Океан

Автор: Skjelle
Вычитка: Megan Z. Marble
Персонажи: Девастатор/Егерь
Рейтинг: R
Жанр: pwp
Краткое содержание: после неудачной попытки утилизировать Землю в 2009 году, десептиконы ретировались в космические пространства. Но место долго не пустовало, и в 2013 пришли новые завоеватели, теперь уже из океана. Девастатор, благополучно проспавший всё это время в режиме саморемонта, недоволен.
Предупреждение: альтернативная вселенная - третий фильм не учитывается, и это кроссовер с "Pacific Rim".

Комментарий: в каноне гештальт для произвольного наращивания мощности и размеров использует плохо запаркованные карьерные самосвалы, брошенные самолеты и прочая. Основное преимущество гештальта — способность создавать управляемую чёрную дыру и пожирать окружающих.

В глубине холодного океана Девастатору не хотелось ни о чём думать. Ему дали достаточно энергоблоков, чтобы поддерживать силовое поле, защищающее от коррозии в жидкой среде обитания, и велели ждать. Девастатор был огромен и ленив. Когда он начинал действовать, все его части приходили в ярость, страдая от ненавистного объединения. Лучше оставаться в темноте и покое.
Сначала ему докучали транспортные средства, то и дело следовавшие по своим делам над местом его дислокации, но потом их количество начало постепенно сокращаться, и спустя восемь сезонных оборотов они исчезли совсем. Девастатор обшарил обычно забитые невнятной речью частоты, и не нашёл там ни одного голоса. Всегда неугомонные белковые, засорявшие эфир своим писком, молчали. Океан был пуст и тих.
Еще три сезонных оборота спустя Девастатор подобрался к береговой линии и расположился там, наслаждаясь покоем и отсутствием командных запросов. Слегка беспокоило только то, что энергоблоки не могли служить ему вечно, значит рано или поздно придётся выбираться и идти на охоту. Память подсказывала, что необходимо будет отыскать жаркие места, полные песка и сырого топлива. Чёрное блестящее топливо можно быстро переработать, запаковать в суб-контейнеры и спрятать под собственной броней. Такого запаса хватит надолго. Имеющиеся в его распоряжении геологические карты подтверждали, что сырого топлива на этой планете в достатке: некоторые месторождения на поверхности, некоторые в глубине, но всё досягаемо.

Потом его покой был нарушен. Сначала Девастатор не реагировал на досаждающий ему шум, но с течением времени отметил, что помеха становится всё громче и настойчивее. Это были не местные жители - кто-то ещё пришел к ним в гости и переговаривался на странной частоте, использование которой причиняло физические неудобства. Гештальт уже начал задумываться о том, чтобы выйти на сушу чуть раньше, чем нужно, и скрыться от неприятного звука. Возможно, ему бы подошли терраформенные образования, которые вполне могли вместить даже такую титаническую махину, как его укрепленное и обновленное тело.
Но Девастатор был слишком ленив и слишком медлителен, когда не участвовал в бою, поэтому опоздал, и то неизвестное, что порождало этот звук, пришло к нему само. Без предупреждения.

Однажды он просто услышал эту невыносимую тональность совсем близко и содрогнулся всем телом, взбаламучивая песок, скрывший его от любопытствующих. Если не врала система эхолокации и проецирования, на нём уже успели вырасти известковые формы местной жизни, а среди них то и дело плавали биологические создания. Ненависти к ним Девастатор не испытывал и даже слегка огорчился, когда они перестали существовать.
Его разозлило и взбудоражило чужое присутствие. Резкое, неприятное излучение хлестнуло по всем полуактивным сенсорам, заставляя составные части вспыхивать от злости. Их спокойное существование оборвалось, они снова страдали, страдание превратилось в ненависть, и Девастатор зашевелился.
Если бы его не потревожили, Девастатор никогда бы не стал вмешиваться в происходящее на этой совершенно неинтересной ему планете. Но кому-то не терпелось остаться без покрышек.
