Ящик Пандоры

Автор: Skjelle
Художник: Schizoplane
Персонажи: боевиконы/Астротрэйн
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: как одни домогались другого, а он не давался, но потом поперся подсматривать за первыми, вследствие чего сам себе дурак. Как сказали бы приближенные к вождю - сам себе злобный старскрим.
Комментарий: спасибо большое Шизолету, что отозвался на мои невнятные вопли о том, какой фанарт я внезапно хочу на боевиконов, и что я за это могу сделать.
Иллюстрации: БластОфф, Браул, Онслот, Свиндл, Вортекс.

Появление боевиконов на перевалочном пункте не прошло незамеченным.
Они были не самыми частыми гостями, поскольку в основном утюжили на каких-нибудь обитаемых планетах туземные города, выкачивая оттуда топливные ресурсы. Если уж они оказались на автономной станции, то для этого была веская причина. Называть ее они никому не собирались, образ жизни вели разгильдяйский и провоцировали массу поводов для слухов разной степени скандальности. Зато с ними было очень круто напиваться различными сомнительными присадками.
После этого обычно случались какие-нибудь веселые вещи, начиная от разукрашивания стен в психоделические пятимерные образы и заканчивая свободной ловлей автоботов или нейтралов в открытом космосе.
Особенно всей станции запомнился феноменальный случай, когда боевиконы притащили с собой подбитый челнок, который, будучи выпотрошенным, оказался самым настоящим сокровищем. На нем перевозили остатки научных подразделений. Представители этого класса старались вмешиваться в военные конфликты как можно меньше, поэтому даже не озаботились серьезными апгрейдами и наращиванием брони. Целый сет экзотических красавцев - по нынешним суровым меркам - был очень быстро растащен по темным закоулкам. Правда до этого боевиконы успели пояснить всем желающим в четких выражениях, что улов играет большую роль в текущей политической обстановке, поэтому ломать и даже надкусывать их запрещается.
В конечном итоге сердитые, изрядно помятые, но все же - чего уж скрывать - местами довольные ученые были вновь погружены на челнок и транспортированы на другую базу. Что там с ними было дальше никто не знал, а вот к боевиконам уважения прибавилось.

Свиндлу было скучно. Сама по себе станция оказалась неплохой, но строго утилитарной, и как развернуть здесь любимую деятельность - он не представлял. Точнее, он уже попробовал затеять какой-нибудь небольшой гешефт, однако затея проржавела, не добравшись до серьезного развития. С досады и исключительно ради спортивного интереса он попытался с серьезным видом продать собственному командиру несколько склепанных полосок металла, жарко рекламируя их как подброневые ограничители одного из тех ученых крошек, которых они так удачно прокатили. Когда он в своей речи добрался до упоительных ароматов, которыми пропитана эта нескромная деталь эндоскелета, Онслот молча протянул руку и сцапал его за кольцо буксировки на грудной пластине.
- Я сейчас сам из тебя упоительные ароматы выдавлю, - веско пообещал командир. - Вот прямо за одно кольцо возьму, за другое потяну - и посмотрим что получится.
- Ну ниболта себе, - обиделся Свиндл за тщательно лелеемые украшения. - Чего руки-то сразу распускать? Я может быть тренировку провожу. Сам же потом будешь недоволен, что я там не так продал, здесь не тому всучил...
- Аргумент, конечно, - задумчиво произнес Онслот, однако за кольцо все-таки наставительно дернул пару раз. - Но лучше тренируйся на новичках. А эти твои "держатели секретных удовольствий" я все-таки возьму. Как бесплатный сувенир...
- Еще чего! - заорал признанный торгаш. - Я их еще покрашу и перепродам! Это раритет!
Онслот захохотал, отпуская его. Он был более чем уверен, что это дешевая подделка, но Свиндл уже сам, кажется, попал под влияние личного же вранья. Впрочем, ему виднее.

Бормоча себе под вокалайзер разнообразные ругательства, Свиндл бесцельно прогуливался по станции, раскручивая на пальце непроданный товар. Он не следил куда идет, и неожиданно для себя оказался возле причальных доков, где происходила шумная разгрузка здорового челнока. От скуки торговец некоторое время наблюдал за процессом, но потом это занятие ему окончательно приелось, и он уже собирался покинуть удобный пост возле пульта пожарной охраны, когда из челнока выкатили последний контейнер, и огромный корабль вздрогнул, а затем в несколько мгновений трансформировался. Свиндл удивленно мигнул линзами. Этого трансформера он раньше не видел. И он был даже больше чем Бласт, который тоже принадлежал к виду тяжелых траспортировщиков, способных передвигаться в открытом космосе.
В личные плюсы незнакомца можно было еще записать большие крылья, которые наверняка очень удобно потрепать, да и вообще внешний вид. Свиндл решительно отлепился от стены и двинулся наперерез неторопливо шагающему трансформеру. Вблизи стало ясно, что у него как минимум два транспортных режима - это просматривалось в нестандартной стыковке пластин и утяжеленной гидравлике, которой должно быть несладко приходилось при каждом изменении.
- Здаров, - сказал боевикон, беспардонно перекрывая путь идущему.
- Привет, - буркнул тот, не выказывая желания знакомиться.
- Автоботские подброньки нужны? - нагло спросил Свиндл, энергично потрясая ленточками. - Недорого! Эксклюзивно содранная версия.
- Чего? - удивился трехрежимник. - Откуда ты...
- Эй, Астро, не слушай его, - почти весело крикнули с места погрузки. Свиндл с неудовольствием туда посмотрел. - Он из этих, которые гештальт! Мы те рассказывали!
