он как и все наземные автоботы не терпел, когда их пытались обозвать летучими. Это было крайне неуважительно.
– Да лил я, – еще более неуважительно отозвался десептикон. – Короче, бывай.

Угрозу-обещание трехрежимник сдержал. Да так, что Проул злился все сильнее с каждым их столкновением. Астротрэйн норовил его подстрелить, причем не насмерть, а так, чтобы пообиднее. Проул уже был готов прикрывать собственный передний бампер обеими руками, когда замечал среди противников высоченную фигуру.
Вот единственный плюс – где бы Астротрэйн ни появился, собственные габариты его выдавали.
После того, как Астротрэйн подстрелил его в то место, на котором приличные трансформеры сидят, Проул оюникронел. Ответная охотна на трехрежимника была открыта без громких объявлений, но мстил Проул как только мог.
Не зря Астротрэйн признал его меткость – тактик никогда не промахивался. В свою очередь он метил трехрежимнику пониже пояса, с лихвой отплачивая за уже ставшую привычной на "Арке" шуточку насчет "поджаренных бамперов".
Пускай теперь сам узнает, как это – выслушивать постоянные насмешки, за которые, между прочим, даже под арест не отправишь. Прайм не поймет и посоветует относиться терпимее к товарищам. Или, может, лекцию при всех зачитает. Упаси Юникрон, только не это.
После долгих и плодотворных перестрелок, Астротрэйн снизил активность. Видимо, его статусу причиняемые косметические повреждения сильно навредили. Проул уже порадовался, что смог нейтрализовать противника не только эффективно, но и остроумно, когда Астротрэйн перешел к следующей стадии.
Передачтик "Телетраана-1" всегда был настроен на открытый прием сообщений от десептиконов. Несмотря на апокалиптические предсказания РедАлерта об опасности подобного пренебрежения основами информационной безопасности, Оптимус все же настоял на открытом канале связи. Его резоны Проул отлично понимал.
Лорд Мегатрон отличался склонностью к пафосному красноречию и любил периодически лично вызывать Прайма на разговор, чтобы пространно поделиться с Оптимусом собственным видением обустройства вселенной, после того как он самолично приколотит пустой шлем Прайма над главным входом в собственный тронный зал.
Оптимус с готовностью вступал в длинную дискуссию – уж что-что, а речи он произносить умел ничуть не хуже. Извечные противники сидели на антеннах друг у друга до полного истощения, но самое главное – иногда Мегатрон настолько увлекался, что умудрялся выбалтывать детали собственных долгосрочных планов. Постоянно висящий на второй линии РедАлерт непрерывно анализировал все эти разговоры, вытаскивая крупицы полезной информации. Проул подозревал, что Мегатрон отнюдь не просто так общается с Оптимусом, и где-то на "Немезисе" Саундвейв занят ровно тем же самым, чем и Ред. Информационная война в чистом виде.
Иногда даже Оптимус мог сгоряча брякнуть что-то, по-хорошему не предназначенное для датчиков противника. Иногда Мегатрон скармливал автоботам дезинформацию. Все шло своим чередом, правила игры менять никто не собирался.
Пока однажды на "Телетраан-1" не пришло сообщение в открытом коде лично для Проула. С простенькой шифровкой, на которую всполошившийся Ред накинулся со всем арсеналом тестирующих приложений. Проул, даже не успев заикнуться, что не стоит дешифровать всякую чушь, едва не посадил вокалайзер, увидев, как на экране одно за другим вспыхивают слова: "Проулу – Астротрэйн. Хочу твой шеврон..." – и на этом Ред застопорился, не в силах опознать последнее слово.
– Что там, шлак побери! – безопасник почти кричал. – Проул, он тебе угрожает! Чего ему нужно? Оторвать? Сжечь? Прострелить вместе с головой? Облить кислотой и ждать, пока она проест дыру в твоем шлеме?
– Ред, там одно слово, – сухо напомнил тактик. – Я думаю не стоит...
– Нашел! – возликовал безопасник. – Это кросс-лингвистическое понятие, пришлось воспользоваться местными словарями. Вот!
"Проулу – Астротрэйн. Хочу твой шеврон помацать"
– Хм, – задумчиво сказал тактик, тщательно изгнав нервозность из голоса.
– Я думаю наш ледяной тактик заинтересовал эту груду ржавого железа! – присутствующий при увлекательном дешифровальном процессе Санстрикер загоготал как обдолбанный синтетиками. – Вот это новости!
