Автобот на час

Автор: Skjelle
Персонажи: Мегатрон/Роадбастер
Рейтинг: NC-17
Жанр: PWP
Краткое содержание: Мегатрон ищет развлечений после долгого затворничества.
Авторское вступление: согласно комиксу, являющемуся продолжением "Армады", Мегатрон десять лет в виде Искры просидел в сердцевине Юникрона, занимаясь постройкой нового тела, после чего вырвался на свободу с помощью Прайма, заморочив тому голову. Первым делом наведался на Землю, где звероботы устраивали бойню, и сам всех убил. Потом наведался в Юкон (Канада) и расправился там с предводителем звероботов - Скорпоноком, которому в свою очередь нужна была установленная в Юконе энергоновая башня. И сейчас там находятся: зарубленный Скорпонок, озверевший Мегатрон и три покалеченных Скорпоноком автобота. В их числе - Роадбастер. И хотя по комиксу его звать Айронхайдом, но именно в качестве Роадбастера персонаж фигурирует в мультфильме. Уф.

Проткнув грудь Скорпонока энергоновым лезвием, Мегатрон испытал огромное наслаждение. Убийство было заложено в его программе, и доставляло ему непередаваемую радость. Тем более, когда для этого были все основания. Тем более, когда ему предшествовало настоящее сражение. И уж тем более, когда это происходило в новом теле, которое было его полной собственностью и сконструировано им лично.
Еще раз окинув взглядом застывшую фигуру с отключенной оптикой и развороченной броней, Мегатрон удовлетворенно фыркнул. Теперь можно было улетать с этой зачуханной планетки...
Ах нет, одну минуту.
Он развернулся на месте и уперся взглядом в энергоновый купол, накрывавший то место, где прятались автоботы. Сколько их там было, двое или трое, он не помнил. Зато точно помнил, что оторвал Скорпонока от убиения одного из них. Интересно, что же эти ярко раскрашенные умники тут делали?
Он неторопливо направился к куполу. Когда до гудящей от напряжения преграды осталось несколько шагов, он различил застывшего по ту сторону автобота. Не того, которого Скорпонок собирался расчленять, в тот момент, когда Мегатрон явился по его Искру. Этот выглядел пободрее, хотя все равно перекосился набок.
- Умно придумано, Роадбастер, - хрипло сказал десептикон, остановившись прямо перед куполом. - Я впечатлен. Ты и твои товарищи внутри, под защитой, а я здесь...
Роадбастер хотел сказать что-нибудь достойное момента, но увидел, как Мегатрон спокойно прикасается к плюющемуся искрами щиту, и потерял дар речи.
- Да ладно, не трясись, - осклабился Мегатрон. - Я не собираюсь убивать тебя. Вообще не собираюсь причинять вред. Я хочу, чтобы ты был в своем уме, когда скажешь вашей компании одну вещь... - десептикон подался вперед еще ближе, почти касаясь лицом потрескивающего поля. - Мегатрон вернулся.

Автобот шарахнулся, будто вместо двух слов в него выстрелили. Мегатрон хохотнул, донельзя довольный эффектом, и отступил от энергетического щита на шаг. Наслаждаясь чужим страхом, он уже собрался стартовать с поверхности планеты, как вдруг ему в голову пришла интересная мысль. Десять лет он был заперт в сердцевине Юникрона. Десять лет он существовал в виде бесплотной Искры, вынашивая планы по собственному воскрешению. Десять лет он был лишен абсолютно всех радостей жизни. В частности, очень личных радостей...
Он снова шагнул к потрескивающему полю и с новым интересом поглядел на Роадбастера. Автобот в свою очередь отступил и нервным жестом вскинул оружие. Пожалуй, даже не оружие, а что-то из ремонтного оборудования. То ли сварочный разрядник, то ли строительный пистолет.
- А вообще-то интересно, - Мегатрон начал размышлять вслух. - Действительно ли этот щит сможет удержать меня? Надо бы проверить, насколько совершенна моя новая конструкция.
Не отрывая хищного взгляда от попятившегося Роадбастера, он снова шагнул вперед, поднял руку и коснулся мерцающей стены. С десяток потрескивающих разрядов вцепился в его пальцы, заставив воскрешенного повелителя десептиконов поморщиться. Однако он без малейших колебаний сделал очередной шаг, медленно погружаясь всем своим новым телом в гудящую от напряжения защиту башни. Преодолевая колющую боль от разрядов, он свирепо ухмыльнулся.
- Быть такого не может, - жалобно произнес Роадбастер. - Это абсолютное препятствие.
- Как видишь, ты ошибся, - сверкнул линзами Мегатрон, наполовину выйдя из поля уже по ту сторону.