- Аа, - протянул транспортировщик. - Не, не нужны мне эти фиговины. Торгуй в другом месте.
- Ну вот, - огорчился боевикон, пряча сокровище под броню. - Только захочешь с кем-нибудь наладить отношения, как окружающие своим враньем все портят.
Серо-фиолетовый трансформер молча обошел его и продолжил движение к выходу. Свиндл развернулся, проводил его внимательным взглядом и откинул панель на руке, активируя коммлинк.

На станции Астротрэйну всегда нравилось. Тут было спокойно, а в местной заправке гнали отличное топливо, с помощью которого можно было поставить на ноги даже самого истощенного трансформера. Да и друзья его тоже тут зачастую собирались. Не то чтобы он спешил немедленно с головой окунуться в гулянку, но радовала сама возможность.
Пока что он намеревался отдохнуть в одиночестве несколько полных циклов, потому что его заколебали шумные и скорые на драку пассажиры, которых он перевозил последние несколько декад. Особо буйных он всегда с удовольствием стегал разрядом, который нормальному трансформеру выжег бы процессоры, а у этих ничего, даже ржавчины не начиналось.
Не нравилось ему, когда кто-то пытался влезать в его личное пространство. Из местных этим страдали только боевиконы, про которых ему уже успели наплести в датчики столько всего, что сложно было разобрать где правда, где преувеличение, а где полный бред.
Вот прямо сейчас, стоило ему устроиться за удобным угловым столом, чтобы посвятить время энергону и себе лично, как вся их команда полным составом шумно ввалилась в заправку и двинулась по свободной траектории. Покружив по просторному помещению и почесав вокалайзеры с доброй половиной присутствующих, они каким-то загадочным образом оказались рядом с ним.
Астротрэйн машинально отодвинулся, искоса глядя на боевиконов. Все-таки ему не очень нравились эти пришлые трансформеры, про которых не было известно ничего, кроме их уголовного прошлого. Пожалуй, даже для десептиконов их список послужных дел был несколько чрезмерным.
- Прива! - громогласно сказал темно-зеленый угловатый тип с траками на плечах.
Он не производил впечатления особо умного, и Астротрэйн ограничился полувнятным бурчанием, призванным отражать, во-первых, минимум приличий, во-вторых, нежелание общаться.
- Мы тут присядем? - практически без вопросительной интонации поинтересовался их командир.
- Вокруг полно свободных мест, - указал трехрежимник на очевидное.
- Но нам нравится здесь, - сказал главный.
Тут же назрел конфликт внутренних установок: или уйти с целью избавления от не особо приятной компании, или остаться, чтобы не выглядеть уклонистом. В конце концов победила пресловутая десептиконская гордость, которая не раз подводила многих известных ему личностей. Но на чужих примерах он учился как-то плохо. Поэтому трехрежимник только махнул рукой, предоставив им право истолковать этот жест как угодно. На мгновение примолкшие боевиконы тут же зашумели и начали плотно усаживаться.
Здесь он слегка просчитался и оказался зажат между танкором и ракетоносцем. Неслышно вздохнув, трехрежимник включил массовое шумоподавление и сосредоточился на своем энергофоре.
Присутствующие с интересом косились на занятый стол, гадая, с какой стати вся кодла агрессоров внезапно тусуется с таким суровым и самостоятельным трансформером как Астротрэйн. Трехрежимник никогда не был одиночкой, но не выносил, когда кто-то пытался развить с ним разговор первым, предпочитая вместо этого вливаться в большие компании.
Каждый наблюдатель строил собственную гипотезу, но большинство сводилось к одному и тому же.
- Смотрите, эти ребята охотятся на большого парня, - фыркнул Вайлдрайдер, тыча пальцем в происходящее.
- Ты просто завидуешь, - вздохнул Драгстрип и сделал жутко глупое по мнению товарища томное выражение лица. - Не к тебе же пристают...
- А ко мне и не надо приставать, - воинственно сказал Вайлдрайдер. - Я сам к кому хошь пристану!
- И сам кому хочешь дашь, - поддакнул Дэдэнд. - Ты безнадежен. Даже конец существующей вселенной тебя не изменит. Что сделает его еще более ужасающим.
- Залепи вокалайзер! - гаркнул Вайлдрайдер и треснул согештальтника по плечу.
Между тем за разглядываемым столом что-то произошло, трехрежимник поднялся, с легкостью отодвинул тяжелый предмет мебели, разроняв всё стоящее на нем, и вышел из теплой компании. Оглядевшись, он направился прямиком к стантиконам. Драгстрип пнул ссорящихся товарищей и приветственно замахал рукой тяжеловесу.
- Есть место? - вполне дружелюбно осведомился Астротрэйн, подходя.
- Для тебя всегда найдется, - осклабился Вайлдрайдер. - Садись вон с Брейком, только не придави, а то он уже заранее трясется.
- Иди наболт, - прошипел бело-синий стантикон, тем не менее, глядя не в оптику гостю, а куда-то в подбородок. - Привет, чучу.
- Не коверкай. Антенны поломаю, - предупредил Астротрэйн, усаживаясь.
- Что, неинтересно с боевиками? - подмигнул Вайлдрайдер.
- Они занимают слишком много места, - уклончиво ответил трехрежимник.
Обсуждаемые боевиконы успели придвинуть к себе стол и вроде бы беззаботно обсуждали что-то, но достаточно тихо, чтобы их не услышали. А если бы кто-то попробовал настроить в их сторону датчики, то наткнулся бы на глушители.
- Ну ты маленькая дрянь, - сдержанно шипел Вортекс на Свиндла. - Кто тебя просил развязывать вокалайзеры?