Девастатор оторвался от надёжного склона и медленно двинулся вверх.

Преодолевать расстояние до поверхности было невыносимо тяжело. Девять местных сезонных оборотов назад он ненадолго очнулся — на его убежище тяжело опустился надводный транспорт, и Девастатор без лишних раздумий пожрал его, слил с собой, превратил в одну из составных частей. Молчаливую и лишенную разума, но полезную. Все его части обрадованно принимали драгоценный металл, и Девастатор чувствовал, как становится тяжелее его броня, сплетаются новые кабели и возникают дополнительные системы балансировки. Он не сразу понял, что транспорт слишком большой, а потом уже не смог отторгнуть новую часть самого себя.
Шаг за шагом, оставляя разломы в камне, он поднимался, и толща воды над головой становилась всё светлее. Склон оказался довольно пологим, и Девастатор понял, что мешающий ему носитель вредного излучения находится почти на суше. Он уже чувствовал перемещение водных масс, а потом и увидел, как бурлит океан, и в грязной взбаламученной воде двигается кто-то огромный, под стать ему.
Девастатор никогда не встречал равных себе, но это его нисколько не смутило. Он не собирался налаживать контакты, ему просто хотелось избавиться от досадной помехи. Поэтому гештальт пёр сквозь толщу воды, даже не думая останавливаться. В результате Девастатор почти сбил неизвестного, но тот возмутительно легко ускользнул в сторону, тем самым раздражая ещё больше. Девастатор почувствовал, как потрескивает на высоко поднятых стрелах силовых установок электричество, и отключил защитное поле. Теперь ему нужно было встать.
Под водой было настолько легче... Девастатор поднимался, преодолевая гравитационное давление, вода стекала с его корпуса, хлестала из всех щелей, с шипением испарялась. Вместо отключенного силового поля теперь работал слой деактиватора, не менее успешно справлявшийся с задачей защиты брони.
Девастатор по старой привычке попробовал занять вертикальное положение, но собственная масса не давала этого сделать, и он тяжело опустился вперед, выбирая устойчивую форму. Вода разошлась гигантскими волнами.
Девастатор покрутил головой, отыскивая того, кто посмел вытащить его с подводного лежбища, и неожиданно наткнулся взглядом на... чужака. Своего, но в то же время совершенно иного. Высокий и гладкий, этот чужак стоял, возвышаясь над ним, и недоуменно глядел в упор. Широкий визор светился так ярко, словно под ним работал десяток сканеров. Девастатор заворчал, поднимая голову, и приветственно раскрыл челюсти. Ему сразу понравился этот гладкий корпус, и конечно чужак не мог производить столь отвратительные волновые колебания. Высокий шагнул назад, вздымая грязные волны, и ткнул прямо в Девастатора огромной пушкой. Девастатор недоуменно склонил голову, потом догадался оглянуться и сразу всё понял. Разумеется, целились не в него. За спиной стоял тот, кто так мешал ему и теперь угрожал прекрасному чужаку. Уродливая биологическая туша. Отвратительное создание, лишённое всякой механической гармонии. Просто скопище белка, вооруженное кислотой и плазмой. Девастатор чувствовал эти химические формулы, и они тоже были отвратительны. Гештальт фыркнул, включая подсветку, и начал медленно разворачиваться, снова подосадовав на собственную жадность, из-за которой он теперь никак не мог управиться с громоздким телом. Только если заставить все части работать вместе...
Части, объединенные в Девастатора, закричали от боли и ярости, подчиняясь давлению разума, возникавшего из объединения их собственных ячеек памяти, но настолько ужасного, что само его существование причиняло им мучения. Чтобы заставить его замолчать, следовало двигаться как можно быстрее.
Девастатор зарычал, установки вторичной приводной системы сработали одновременно, давно припасённые активаторы ударили в основные топливные магистрали. Медленные движения ускорились вдвое. Втрое. Гештальт выпустил горячий пар из решеток воздухозаборников.