Роадбастер пребывал в панике, но стрелять не решался. Он не знал, что будет с полем, если фактически встроенный в него Мегатрон поймает многовольтный заряд в брюхо. Десептикон осклабился и помахал ему освободившейся из оков поля рукой, как будто увидел старого знакомого на прогулке. И от его абсолютной уверенности, от неотвратимости происходящего и неизбежности последствий - Роадбастер пока не представлял, каких именно, но точно знал, что они будут крайне неприятными - хотелось выть не своим голосом. В конце концов ужас пересилил, и автобот вскинул разрядник, собираясь жахнуть по врагу полной мощностью, не задумываясь о последствиях. Однако в этот судьбоносный момент десептикон окончательно высвободил плечи из силового поля. Полыхающие фосфорической зеленью, мерно гудящие от переполняющей их мощи стволы плавно опустились, уставившись дульными срезами прямо на Роадбастера. Точнее, один - на Роадбастера, а другой - на беззащитную теперь энергоновую башню.
- Не надо делать лишних движений, - ухмыльнулся повелитель десептиконов. - Оп... А вот и я!
Защитное поле с разочарованным треском сомкнулось у него за спиной. Остаточные разряды змейками пробежали по крыльям нового тела.
Не давая Роадбастеру времени на раздумья, десептикон молниеносно преодолел разделявшее их расстояние, и когда до автобота ему оставался всего шаг, резко выбросил руку вперед. За игольчатый наконечник разрядника он взялся с филигранной точностью всего двумя пальцами - но крепко. Поймав откровенно испуганный взгляд Роадбастера, Мегатрон улыбнулся и медленно потянул разрядник на себя. Автобот уперся, однако затем все же не выдержал и шагнул навстречу десептикону. Мегатрон поудобнее обхватил зарядник всей пятерней и начал клонить его вниз, заставляя Роадбастера опускать руку. И опять молчаливое противостояние вышло недолгим. Хотя Роадбастер отнюдь не был слабаком, но воскрешенный повелитель десептиконов отличался просто возмутительной мощью сервоприводов. К тому же он был выше. Так что когда победа окончательно досталась Мегатрону, а разрядник опустился, Роадбастер практически уткнулся носовым выступом точно в нагрудный знак Мегатрона. И хотя теперь он находился в мертвой зоне для наплечных орудий, башня оставалась под угрозой. Он не мог рисковать настолько дорогостоящим проектом, от которого зависели жизни людей этой планеты. Изнемогая от бессильной злости, Роадбастер не поднимал взгляд, а между тем десептикон уже взял его за запястье и начал неторопливо выкручивать, сжимая пальцы до скрежета чужих механизмов.
- Брось разрядник, - спокойно сказал он.
Роадбастер промычал что-то неразборчивое и резко замахнулся свободной рукой. Мегатрон перехватил его кулак еще в полете, погасил силу удара собственной ладонью и тоже сжал пальцы - на самой грани отвратительного хруста, обозначающего переломы шарниров.
- Я пообещал не причинять вреда, но, кажется, ты меня провоцируешь, - заметил он.
- Знаю я цену вашим обещаниям, - прошипел Роадбастер.
- Ты не герой, - увещевающе произнес десептикон, еще немного усиливая нажим. - Ты умный автобот, который предпочтет сохранить свою жизнь, ведь так?
- Нет, не так! - заорал Роадбастер не своим голосом. - Я не трус, запиши это в памяти!
Один раз ему уже пришлось уступить десептикону, и это ему совсем не пришлось по вкусу. Он свирепо дернулся назад и со всей силы заехал Мегатрону коленом в корпус. Десептикон хекнул, тут же зло сверкнув линзами. Не оставшись в долгу, он тоже врезал противнику коленом, одновременно разжав руки. От удара автобот отлетел на несколько шагов и грохнулся в снег. Разрядник сверкнул в лучах тусклого солнца после чего бесславно канул в какую-то расщелину. Роадбастер дернулся, собираясь вскочить, однако в центре корпуса что-то громко щелкнуло, и ноги у него отказали. Праймас явно лишил его своего покровительства.
- Как удобно, - прокомментировал десептикон, наблюдая за судорожными и безуспешными попытками автобота восстановить контроль над двигательными системами.
Роадбастер с удовольствием выстрелил бы в него из встроенного оружия, но благодаря Скорпоноку сейчас был способен разве что на неубедительные искорки. Да еще при этом неимоверно начинали болеть участки нервной сети, отвечающие за управление этим оружием. Поэтому Мегатрон находился в полной, шлак его побери, безопасности. Явно рисуясь, он неторопливо подошел к Роадбастеру и остановился прямо над ним, картинно уперев руки в бедра. Автобот с ненавистью прикинул, что сейчас мог бы обойтись и одним хорошим пинком, даже без оружия. Ну хорошо, пинком проблемы решить было невозможно, но это хотя бы доставило ему удовольствие.
Мегатрон пристально осмотрел его с ног до головы, наклонился и вздернул на ноги. Кипя от злости по поводу собственного бессилия, Роадбастер почти повис на нем, хватаясь за плечи десептикона. О если бы он сейчас мог что-нибудь сделать с этими треклятыми стволами, если бы у него была хотя бы примитивнейшая отвертка!