- Отвали, - так же шипел торговец. - Мое дело, как хочу, так и разговариваю!
- Из-за тебя он ушел, - сообщил очевидное Браул.
- Спасибо, я заметил, - раздраженно сказал Свиндл и стиснул энергофор так, что жидкое топливо потекло по пальцам.
- Ладно, заткнулись все. У тебя генераторы работают? - Онслот ткнул Браула в бок заставив танкора повернуть занятую какими-то громоздкими мыслями голову.
- А то, - громыхнул тот и пожал плечами, - я ж не того. Не снимал!
- Тем более все в порядке у меня, - Вортекс сдвинул маску и радостно оскалился.
- Маскировку подними, - прорычал Онслот. - И тебя не спрашивали.
- А вдруг ты забыл, - Вортекс расправил плечи пошире.
- Ну так чтоб работали без перерыва на подзарядку и чистку, - грозно сказал гештальт-лидер.

Как мудро заметил Вайлдрайдер, боевиконы действительно начали охотиться на большого парня. Заинтересовавшийся трехрежимником Свиндл создавал столько помех и оверрановых выплесков в гештальтной связи, что волей-неволей все остальные начали медленно зацикливатья на том же самом. Очень быстро интерес одного превратился в маниакальную идею пятерых.
Астротрэйн однопроцессорным кретином не был и курсирования вокруг себя заметил сразу, однако открывать огонь по наглецам не спешил, предпочитая ускользать от контакта. Ну и не ходить в нерабочие циклы по каким-нибудь складским помещениям. Пару раз квартирующие на станции замечали, как он общается с ярко окрашенным боевиконом - с самым мелким из них - и качает головой в ходе разговора.
Все-таки они ухитрились застать его одного, когда трехрежимник занимался рутинным самообслуживанием, приводя в порядок навесное вооружение. Он слышал, как легко шагают боевиконы, обходя его с флангов, но не спешил поднимать голову. Потом шаги потяжелели - отключились антигравы - и он наконец-то одарил всех пришедших недобрым взглядом.
- Привет! - дружелюбно сказал Свиндл. - Есть время?
- Неа, - ответил Астротрейн. - Мое время лимитировано и слишком дорого.
- У нас есть одна интересная штука, - выразительно сказал Свиндл.
- И что же это?
- Джампер! - радостно завопил Вортекс.
- Один на всех? - тонко заметил Астротрэйн, поражаясь наглости. - Это и правда занятно.
- Очень смешно, - сухо сказал Онслот.
Глава боевиконов сграбастал за талии стоящих возле него трансформеров и резко притянул к себе. Вортекс закинул руки за голову и выгнулся, насколько это было возможно при его конструкции. Лопасти звякнули и растопырились под углом. Браул повторил его движение, хотя возможностей конструкции у него было еще меньше, а закидывать куда-либо руки мешали собственные траки. Астротрэйн начал было ухмыляться, но в следующее мгновение его улыбка застыла. Боевиконы одновременно расщелкнулись, и развернувшиеся составные джамперы так же одновременно стукнулись о столешницу.
Чего боевиконы не ожидали, так это отвращения, перекосившего всю физиономию Астротрэйна. Резко поднявшись, трехрежимник пинком откинул легкий стол, развернулся на месте и чеканным шагом двинулся к выходу.
- Че это он? - удивился Браул, опуская руки и тут же съездив траком Онслоту по шлему.
- Эй, стой, красавчик! - возопил Вортекс, которому стол грохнулся на ногу. - Ты чего? Стесняешься?
- Кислотой полейся! - прорычал Астротэйн, не оглядываясь.
- Не понял, - все так же удивленно сказал Браул.
- Наши апгрейды он не оценил, - задумчиво произнес Свиндл, до сих пор скромно придерживающийся сбоку от одаренных товарищей.
- Я говорил что это плохая идея, - почти равнодушно сказал БластОфф.
- Фигня, - Браул высвободился из полуобъятия и с грохотом приземлился в ремонтное кресло. - Как че так сразу то. Типа сам придет. Чисто в охоту.
- Когда это еще она начнется, - тоскливо протянул Вортекс, поднимая и опуская лопасти. - Мне уже кажется, что я на генератор весь энергозапас выкладываю, а толку...
- Скоро, - последовал короткий ответ.
- Откуда знаешь? - восхитился винтолет, подходя ближе.
Браул без лишних слов постучал себя по лицевой пластине. Вортекс расплылся в ухмылке и закивал. При всей своей недалекости, танкор прекрасно различал самые тончайшие запахи. Ему хватало нескольких молекул для анализа. И если уж он говорил, что скоро, значит действительно уловил что-то интересное.

Обеспокоенный настырным поведением боевиконов, Астротрейн в раздражении отселился куда подальше на станции, благо, та была большой, и разгуляться имелось где. Ввязываться в конфликт ему не хотелось... Нет, конечно, хотелось начистить шлемы всем оптом, но это все-таки был гештальт, и не дай Праймас они вздумают помахаться с ним на кулаках, перейдя в комбинированную общую форму. Ну их наболт вообще. Лучше тактически отступить, тем более неудобств это ему не сулило - у него было достаточно знакомых в любом подразделении, чтобы найти компанию для общения, пока его снова не забросят на какое-нибудь задание.
Задание ждать себя не заставило, и единственное что оскорбляло чувство прекрасного трехрежимника - это то что боевиконы тоже поперлись туда же куда и он. В первых рядах. Причем даже в более первых чем он сам.