Биологическая туша издала пронзительный вопль, не переставая терзать датчики собственным излучением, и рванулась вперед, тараня воду. Девастатор упёрся всем четырьмя конечностями в морское дно и раскрыл пасть. Драться он не желал. Он хотел убивать. Быстро.
С секундной задержкой провернулись и сдвинулись генераторы сжатого поля. Девастатор раскрыл челюсти ещё сильнее, встречая нападавшего тем, что Лорд Мегатрон когда-то давным-давно назвал «Оскалом бездны». Девастатору это выражение очень понравилось.
Завертелось первое кольцо, следом второе, третье, гравитационная воронка медленно стянулась в центре между гудящими от напряжения стабилизаторами, и ещё мгновение спустя Девастатор почувствовал знакомый дикий голод. Искусственно созданная чёрная дыра взревела в удерживающих её кольцах нагнетателей.
Первой в пасть хлынула вода, бешено закручиваясь, и Девастатор автоматически включил распылители за спиной, пропуская сквозь себя ненужную жидкость. Твёрдые вкрапления он изничтожал тут же, и с каждым мгновением мощность гравитационного потока увеличивалась. Нападавший тщетно попробовал притормозить, ударил неожиданным разрядом, но опоздал. Опоздал уже в тот миг, когда сдвинулся с места.
Биологическое создание могло быть ловким и быстрым, иметь на вооружении плазму и электроразрядники, но Девастатор хотел жрать.
Поглотить и использовать.
Мягкая податливая туша лопалась по швам, разламываясь и выплёскивая ярко-голубую жижу, сходную с энергоном и такую же высокозаряженную. Только неприятную на вкус, но такие мелочи Девастатора обычно не заботили. Гигантский склад белка терял форму, стягивался в бесофрменный ком под бешеным давлением гравитации и перемалывался на ходу, влетая в перерабатывающий сектор уже почти готовым к употреблению топливным полуфабрикатом. Последним втянулся шипастый кончик хвоста, и Девастатор мгновенно захлопнул челюсти, прерывая работу генераторов. Прокачивать сквозь себя лишнюю воду он точно не хотел.
Пожалуй, в белковых было что-то приятное: вот конкретно этот усвоился очень быстро и с коэффициентом полезности не менее семидесяти пяти. Даже лучше, чем переработка сырых ресурсов. Девастатор с удовлетвоерённым рыком спустил остатки чужого топлива фонтаном. Конечно, непривычно, что на этой планете, которую заселяли крохотные существа, внезапно появились создания его размеров (а может и больше), но он всё равно мог разодрать любое из них на части. Всё равно мог уничтожить их, как уничтожал остальное.

Девастатор развернулся и почувствовал странную дрожь в глотке за сомкнувшимися усилителями, когда увидел застывшего высокого и гладкого. Весь залит чужим энергоном с головы до ног. Это... это было... Девастатор прислушался, попытался понять, что с ним происходит, и внезапно осознал — это смешно. Гештальт испытывал веселье. Он наслаждался зрелищем растерянного высокого. Тот забавно стискивал огромное несуразное оружие и мерцал визором.
«Смотри на меня, какой я сильный! Я тебя спас!» — хотелось сказать Девастатору, но он не был приспособлен для общения с обычными трансформерами или похожими на них созданиями. Занявшая всю грудь, горло и часть головы система вихревых ловушек могла лишь рокотать и громыхать. Девастатор почти забыл, как пользоваться внешними динамиками, да и, к тому же, сомневался, что чужак поймёт его. Даже собственные составные части путались, когда он пробовал говорить. Но никто не запретил ему выражаться иначе.
Он отключил ускорители и медленно двинулся к высокому, на ходу успокоительно мерцая линзами. Тот попятился, наставив пушку на Девастатора. Возможно, посчитал его ещё одним чудовищем? Девастатор задумался, что и вправду для незнакомца может казаться очередной версией монстра. Монстров. Их было много, теперь Девастатор понял, почему океан наполняется шумом. Биологические переговаривались между собой, возникая из ниоткуда и расползаясь по дну. Удивительно, но они не использовали передатчиков, способность к общению была изначально встроена в их организмы. Хитрое решение, жаль, сам Девастатор такого лишен.