Мегатрон почувствовал, что начинает злиться. Мало того, что строптивый автобот все-таки попробовал противостоять ему, так теперь еще и выяснилось, что он покалечился. Конечно, в его неожиданной беспомощности была своя пикантность, но прямо сейчас Мегатрон хотел иметь нормально функционирующего партнера. С досады он яростно тряхнул автобота за плечи, и ответом ему послужил глухой вскрик. В следующее мгновение автобот дернулся и вполне уверенно встал на ноги. А вот это уже было куда лучше… Однако Мегатрон не ожидал, что автобот тут же попробует высвободиться, поэтому не сориентировался и выпустил свою добычу, впрочем, тут же потянувшись за ней снова.
Роадбастер инстинктивно встал в бойцовскую стойку, однако Мегатрон только обидно захихикал и шагнул к нему. Роадбастер не отступил и не опустил рук, однако по нему было видно, что это всего лишь красивая поза, призванная сохранить хоть немного достоинства. Мегатрон оценил это проявление здравого смысла.
- Давай договоримся, - десептикон заставил Роадбастера разжать кулаки и неожиданно сплел с ним пальцы. - Я не буду взрывать эту башню и демонтировать на части твоих беспомощных друзей... Проще говоря, не стану устраивать тут бойню. Но взамен ты кое-что мне дашь.
- Что? Все мое топливо? - с напряженным смешком поинтересовался автобот. Он по-прежнему не пытался совершить какой-нибудь самоубийственный поступок и тем самым заработал еще некоторое количество уважения со стороны десептикона.
- Я десять лет был заперт в этой полумертвой груде железа, именуемой Юникроном. Я хочу вновь ощутить вкус жизни по полной программе.
"Пытки, расчлененка..." - мелькнуло в процессоре у Роадбастера.
- Я хочу отынтерфейсить кого-нибудь, - закончил Мегатрон и сладко улыбнулся.
- Чегоо? - протянул Роадбастер, воссияв оптикой от изумления.
- Только не говори, что ты этим никогда не занимался, - Мегатрон скривился, - терпеть не могу нулевок.
- Во-первых, занимался, - с достоинством произнес Роадбастер. - А во-вторых, не собираюсь делать это с тобой, десептикон, - и он гордо поднял голову. Правда, это выглядело несколько нелепо, в виду того, что Мегатрон продолжал удерживать его, словно давно потерянного партнера.
- Разве я предлагаю? - последнее слово Мегатрон выделил интонацией и хищно улыбнулся. - Я утверждаю. Ты даешь мне, а потом мы тихо-мирно расходимся. Все довольны и счастливы.
- Будь я проклят, если тебе поверю, - мрачно сказал Роадбастер, но даже не попытался вырваться.
- Не заставляй меня применять силу, автобот.
Улыбка Мегатрона исказилась, превращаясь в гримасу злобы, и Роадбастер окончательно понял, что десептикон все равно собирается получить от него желаемое. Вопрос только в степени принуждения, которое он не постесняется применить...
- А если я соглашусь? - почти выкрикнул он.
- Ты очень облегчишь себе жизнь, - многозначительно пообещал Мегатрон.
- Между прочим, у меня половина шлангов разорвана, - нервно сказал Роадбастер. - Этот скорпион недоде…
- Не зли меня! - рявкнул Мегатрон, вспыхивая оптикой, но тут же вновь притушил свечение линз. - Я позабочусь о том, чтобы не причинить тебе повреждений.
"Больше, чем необходимо" - добавил он мысленно.
- Но почему именно я? - уже почти совсем сдавшись простонал Роадбастер.
- Потому что ты единственный функционирующий трансформер в районе ближайших десяти минут полета, - терпеливо объяснил Мегатрон и, заметив с каким ужасом автобот покосился в сторону своих недвижных товарищей, добавил: - Ну по крайней мере единственный, кто в полном сознании.
- Хорошо, хорошо, - обреченно произнес Роадбастер. - Только... Ух... Ради Праймаса, я тебя прошу, пожалуйста, не слишком сильно! То есть... поосторожнее со мной, ладно?
Мегатрон ухмыльнулся. Отчаянная просьба настолько позабавила его, что он даже готов был ее выполнить.
- Как пожелаешь, - вкрадчиво сказал он, склонившись к самому аудиодатчику Роадбастера. - Никаких боевых вирусов или нейронной отравы. Ты мне нужен просто как конденсатор. Для сброса энергии.
- Большое спасибо, - Роадбастер с трудом подавил неуместный истерический смешок, рвущийся наружу.
Мегатрон отпустил его и поднял дульные стволы в вертикальное положение. Роадбастер усмотрел в этом некое издевательство - дескать, все равно никуда ты не денешься. На мгновение его охватило страстное желание кинуться за разрядником и влепить весь его резерв прямо в оптику Мегатрону. Но инстинкт выживания немедленно заблокировал эту вредительскую мысль.
Мегатрон продолжал его рассматривать, и Роадбастер внезапно четко понял, словно подслушал чужие мысли, что прямо сейчас десептикон прикидывает, в какой позе сконнектить подвернувшегося под руку автобота. Отсутствием фантазии Роадбастер никогда не страдал, и сам мог сгенерировать полтора десятка различных вариантов (с использованием разнообразных вспомогательных средств), но прежде чем он начал выпускать пар от возмущения, Мегатрон пришел к некоему выводу и тут же осуществил его на практике.