Астротрэйн в составе восьмерки тяжелых транспортников должен был перебросить команду сборщиков на территорию какого-то автоботского форпоста, которому сначала надлежало пасть под бронированными подошвами отряда зачистки, а затем возродиться вновь, но уже в качестве десептиконской территории. Поэтому помимо сборщиков Астротрэйн и компания тащили буквально неподъемный груз, включая оборудование для терраформирования. Как скучно!
Трехрежимник всю дорогу жаловался в прямом эфире на несправедливость в этой жизни, и донуделся до того, что ему начали отвечать боевиконы. Причем первым ответил БластОфф и поинтересовался, не хочет ли шаттл в свободное время заняться чем-нибудь интересным и высоковольтным. Остальные присоединились, беззастенчиво вываливая предложения в общий эфир. После этого Астротрэйн принципиально заткнулся, не желая поддерживать с ними беседу.
А по прибытии в пункт назначения он впервые до последнего символьного обозначения понял, почему гештальт-команду местами называют странным словом "дробилка".
Боевиконы перли к своей цели напролом. Не останавливаясь, не обходя препятствия и не раздумывая над сколько-нибудь уместной стратегией. Все что мешало им, они поливали шквальным огнем до тех пор, пока путь не расчищался. Судя по всему, у каждого из них был целый склад боеприпасов, припрятанный в суб-компакторах, поэтому об экономии боевиконы тоже не думали. Астротрэйн даже слегка позавидовал, глядя как бронированные чистильщики без остановок идут сквозь устроенную ими же плавильню.
Вроде бы он даже видел, как внешнее покрытие от таких температур начинает местами изменять цвет, и по корпусам десептиконов струятся странные узоры, притягивающие взгляд. Но наверное ему только казалось. В бушующем пожаре, где растекалась даже скальная порода, ошибиться было легко.

Светло-серые куполообразные здания форпоста точно так же исчезли за стеной огня, теперь пылающего неестественно-лиловым цветом, и Астротрэйн даже усомнился, что это был именно форпост. Больше похоже на какие-то лаборатории. Странно, что плохо защищенные, но это не его дело. Видно там еще и персонала не было - молчали все частоты, на которых обычно истошно кричат убиваемые трансформеры. Никакой тебе резни, даже обидно.
Выждав еще немного для приличия, он прикинул температуру на местности и махнул сборщикам. Первыми вперед бросились строительные дроны, тут же начавшие месить и утюжить все еще полужидкую поверхность, теперь удачно заправленную металлом и массой химических присадок. Бронеплиты возникали сами собой - посмотреть приятно. И все обязательно с десептиконской символикой по углам. Астротрэйн горделиво хмыкнул, вновь ощутив причастность к великому делу.
Впрочем, он сам ничего великого не совершал, а наблюдать за деловито работающими сборщиками очень быстро прискучило. Остальные траснспортники уже сигналили ему издалека, подзывая влиться в теплую компанию, нарывшую где-то кубы, и предающуюся величественному пьянству. Астротрэйн ответно подмигнул базовой подсветкой, отказываясь, и всмотрелся чуть в сторону от уничтоженных лабораторий. Там еще оставались какие-то полуразрушенные и местами горящие помещения. И, если он не ошибался, там все-таки кто-то взвизгнул на аварийной частоте. А говорят, боевиконы любят кого-нибудь поймать и тоже проутюжить, хорошо если потом на запчасти что-нибудь останется... ну интересно же!
Астротрэйн решительно направился к запеленгованному источнику сигнала. Треск огня дополнился низкочастотным гулом установок промышленной сборки, потом этот гуд перекрыл всё, и трехрежимник поморщился, ускоряя шаг. В таком шуме не было слышно вообще ничего, сигнал то возникал, то пропадал - хотя никто уже там не орал. Из-за этого Астротрэйн лишних пару минут топтался между несколькими одинаковыми ангарами. В конце концов он определился с выбором и нажал плечом на перекосившийся створ главного шлюза.
Металл со скрипом неохотно отполз в сторону, движимый любопытством трехрежимник с трудом протиснулся в образовавшуюся щель, украсил себя несколькими царапинами, недовольно прогнал вентиляцию и двинулся вглубь по коридору. Вот теперь он точно слышал кое-что интересное. Он готов был прозакладывать собственные крылья, если это не прелюбопытный, хорошо известный ему качественный писк. Он просто не мог поверить, что чистильщики способны на такое. Им полагалось найти кого-нибудь достаточно беспомощного и тут же начать расчленять в полном функционале.
О да. Место преступления найдено.
Просто проржаветь.
Астротрэйн привалился плечом к косяку выломанной двери, совершенно утратив всякое спокойствие и самоконтроль. Линзы у него перешли в режим узкой сфокусированности, а челюсть в закрытом состоянии приходилось удерживать весьма серьезным усилием.
Кажется, это был единственный местный обитатель, и боевиконы ухитрились его изловить, не прибив при этом. От пойманного виднелись - он едва было не подумал "остались" - только ноги, судорожно дергающиеся в воздухе. Окружившие его и низко склонившиеся десептиконы перекрывали весь остальной обзор, и можно было бы подумать, что они выжирают из пойманного трансформера запасные детали наживую, если бы не одно но.
Астротрэйн непроизвольно жадно фыркнул. Он точно знал эти беспомощные пинки в воздух и отчаянное пищание. Возможно с точки зрения автобота это выглядело как грозный рык и проклятья, но у трехрежимника был свой взгляд на вещи. Когда огромный кабель-разветвитель нежно подключается к потрескивающим разъемам - именно нежно, без лишнего насилия - тогда начинаются заветные крики и вопли, подергиваются от стимуляции задранные ноги, и бело-перламутровые брызги летят во все стороны.