Гештальт оттолкнулся ото дна и поднялся на ноги. Под тяжестью собственного вооружения его клонило вниз, но он упорно держал спину, чтобы показать собственное механическое происхождение. Все тяжи и серво ярко блестели, он нисколько не походил на биологическую заразу, это точно.
Не выдержав, Девастатор снова рухнул на все четыре и помотал головой. Верхними линзами он увидел, что высокого окатило волной, смывая голубое топливо. Чужак стиснул кулак и понятным жестом погрозил Девастатору. Гештальт тихо заворчал и медленно пошел вперед, чуть отвернувшись, чтобы не пугать высокого оскалом. Остановившись на расстоянии вытянутой руки, он поднял голову и глухо заворчал, выдерживая низкие обертоны.
Высокий чуть отвёл пушку в сторону, потом вовсе убрал и протянул руку. Кончиками пальцев коснулся морды Девастатора и сразу отдёрнулся, будто опасался, что ему отхватят конечность по локоть. Девастатор опять почувствовал веселье. Высокий протянул руку увереннее и слегка похлопал Девастатора по тяжелым пластинам. Затем попятился, развернулся и двинулся к берегу, доверчиво открыв спину. Девастатор осмотрелся, определяя, нет ли поблизости других полезных и питательных чужаков, а затем проследовал за высоким. С каждым шагом тот все больше выходил из воды. Он действительно был весь гладкий, почти отполированный. Девастатор на миг представил, как двое или трое таких… он решил называть его Блеск. И представил, как двое или трое Блесков старательно полируют друг друга, оглаживают начищенную броню... Гххмм...
Девастатор догнал Блеска и слегка боднул его под бампер. Впрочем, не похоже, что Блеск умеет трансформироваться, так что бампером это называть было ошибочно. Но все равно гладкое и приятное место. Девастатор хотел боднуть ещё раз, но тут вода закончилась совсем, и он слегка присел на месте, чувствуя страшную тяжесть. Возможно, он зря сожрал тот корабль. Но у него было замечательное оружие. Тяжелые артиллерийские установки, похожие по действию на ту, что смахнула его с пирамиды в жаркой пустыне. Хмф. Девастатор недовольно повращал кольцами вихревых установок, вспоминая удар и боль. Хорошо, что его распавшиеся части собрали и вновь заставили объединиться.
На суше было почти невыносимо. Последняя его часть устроилась на спине, и если в воде это нисколько не мешало, то в атмосфере гнуло к поверхности с неодолимой силой. Возвращаться в океан Девастатор уже не хотел, заинтересовавшись Блеском, поэтому пришлось задуматься о перераспределении всех частей, чтобы походить на высокого и приятного чужака. У Девастатора складывалось ощущение, что Блеск воспринимает его как монстра именно из-за способа передвижения гештальта.
Части запротестовали, но не слишком уверенно. Девастатор никогда не увлекался чем-либо кроме разрушений, поэтому для них происходящее оказалось неожиданной моделью поведения. Но потом им тоже стало интересно. Первым сдался каркас, и Девастатор коротко рявкнул, ощущая острую боль от мгновенного изменения всей корпусной структуры. Следом зашевелились и остальные, подчиняясь желанию Девастатора наконец-то встать. Гештальт медленно выпрямился и передернул плечами, ощущая, как с хрустом перетягиваются серво, разъединяются и тут же формируют новую структуру подвижные детали. Все его части находили места самостоятельно, принимая удобное для себя положение, и он следовал их подсказкам, игнорируя контролирующие программы, которые твердили, что принимать опору только на две точки опасно.
Последний крепеж со скрежетом встал на место, и Девастатор повёл головой из стороны в сторону, проверяя работу частично трансформировавшихся установок. Системы контроля сжатого пространства успокоительно мигнули синим, подтверждая, что чёрная дыра может быть вызвана в любой момент. Ещё никогда гештальт не был таким огромным. В нём всегда было шесть, семь, восемь частей, но девятую он впервые взял только на этой планете, пока лежал на дне холодного океана. Она была настолько тяжелой и мощной, что он вырос вдвое. Возможно, если бы не эта безымянная девятая часть, он не смог бы помочь Блеску.