– Я думаю, это не имеет никакого значения, – Проул с удовольствием заморозил бы болтуна, но, увы, азотной установки у него не было.
– Если это является психологической проблемой, я могу помочь разобраться, – гладко сказал Смоукскрин, незаметно явившийся на вопли Реда о диверсии, и внимательно посмотрел на Проула, словно прощупывал рентгеном.
– Моя единственная проблема в том, что все здесь придают этому слишком много значения, – Проул с неприязнью глянул на Сантрикера, который уже орал в коммлинк кому-то, мол, прикинь, тут у нас альянс невзаимных отношений возник. – Вон кого необходимо тщательно обследовать, в противном случае у него от преизбытка новостей может случиться стресс и срыв.
– Я обязательно учту это пожелание, – по-прежнему округло пообещал Смоукскрин и действительно двинулся к Санстрикеру.
Едва разноцветный психоаналитик подхватил Санстрикера под локоть, как автобот немедленно прекратил бесноваться и вроде бы даже слегка втянул голову в плечи. Проул удовлетворенно кивнул. Минус одна проблема, нет, минус две. Он избавлен от внимания самого неприятного автобота на корабле, а самый главный болтун попал под пристальное наблюдение. Просто прекрасно. Осталось только убедить Реда в том, что на отдельных поехавших по рельсам десептиконов не стоит обращать внимания.

Астротрэйн в своих письменных домогательствах был невероятно последователен. Сначала Проул думал, что ему быстро надоест, но десептикон не унимался и в красках расписал практически каждую деталь корпуса, на которую имел виды. Проул начал нервно вздрагивать, слыша очередной сигнал поступившего сообщения. Хотя на "Телетраан-1" и без Астротрэйна валилась просто масса информации: данные со спутников, запросы людей, вирусы и хак-программы от Саундвэйва, беспардонный спам – судя по ошибкам, от кого-то из боевиконов, постоянно предлагавших увеличить карданный вал на десять сантиметров. В таких условиях и правда можно было получить стресс.
Но всерьез Проул забеспокоился, когда анатомические изыскания трехрежимника уже прошлись по корпусу, ногам, рукам, дверцам и даже по капоту. Останавливаться Астротрэйн явно не собирался, а среди автоботов царило подозрительное оживление. Проул не выдержал.
Он предпринял контрмеры.
– Прошу соединить с Мегатроном, – сухо сказал он, когда на прямой вызов "Немезиса" откликнулись, и на экране возник Саундвэйв.
– Лорд Мегатрон: не общается с солдатами, – немедленно уведомил его связист.
– Это личный запрос, – Проул свел руки за спиной.
– Переключаю, – почти сразу отозвался десептикон.
Экран мигнул.
– Что такое? – Мегатрон выглядел неправдоподобно огромным на экране. Проул подумал, что не такой уж и плохой была идея Бамблби наклеить на экран усы точно в месте появления лорда. Без отвлекающих маневров повелитель десептиконов просто подавлял. – Ко мне уже ломятся всякие рядовые автоботишки?
– Сообщаю, что один из ваших подчиненных проявляет недопустимую интерфейс-агрессию в отношении лично меня, – выложил Проул все сразу.
Мегатрон помолчал, а потом расхохотался в голос.
– Так это же отлично! – он снова захохотал. – Отличная идея! Я бы тоже проявил большой интерес к твоим буферищам, если бы не срочная необходимость завоевывать вселенную!
– Я прошу вас принять меры, – упрямо сказал Проул.
– С чего бы это? – рявкнул Мегатрон. – Может, я ему наоборот помогу тебя изловить! Нравится такой вариант?
– Он использует ресурсы прямой связи, – наябедничал Проул, чувствуя себя при этом так хорошо, как давно не чувствовал.
Выражение физиономии Мегатрона резко изменилось с ликующего на озадаченное, а потом десептикон аж перекосился от злости. Астротрэйн действительно использовал прямую связь, игнорируя гораздо более экономичную возможность, предоставляемую трансляцией сигнала через систему человеческих спутников и наземных станций.
– Кто это? Говори!
– Разберитесь сами, лорд, – вежливо сказал Проул, позволил себе улыбку и отключил связь.
Линк не разрывался мгновенно, поэтому Проул еще слышал рев "Саундвэ-э-э-эйв!", и, пожалуй, это был один из лучших звуков на его памяти за последние... В общем, за многие эоны.