Лужица под автоботом неуклонно расширялась, переливаясь красивыми разводами антифриза в основном консерванте. И, шлак побери, в прошлый раз оптика его не подвела - боевиконы действительно были разукрашены текучими узорами, которых он никогда еще не видел на реальном трансформере. Однако про такое ему рассказывали, и он просто не мог уложить в процессоре, что боевиконы, эти вот агрессивные, наглые, ленивые сволочи с отвратным чувством юмора даже по десептиконским меркам...
Браул поднял голову и посмотрел на него в упор.
Астротрэйн судорожно втянул воздух, выдохнул, сглотнул антифриз, и все-таки не сумел удержать сервоприводы. Рот у него открылся сам собой.
- Че надо? - осклабился боевикон, демонстрируя треугольные дентопластины и звякнув желтым металлом.
Привлеченные его громогласным голосом, головы точно так же подняли остальные, один за другим оборачиваясь к посмевшему помешать их развлечениям. Автобот издал очередной музыкальный писк и затрепетал, щедро изливаясь электричеством под напором аж двух вздрагивающих и звякающих джамперов. Фары его вспыхнули. Боевиконы молчали, угрожающе полыхая линзами, и наконец Свиндл быстро и пугающе облизнулся. После чего у Астротрэйна ослабели не только челюстные шарниры, но и отчетливо сдали подколенные.
Он впервые вживую видел настоящих шлюходелов.
Брэйнсторм отчаянно заскулил, не понимая, почему его частотные фильтры больше не испытывают восхитительной горящей нагрузки, и требовательно вздернулся всем телом. Украшенная гравировкой тяжелая рука придавила его по центру корпуса, Брэйнсторм покорно замолчал и только разочарованно застонал, когда так понравившиеся ему джамперы отсоединились, сбрасывая остаточное электричество.
Первым поднялся Браул, и Астротрэйн не успел даже придумать что-нибудь, как боевикон в несколько размашистых шагов оказался рядом. Астротрэйн лихорадочно подумал, что он сам трехрежимник, он выше и сильнее, и...
О Праймас.
Бандитская рожа оказалась совсем рядом, губы боевикона раздвинулись в ухмылке, кольца звякнули, и Атсротрэйн съехал вниз по стене на добрых полметра прежде чем сумел взять серовприводы под контроль.
- Хочешь развлечься? - почти вкрадчиво спросил боевикон, провоцируя рычанием собственного двигателя совершенно подлую сладостную дрожь в корпусе.
- Ннгх... - Астротрэйн замотал головой, пытаясь одновременно отказаться и прочистить процессор. - Нне наа... оаах...
Впрочем, было уже поздно. Боевикон недолго думая сунул обе руки ему между ног, а у него за спиной уже подходили остальные. Астротрэйн лихорадочно скользнул взглядом по незнакомым и невиданным до сих пор лицам - все покрытые гравировкой, с кольцами и шипами в неожиданных местах, даже с цепочками, точно так же звякающими при каждом движении... Больше всех его потрясла буквально перекошенная похотью физиономия всегда спокойного шаттла. Она просто пугала. Конечно же только пугала...
Защитные пластинки на разъемах под броней вопросительно шевельнулись и медленно начали раздвигаться, доводя хозяина этим до отчаяния. Трехрежимник мысленно взвыл, на деле же издал слабый хрип протеста и дернулся в сторону.
- Не пущу! - снова зарычал танкор, теперь уже обхватывая его за талию обеими руками. Приподнявшись на кончики стоп, он хватанул острыми дентопластинами Астротрэйна за линию челюсти. Трехрежимник вскрикнул уже совсем беспомощно. Раньше он не встречался с такими типами трансформеров и не особо верил в россказни про мастеров бесконтактной раскачки, легко могущих сделать из самого стойкого трансформера скулящего от похоти интера. Но у него, кажется, были все шансы проверить на себе справедливость этого утверждения.
Астротрэйн дернулся еще раз и вывернулся из рук боевикона. Сделав несколько шагов, он растерянно остановился. Боевиконы окружили его, и куда бы он ни посмотрел, ему отвечали жадными взглядами, подмигивали оптикой и не менее жадно дышали вентиляцией так, что горячий воздух струился прозрачным маревом. Даже металл, губ, чьей основной функцией было закрывать дентопластины, у этих пятерых оказался утолщен и хитро изогнут. Впечатление это производило самое неприличное. Очень хотелось, чтобы они что-нибудь с ним сделали. На шлемах, на плечах, на держателях - всюду были эти подавляющие волю и здравый смысл украшения. Вызывающе сиявший желтый металл гипнотизировал.
Астротрэйн нашарил взглядом командира гештальта и хотел ляпнуть что-нибудь про совесть, однако Онслот ему слегка улыбнулся, показывая все те же треугольные дентопластины, и Астротрэйн подумал, что лучше бы он мог чем-нибудь пригрозить. Подсветка микросхемных узоров сделалась ярче, и визор боевикона засветился совсем уж насыщенно. Среди этого сияния Астротрэйн различил множество неприличных обещаний, предательски дрогнул крыльями и спешно отвел взгляд.
- А... куда вы это все прятали? - спросил он, пытаясь как-то развеять сгустившуюся атмосферу нестерпимого вожделения.
- Активное броневое покрытие, - охотно ответил Свиндл и приглашающе провел языком по губам. Праймас, у него даже туда было что-то вставлено. - Здорово, а?
Астротрэйн почувствовал как испарина проступает у него на крыльях. Температурная балансировка категорически нарушилась, и он сейчас наверное выглядел как тот самый бесстыжий интер, который при виде клиента весь капает откуда только можно.