Блеск поднял руку и попятился. Забавный. Наверное, смутился, увидев, какой большой его новый приятель. Да, хорошее слово «приятель», за ним скрывается приятный смысл. Приятель — тот, кто близко с тобой. Девастатор тоже поднял руку и протянул её, раскрывая когти. От собственной тяжести рука чуть подрагивала, и Девастатор даже обрадовался, когда Блеск не стал упираться, и осторожно вложил красиво сконструированную ладонь в его лапищу. Девастатор потянул к себе, вынуждая Блеска сделать несколько шагов, и заглянул ему в визор. Под оранжевой полосой скользили неясные тени, поблескивали скрытые в толще пластика ячейки уловителей, ещё отражался сам Девастатор. Блеск по-прежнему не говорил, и Девастатору это даже понравилось. Он обхватил Блеска поперек спины, слегка нажимая на гладкую броню. Возможно, у него тоже проблемы с настройкой вокалайзеров, и проще всего будет обратиться к нему напрямую.

Гештальт почувствовал, как напрягается Блеск, начинает движение, чтобы вырваться, и рванул чужака на себя, сбивая с ног. Они рухнули на землю, Девастатор навис над Блеском и успокаивающе ткнул его челюстями в шею, но Блеск его явно не понял и попытался затеять драку. Бил он почти с такой же силой, с какой мог бы ударить сам Девастатор, и гештальт подумал, что без девятой части ему пришлось бы нелегко. Блеск погнул часть выносных конструкций, отодрал два сегмента брони и с такой силой боднул Девастатора в голову, что вынудил резко отпрянуть. Кольца генераторов неприятно хрустнули, и Девастатор заторопился. Он без лишних изобретений навалился сверху, перестав осторожничать. Чудовищный вес сразу вдавил более легкого чужака в землю. Девастатор прислушался, но Блеск не издал ни звука, кроме заскрипевшей брони. Разъехавшиеся колени стиснулись на боках гештальта, Блеск снова попытался ударить, но было уже слишком поздно. Девастатор выпустил соединительные морф-кабели. Ими не нужно было управлять, они сами полезли под гладкую броню, безошибочно находя места, где должны были проходить нейростволы.
Блеск упёрся и заелозил обеими ногами - видимо, совсем не знал, что делать в таких случаях. Девастатор слегка приподнялся, понимая, что может задавить Блеска совсем. Собственные сервоприводы работали на пред, что уж говорить о более лёгкой конструкции Блеска.
Несколько раз подряд гештальт пытался запустить синхронизацию, но всё время утыкался в глухую стену. Он даже не мог найти энерговоды! Только очень мощный искусственный источник энергии. Перед ним словно был дезактив, совершенно пустой и без искры, но при этом мыслящий и способный двигаться. Девастатор жадно исследовал его изнутри, щупая твёрдые и гладкие пластины, перебирая сложные гидравлические системы, вторгаясь в мириады управляющих серво. Он пытался найти чувствительные поверхности, второстепенные разъемы, открытые контакты, но не находил ничего. Ни внизу корпуса, ни в центре, ни выше... Пусто, везде пусто!
Он уже почти отчаялся, когда внезапно наткнулся на странное место, в котором присутствовало сразу два источника быстрого излучения. Вот они-то и были тем, что заставляло Блеска двигаться. Они функционировали, и он наконец-то мог подключиться. Пришлось использовать множество самых тонких, почти микроскопических кабелей, чтобы получить доступ, а Блеск ещё и сопротивлялся, отталкивая его, хватаясь за предплечья и срывая с них обшивку, раньше бывшую девятой частью. Ничего. Сейчас он всё-всё поймёт.