Меры, судя по всему, повелитель десептиконов принял. Проул наслаждался заслуженным покоем целых два местных дня, пока на его персональный коммлинк не свалилось сообщение. Преодолев, между прочим, файрволл, который настраивался по инструкциям Реда.
"Ну ты говнюк", – гласило послание.
Проул потратил целый брийм на поиск значения слова, паузу отвращения к биологии, изучение классификации отходов и определение самого бесполезного и вредного.
"Сам ты понос", – полетело в ответ.
"Все веселье испоганил", – предъявил претензию Астротрэйн.
"Освободи мой канал", – потребовал тактик.
"Дай за шверон помацать"
"Как ты вообще сюда попал?"
"Приходи один в Хэфлпорт. Расскажу"
"Отвали"
"Я еще не обменялся как следует"
Получив последнее сообщение, Проул на мгновение застыл, анализируя только что свалившуюся информацию, а потом кинулся к "Телетраану-1". ИскИн хранил информацию за весь период исторических событий, и если информации не было у него, то значит ее не было ни у кого. Ну может быть у десептиконов. Так вот, о самих десептиконах...
Проул зарылся в медицинские тома и психологические монографии. То что для Астротрэйна было очевидным, тактику пришлось раскапывать самостоятельно, пропуская через себя мегатонны ненужной информации. Но в конечном итоге его терпение было вознаграждено. Он раздобыл полулюбительскую брошюрку, в основном потому что его привлекло название: "Десять смешных десептиконских привычек и сорок пять – не очень".
Слив ее полностью, он наконец-то нашел необходимое. Теорию "менялок". Согласно исследованию с цитатами первоисточников в качестве доказательств, среди десептиконов встречались поклонники взаимоотношений, построенных на теории обмена знаниями. К большому огорчению Проула, эта теория была увязана с иерархией и прекрасно объясняла происходящее. Астротрэйн восхитился им один раз, обратил внимание на его выдающие качества во второй раз; занялся изучением объекта, вычислил еще массу достоинств и пожелал все эти достоинства приобрести. Убить врага и съесть его чипы памяти.
То есть, конечно, в более цивилизованном варианте: вытащить все что можно через интерфейс.
Будь Проул кем-нибудь вроде Скайфайра, трехрежимник гонялся бы за ним, пытаясь подставиться самолично. Но поскольку тактик не мог похвастаться размерами шаттла, устремления Астротрэйна носили отчетливо овладевающий характер.
"У меня файрволы стоят, – Проул попытался воззвать к голосу разума. – Ничего не получишь".
"А у меня ледорубы", – Астротрэйн прислал смеющуюся иконограмму.
"Если я дам попробовать и у тебя не выйдет, ты отстанешь?"
"Удивительная покладистость. С чего бы вдруг такое сотрудничество", – неожиданно трехрежимником овладела паранойя.
"Иначе мне придется тебя убить, – Проул сердито мигнул, пусть собеседник этого и не видел. – А я не хочу сокращать число кибертронцев. Это против моих убеждений".
Вместо очередной реплики ему пришли координаты места. Нейтральная территория, заброшенный из-за невостребованности порт. Как это все утомительно. Как предсказуемо.
Астротрэйн вовсе не был первым партнером на счету Проула и даже не был первым десептиконом. Вдобавок, тактик действительно не хотел убивать огромного трехрежимника. Если можно обойтись гуманными методами, то почему бы и нет? Потом все вернется на круги своя, и увидятся они в лучшем случае в центре по перевоспитанию бывших десептиконов.
Проул обязательно собирался стать сотрудником подобного центра в будущем.

На ответственное мероприятие тактик специально опоздал. Чтобы не пришлось сидеть и дожидаться десептикона, как в черных холо с неприятными поворотами сюжета.
Зайдя на склад и сразу увидев трехрежимника, Проул даже не стал отряхивать дорожную пыль, прямиком устремившись к цели. Ему не приходилось отчитываться о своем отсутствии на базе, но и торчать тут до следующего светового периода он не собирался.
– Так! Сразу к делу! – вместо приветствия объявил Проул, на ходу расцепляя магнитные замки. – Быстро пробуешь, убеждаешься в моей правоте, и расходимся!
– Чего? – Астротрэйн мигнул оптикой. – А почему вдруг быстро? Я за тобой погоняться хотел!
– Мне некогда, – Проул холодно посмотрел на него снизу вверх. – Погоню оставь для игрищ с Вайдрайдером, например. Мой график не включает гонки в пыли.
