Игра в терпение

Автор: DarkBet
Персонажи:Проул/Джазз
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: Джазз удирает от преследования с важным носителем информации. Как назло, подпространство оказывается недоступно, и приходится искать альтернативный "сабспейс", с которым все, конечно же, тоже не совсем гладко.
Предупреждение:лишние предметы где не надо.
Комментарий: для Е.Э на фестиваль Мартовских Бензокроликов в сообществе TF-porn (2014 год).

– Поймайте его уже, дроны беспроцессорные! – высокий голос подбитого и, видимо, на некоторое время застрявшего в альтформе Старскрима почти утонул в окружающем шуме, но выкрученные на максимум локаторы диверсанта выхватили в бедламе коридоров еще и механический приказ связиста:

– Рэвэдж, в погоню.

Вокруг то и дело мелькали десовские рожи, но Джазз продолжал бежать, переодически отстреливаясь и прижимая к себе с таким трудом добытый носитель с такой ценной и необходимой автоботам информацией. Он даже знал, в какой части базы десептиконов находится. Почти. Новая ставка, новое место и, шлак, такие старые носители! Огромная, по сравнению с обычным инфонакопителем, штука отчаянно мешала в руках.

Джазз притормозил всего лишь на астросекунду, но этой самой астросекунды хватило шлаковой кассете связиста, чтобы прыгнуть, сбивая с ног не столько массой, сколько инерцией движущегося корпуса. Диверсанта просто впечатало в стену, сбился видеозахват, но бластер Джазз не выпустил, с некоторым злорадством отстрелив железной кошке хвост, после чего уже на ходу подхватил с пола вместилище информации, продолжая бегство. Рэвэдж с грустным поскуливанием потерял равновесие и рухнул, панически транслируя призыв мастеру. В том, что Саундвейв появится в течение клика, автобот не сомневался, как не сомневался в том, что совсем не хочет этой встречи.

Заскочив в ближайшее помещение, Джазз заблокировал дверь и попытался сориентироваться. Кажется, десептиконы изменили привычной схеме строения баз, а значит, он заблудился и придется выбираться с боем. Еще этот шлаков носитель... Отдав команду на открытие сабспейса, диверсант раздраженно провентилировал. Сегодня явно не его день: сначала его обнаружили, потом это преследование и заклинивший сабспейс. Опустив бластер на пол, Джазз, несмотря на всю абсурдность предприятия, попытался открыть подпространство вручную, но ничего не вышло: видимо, от удара сабспейс заклинило окончательно и бесповоротно.

Диверсант сполз по стенке, прислушиваясь к происходящему в коридоре. Погоня, похоже, собирала новые силы, подтягивала резервы, наспех чинила пострадавших – было слышно, как ругался Хук, отказывающийся работать в таких условиях, – прочесывала базу на предмет оставленных средств слежения и автоботских диверсантов в количестве одной штуки.

Пропуская мимо звено переругивающихся «морковок», Джазз покрутил в руках добытую вещицу. Хранилище древних знаний чем-то напоминало кристалл. Продолговатый, чуть расширяющийся к низу ограненный цилиндр мешал в бою и легко выскальзывал из рук, грозя остаться на базе десептиконов, что категорически не устраивало диверсанта, превратившего ради этой штуковины обычную разведку в полноценный рейд «не дай десептикону убить диверсанта». Однозначно надо было что-то придумывать... И Джазз придумал.

В коридор он вырвался уже с пустыми руками, тщательно отстреливаясь от фиолетовозначных. После короткой передышки он даже двигаться стал как-то иначе. Легче, изящнее, вдохновеннее.

Прыжок, перекат, выстрел. Трансформация, рывок, трансформация, выстрел, выстрел, выстрел.

Так мог двигаться курсант, сдающий одновременно зачет по танцевальному искусству и по стрельбе в условиях взаимодействия с противником. Текуче-плавная грация сочеталась с резкими, точными рывками. Расслабление, невероятное для текущей ситуации.

Неожиданный удар пришелся в бедренную секцию, и диверсант застонал, разбираясь с покусившимся на его корпус Рамджетом. Удачно выкрикнувший: «Не пускайте его к выходу!» – Старскрим очень облегчил задачу диверсанту, подсказав направление, и уже когда белый автомобиль исчез из радиуса поражения, конусоголовый истребитель вдруг выдал:

– Клянусь Праймусом, нечестно брать в диверсанты мазохистов, довольно стонущих от каждого удара!