Девастатор жадно ворвался в чужой разум, на миг поразился тому, как странно раздвоено это сознание, и поглотил его без остатка. Слишком давно он этого не делал, слишком торопился и не мог остановиться вовремя. Он рванулся к управляющим центрам, стремясь захватить каждый нейрон, и с изумлением остановился. Захватывать было нечего. Кроме того места, где он уже подключился. Блеск не мог среагировать на его прикосновения, потому что весь он прятался в этих двух искрах, панически излучавших хаос мелких колебаний. Девастатор осторожно дотронулся до тонкой линии связи, объединявшей Блеска и его искры, и она тут же вспыхнула, наполняясь лихорадочными электромагнитными пульсациями. Поймал!
Девастатор включил собственный передатчик, настроенный для таких тонких взаимодействий, и врубился в мерцающую линию прямо посередине, мощно транслируя собственное желание узнать как можно больше. Но сначала...
Блеск забился под ним, взбрыкивая ногами. Сдвоенный разум вспыхнул как сверхновая, и Девастатор с упоением втянул эту живую энергию, чтобы вернуть гораздо больше. Ему не жалко! Он тут же поймал откатную волну и запустил её обратно, снова усиливая. Блеск совсем не умел играть в дуэте, поэтому Девастатору приходилось разжигать его снова и снова. Он настолько давно не испытывал этого удовольствия, что никак не мог остановиться. Кажется, Блеск даже не умел принимать энергию, так быстро он гас. Стиснутые пальцы разжались, визор потускнел, и Девастатор на мгновение ощутил странную, непонятную мысль про потерю управления. Скорее всего, перезагружаться он тоже не научился, и это уже было не так весело.
Девастатор прекратил обмен, оставив только поверхностную связь. Надо было объясниться, дать понять, что ничего плохого он не делает, просто поторопился... Девастатор хотел сказать, что будет помогать Блеску разделываться с чужаками, обладающими невкусным, но высокоэнергетическим топливом, но не смог издать внятных звуков. В его распоряжении был примитивный человеческий алфавит, и Девастатор понадеялся, что Блеск тоже знает их язык. В конце концов несколько миллиардов местных обитателей постоянно общались друг с другом, и у них даже имелся усреднённый вариант, которым пользовались очень многие в качестве главной лингвограммы, и не меньшее количество — в качестве вспомогательной.
Девастатор сосредоточился и сбросил по линии самые простые слова. Блеск слепо уставился на него, даже не мигая визором. Девастатор терпеливо ждал. Он мог себе это позволить.

Алек Камински, еле соображающий после дрифта с гигантской, чудовищной машиной, восставшей со дна океана, поморгал, пытаясь согнать выступившие от напряжения слёзы. Его словно порвали на куски и наспех слепили заново, и теперь он силился понять, что за кошмарные образы ворочаются у него в голове.
— Смотри, — прохрипел напарник. — Я вижу… Это… Это буквы… Нет, слова…
Разделенный на двоих разум отчаянно пытался обработать информацию, но неизменно отступал. Дрифт перестал быть привычным и знакомым, словно превратился в бездонную яму, на краю которой пытались устоять два человека, связанных друг с другом и машиной. Гул чужого мира не отпускал, чудовищные видения плавали где-то за тонкой пленкой разума, грозя вот-вот вырваться и пожрать обоих.
«База, — сказал монстр внутри его головы. — Показывать дорогу. Помогу»
— Да он шутит, — Алекс хотел вытереть пот со лба, но помешал шлем. Руки дрожали.
Немыслимый извращённый дрифт почти свел его с ума, и только благодаря Эрику он сумел выкарабкаться или, по крайней мере, не утонуть в чуждом разуме, пока их не отпустило. От попытки вспомнить, что было в голове у Разрушителя-который-пожирает, ему становилось плохо. И положение усугублялось тем, что Эрик испытывал то же самое. Им было плохо вдвойне. Дрифт, конечно, позволял совершать невозможное, но шутить с ним было нельзя. Алекс даже на мгновение не хотел задумываться о том, что напавший на кайдзю механизм оказался ещё одним монстром. В отличие от кайдзю он был разумен, он использовал дрифт, и… боже, он этим наслаждался. Он не дрифтовал с ними, он пытался их трахнуть! Он хотел поиметь их егеря, мать его! Господи, он реально искал, куда можно присунуть!