Атсротрэйн открыл рот, но тут же явственно прервал так и не высказанную фразу.
– Хорошо, –согласился он. – Раз так торопишься, то и делай все сам.
– Прошу прощения?
– Ну ты с твоим графиком и расписанием, наверное, сам лучше знаешь, как быстро и эффективно совершить сеанс интерфейса, – Астротрэйн расплылся в ухмылке. – Садись поудобнее.
На последних словах он грохнулся на потрескавшийся пол и тоже расщелкнул броню, явив наполовину активированный джампер во всей красе. Проул почувствовал срочную необходимость надеть всю броню обратно и сбежать. Вот только вряд ли получится.
– Слишком много, – категорически сказал он.
Астротрэйн гулко вздохнул и убрал пару штырей. Картина от этого поменялась слабо.
– Много, – повторил Проул.
Щелк, щелк. Еще несколько элементов.
– Да много же! – Проул в раздражении взмахнул рукой. – Ты шутишь? Габариты сравнивал!
Разница между ними была из тех, когда взаимодействие уже нежелательно в принципе. Слыхал Проул еще в мирное время рассказы о некоторых неравновесных отношениях, в итоге которых получались смертельные случаи от случайного задавливания...
– Короче, подключайся на сколько сможешь, – нетерпеливо сказал Астротрэйн.
Проул еще раз махнул рукой, теперь уже безнадежно, и устроился над серо-фиолетовой громадиной трехрежимника. Жаль, что нельзя приколотить десептикона к полу за крылья – они так удобно лежали, что просто напрашивались на лишний крепеж.
Астротрэйн как мог мешал важному процессу – елозил, пытался подсунуть лишний штекер, отвлекал истино десептиконскими комплиментами ("я б на тебя свою гравировку налепил") и всячески портил серьезный настрой автобота.
Пытаясь справиться сразу со всем, Проул предсказуемо отвлекся и очнулся лишь когда понял, что джамп-система, оказавшаяся в нем, слишком разветвлена, да и запихана в гораздо более расширенном варианте по сравнению с его собственными планами. Проул дернулся, в этот момент Астротрэйн чуть повернулся, джампер раскрылся еще сильнее, и острые штекеры пробойников уткнулись не туда. Прямо в центральный распределитель нейросигналов. И следом еще раз.
– Спина! – тактик взвыл, растеряв всю сдержанность. – Стой!
Астротрэйн почти испуганно замер. Проул почувствовал, как отказывают сразу несколько серво и начал заваливаться вбок. Трехрежимник немедленно поймал его, одной широкой ладонью прихватив под спину. От давления джампер вновь задел открытые части распределителя.
– Прекрати! – Проул почти визжал. – Ничего не делай! Сложи свой шлаков джампер!
Трехрежимник мгновенно выполнил его приказ, ободрав при этом изоляцию буквально со всех участков, до которых только доставал. Проул зарычал. У него складывалось ощущение, что он пытается заниматься интерфейсом с астероидом. Причем астероид весьма активен и даже пытается быть осторожен в меру своего астероидного понимания, но при этом все равно причиняет больше повреждений, чем приятных ощущений.
Астротрэйн понял, что файрволл ему действительно не взломать. Может Проул и считал, что неуклюжий громила тычется куда попало, но в этом случае он ошибался. Все тычки маскировали несколько видов тонкого подключения. Хватило нескольких запросов, чтобы уяснить плачевную в смысле шпионажа ситуацию. Ну что ж, он и не особенно надеялся. Но хотя бы удовольствие он мог получить, только нужно раскачать тактика, иначе от неактивного корпуса можно получить разве что несколько электрошоковых ударов. Для этого дела можно и часть джампера свернуть, чтобы не получилось особо изощренное убийство. По прикидкам Астротрэйна выходило, что полностью развернув джамп-систему он может достать ровно до камеры искры, а если воспользуется магнитными захватами, то выворотит ее ложемент.
Трехрежимник бросил пугающие рассуждения, оставил в покое файрволы и двинулся в обход, к управлению нейросигналами. Там мощной защиты выставлено не было, Проул всполошенно дернулся, однако не преуспел в самозащите, и Астротрэйн с легкостью подключился к сектору интерпретации. Побаловавшись с настройками, он перевел почти весь спектр передаваемых данных на чувственную стимуляцию. Автобот над ним почти неслышно застонал и задрожал. Астротрэйн качнул бедрами, смещая контакты джампера и одновременно проверяя правильность настроек. Проул снова застонал, приподнимаясь и тычась капотом в воздух. Астротрэйн поймал предлагаемые буфера одной левой и слегка сжал, пропуская через ладонь низкоуровневый сигнал для искры. Тактик схватил его за запястье.