– Джазз. Сведений о склонности к мазохизму не обнаружено, – монотонно прогудел Саундвейв, удерживая на манипуляторах поврежденную кассету.

Появившийся рядом Старскрим только хмыкнул, рывком выправляя себе крыло.

***

Пробираясь по базе, Джазз чувствовал, что ему вслед смотрят абсолютно все встречные автоботы. Впрочем, диверсант привык: на него всегда смотрели после миссий. Весь грязный, в копоти, энергоне – непонятно: своем или чужом, – с помятой броней, да еще и прихрамывающий, но упрямо шагающий в противоположную от медблока сторону – в сторону кабинета Проула – белый гонщик просто притягивал взгляды.

– Джазз, все в порядке? Возможно, не лишним было бы посещение медблока… – в кои то веки покинувший свои лаборатории Персептор мягко коснулся плечевого шарнира, но диверсанта все равно прошило короткой волной дрожи. Запах перегретого масла усилился.
– Нет, сначала отчет, – диверсант слабо улыбнулся, но от следующего касания постарался увернуться, слабо охнув.
– Что ж, думаю, ты лучше осведомлен о собственных показателях, – тактично попрощался ученый, продолжая свой путь.

Чуть постояв и убедившись, что в коридоре никого нет, Джазз продолжил путь, придерживаясь за стену. Хромота заметно усилилась.

В кабинет тактика диверсант почти ввалился, с некоторым трудом удерживая корпус в вертикальном положении.
– Джазз? Почему не в медблоке? – Проул оторвался от своих отчетов и окинул взглядом диверсанта.
– Не-е, – протянул белый спорткар, – сначала отчет.
Полискар недовольно дернул дверцами, но возражать не стал. Видимо, хотел сэкономить время. Меньше споров – Джазз раньше на верстаке у Рэтчета.
– И что ты нашел? – доклады были забыты, и все внимание сосредоточилось на посетителе. Проул жестом предложил сесть.
– А ты сам…посмотри… – до кресла диверсант не дошел, почти упав на краешек стола, рядом с тактиком. Терпеть уже не было никаких сил. Несильный удар о поверхность стола, тяжелый вздох вентистемы – и паховая пластина мгновенно скрылась в пазах. Хлюпнула и потекла смазка, пачкая какой-то датапад, на котором неосторожно устроил свою корму диверсант.
– Джазз, я настаиваю на посещении медблока с последующим извлечением постороннего предмета и проверкой процессора на ошибки, – тактик не отодвинулся, несмотря на выходку подчиненного, но смотрел сугубо в синий визор.
– Ну, нет.
Диверсант отчетливо вздрогнул от потока холодного воздуха из чужой венсистемы. Казалось, детали начали окисляться, неприятно подергивая распаленную нейросеть. Сейчас процессор мельком посещали мысли, что, возможно, прятать немаленький носитель в собственный порт было не лучшей идеей (и как там на придушенные стоны все десы не сбежались?), но, надо признать, первые десять кликов было весьма здорово, пока напряжение нейросети не перешло из категории приятного в категорию болезненного, и пока шлаков цилиндр не застрял во время очередного кульбита перпендикулярно изначальному положению. Впрочем, выбора все равно не было и сил терпеть тоже. Да и желание разбираться с последствиями «заводящей» миссии в одиночку отсутствовало.
– Я сюда едва добрался. А еще… Еще, если ты меня понесешь и при этом не будешь фонить, то все решат, что у тебя есть какие-то проблемы… – улыбка была почти вымученной.
Фраза так и повисла незаконченной. Диверсант был уже почти не в состоянии концентрироваться.

Неизвестно, что увидел тактик за треснувшей пластиной визора, но от холодного манипулятора, мягко отводящего колено в сторону, Джазз снова вздрогнул. А тактик все смотрел на него, не отводя взгляд. Серьезное выражение, синие яркие линзы. Обычное сосредоточение на поставленной задаче, даже если задача: удовлетворить подчиненного нетривиальным способом. Наверняка, мощный процессор сейчас просчитывает несколько десятков вариантов развития событий и позиций, в которых эти события будут развиваться… Ох…
Последняя мысль была явно лишней. Джазз едва не застонал, представив себе границы возможностей. Или правильнее сказать их безграничность?