Довольное ворчание, опять прозвучавшее в голове, заставило Алекса рвануться на месте. Он должен был освободиться и бежать, пока не поздно! Только нужно поднять руки и освободиться! Господи, почему же не получается?
«Не пущу, — эхом пришло из дрифта. — Блеск, останься»
Алекс почувствовал мгновенную вспышку дикого, неконтролируемого ужаса, и обернулся, ища Эрика. Он всё еще не мог заставить себя хотя бы дёрнуться, не мог разорвать контакт, и уже видел страшное — застрявшего в дрифте напарника. Эрик совершенно не моргал, пялясь стеклянными глазами прямо перед собой. Алекс почувствовал, как его тянет в ту самую бездонную яму.
«Отпусти! — Алекс почти взвыл, заставляя себя говорить сквозь дрифт. — Отвали, сволочь!»
«Нет. Почему ты состоишь из двоих?»
«Потому что мы внутри, кретин!»
«Кто? Искры?»
«Люди! Мать твою, мы люди! Это не... не Блеск! Это машина! Боевая управляемая машина!»
«Такого не может быть»
«Может! Не трогай нас! Мы не твоей расы! Когда мы уходим, егерь становится просто машиной! Неживой! Он не мыслит, слышишь, ты, урод! Это с нами ты общаешься, а не с ним!»
«Но вы возвращаетесь. Снова становитесь одним»
«Нет, нас двое, мы совсем разные! Только в дрифте мы как один!»
«Вы всегда с одним... одной машиной?»
«Да! Может, теперь отвалишь?!»
Алекс не совсем понимал, почему так орет, поскольку обычно никогда не вёл себя подобным образом даже в критических ситуациях. Возможно, шок от дрифта. Возможно, у него уже поехали шарики за ролики, и он вот-вот обоссытся прямо в костюме, откусит себе язык и умрёт.
«Не умрёшь, — отчётливый смешок грянул в голове как выстрел в упор. — Я отпущу вас и Блеска. Но вы должны прийти снова. Охотиться на еду. Ка-айдзю»
Чем ещё был плох дрифт — невозможностью скрыть мысли. Само собой, Алекс подумал что-то вроде «хрена с два, урод» и тут же почувствовал угрозу, исходящую от машины. Боже, ну почему он не мог пошевелиться? Вдарил бы как следует! Плевать, что этот урод ради них старался, менял форму и ухаживал... Срань господня, опять он из дрифта узнал что-то новое об этом... Пожирателе.
Эрик неожиданно громко всхлипнул, и вынырнул из темноты, в которой холодная толща воды надёжно скрывала его от беспокойного мира, и нужно было только заботиться о том, чтобы не заржаветь. Боже, помоги им...
Девастатор осторожно начал подниматься, следя за тем, чтобы Блеск не вздумал снова ударить его. Но тот не двигался. Сначала гештальт хотел сжечь крохотных тварей, обманувших его и подсунувших красивую пустышку, но потом передумал. Ведь они действительно становились с Блеском единым целым, когда заставляли его превращаться из неподвижной оболочки в яростного бойца. А главное — ему понравилось, как они все втроём пытались синхронизироваться. Пусть из этого ничего толком не вышло, но Девастатор знал, что люди запомнили это и забыть не сумеют. Чем дольше они пробудут вместе с Блеском, тем мощнее станет их слияние, тем сильнее им будет хотеться большего. Потому что он уже рассказал им о себе, объединил разумы, дал почувствовать, как ощущает себя гигантский функционирующий механизм. Показал самую малость того, на что был способен.
Удерживая тонкую линию связи, он чувствовал их трепет. Они уже стали гораздо ближе к нему, чем к своему биологическому виду.
Они обязательно вернутся.

Вернуться к фанфикам