- Снимай замки сверху донизу, - решительно сказал он.
- О всяких извращениях мы не договаривались, - уперся Роадбастер, на которого опять обрушился приступ ненависти и паники.
Мегатрон выщелкнул из основания ладони длинное вибро-лезвие, тут же заработавшее с надрывным воющим звуком. Роадбастер выругался. Выругался еще раз. И, не переставая бормотать проклятья, начал отстегивать тяжелые броневые пластины. Удовлетворенно кивнув, Мегатрон убрал лезвие и тоже принялся разоблачаться. Поскольку свое тело он конструировал сам, то и технические решения сделал гораздо более интересными. Ему не было нужды отстегивать пластины по одной, он просто трансформировался еще раз - и вся броня ушла в пазы, обнажая сплетение многожильной проводки. Он увидел, как автобота перекосило, и довольно ухмыльнулся. Да, да, чужой страх - что может быть лучше? Он обхватил будущего партнера за плечи и притянул к себе. Разница в росте несколько мешала, но это было легко исправить.
- Не бойся, - почти промурлыкал он, легко поднимая автобота.
Но на самом деле ему вовсе не хотелось, чтобы тот не боялся. Гораздо больше ему понравилось бы слышать, как автобот завопит от ужаса, когда в его системы вломятся чужие информационные потоки, тут же перестраивая все под себя. Но это обязательно должно произойти неожиданно… Поэтому, чтобы заморочить центральный процессор автоботу и заставить его хоть немного расслабиться, Мегатрон сначала неторопливо подключился к нему во все найденные порты - чего-чего, а штекеров у нового тела хватало с избытком. Затем он вкрадчиво постучался в давно не обновлявшийся брандмауэр, одновременно поглаживая все провода, какие только попадались под руку. В принципе, одним лишь поглаживанием мало чего можно было добиться, но Мегатрон втихаря добавил напряжения, и Роадбастер подозрительно крепко вцепился в его наплечную броню.
Впрочем, терпения на продолжительную подготовку у Мегатрона не хватило, и он безо всяких затей напрямую вломился в информационные блоки автобота, снеся все уровни защиты двумя ударами.
Роадбастер не стал тратить силы на крики "Ты обещал!", хотя в целом от громкого вопля удержаться не смог. Все произошло слишком быстро - только-только он успел избавится от брони, как Мегатрон уже оказался рядом, поднял его, и в следующий миг его штекеры воткнулись в разъемы невольного партнера. Роадбастер не совсем осознал, что Мегатрон вроде бы даже ласкает его, а тот практически спустя пару минут атаковал его системы. Почувствовав, как все защитные системы треснули по швам и тут же разлетелись, Роадбастер решил пожертвовать всем ради основного. Все ресурсы он направил на оборону центрального процессора. Плевать на контроль за системами, на работоспособность сервоприводов, на все плевать, кроме собственного "я". Он уже чувствовал запах паленой изоляции и перегретого железа, но не видел в линзах Мегатрона ни малейшего намека на прекращение или ослабление нагрузок. Но десептикон хотя бы не попытался взломать его центральный процессор. К великому счастью Роадбастера, потому что он был вовсе не уверен, что сможет сберечь свою индивидуальность.
- Мне больно! - наконец простонал Роадбастер, упираясь ладонью в налобные щитки Мегатрона.
- Без жалоб! - рявкнул тот.
Роадбастер снова заткнулся, напомнив себе, что этим он спасает башню и своих друзей. По крайней мере, есть надежда, что Мегатрон действительно удовлетворится только этим. Может быть, если хорошо постараться... Автобот стиснул челюсти и прижался к Мегатрону, приказывая себе терпеть. Но конденсатор из него получался так себе. Очень скоро Роадбастер вновь начал кричать, не в состоянии больше сражаться с захлестывающим его электричеством. Сам интерфейс был для него не в новинку, но такой жадный партнер попался впервые. Мегатрон явно отрывался на нем за все десять лет неудовлетворенности, накачивая гигаваттами энергии.
- Шлак забери, ну пожалуйста! - Роадбастер сорвался на мучительный вопль. - Пожалуйста, не так сильно! Ммх... Мегатро-он!
Он наконец-то дождался, когда автобот назвал его по имени. В принципе, можно было считать, что он добился окончательной победы. И, разумеется, он мог расщедриться по такому случаю на маленькую награду. Он слышал, как автобот уже даже не кричит, а шипит и срывается на скрежет от боли. Поэтому опустил сетевые фильтры.
- Дай мне свои базовые коды, и больно не будет, - почти уговаривающе произнесМегатрон.
- Не-ет... - протянул Роадбастер, и в его голосе прорезался странный мелодичный звон.
- Предлагаю только один раз. Если я смогу целиком контролировать твои системы, то тебе понравится.
- Да пошел ты...
- Дело твое.
