Высший пилотаж

Авторы: Skjelle
Персонажи: Астротрэйн/Ред Алерт, Астротрэйн/Мираж
Рейтинг: NC-17
Жанр: PWP
Краткое содержание: трехрежимник тоже умеет получать от жизни удовольствие^_^
Авторское примечание: мне кажется, что руководитель безопасности не может быть такой истеричкой, каковым его рисуют в забугорном фэндоме. Параноиком - сколько угодно, но не верещащим же комком нервов.
Временные рамки - одно из гипотетических перемирий в чертовски длительной войне.

Ред Алерт сидел в углу десептиконского ангара и старательно зажимал пылающие антенны руками. Здесь повсюду бродило столько носителей фиолетового знака, что люминесценция не останавливалась ни на секунду. Ему это очень не нравилось. Сейчас особенность его конструкции могла доставить множество неприятностей. Разумеется, сначала у него были защитные колпачки, но в суматохе, поднявшейся по сигналу тревоги, он просто потерял их.
Проклятые десептиконы, они оказались еще более параноидальны, чем он сам! Ну кто бы мог подумать, что в их распорядок дня обязательно входит отработка тревожных учений в максимально приближенной к действительности обстановке? Во всяком случае суетились они так, будто на них и в самом деле напали. По мнению Реда, такой энтузиазм был слишком подозрителен для учебной тревоги. Поэтому ему пришлось забиться в самый дальний и темный угол и обругать себя за то, что он приказал Миражу оставаться за пределами вражеской базы. Не то чтобы он не доверял компетентности шпиона... ну, просто он считал, что сам сделает все гораздо лучше. Хотя в данный момент было вопиюще очевидно - Мираж здесь очень бы пригодился.
Но ничего. Надо просто переждать, пока вся эта беготня прекратится, а дальше можно втихаря убираться куда подальше. Не захватив с собой ни бита полезной информации...
Шлак.
Самое обидное было в том, что и Ред Алерт, и Мираж действовали по собственной инициативе. Хвалить их станут только в том случае, если они действительно добудут ценные сведения, и то при этом выговор неизбежен. Впрочем, Ред готов был пострадать за дело безопасности. А так... Стоило ждать взбучки на высшем уровне. Но все-таки самое обидное - не взбучка, не лишение кое-каких привилегий, не падение уровня доверия, а именно вот это прискорбное отсутствие полезной информации. Ред почти физически страдал, не обнаружив того, что искал.
С другой стороны, это означало, что одну угрозу со стороны десептиконов можно спокойно вычеркнуть из списка ей подобных.
Иногда Реду едва не в лицо говорили, что он совсем съехал с процессора, всюду видя шпионские датчики и зловещие заговоры, однако он не обращал внимания на подобные смехотворные заявления. В то время как все вокруг были вопиюще безответственны, он всегда готовился к худшему. Во имя безопасности он без зазрения совести мог пожертвовать всем и вся. Разумеется, если жертвы укладывались в рамки необходимого зла.
И он вполне мог пожертвовать даже собой, лишь бы предотвратить возможность гипотетического распространения недавно разработанного вируса, сведения о котором поступили из внушающих доверие вокалайзеров.
Очень хорошо - никаких вирусов. Никаких разработок. Сплошные неподтвержденные слухи и домыслы.
Осталось выбраться отсюда целым и невредимым, а потом состряпать подобающий отчет. И снова вернуться к просеиванию тонн информации, несущей в себе важные сигналы, расшифровать которые в состоянии только о-очень бдительный процессор. Снова следить, все замечать и своевременно на все реагировать.
Безопасность - превыше всего.

Астротрэйн уже давно наблюдал за автоботским хламом, затаившимся за грудой контейнеров. Штатное расписание позволяло Астротрэйну торчать на боевом посту в режиме шаттла и никуда не бежать. В случае нападения через главный ангар трехрежимник становился первым рубежом обороны. В случае спешной эвакуации - одним из транспортных средств. Поэтому пока его товарищи по знаку прочесывали всю базу, выдернутые со своих мест сигналом тревоги, он имел честь созерцать причину этой самой тревоги. Причина была маленькой, беленькой и совершенно безобидной с виду. Астротрэйн смутно припомнил этого автобота, который то и дело мелькал в сводках как ржавчина на корме. Благодаря его неустанной бдительности половина шпионских микроботов уничтожалась еще на подходе к чужой базе, остальных же методично уничтожали уже в ее пределах. Редкий кроха-шпион возвращался с огрызками ценной информации в микросхемах. По идее, Астротрэйну сейчас представлялся великолепный шанс решить множество проблем одним выстрелом. Но его удерживали две вещи: отчасти гипотетический мирный договор, отчасти...