– Прекрати, – Проул говорил сквозь стиснутые дентопластины. – Я не могу в этой позе. Спина...
– Я уже все убрал, – возразил Астротрэйн, не прекращая стимуляцию.
– Я двигаюсь, – Проул стукнул его по щиту над пальцами. – Я могу повредить несущую конструкцию, если ты перестараешься!
Астротрэйн в раздражении выдохнул всей вентиляцией. Лучше бы он за Мотормастером гонялся, тот хотя бы не станет жаловаться на разницу в весовых категориях.
– Надо поменяться, – гнул свою линию автобот. – Мне нужна опора!
– Я тебя и так держу, покрышка мелкая! – сердито рявкнул Астротрэйн.
– А я хочу лечь! – ответно рявкнул Проул.
– Ах даже так? – протянул трехрежимник. – Это легко...
Путем нескольких перемещений, сопровождаемых руганью автобота, он развернулся полностью и относительно аккуратно уложил тактика на пол, не расцепляясь с ним ни на мгновение. После чего Проул уперся ему в грудную секцию обеими руками и потребовал перерыв для настройки. Здраво поразмыслив, Астротрэйн уступил. Все равно деваться автоботу было некуда, а уж что там можно настроить, когда у тебя и так все повернуто на интерфейс...
– Только не мешай мне, – предупредил тактик.
– Жду, жду, – фыркнул Астротрэйн.
Ослабив крепления, Проул медленно отвел ногу в сторону, тщательно контролируя движение освобождающихся серво. Шарнир тихонько щелкнул, выходя из крепления, и нога свободно вывернулась, больше не удерживаемая натяжением страховочной механики. Со второй Проул сделал то же самое. Наблюдавший за его действиями Астротрэйн удивленно хмыкнул и сам, не дожидаясь подсказок, подхватил неподвижные ноги и устроил их на собственных бедрах.
Судя по довольной ухмылке, он оценил новые возможности – до сих пор Проул упирался в него коленями, не в силах раздвинуться под слишком большого партнера.
Фактически тактик добровольно лишил себя возможности двигаться, но это было куда лучше, чем достичь такого же результат чуть позднее, а бонусом получить массу разрывов тяжей. В их положении трансформеры не могли разбрасываться запасными шарнирами, и скорее всего ему пришлось бы заседать на "Арке" многие циклы, дожидаясь поставки с Кибертрона.
– Вот так, – сообщил он трехрежимнику. – Перестараешься – оторвешь мне ноги.
"Но с минимальными повреждениями", – добавил он про себя.
Последовавший за этим предупреждением интерфейс превратился для Проула в борьбу разумного подхода и свернутых настроек.
Благодаря вмешательству Астротрэйна в его личные протоколы, каждое движение трехрежимника отдавалось приятной пульсацией в нейросистеме, хотелось двигаться самому, хвататься за выступы брони, да хоть кусаться, лишь бы выразить удовольствие. С другой стороны он прекрасно чувствовал, как под немыслимым давлением сдвигаются внутренние системы, и если часть из них он еще мог как следует скомпоновать, то некоторые особенно крупные подвергались серьезной нагрузке. Особенно доставалось спине, невзирая на все предпринятые меры осторожности. Наверное, Астротрэйн не сталкивался с колесными формами и поэтому не знал, как правильно переконфигурировать джампер. Сам Проул то терял голову, то просто стеснялся сказать об этом в ходе процесса. Ему представлялось совершенно невозможным завопить "развертку смени, кретин алюминиевый! " и поэтому приходилось мириться с неудобством.
А потом то ли сам Астротрэйн понял, что действует не так, то ли перехватил несколько особенно ярких мыслей тактика, но в любом случае – он притормозил и сделал ту самую переконфигурацию.
Давление сразу же ушло, джамп-элементы проскользнули в свободные места, образовалось сразу несколько замкнутых контуров, и Проул искренне застонал, восхищаясь сменившейся интенсивностью ощущений. Больше не приходилось отправлять в игнор возмущенные сообщения контроля целостности систем. Теперь поле зрения затягивали только приятные голубоватые окошки с любезным указанием пиковых нагрузов и даже с обратным отсчетом до момента сброса. Слава изобретениям РедАлерта: как никогда приятно понимать, что перезагрузка неизбежна, и готовиться к ней с двойным усердием.