Мегатрон едва заметно пожал плечами и снова убрал ограничители. Так хорошо-о... Ммм...
Автобот в его объятиях задергался, вскрикнул пару раз и наконец вновь захрипел. Мегатрон в общих чертах представлял, что сейчас творится в его покалеченных системах, но ослаблять напор не собирался. Он честно предложил оптимальный вариант, при котором всем было бы хорошо, и если один несчастный автобот... О ради Праймаса! Он поднял его еще выше, так, чтобы смотреть прямо в оптику.
- Коды, Роадбастер, - прошипел он. - Я не желаю слышать твой скулеж. Коды!
Вместе с последним словом он нещадно ударил по нервным цепям невольного партнера, и тот взвыл. Последний уровень его защиты сломался, и Роадбастер застонал, впуская десептикона в свои тщательно оберегаемые информационные банки. Ему не понадобилось отдавать коды - он просто открыл полный доступ.
- Умница, - смертельно-ласково произнес десептикон.
"Юникронов выродок!" - передал Роадбастер со всей яростью, на которую был способен. Он чувствовал, как десептикон быстро перекраивает его программное обеспечение, задает другие приоритеты и распределяет энергетические потоки. Да, от этого действительно становилось легче, но Роадбастер предпочел бы страдать и дальше, но при этом сохранить контроль над своими действиями. Ладно, хоть над мыслями... Мегатрон самым настоящим образом копался в его процессоре, высматривая что-то интересное для себя и отбрасывая все остальное. Роадбастер корчился, пытаясь спрятать от него самое драгоценное и неумолимо проигрывая.
"Эй, стой, куда прячешься? Иди сюда..."
"Отвали! Не тронь! Трахай мое тело, а не мой процессор!"
- Тело, говоришь? - промурлыкал Мегатрон вслух. - Я несомненно это сделаю.
- Шлак тебя забери... ты обещал быть поосторожнее, - тоже вслух простонал Роадбастер.
- Ну сейчас-то я тобой управляю, - в доказательство своих слов Мегатрон одним мысленным усилием заставил его повернуть голову из стороны в сторону, а потом запрокинуть. - И мне лучше знать, что можно делать.
- Моя благодарность не знает границ, - прошипел Роадбастер.
- Ты не представляешь, насколько прав, - ухмыльнулся десептикон, погладив его шейные провода.
Мгновением спустя жесткий контроль ушел, и Роадбастер резко опустил голову. Еще секундой позже у него самопроизвольно включились обе резервных заправочных системы. Весьма узнаваемые по конфигурации наконечники топливных шлангов ткнулись в полураскрытые диафрагмы, настойчиво пытаясь проникнуть внутрь. Роадбастер отчаянно завертелся, по-возможности пытаясь уклониться от столь близкого соединения. Злорадно посмеиваясь, десептикон крепче обхватил его бедра. Роадбастер заорал не своим голосом, выдавая все известные ему ругательства и попробовал врезать десептикону в морду. В данный момент ни о какой башне и ни о каких полуотключенных друзьях он не думал. Однако правая рука очень своевременно перестала ему подчиняться, а левая отказала ровно настолько, чтобы удар получился слабым и неубедительным. Мегатрон только качнул головой, продолжая улыбаться - уже не издевательски, а с видимым наслаждением. Роадбастер еще раз дернулся изо всех оставшихся сил, но его тазовая секция оставалась неподвижной, и одинаково ребристые шланги начали медленно входить в него. Сантиметр за сантиметром, несмотря на отчаянное сопротивление внутренних механизмов автобота.
- Вот это я понимаю, полный интерфейс... - десептикон застонал, стискивая пальцы на чужих бедрах. - Десять лет я существовал без этого...
- Хватит! Стой! Это так не делается! - надсаживал вокальные датчики Роадбастер. - Я на это не рассчита-ан!
Он действительно не относился к классу трансформеров, которые могли стыковаться на всю длину топливоотводов. Подразумевалось, что максимум для него и ему подобных - заполучить в себя насадку целиком. Все. Не больше. Однако Мегатрон то ли не был знаком с этой аксиомой, то ли не счел ее достойной своего императорского внимания. Роадбастеру показалось, что еще чуть-чуть - и у него треснет все, включая линзы, из пазух которых уже начал брызгать стеклоочиститель.
- Я больше не смогу! - взвыл он почти захлебываясь антифризом.
- Больше и не надо, - чрезвычайно довольным голосом сказал Мегатрон. - Ты все вместил.
Роадбастер застыл, притиснувшись к нему и не испытывая ни малейшего желания двигаться. При каждом, самом крошечном шевелении он чувствовал эти шланги, забитые в него до упора и выходящие прямо в пустые топливные баки. Он от всей Искры проклял стандартное заводское оборудование, на котором создавались трансформеры - бездушные сборочные механизмы по раз и навсегда заданной программе скрупулезно прошивали датчиками весь корпус, не трогая только внешнюю броню.
Мегатрон ощущал, как нервно сжимают его чужие механизмы, чувствовал непроизвольное сокращение напичканных сервоприводами стенок, и все это доставляло ему огромное удовольствие. Он снова пощекотал автобота электричеством, и тот задергался, замечательно стимулируя его своими телодвижениями.