Он включил шумопоглотители и трансформировался, не потревожив маленького паразита ни звуком. Потом неторопливо подошел ближе и прислонился к стене, изучая присевшего на корточки автобота с высоты своего внушительного роста. Сейчас он мог бы просто поднять ногу и с силой опустить на хрупкую белую спину, втаптывая ее обладателя в пол. Потом он мог бы наступить на неудачливого разведчика всем весом и насладиться отчаянным визгом расплющиваемых сервоприводов. Во все стороны непременно брызнул бы энергон, а ноги самого шпиона отчаянно задергались бы. Возможно, предоффлайновыми судорогами удалось бы насладиться целых пару минут. Однако Астротрэйн рассматривал нервно шевелящиеся длинные дверцы автобота, белое тело с мазками красного, и думал о совершенно иных вещах. Он представлял, как его собственные ладони сомкнутся на самом узком месте чужого корпуса, как он медленно и со вкусом будет оглаживать теплую броню на бедрах автобота, и как тот задергается, но совсем-совсем по иной причине, чем в первом варианте развития событий...
Он прекрасно знал, что в деле интерфейса достиг больших высот. Когда-то его действительно боялись и не желали с ним связываться из-за размеров - как физических, так и энергетических. Мало кого прельщает мысль быть разнесенным на куски из-за слишком сильного воздействия полей. Но потом он фактически насильственным образом доказал кое-кому, что все не так страшно, и среди десептиконов быстро поползли слухи, что фиолетовый шаттл - отличный партнер. И уже позже к нему начали бегать едва ли не все по очереди. Астротрэйн полагал, что это еще связано и с его физической силой.
В вопросе взаимоотношений десептиконы были юникроновски непримиримы. За право оказаться сверху часто устраивались такие сражения, что потом вообще ни о каком "сверху" никто не хотел думать - вместо этого приходилось тащиться в ремонтный док. С шаттлом такой номер не проходил. Трехрежимник был даже выше Мегатрона и размах плеч имел соответствующий, поэтому любой, кто нацеливался на интерфейс, должен был иметь в виду, что иметь будут нацелившегося, а не наоборот. Именно поэтому в случае с Астротрэйном имел дело сугубо добровольный интерфейс, когда партнер расслаблялся и позволял трехрежимнику делать то, что тот сочтет нужным.
Все эти мысли и воспоминания окончательно подтолкнули Астротрэйна к выбору решения. По-прежнему не отключая шумоподавители, он сделал несколько шагов и оказался прямо за спиной у шпиона. Затем трехрежимник присел на корточки и осторожно обхватил автобота за то самое узкое место.
Ред Алерт, почувствовав прикосновение, едва не заорал. Шок был настолько силен, что он не смог даже толком дернуться - сервоприводы словно заморозились. Да, он чувствовал, что вокруг полно десептиконов, но даже не мог подумать, что один из них где-то рядом! И самое ужасное в том, что его никто не бил по затылку и не расстреливал в упор из лазерных винтовок. Ему не выкручивали руки и не ломали ноги. Не перерезали шейные трубопроводы и не лили кислоту на броню. Просто кто-то его держал. И этот кто-то был очень большой, если судить по ладоням, сомкнувшимся на корпусе.
По-прежнему сжимая антенны, Ред осторожно повернул голову и глянул через плечо. Прямо за ним находился здоровенный десептиконский трехрежимник-шаттл. Ред воззрился на него в секундном ступоре. Астротрэйн расплылся в широченной улыбке, сверкнув белыми дентопластинами, и его нашлемные импульсники предупредительно замерцали. Ред почувствовал, что его неумолимо тянут вниз, и в конце концов плюхнулся на пятую точку, звучно лязгнув всеми деталями. Похоже, честная перестрелка отменялась.
- Сюрприз, - сказал трехрежимник, и его грохочущий голос отразился от контейнеров, которые Ред так неосмотрительно считал своим убежищем.
- Эй, Астро! - позвал его издалека Блитцвинг. - Что ты там нашел? Зачем трансформировался?
- Дроид застрял между контейнеров, - невозмутимо соврал шаттл. - Сейчас я его...