Астротрэйн уловил приятные намерения автобота под собой и наддал так, что у самого в искре полыхнуло. Он перехватил часть внутренних уведомлений, увидел там готовность к перезагрузке и сделал последний ход – подсунул самый небольшой топливный шланг к давно найденным шлюзам. Один или два подходили, он ткнулся в них поочередно, нашел нужный и пихнул туда шланг со всей силы.
Резкий крик негодования сменился на гораздо более мелодичный – от запланировано наступившего удовольствия. Астротрэйн за один прием откачал обильно хлынувшее топливо, оно тут же вспыхнуло в камере вторичной переработки, и трехрежимник стиснул челюсти, чтобы не заорать самому. Возможности его вокалайзеров позволяли глушить партнеров вплоть до полного стазиса или до качественного заикания, но ему не хотелось портить момент.
– Не... не трогай шлюзы... – пробормотал автобот, едва восстановив активную деятельность.
– Да ну? А мне кажется, ты прешься, – Астротрэйн ухмыльнулся и ввел шланг еще поглубже, чувствуя сопротивление блокирующих систем.
– Извращенец отсосный, – еще тише пробормотал Проул, шевеля бедрами, словно пытался свинтиться со шланга. Джампер не пускал. – Эй, хватит! Ты чт-то делаешь?!
– Меняюсь, – честно сказал Астротрэйн, подпуская еще немного собственного топлива. – Жжется?
– Еще бы! – Проул ударил его обоими кулаками, тщетно попытавшись при этом дотянуться до физиономии трехрежимника, но попал только по краям нагрудной брони. – Разъест же!
– А ты пусти компенсаторы, – предложил Астротрэйн, старательно наклоняясь и заглядывая в горящие праведным гневом линзы.
Проул зарычал и треснул его еще раз, понимая, что компенсаторы все же выпускать, а вернее сливать, придется. А значит, общий порог энергозапаса будет снижен, и соединившийся с ним десептикон будет поставлен как приоритетный источник возмещения, а потом...
– Трахаться будем долго, – коротко обозначил ситуацию Астротрэйн, словно подслушивал.
– Ненавижу, – прошипел Проул. – И крылья у тебя кривые.
– Эй! – возмутился Астротрэйн, тут же добавляя еще топлива. Ответный поток компенсаторов стал приятным сюрпризом: Астротрэйн ожидал, что тактик будет барахтаться до последнего. – Вот я сейчас тебя заставляю их полюбить как родные!
Проул нетерпеливо зашевелился. Облегчение в топливной системе сменялось нестерпимым желанием как можно скорее получить столько энергии, чтобы восстановить резко упавший из-за переработки уровень. Чувствуя, как джампер готов отдать ему всю эту энергию, Проул напрягся и включил магнитные ловушки. Совсем ненадолго, но достаточно чтобы привлечь внимание. Астротрэйн громко охнул и немедленно прекратил забавляться с его шлюзами, переключившись на гораздо более приятные вещи.

Свой дебют в менялках Астротрэйн счел очень успешным. Тщательно испробованный во всех интерфейс-режимах автобот тихо лежал на нем, шелестя вентиляцией. Трехрежимник слегка гордился тем, что черно-белый трансформер не свалил сразу же после того, как вправил на место все сдвинутые серво. Конечно, комплиментов от него трехрежимник не дождался, но когда Проул потребовал от него устроить зону отдыха, Астротрэйн колебался буквально несколько мгновений, чтобы сделать такую зону лично из себя.
Тактик разместился на нем словно на платформе, демонстративно закинув руки за голову. Выждав дипломатические пару бриймов, Астротрэйн перестал притворяться дезактивом и теперь поглаживал Проула под капотом, куда столько раз стремился залепить прямой наводкой.
В отличие от большинства сокомандников трехрежимник дураком не был – он вообще считал себя как минимум военным и стратегическим гением – поэтому он тщательно изучил основные конструкторские профайлы, валявшиеся в архивах "Немезиса" еще со времен освобождения от квинтессоньего рабства. В профайлах срупулезно описывались все конструкции "автоматических бипедальных рабочих" и, несмотря на прошедшие эоны, многие профайлы до сих пор совпадали практически идеально.