Осторожно коснувшиеся порта пальцы, словно подразнивая, мазнули по внешнему кольцу, пачкаясь в смазке, не давая поблескивающей субстанции стекать на стол. И тот же спокойный взгляд синих линз… Даже частота мерцания не замедлилась. Джазз, старательно удерживающийся от желания закусить губу, очень надеялся, что на данный момент Проул думает не о залитом датападе, ну, или не только о датападе...

Это было даже обидно: невосприимчивость партнера… м-м… потенциального партнера заставляла чувствовать себя не желанным партнером, а просто навязчивым интером, наглотавшимся синтетиков, чтобы привлечь клиента. Взгляд на ситуацию в таком ключе заставил Джазза отогнать навязчивую дымку возбуждения и сосредоточиться. В эту игру можно играть вдвоем.

Вентсистема загудела ровнее, равномерно охлаждая перегретые детали, визор перестал лихорадочно мерцать. Кажется, Проул уже должен начать ощущать свою несостоятельность, как…хм…медика, да.
Но фэйсплейт не отражал мыслей тактика, какими бы они там ни были. То же сосредоточение, и осторожные пальцы проникнувшие, наконец, в порт, ощупывающие, о, шлак, каждый датчик. Джазз только усиленно провентилировал, ухмыльнувшись. Доведенные до болевых импульсов датчики под осторожными, настойчивыми прикосновениями, казалось, даже теряли чувствительность. Немного, но приятно, как вручную сдвигать заевшие сервоприводы, после чего остается приятное ощущение тепла и расслабленность.
Впрочем, дальнейшее продвижение показало, что если диверсант надеялся покайфовать под дразнящими прикосновениями, то нужно было топать куда угодно, хоть в медблок, но только не к тактику.

Прощупавший порт на наличие разрывов, Проул продолжил выполнять поставленную задачу. Изъятие постороннего предмета из внутренних систем меха. Ничего сложного, необходимый алгоритм состоял из всего трех пунктов: убедиться в отсутствии повреждений систем, осторожно, неторопливо изъять предмет и снять напряжение с систем «пострадавшего». Только бы вот с первого на третий пункт не перескочить…
Кто бы знал, каких усилий стоило Проулу удерживать фон в пределах допустимых значений. Все же терпение было отнюдь не таким крепким, как внешняя обшивка, и красивый разгоряченный мех с раскинутыми ногами на рабочем столе совсем не помогал концентрироваться. Впрочем, Джазз, видимо, предпочел сдерживаться, за что тактик был ему очень благодарен. Теперь появился хотя бы маленький шанс, что диверсант не будет разложен на этом самом столе. Очень маленький шанс. Но сама «игра в терпение» Проула порадовала. Он не проиграет взбалмошному диверсанту.

Просто сосредоточиться. Просто продвинуть пальцы глубже. Просто смотреть, не отрываясь, в синий, рассеченный трещиной визор.

Джазз коротко фыркнул вентиляцией, а уже в следующий момент Проулу пришлось удерживать вскинувшегося от прикосновения к какой-то гладкой поверхности диверсанта. Тактику потребовалось целых две астросекунды, чтобы понять, что гладкая поверхность отнюдь не принадлежит системам Джазза.

– Что это?
– Н-носитель с информацией… – синий визор неровно мерцал, но диверсант упорно пытался сконцентрироваться. – Кибертрон….
– Р-расслабься. Пожал-луйста.

Диверсанту было даже интересно, откуда в речи полискара эти высокочастотные помехи, о чем думает тактик? Но уже буквально через пару астросекунд диверсанту стало абсолютно все равно, о чем там думает Проул, потому что Джазза буквально накрыло чужим фоном. Видимо, кое-кто не такой уж непрошибаемый. Диверсант едва удержал стон от этой мысли, а может от того, что осторожные пальцы уже ощупали предмет и, зацепив более узкий кончик потянули вниз, возвращая продолговатый кристалл в вертикальное положение.

Первому лейтенанту показалось, что он дезактивировался. Вытягиваемый кристалл острым ребром прошелся по давно раздразненным датчикам, меняя полярность ощущений с непередаваемого кайфа на такую же непередаваемую боль. Диверсант вскинулся, непроизвольно зажимаясь, причиняя себе еще больше боли, когда под давлением внутренних стенок заостренное ребро все же проскользнуло дальше, возвращаясь в изначальное положение.