"Похвальное нетерпение", - сообщил Мегатрон вздрагивающему автоботу.
"Я сейчас порвусь", - безнадежно ответил тот.
Одновременно Роадбастер ухитрялся размышлять на довольно отстраненные темы. Например, что со стороны вряд ли можно предположить, чем они занимаются. Нет, нормальный трансформер догадается сразу, потому что просто так автоботы на десептиконов не вешаются. Но вот какой-нибудь житель другой планеты, скорее всего, ничего не поймет - потому что они не двигаются, не стонут, не брызгают всякими жидкостями... Впрочем, насчет последнего пункта он быстро передумал. Шланги в нем дернулись, зашевелились и наконец по ним пошло топливо. Он чувствовал, как толчками передвигается сгущенный энергон, и как из-за этого его топливоотводы пытаются раздвинуться, подергиваясь в какой-то пародии на трансформацию. И, в конце концов, он почувствовал, как струи видоизмененного энергона ударяют в его баки, разбиваясь о гладкие поверхности, и обжигают все датчики, которые тут же начинают панически сигнализировать о перегрузке, перегреве, перенасыщенности и прочих пере-. Ааа... ооо... никогда в жизни он не заправлялся таким образом... Будь прокля... прокляты эти конструк... то... ооо..
- ...оох!
Мегатрон чувствовал, как пальцы автобота сжимаются с такой силой, что едва не продавливают его наплечную броню - и это было первейшим доказательством ощущений, испытываемых партнером. Он поудобнее перехватил автобота одной рукой, а другой начал нетерпеливо шарить по чужой броне, вспомнив, что где-то должен быть еще и неиспользуемый в обычной жизни тест-порт. Через него можно было разом воздействовать на весь комплекс сервоприводов, и до этого дело доходило только в том случае, когда у трансформера случались недиагностируемые обычной аппаратурой повреждения экзоскелета. Попутно Мегатрон не смог отказать себе в удовольствии немного покачать штекеры, воткнутые в обычные порты, и насладиться ответными стонами прямо над аудиодатчиком. Однако искомое все не попадалось, и он уже решил, что столкнулся с неким уникумом, как вдруг совершенно случайно наткнулся на неплотно пригнанную пластину. Стоило подцепить ее край, как автобот протестующе задергался, но еще одна порция энергона быстро отвлекла его внимание. Мегатрон содрал защиту, нащупал раскрытый порт и быстро исследовал конфигурацию разъема. Потом на секунду сосредоточился, перестраивая собственный палец в подходящий штекер.
Он не мог достать до самого дна, но зато мог выпустить из кончика пальца контактную иглу. Ее хватило как раз, чтобы дотянуться до микросхемы, запрятанной в глубине порта.
Роадбастер окончательно утратил возможность трезво мыслить и уж тем более контролировать свое поведение. Его затрясло мелкой дрожью. Голосовой процессор автоматически переключился на импульсный режим, и вокальные датчики Роадбастера буквально запели. Это был настолько архаичный способ выражения эмоций, что впервые вживую Роадбастер услышал его от себя самого.
Десептикон был просто восхищен происходящими с партнером изменениями и постарался сделать все, чтобы прекрасные мгновения длились как можно дольше. Он уже закончил перекачивать булькающий от перезаряженности энергон и теперь хотел добиться только одного - чтобы автобот начал его сливать. Поэтому дразнить чужие микросхемы он все-таки перестал, но начал искать основной сбросовый шлюз. Много времени поиски не заняли, несмотря на то, что автобот активно ерзал. Но выводить мелодию он не переставал, а значит дерганья можно было не принимать всерьез.
Мегатрон силой продавил защитные сегменты шлюза, впихнул ладонь насколько смог и попробовал сжать кулак. Это ему удалось не слишком, однако главного он добился - заставил идеально подогнанные неподвижные детали активизироваться. Конечно, он мог послать соответствующую команду напрямую по нейронной сети автобота, но это было бы не так интересно. А теперь дело стояло только за стимуляцией. Он полностью сосредоточился на игре с электричеством, то и дело вспыхивая оптикой, когда автобот снова и снова отзывался на его старания. Но потом воскрешенный предводитель десептиконов все-таки не удержался от соблазна и добавил еще чуть-чуть энергона. И еще.
Роадбастер судорожно дернулся, понимая, что больше не в силах удерживать в себе такой объем топлива. Но честно старался до последнего. Потом датчики бесстрастно зарегистрировали переполнение, и все его мембраны разжались. Струйки зеленого энергона ударили в разные стороны из всех мало-мальски предназначенных мест, потекли по броне, брызгая на снег и с шипением его испаряя.
Крик автобота прозвучал для Мегатрона сладчайшим звуком, под который он получил свою первую за десять лет, ржавчина их сожри, перезагрузку.