Например, подкласс особо защищенных от прямого попадания трансформеров, чьи искры прятались за утолщенной броней объемного типа, в которой можно было свободно размещать дополнительное вооружение, дублирующие энергосистемы и даже запасные процессорные модули. Снесли полголовы вместе с шевроном, и тут – оп – из-под капота появляется запасная начинка для головы. Удобно.
Однако непосредственно под этой объемной броней шло сочленение с обычным корпусом, которое оказалось слабым местом в конструкции. Из-за разницы в плотности используемого металла, часто образовывались микротрещины и зазоры, через которые электрическое или плазменное воздействие отлично нарушало работу всего, что пряталось под выдающимися формами.
Астротрэйн не интересовался, какие именно дополнения прячет тактик под черно-белой крышкой, его занимала только основа основ – сама искра. Чем больше и чаще она получала стимуляцию извне, тем беспокойнее делался носитель.
Астротрэйн был просто уверен, что если бы не эта предварительная подготовка, то в замкнутом пространстве заброшенного склада сейчас находилось бы два дезактива. Нельзя недооценивать автобота, если он меньше тебя в два раза. Это лишь означает, что он более ловкий и быстрый, и может достать тебя там, где ты не ждал.
– Хватит шариться, – недовольно сказал обдумываемый автобот.
– Что, неприятно? – искренне удивился Атсротрэйн. Надо же, а он старался генерировать слабенькие магнитные импульсы, чтобы расслабить тактика.
– Щекотно, – после заминки буркнул Проул.
Астротрэйн усмехнулся и прекратил всю деятельность, просто положив ладонь со всем ее весом на гладкий нагретый корпус.
– Тяжело! – спустя несколько секунд возмутился Проул.
– И так нехорошо, и так плохо. Типичный автобот, – прокомментировал Астротрэйн, стараясь прогнать из голоса улыбку.
Проул обеими руками спихнул с себя тяжесть, перевернулся на живот, едва слышно пробормотав пару нелицеприятных выражений в адрес конструкторов, и попробовал трансформировать и опустить капот, чтобы улечься поудобнее. Астротрэйн наблюдал за ним несколько мгновений, потом подхватил под задний бампер ладонью и дернул, вынудив тактика проехаться по огромному корпусу. Автобот выругался и тут же удивленно замолк. Съехав с броневой плиты, его капот оказался прямо под нижней челюстью трехрежимника. Проул впервые за долгое время ощутил это прекрасное чувство – когда есть возможность лежать, ничем ни во что не упираясь.
Раньше такое было позволительно только на Кибертроне, где текстильная промышленность ориентировалась на нужды всех видов населения и выпускала упругие амортизаторные настилы, которые охотно продавливались, принимая любые формы. Проул непроизвольно потерся о нагретую броню. Астротрэйн фыркнул горячим воздухом, обдав ему капот. Недолго думая, Проул закрыл одной ладонью оптику трехрежимника, другой – осклабившийся рот, и удобно пристроился подбородком на тыльную сторону руки.
– Это угнетение, – глухо прокомментировал Астротрэйн, нарочно не используя внешние динамики.
– Это сатисфакция, – возразил Проул.
Трехрежимник осторожно обхватил его обеими руками, сделал несколько давящих движений, прощупывая сквозь тонкую броню возможные повреждения основной механики, но не нашел. Возможно, автобот намекал на поврежденную спину просто из вредности. Не удержавшись от соблазна, Астротрэйн прихватил растопыренные дверцы, оттянул их и отпустил, наслаждаясь упругим звоном металла и недовольным пыхтением вентиляции. Впрочем, Проул ничего не сказал, и Астротрэйн продолжил забавляться с дверцами.
Он подозревал, что на вспомогательные элементы не выведен ни один датчик, ну разве что датчики давления, передающие сугубо утилитарную информацию. Но само по себе обладание возможностью теребить отполированные дверцы доставляло хорошо ощутимое удовольствие. Сложить, раскрыть. Сложить, раскрыть, потянуть. Подергать, погладить, сжать. Жаль, что он не может почувствовать, отзывается чужая искра или мерцает все так же ровно.
Астротрэйн тоже относился к классу сверхзащищенных трансформеров, но, в отличие от Проула и ему подобных, таскал на себе сплошную броню. Толщина металла на нагрудной секции достигала таких показателей, что, к примеру, если бы некий условный автобот путем невероятных усилий смог бы просверлить в броне трехрежимника дыру и запихнуть туда руку по локоть, то лишь поскребся бы о третий защитный слой.