Тяжело, с перерывами прогоняя воздух через системы, Джазз не сразу осознал, что его осторожно придерживают сбоку, поглаживая одним пальцем, и что искорки тепла, зарождающиеся в наверняка разбитой приемной системе, потихоньку вытесняют боль. Джазз поймал себя на том, что системы снова расслабляются после болевой вспышки. Впрочем, исчез дискомфорт ненадолго: стоило Проулу медленно потянуть за кончик шлакова кристалла, как в процессор стали поступать совсем уж сбивчивые сигналы – не то боль, не то возбуждение, и снова этот спокойный уверенный взгляд синих линз, словно и не стоит в помещении почти осязаемый фон...

В этот момент Джазз абсолютно точно осознал, что "игру в терпение" проиграл и что этот раунд определенно за Проулом. И, шлак с ним, с проигрышем, пусть только не останавливается...
Кристалл медленно продвигался к выходу, Джазз, налив на все отработкой, немодулированно застонал, а в следующий момент его сдернули с уголка стола, на который он из последних сил опирался, каким-то чудом удерживая корпус в вертикальном положении, и перевернули, неудобно уложив передним бампером на стол. Правда в текущем состоянии Джаззу было уже глубоко налить на все неудобства, он только вскрикнул, когда носитель наконец покинул его разбитый порт и вскинулся в следующий момент, когда к жутко ноющим системам подсоединился джампер, увеличивая напряжение, сливая ток в разогнанные, а местами уже и сожженные схемы, вышибая за грань, сбрасывая обоюдный заряд. Уничтожая последствия "игры в терпение".

Тактик увеличил напряжение, стремясь побыстрее отправить в оффлайн поломанного диверсанта. Какие-то остатки активных процессорных мощностей еще помнили, что нельзя вытягивать из партнера долгим интерфейсом все резервы и что налегать на белый корпус сейчас тоже не стоит.

– Чтет манм… – диверсант, чуть повернув голову назад, забулькал непонятными звуками, но все же сумел разборчиво поинтересоваться в перерыве между стоном и вскриком, глядя прямиком в теперь уже ярко сияющие синие линзы: – Отчет сдан?

От такого неожиданного вопроса Проул даже растерялся, отвлекся, теряя контроль над соединением, и почти выжег системы принимающего накопленным зарядом, заставив измотанного диверсанта вскинуться, вскрикнуть и отключиться. Откат, прошедший по системам полискара, вышиб предохранители, и тактик отправился в перезагрузку вслед за партнером.

Включившись, Проул правильно истолковал не приходящий в онлайн корпус и, завернув нечаянного подчиненного в изолетик, понес в медблок.

В светлом отсеке диверсанта приняли, как дома, с привычной обреченностью, безо всяких охов-ахов. Безбашенный диверсант частенько был гостем медблока, как бы ему не пытались прописать дополнительные директивы по самосохранению.

Шел ремонт. Проул молчал, подсчитывая все то, что нужно сделать и сколько времени он потратил на оказание специфической помощи Джаззу, Рэтчет что-то неразборчиво ворчал, изредка неодобрительно поглядывая на тактика и бросая обреченные взгляды на отключенного пока диверсанта.

– Когда вы уже, наконец, перестанете скрывать? – не выдержал медик, осматривая повреждения принимающей системы диверсанта.– Как спарки, ей-праймус!

– Что скрывать? – не понял Проул

– Свои отношения, что ж еще! Можно подумать, никто не замечает, как этот побитый корпус в любом состоянии ползет к тебе в первую очередь, даже если за ним остается след из чистого энергона. И на манипуляторах регулярно в медблок приезжает только Джазз и, заметь, только на твоих.

– Ах вот ты о чем… Скрывать то нечего, – отмахнулся Проул, грустно, как показалось медику, мерцая линзами, – на самом деле он со мной только из-за отчетов…

– Не только, – хрипловато фыркнул пришедший в онлайн диверсант. Внутри все еще ныло и тянуло, но общее состояние удовлетворенности не уходило. – Совсем не из-за отчетов...

Вернуться к фанфикам