Блитцвинг махнул рукой и вышел из ангара. Следом за ним выскользнули Рефлектор, и Ред остался в интересной компании десептиконского трехрежимника.
- Я тебя не выдал по одной простой причине, - пробирающим до каркаса шепотом сказал Астротрэйн. - Я не люблю насилие.
Ред, все так же держась за антенны руками, одарил его недоверчивым взглядом. Десептикон, не любящий насилие? Бред.
- Поэтому я рассчитываю, что ты отдашься мне добровольно, - продолжил шаттл.
Ну все, можно не волноваться, мир не сошел с ума, никаким добродушием тут и не све...
Что?!
Похоже, он выкрикнул это вслух. Во всяком случае Астротрэйн опять заухмылялся.
- Итак, за свою свободу ты предлагаешь мне... - провокационно начал он.
Ред Алерт решил пропустить стадию обмена репликами в духе "Никогда!" - "Ну тогда тебе же хуже" или "А какие гарантии?" - "А у тебя нет выбора" и перешел сразу к насущным проблемам.
- Интерфейс? - пискнул он отвратительно тонким, по его мнению, голосом.
- Совершенно верно.
- Но ты... мы... - Ред все-таки сбился на привычную дорожку, и затянул песню на тему "я маленький и хрупкий, меня нельзя насиловать десептиконскими шаттлами".
Беда автоботов заключалась в том, что с десептиконской точки зрения среди них не было непривлекательных трансформеров. Поэтому обычное противостояние постоянно осложнялось вопросом насилия. Если десептикону выдавалась возможность, он всегда предпочитал схватить и утащить в темный угол.
Реда не нужно было даже тащить, они и так находились в полной уединенности. Безопасник немного подергался, но по здравому размышлению у него действительно не было выбора. Слишком мало шансов выбраться с десептиконской базы, устлав свой путь безжизненными телами. Слишком нереально.
- Дай-ка я сам посмотрю, - предложил Астротрэйн, выслушав все возражения безопасника.
- Не дам! - истерически взвизгнул Ред и попробовал его пнуть.
Это тоже было давно устоявшимся элементом подобных... отношений. Астротрэйн ткнул его в спину лазером и пообещал провертеть в нарушителе границ массу отверстий, не предусмотренных заводской конструкцией. Против такого весомого аргумента Ред не смог возразить. Но по крайней мере, он старался не слишком открыто нервничать и не бросать перепуганные взгляды на трехрежимника, а заодно инстинктивно продолжал прикрывать датчики.
Астротрэйн не возражал, и даже наоборот пользовался тем, что руки у автобота заняты, и он не занимается привычными для автоботов делами, такими как яростные удары по чужой броне. С легкостью уложив безопасника на живот, он подковырнул выщелкнутым лезвием идеально подогнанную броню автобота, скрывающую под собой много интересного. В этой сфере у него тоже был внушительный опыт. Безопасник издал гневный шипящий звук и дернул бедрами. Вывернутая пластина повисла буквально на паре проводов.
- Хмм... - протянул Астротрэйн, с интересом разглядывая поблескивающие разъемы. - Я должен сказать, что у тебя... нестандартная конфигурация.
Датчики Реда запылали сквозь стиснутые пальцы еще интенсивнее. Он вжался грудной броней в пол и инстинктивно попробовал скользнуть вперед, выползти по-пластунски из опасной зоны. Астротрэйн хмыкнул и подтянул его к себе. Положив руку на спину Ред Алерту, он слегка нажал, вдавливая неожиданного гостя в холодный бетон, а свободной рукой начал исследовать упомянутую интересную конфигурацию. Автобот ерзал и явно пытался протереть дыру в полу, чтобы там скрыться. Астротрэйн проверял быстро теплеющие разъемы на прочность, и в конце концов высказал одолевшую его мысль вслух.
- Ты, - сказал он, - явно коннектишься не с ботами своего размера.
- Чтоб тебя коррозией разъело, - вежливо пожелал Ред.
- Впрочем, это так, игрушки, - Астротрэйн сильнее нажал на спинные пластины и свободной рукой попробовал раздвинуть жесткие платы, на которых размещалось ранее исследованное богатство.
- Ты что там ищешь? - нервно заорал Ред, предчувствуя большие неприятности.
- Ха, не надо строить трепещущую обнуленность, - лязгнул Астротрэйн. - Давай мне базовое подключение.
- Ты меня убьешь, - процедил Ред, пару раз треснув десепткиона током. - Канистра летучая... Сожжешь!