Именно благодаря этим дополнениям, буфера тактика чудесно поместились таким образом, что ему даже не надо было тянуться. Открой рот и кусай за гладкую эмаль. Или пробуй, если анализаторов много. Но ощутить сквозь такой панцирь Астротрэйн не мог ничего.
Проул с некоторым внутренним смущением пытался понять, как на него влияет беспардонная проверка дверец на прочность. Внезапный интерес Астротрэйна был вполне понятен и даже логичен – всем, у кого были выдающиеся детали свободного профиля, пришлось исторически смириться с тем, что окружающие то и дело пытаются подергать за крыло, дверцу или спойлер. Кто-то любил подобные признаки заинтересованности, кто-то с трудом выносил – например, Блюстрик просто взрывался на месте, стоило только коснуться его трепетно оберегаемых дверец – а к Проулу никогда не лезли, соблюдая дистанцию и политес. Он ни разу за все функционирование не оказывался в ситуации, располагающей к излишне неформальным отношениям. Астротрэйн, конечно, об этом понятия не имел и потому занимался чужими дверцами с большим энтузиазмом, точно пытался добиться реакции.
Во всяком случае, ему хотя бы хватало ума (или практики – подсказал внутренний голос) не делать это со всей трехрежимной силищи. Толстые квадратные пальцы сжимали и тянули ровно настолько, чтобы не повреждать крепления или металл. Иногда Астротрэйн задевал колеса, и вот тогда Проулу становилось приятно, хотя признаваться в этом он не собирался. Ему всегда нравилось разъезжать по гладким шоссе, иногда еще и горячим от излучения местного светила. Если у него подолгу не выдавалось такой возможности, система пневматического контроля начинала все чаще и настойчивее напоминать о себе, требуя приятной и полезной нагрузки.
Говорят, гонщики вообще слетают с подшипников, если им хотя бы раз в цикл не дают носиться. Учитывая все это в совокупности, Проул не мог отрицать приятных ощущений, возникающих от случайно стимуляции его наплечных колес.
К его огромному сожалению вскоре Астротрэйн прервался. Вдобавок, едва трехрежимник прекратил двигать руками, как вся тяжесть его лапищи оказалась на корпусе тактика. О Праймас, пожалуй, это были даже две лапищи. Защищенные ударными щитами, между прочим.
– Тяжело! – вновь возмутился он вслух.
– Слушай, я не модель, чтоб быть легким как покрышка! – ответно возмутился Астротрэйн.
Проул хотел сказать что-нибудь язвительное, но не успел – над ними тяжело взревело, и тактик автоматически опустил голову, прикрывая ее руками и утыкаясь лицом почти в аудиодатчик трехрежимника. Обычно такой звук предшествовал воздушной атаке.
– Тц-тц, не надо наших бояться, пока я рядом.
– Ваших? – Проул приподнялся, упираясь локтями. – Ты что, притащил сюда подкрепление на тот случай, если не выстоишь один на один с автоботом?
– Ха? Чего? – Астротрэйн оскалился и щелкнул его по дверце так, что та лязгнула как об стену. – Ничего подобного! Никого я не звал, эти придурки сами выбирают маршруты. Гоняется он.
– За кем? – машинально уточнил Проул.
– Не знаю, – трехрежимник пожал плечами, из-за чего в движение пришли все пластины, а вместе с ними и Проул. – Судя по движку, за кем-то из ваших.
– Как? – Проул дернулся, но тяжелые руки не пускали. – Живо отпустил!
Атмосфера нейтралитета тут же испарилась. Проул уперся изо всех сил и приготовился испытать на трехрежимнике пару запрещенных методов, но, к счастью, тот успел объясниться прежде, чем его процессор стал образцом для тестирования микроизлучаетелей.
– Да не дрейфь, – Астротрэйн лениво задел пальцами за вставшие дыбом дверки. – Думаешь, ты один дружеские выстрелы получал? Ошибаешься.
Проул изумленно притих, опустился сначала на локти, а потом и вовсе залег обратно. Астротрэйн мысленно засмеялся. Видимо, тактик задумался, подсчитывая, сколько раз и в кого попадали те самые дружественные выстрелы, в лучшем случае опалявшие краску.
Астротрэйн не считал, но был уверен. Количество промахнувшихся в разгар боевых действий, что с одной, что с другой стороны росло удивительными темпами.

Вернуться к фанфикам