Роадбастера начало встряхивать от чудовищной интенсивности энергетических вспышек. Он моментально перезагрузился три раза подряд, не успевая выпасть в оффлайн, а потом пошла четвертая волна, которая его доконала. Из последних сил вцепившись в огромного партнера, он отключился.

Мегатрону понадобилось ровно пятнадцать секунд системного времени, чтобы обрести прежнюю функциональность. Он недовольно покачал головой, прикидывая, что бы за эти пятнадцать секунд сделал Роадбастер, если бы был в состоянии хоть немного шевелиться. Десептикон пообещал себе заняться перепрошивкой собственных систем, чтобы исключить столь длительные периоды оффлайна. Впрочем, автобот, похоже, собирался пробыть в эдаком полустазисе еще неопределенно долгое время.
Мегатрон слегка отпихнул голову Роадбастера, который умудрился ткнуться лбом ему в подбородок, и рассеяно оглядел пейзаж поверх плеча автобота. Пустые снежные просторы, перемежаемые местной растительностью. Неплохое место, чтобы поставить башню и начать выработку драгоценного энергона. Впрочем, пока что Мегатрон не нуждался в природных источниках - в нем клокотала мощь самого Юникрона. Ну и не только в нем. Он ухмыльнулся и покачал бедрами. Застрявший в оффлайне Роадбастер все же обеспокоенно застонал, стискивая его ногами и покрепче защелкивая все свои внутренние держатели или что там еще у него было - Мегатрон не особо разбирался в чужой анатомии, хотя сейчас вполне мог заняться ее изучением. Все еще довольно улыбаясь, Мегатрон успокаивающе похлопал автобота по бамперу. Однако оставаться на месте ему не хотелось - в конце концов, он и так достаточно насиделся в этом трижды клятом Юникроне - и Мегатрон решил еще раз полюбоваться на поверженного врага. Что может быть приятнее? Нет, конечно, есть варианты и получше, например, когда враг раздавлен и обездвижен, а еще лучше - лишен важных частей тела. В таком случае крайне приятно подойти к нему с умопомрачительной фемкой, трогательно цепляющейся за тебя, и плюнуть на врага отработанной смазкой... Ну ничего, автобот вместо фемки вполне сгодится, а мертвые враги - это самое надежное решение проблемы.
Только прежде, чем подойти к Скорпоноку, надо отключить этот идиотский энергоновый щит.
Легко шагая по снегу и рассеянно придерживая повисшего автобота, Мегатрон набрасывал примерный план своего грядущего воцарения над заметно расширившейся за время его отсутсвия обитаемой Вселенной. Для этих целей он собирался воспользоваться своим бывшим узилищем, перековав его под военные нужды. Но для начала он хотел навестить Альфа-квинтессона, чтобы побеседовать с ним в личной обстановке... и потом тщательно вытереть ноги от ошметков.
Занятый этими приятными размышлениями, он добрался до застывшего Скорпонока и полюбовался им, как редкой статуей. В принципе, если бы была возможность его переделать, создать из него преданного воина... А, ладно, нечего подбирать всякий мусор.
Роадбастер наконец-то пришел в себя, но сделал это в самый неподходящий момент. Он поднял голову и включил оптику именно тогда, когда Мегатрон развернулся спиной к "погасшему" сопернику. Поэтому первое, что Роадбастер увидел - это оскаленную в дикой ярости физиономию.
Автобот заорал. И дернулся. И снова заорал.
Мегатрон крутанулся на месте, собираясь крушить и уничтожать всех гипотетических врагов, но спустя микросекунду понял, что орал дурным голосом вовсе не реактивированный Скорпонок, а подаривший себе неприятные ощущения автобот. Последний весь дергался, механизмы его пытались трансформироваться и все это сопровождалось невнятными стонами.
- Ты что вопишь, полудурок кремниевый? - зарычал Мегатрон, отвесив ему подазтыльник.
- А что я должен был делать? - наконец-то внятно ответил Роадбастер. - Он меня почти убил, и тут я снова вижу его физиономию, да еще так близко! И к тому же мне больно!
Все это время он продолжал хвататься за шею десептикона и не поворачивал головы, пялясь в возвышающийся на плече у того орудийный ствол. Когда он не видел того, с кем разговаривал и с кем был до сих пор соединен, ему было несколько легче. По крайней мере, здравый рассудок не спешил покинуть его и утопиться в волнах стыда и позора. Так что Роадбастер скорее выковырял бы себе оптику, чем поглядел на Мегатрона в упор. Последний, видимо, разгадал его маленькую уловку, и Роадбастер почувствовал, как его голову оттягивают назад, схватив за рожок на шлеме. Он сопротивлялся до последнего, однако все же уступил грубой силе, когда почувствовал, что провода под шлемом начинают неприятно потрескивать.
- Ай-ай-ай, стыдно, да? - почти пропел десептикон, заставляя его поворачивать голову из стороны в сторону. - Стыдно, что не стал сражаться до последней капли энергона, а подставился под интерфейс?
- Я сделал это ради сохранности башни и своих друзей, - ответил Роадбастер, стараясь сохранять бесстрастный вид, что было нелегко, поскольку оба шланга, чтоб их оторвало, внезапно начали в нем шевелиться, словно пытались втиснуться еще дальше.