- Я не сжег Рефлектора, не сожгу и тебя, - пожал плечами трехрежимник.
- Кого-о? - недоверчиво протянул Ред.
Астротрэйн пакостно захихикал. После чего тоже шарахнул безопасника током и взломал его защиту.
Мираж очень некстати выбрал этот момент, чтобы достучаться до Реда по внутренней связи. Ред Алерт лихорадочно шифровал все системы, прекрасно зная об опасности базового подключения, и заодно пробовал настроиться на отстраненный лад, когда его коммлинк заработал.
"Ред! Ты там в порядке?"
"Нет! - с отчетливыми истерическими нотками передал безопасник. - Меня собирается поиметь огромный десептиконский шаттл, и если ты не будешь меня отвле... Аааааа! Все, уже поздно!"
"Ред?" - ошеломленно повторил Мираж.
"Юникрон его сожри, какой же он тяжелый... - простонал Ред. - Никогда, никогда больше я не... ухмм... Вали на базу, Мираж, быстро! Отбой"
Мираж с совершенно безумным выражением лица уставился на глухие ворота десептиконской базы. Он поймал себя на мысли, что ждет оттуда звуков борьбы и истошных криков. Разумеется, мысль была нелепой. База молчала.
Разведчик мысленно заметался. Возвращаться на собственную базу? Вызвать подмогу? Вломиться к десептиконам с лазером наперевес? Что делать?!
Если он вызовет подмогу, то в центре городского района случится безобразная перестрелка. О нет, нет, только не во время хрупкого перемирия. Атаковать хорошо укрепленную базу - верх глупости. Потом свои же оторвут ему голову. Просигналить своим? И что? Оптимус вызовет Мегатрона, и они начнут дипломатическую трепотню?
Ему оставалось только ждать. Может быть, появится возможность пробраться в логово врага. Хотя бы чтобы вытащить недвижное тело товарища... Его передернуло.

Ред Алерт морально страдал. Несусветных размеров джампер медленно погружался в слабо подергивающиеся внутренности, так же медленно и неотвратимо раздвигая детали. Астротрэйн взялся за него настолько профессионально, что Ред не чувствовал боли - только усиливающееся давление на подвижные части механизма. Он успел трижды проклясть себя за податливость, но факты были налицо - он не мог воспротивиться действиям десептикона. Просто потому, что шаттл не собирался причинять ему вред. Он даже ни разу не приложил его лицом об пол, не сделал ничего, что можно было расценивать как угрозу. Он просто и незатейливо установил прямой интерфейс, и ни одна охранная система Реда так и не включилась. У него была масса этих произведений параноидального гения, и он мог в любую секунду убить как себя, так и нежеланного партнера. Но... но его датчики просто недовольно попискивали, регистрируя чрезмерную плотность магнитного поля и концентрированность поступающей в конденсаторы энергии. Ужасно. Он почти слышал щелчки, с которыми джампер разделяется на сегменты, утыканные штекерами.
Подключение нулевого уровня. Базовый доступ.
Перенаправление энергетических потоков.
Шлак, шлак, шлак!
Астротрэйн чувствовал, как дрожит и пылает под ним автоботский безопасник. Но куда приятнее было ощущать, как ломаются его защитные барьеры, и чистые информационные потоки щедро льются в предоставленные Астротрэйном резервы памяти. Правда, этой информации было очень много, даже слишком много для одного автобота, пусть он и руководитель безопасности. Впрочем, с этим Астротрэйн мог разобраться и позднее. Потому что прямо сейчас он чувствовал, как от постоянного электрического напряжения медленно сокращаются чужие внутренности, и автобот уже пытается двигать бедрами... Интересно, это он пытается вытолкнуть штекеры или как?
Ред из последних сил стиснул дентопластины, а потом неожиданно сам для себя приоткрыл рот и застонал.
Он был настолько возбужден принудительной перекачкой информации, что у него вот-вот могли расплавиться предохранители.
Его печальная слабость заключалась в тяге к большим трансформерам, и сейчас, будучи погребенным под массивным телом десептикона, он просто горел от постыдного вожделения.
Огромный вес трехрежимника не давал ему даже пошевельнуться, а электромагнитное поле забивало все датчики "синим шумом". Экстатические сполохи дрожали на всех разъемах, держа его в постоянном чувственном напряжении. Ред опять дернул бедрами, не в силах остановить движение заряженных частиц.