- Не! Я ухожу! - резко сказал он и рванул напролом.
Стоявший у него на пути Вортекс резко выбросил руку вперед и схватил трехрежимника за лицо. Астротрэйн увидел как одуряющими световыми переливами вспыхивает вязь глифов на ладони шлюходела, и четко осознал, что пропал с концами.
Острая дрожь пронзила его клапаны, ноги раздвинулись сами собой, из вокалайзеров пролился тягучий стон. Выдать его за аргумент протеста было просто нереально.
Кто-то обхватил его сзади, а отпустивший его Вортекс наклонил голову, посмотрел жадным взглядом и скользнул вниз. Он приземлился на колени, и Астротрэйн впервые заорал, чувствуя, как у него в три движения выкручивают хитрые замки полной защиты. Онслот и БластОфф сцапали его за руки, Свиндл обогнул скульптурную композицию "Борьба с похотью" и присоединился к винтолету.
Астротрэйн непотребно завизжал в голос, чувствуя как в его раскрытые системы резко погружаются четыре пальца, а следом еще четыре - и начинают тянуть в разные стороны. Греб-банный танкор был совершенно лишен чувства заботы о ближнем! Ааа, ш-шлак!
Астротрэйн задохнулся гневом и опять взвизгнул, едва в него проскользнуло что-то длинное и подвижное. А следом на растопырившихся кабелях сомкнулись чужие губы, отмеченные прохладными кольцами. Трехрежимник дико замычал, дрожа всем телом. Крошечные шарики металла прошлись по развернутым штекерам, от чего шланги в основании джампера немедленно набухли и погнали энергон в ускоренном обменном режиме. Подвижные сегменты поджались, сенсорные датчики закололо.
- Совсем готовый, - прорычал Браул, ритмично двигая обеими руками, словно намеревался отодрать все мешающее добраться до глубоко спрятанных секретов. - Текс, найди мне!
Винтолет отозвался согласным мычанием, засовывая язык все глубже ритмичными короткими движениями, пока не нащупал длинные узкие слоты. Прижавшись лицом к мокрым сегментам и пальцам Браула, он начал щекотать найденное со всей настойчивостью.
Тяжелый перевозчик стонал как последняя портовая дешевка, расставившись под грубыми, но дико заводящими ласками. Неудивительно что автобот так визжал и наслажда-ахх... Ооох! Ммм! Уумм!
Он перезагрузился в параллельном режиме. Джампер сбросил кольцевые разряды, часть топлива немедленно пролилась между бедер. Завладевшие его интимными частями боевиконы жадно чавкали и хлюпали, давясь угощением. Свиндл от усердия и, возможно, из любви к садизму кусался.
- Хорош играться, - прорычал Онслот, пиная Астротрэйна под колено. Ноги у трехрежимника окончательно подломились. - На пол живо. Браул, ты сзади.
- А я спереди! - скандально заявил внедорожник, выпустив пострадавшие кабели. Астротрэйн сквозь помехи в оптике видел, как густые нити топлива капают у него с подбородка. - Я первый его захотел, окей?
- Ладно, - фыркнул Онлсот. - Ну, поехали.
Астротрэйн попытался брыкнуться, однако его неумолимо потащили вниз, пальцы из раздвинутых мест исчезли, но в следующее мгновение он вновь вскинулся, когда им на замену резво скользнули сразу пять, сложенные вместе. Астротрэйн бессвязно взвизгнул, однако хихикающий Вортекс уже успел пропихнуть в него ладонь до запястья, а дальше трехрежимник почувствовал, как в нем сжимается бронированный кулак, загребая все подряд и ошпаривая электричеством, и забился в очередном экстазе.
На пике сумасшедшего удовольствия он почувствовал как что-то толстенное и опять-таки тяжело звякающее обилием дополнительных украшений втискивается в его шлюз, и от этого сделалось так дико приятно, что перед этим померкло все, что было раньше. Наэлектризованные подвески дарили такие ощущения, что выразить их словами было просто невозможно. Рыча и бессознательно вытягивая чужое топливо, трехрежимник грохнулся в ошеломительную перезагрузку.
- Шлак, как он быстро, - удивленно сказал Вортекс, медленно извлекая кулак, которым даже не успел как следует подвигать, чтобы чего-нибудь сломать. - Эй, кто там его хотел?
- Я хотел, - Свиндл пнул его в бок вынуждая отодвинуться. - Ты че его сразу в утиль пустить пытаешься? Придурок, сам потом жалеть будешь.
- Х-хва... - Астротрэйн захрипел, приходя в себя от движения топлива. - Оооаа!
Не успев опомниться от перезагрузки, он обнаружил две вещи, или может быть три, ну в общем много вещей. Во-первых, состав энергона очень быстро менялся усилиями танкора, работавшего в режиме заправочной станции. Во-вторых, сам он упирался в пол ангара, и никто его не держал. В-третьих, сравнительно мелкий десептикон сейчас напрямую подключался к нему в таком потоковом режиме, что это просто не могло быть его собственным генератором. Астротрэйн без преувеличения жалко пискнул, чувствуя, как эта частота забивает его настройки. Писк превратился в отчаянный полустон, прерываемый заиканием вокалайзеров. Слишком много электричества...
- Все делают одну и ту же ошибку, - самодовольно сказал Свиндл и между делом смачно поцеловал его куда дотягивался, - считают меня самым мелким и безобидным.
- Ооо! - взвыл Астротрэйн, тщетно елозя ногами по бетонному покрытию.