- А вот возьму и нарушу данное обещание, - оскалился Мегатрон.
Роадбастер открыл рот, но не смог издать ни звука. И тем не менее, в его линзах вспыхнула такая решимость, что Мегатрон понял - на этот раз автобот будет грызть его и рвать голыми пальцами, не убоявшись перспективы оказаться с оторванной головой и расстрелянным корпусом.
- Ладно, - фыркнул десептикон. - Расслабься, я пошутил. Расслабься, я сказал.
- Да я ничего не делаю! - возмутился Роадбастер, из последних сил удерживая извивающиеся шланги.
- Идиот. Дай я из тебя вытащу... Что ты меня зажал как камнедробилка? - засмеялся Мегатрон.
- Уф...
Прокляв свою недогадливость, Роадбастер попробовал расслабиться, однако это было почти невозможно. Он рефлекторно зажимался всякий раз, когда в нем начиналось движение, и поскольку Мегатрон отличался весьма нескромными размерами, разъединение становилось физически невозможным. В конце концов терпение у Мегатрона закономерно лопнуло. Он крупко взял автобота под бедра и потянул в стороны, словно собирался покончить с ним путем расчленения, после чего резко выдернул шланги. Роадбастер подавился вскриком, когда вместе с ними из него выскользнули несколько оторванных проводов. Помимо того он не успел закрыть сегменты, до сих пор удерживаемые все теми же шлангами, поэтому все еще булькающий в нем энергон щедро хлынул на землю.
Только полностью освободившись от чужеродного топлива, он рискнул встать на ноги самостоятельно. Мегатрон не препятствовал ему, но и не помогал, поэтому Роадбастеру пришлось вдвойне потрудиться, чтобы вспомнить, как управлять собственными сервоприводами. Что, впрочем, было довольно сложно, когда в нем красовалось два десятка штекеров.
- Не могу смотреть, как ты страдаешь, - сообщил Мегатрон. И выключил его двигательную систему.
Роадбастер пошатнулся, пару секунд стоял неподвижно, поймав равновесие, а потом начал медленно заваливаться на спину. Мегатрон разом отщелкнул захваты всех штекеров, позволяя автоботу беспрепятственно рухнуть, не повисая на тяжах проводов.
Грохнувшись в истоптанный и залитый зеленью снег, Роадбастер зашипел из-за прикосновения холодных снежинок к перегретой броне. Клубы пара взвились в воздух.
- Если ты сейчас согнешь правую ногу в колене, то будешь выглядеть еще привлекательнее, - сообщил Мегатрон, склонив голову к плечу.
Роадбастер тут же повернулся набок, разве что не прикрывшись обеими рукамии.
- Я же сказал - согнешь ногу.
Мегатрон толкнул его носком в бедро, показывая, что не шутил. Скрежеща челюстями от злости, Роадбастер снова первернулся на спину и широко расставил ноги, демонстрируя Мегатрону последствия интерфейса. Десептикон присел перед ним на корточки и снова опустил главные оружейные стволы, слегка повернув их так, что они уперлись как раз в колени Роадбастера. Автобот нервно выдохнул перегретый воздух и приподнялся на локтях, не желая терять из виду руки десептикона. Мегатрон насмешливо улыбнулся, снова пробуя на прочность его сбросовый шлюз. Как и в прошлый раз, удалось это ему только на половину ладони. Роадбастер вспыхнул оптикой, но промолчал.
- Нда, - Мегатрон покрутил запястьем и освободил свежесостоявшегося партнера. - Можно было бы довести тебя до полной трансформации, - он многозначительно постучал пальцем по предплечью, заставив Роадбастера передернуться, - однако меня ждут дела. Будем считать, что тебе повезло. Нет-нет, не вставай. Полежи так еще, пока я в пределах видимости. Как раз охладишься, - Мегатрон помахал рукой над раскрытыми механизмами.
- Какая забота, - снова не сдержался тот.
Мегатрон проигнорировал это замечание.
- Ну, удачи Роадбастер, - светским тоном подвел он итог. - Смотри, осторожней в следующий раз, когда мы встретимся. Я не знаю, что решу насчет тебя. То ли убью, то ли интерфейс еще раз устрою...
"Чтоб тебя разорвало", - мысленно пожелал Роадбастер.
Десептикон поднялся и молниеносно трансформировался. Тяжеловооруженный флаер плавно взмыл, развернулся на месте и стартовал с такой скоростью, что в воздухе образовался эффект крохотной вакуумной бомбы. Роадбастер прикрыл оптику ладонью.
- Ладно, ржавый ублюдок, - вслух произнес он, глядя как снежинки падают на его броню и тут же испаряются. - Клянусь своим знаком автобота, что я тебе отомщу.
"Кстати, интересный остаточный эффект: я тебя слышу", - пришло бесплотное послание из чудовищной дали.
Роадбастер вздрогнул от ужаса.
А вот это было плохо.
Очень плохо.

Вернуться к фанфикам