- Подсматривать нехорошо, - промурлыкал Свиндл, подбирая удачную комбинацию импульсов, в ходе чего обоих встряхивало на пределе. Кольца буксировки на его нагрудных пластинах выразительно звякали. Заметив осоловелый взгляд трехрежимника, упершийся в эту красоту, Свиндл со смешком просунул в них большие пальцы и выразительно потянул. - Хочешь и тебе такое сделаем в каком-нибудь укромном месте?
Открыв рот для возражений, Астротрэйн мгновенно подавился здоровенным кабелем. Линзы у него чуть не выпали из пазов от неожиданности. БластОфф не тратя времени даром и оскалившись так, что черные рисунки на физиономии изменили вид, медленно, но неудержимо просунул свой инструмент куда поглубже и подвигал им там, безошибочно находя неиспользуемые порты диагностического подключения. В ход они шли только когда трансформера разбирали и подключали к системе автономного функционирования. Астротрэйн издал захлебывающийся звук, и между дентопластин у него заскакали искры, а следом БластОфф с утробным ворчанием добавил тонкий шланг, и тогда антифриз, нагнетаемый по тонкому каналу, потек у трехрежимника из уголков рта.
- Расслабься, - процедил БластОфф сквозь резкие и короткие выдохи. - Больно не сделаю... нгхх... Вот так, дай мне подключиться, не упрямься... Ммх... хорошая гаечка...
Астротрэйн вновь проетстующе возопил уже на внешней частоте выводных динамиков, однако БластОфф сжал пальцы у него на шлеме, оттягивая голову трехрежимника назад, а затем немыслимо для своей конструкции наклонился и пощелкал языком по губам Астротрэйна. Трехрежимника ошпарило, диагностические разъемы немедленно раскрылись.
Замкнутый с трех сторон, он тщетно пытался не терять голову, однако когда ему в руки всунули еще по тяжеленному джамперу, подсказывая, что их надо хорошенько пересобрать, он сдался окончательно. Шлюходелы тоже не бездельничали - Онслот и Вортекс занимались то его крыльями, то его же судорожно подергивающимся кабельным набором, то искали какие-нибудь чувствительные места или облизывали узкие межпанельные промежутки, щедро пуская туда электричество. Астротрэйн расширял видеодатчики и вздрагивал в коротких частых перезагрузках.
Брэйнсторм наблюдал а тем как бесстыдно трахают своего же товарища боевики, и дрожал от зависти и неудовлетворенного желания. Он надеялся, что они прокатят его один раз и вернутся к нему, однако шлюходелы деловито менялись, по очереди заряжая транспортнику самыми изобретательными способами, и останавливаться не собирались.
Брэйнсторм сердито вздохнул. Ну что за невезуха! Он сидел в этих лабораториях гребаных три декады, пытаясь изобрести что-нибудь достойное - что наверняка опять было бы не понято этими кретинами из Этической Военной Комиссии. Очередное блистательно запрещенное Неназываемое Оружие, конечно же. Между прочим, дурацкие лаборатории были совершенно лишены защиты, а ведь он просил, умолял разрешить поставить на них ну хотя бы его простенький кварковый распылитель... Но нет! И вот пожалуйста - сюда явились убийцы с фиолетовыми знаками на броне.
Брэйнсторм первым понял, чем все это кончится и благоразумно бежал с линии огня, не собираясь защищать какие-то там термостаты. Он полагал, что всех, кто там остался, выпотрошили в порядке живой очереди.
Впрочем, до него тоже добрались, однако он так отчаянно вопил и протестовал против немедленной гибели, что опаленные химическим пожаром боевиконы притормозили. А посовещавшись на закрытой частоте, поинтересовались - согласен ли он обменять жизнь на активный интерфейс в пяти позициях с каждым. Конечно же ответ был очевиден. Брэйнсторм считал, что слишком гениален для глупой смерти из-за не вовремя проявленной гордости.
Но он не знал, что вместо солдафонов его будут обрабатывать самые настоящие шлюходелы. По правде, он в них не верил. Это же просто нерационально и не востребовано - какие-то там нейроспособности в сфере интерфейса.
Тем более он не хотел верить в слухи, что шлюходелов нанимали в дорогие дома удовольствий, где они тренировали новичков, заставляя тех полюбить свое дело, а вернее перекраивая им приоритеты так, что бывшие военные делались покорными гайками. Категорически не верил. Пока не увидел, как скатывается верхний активный слой брони, обнажая хитрые узоры гравировки и краски. А потом боевиконы поснимали маски, а самый мелкий среди них провел по лицу ладонью...
Брэйнсторм застонал, прижимая обеими руками встопорщившуюся соединительную систему.
Впрочем, его стон был весьма скромным на фоне звуков, издаваемых тяжеловесом. Почему-то Брэйнсторм решил, что так не изощряются даже в порнолентах за большие деньги.
Астротрэйн уже растопырился сразу на троих - шлюходелы умудрились пристроиться так, что зажатый между ними трехрежимник как раз получил сразу на каждый режим по точке соединения.
Пожалуй, с каким-нибудь стандартным трансформером они бы не стали такое делать, если б не собирались его сжечь. Но Астротрэйн обладал слишком заманчивым запасом прочности, чтобы отказаться его протестировать.
Помимо троих снизу, двое пытались одновременно впихнуться сверху, но тут уже не получалось, и Астротрэйн отчаянно сжимал дентопластины всякий раз, когда ему пытались зарядить еще что-нибудь. У него отчетливо скрежетали шарниры, и вскоре это обещало стать довольно неприятным ощущением. Не говоря уже о том, что лишь благодаря антифризу он еще не заполучил ободранные внутренности. Боевиконы сверху старались, и то и дело хотелось сдаться, однако срабатывал уже инстинкт самосохранения. И во всяком случае по одному вопросу он стоял намертво - файрволлы он так и не опустил. Хотя шлюходелы вроде и не требовали от него такой формы контакта, удовлетворяясь тем, что жарили его во все разъемы. Причем в буквальном смысле, основательно подплавляя изоляцию.
Ууоох!
Сладостно зарычав, Вортекс в очередной раз сбросился вхолостую, заставляя трехрежимника судорожно стискивать челюсти от электрических разрядов. Перемешиваясь с тем антифризом, что там уже был, разноцветная струйка вытекла из раскрытых губ Астротрэйна и полилась на дико напряженные шейные кабели. Одновременно по гештальт-связи он почувствовал, как выходят на пиковые нагрузки остальные. Кабели внедорожника туго закрутились вокруг раскрытых пальцев трехрежимника, еще глубже втискиваясь в запястные разъемы, БластОфф наклонился вперед и смачно облизал перемешанную жидкость, придавленный Астротрэйном гештальт-командир не менее сладострастно зарычал.
Вортекс еще немного придержал кабель, а затем все-таки расцепился и потащил его наружу. Напоследок он игриво похлопал плоскими штекерами по раскрытым губам и уже после этого с удовлетворенным вздохом отвалился в сторону.
Сжигавшее его стремление качественно отодрать кого-нибудь наконец-то погасло. Одновременно с этим активный защитный слой начал самопроизвольно накатывать снизу вверх, смазывая пульсирующие удовлетворением линии татуировок и скрывая их окончательно. Свиндл запрокинул голову, тоже угодив в откат, а когда опустил - на лице не осталось и следа от разухабистых узоров, заставлявших других трансформеров подмачивать себе ноги и репутацию. Вортекс знал, что если протянуть руку и потрогать пальцем его за губы, то можно нащупать их красиво изогнутую форму и кольца украшений, но кто бы еще кроме товарищей по гештальту осмелился это сделать...
Астротрэйн в полубессознательном состоянии проглотил сколько мог слитого антифриза, остальное же просто спустил течь куда угодно. В переполненных баках хлюпнуло, и между ног тоже обильно потекло. Затем он почувствовал, как с отчетливым треском высвобождаются кабели, вывинчиваются какие-то дополнительные агрегаты и рассоединяются клеммы, из-за испытал такое блаженное облегчение, что вновь подпустил топлива. Он даже не обратил внимания, как именно его освободили, и только осознал, что уже сидит сам, ничьи тела под ним не двигаются, не забивают в него толстые шланги и кабели... Ооо...
Трехрежимник собрал в кулак остатки того, что когда-то называлось силой воли, и медленно начал подниматься. Ему никто не помогал, и это было правильно - вздумай они проявить слизнячью жалость, он бы первый потом устроил кому-нибудь из них темную.
Все-таки утвердившись на ногах, и ни на кого не глядя, он сосредоточился и одним залпом сбросил лишнее топливо. Почти тонна жидкости рухнула на пол из открытых баков, и забрызгала всех, кто стоял рядом. Боевиконы заржали, утираясь.
Астротрэйн наконец-то посмотрел на них, убедился, что шлюходелы опять приняли обычный вид, не вызывающий подозрений, и нашарил взглядом подзабытого автобота. Тот диковато зыркал на них, прижавшись к стене. Астротрэйн ткнул в него пальцем и открыл рот, но вместо внятных слов вышел хрип, и полилось топливо. Трехрежимник зарычал. Отплевавшись, он все-таки настроил вокалайзеры.
- Мойка! - в воззвании было столько ярости, что автобот притушил оптику.
- Там, - отважно сказал Брэйнсторм, указывая в нужном направлении.
Астротрэйн издал очередное рычание и тяжелой поступью двинулся по адресу. Боевиконы, переговариваясь о какой-то фигне типа заправок в секторе Дзета, двинулись за ним. Брэйнсторм изумленно проводил взглядом столь резко изменившую поведение группу и быстро, пока был шанс, рванул в сторону запасного выхода.
Шлакова мойка была наполовину разрушена, и вместо полного набора очистителей, лилась там только типичная органическая кислородно-водородная смесь. Астротрэйн мрачно крутился под дохлой струей, игнорируя боевиконов, устроившихся рядом.
- Спину потереть? - почти дружелюбно спросил Онслот.
- Идите вы все наболт, - невежливо ответил трехрежимник. - Руки пообрываю.
- Ну-ну, - хмыкнул Вортекс, - как бы тебе их не пообрывали.
Астротрэйн стиснул кулаки, однако разболтанные стыковочные детали вздрогнули, и он предпочел промолчать.
- Не ссорься с гештальтом, - хихикнул донельзя довольный Свиндл и похлопал трехрежимника по бедру. - Видишь как мы хорошо можем сделать?
- Ты еще скажи, что и гештальт ваш тоже как шлюходел может работать, - буркнул Астротрэйн.
- Что, есть желание проверить? - басом поинтересовался БластОфф, до сих пор ненавязчиво поливающий крылья трехрежимника, который делал вид, что этого не замечает.
- Не н-надо, - заикнулся от жутких перспектив Астротрэйн и поднял руки, одновременно сдаваясь и показывая, что не прочь принять послеинтерфейсовые ухаживания.
Шлюходелы довольно зафыркали, и их ладони заскользили по фиолетовой броне, смывая липкие потеки. Свиндлу было хорошо. Всем было хорошо. Гештальт был доволен.

Вернуться к фанфикам