Как горячо...
- Ааахааа!
Он закричал, яростно дрожа всем телом. Мгновение спустя в него вновь вонзился электрический разряд, заставив опять закричать. Астротрэйн был огромен, а энергетические поля - просто чудовищны. Ред по-прежнему не мог толком пошевельнуться, и вынужденная неподвижность вкупе с насилующими его системы электрическими разрядами была настоящей пыткой. Он с трудом высвободил руки и протянул в стороны. Астротрэйн чуть приподнялся, давая ему раскинуться, и снова опустился. Фиолетовые пальцы переплелись с черными, Ред еле-еле повернул голову, обдирая краску об пол и о трехрежимника, вспыхнул оптикой и почти завыл. Астротрэйн взломал его блоки и напрямую стимулировал центры удовольствия. Сил у Реда хватало только чтобы держать закрытыми кое-какие сегменты памяти, до которой Астротрэйн тоже уже успел добраться. И все-таки информация вытекала из него с каждым разрядом, точно так же как вытекала смазка и отработанный антифриз.
Астротрэйн чувствовал, как горящие антенны безопасника почти прожигают его броню. К тому же от них шел целый спектр разных волн, и Астротрэйн откровенно наслаждался этим. Пока что "маленький и хрупкий" по его собственному выражению Ред Алерт вовсе не собирался издавать прощальный треск микросхем и впадать в стазис. По крайней мере, не от внутренних повреждений. Впрочем, Астротрэйн полагал, что и от удовольствия тоже можно расплавить парочку ценных плат. Ред под ним как раз очень выразительно и громко застонал, а внутри у него все дернулось. И в следующее мгновение напряжение стало нарастать каскадами, захлестывая собственные системы трехрежимника. Он не успел врубить собственные предохранители. Стиснув и без того нервно сжимающиеся пальцы Реда, он начал перезагружаться, уже не контролируя сброс собственной энергии.
Ред завопил, не в силах остановить самый натуральный коллапс программного обеспечения. Ему было слишком хорошо, возмутительно хорошо, непрости...
А-аах...

Перезагрузившиеся системы включались одна за другой, выводя Реда в суровую реальность. Еще не включая оптику, он беспокойно дернулся и тут же ощутил, что захоронен под кем-то очень тяжелым. Еще больше забеспокоившись, он попытался сообразить, кто бы это мог оказаться. Для Инферно слишком тяжелый. Для Скайфайра - недостаточно тяжелый. Для... О нет. Неужели он опять оказался в логове каких-нибудь зверботов? Стыд! Стыд и позор!
- Брэйн? - наугад попробовал он. - Брист? Скоул?
Он попробовал определить рисунок энергетического поля и в следующее мгновение похолодел. Рисунок был совершенно не тот!
Перегрузка завершилась, логические цепи включились все до единой.
Ред все вспомнил. На секунду ему казалось, что лучше бы он перегорел в итоге и никогда не приходил в себя. Хотя это тоже позорно, но позор этот ему лично уже не довелось бы пережить.
- Так кто у тебя в партнерах, говоришь? - поинтересовались сверху.
- Отпусти меня! - рявкнул (точнее, попытался) безопасник первую же шаблонную фразу.
- Не раньше, чем ты расскажешь мне что-нибудь интересное об этих удивительно знакомых именах.
Поскольку Ред упорно молчал, Астротрэйн начал задумчиво строить предположения вслух, так и не слезая с партнера. Единственное, на что он сподобился - это приподняться на локте. Заодно он отслеживал, как меняется температура чужого тела в зависимости от непристойности сказанного. В конце концов охладительная система безопасника перешла на тонкий вой, а Астротрэйн исчерпал всю свою фантазию. После этого он наконец-то поднялся окончательно и полюбовался на распластавшегося автобота, особо отметив вывернутые бедренные суставы последнего. Видимо, безопасника действительно порядком сплющило... Ничего, подремонтируется, и будет вновь готов... к труду и борьбе.
- Все? - поинтересовался Ред, поворачивая голову и глядя на него через плечо. - Я свободен?
- Тсс... - Астротрэйн выразительно покрутил пальцами, словно убавлял громкость, и наставил невесть откуда извлеченный бластер на распластанную фигуру. - Я не могу тебя просто так выпустить. Представляешь, что мне скажут, если увидят, что я несу к выходу автобота?
- Ответишь им, что получил маленькое развлечение, и теперь несешь выбрасывать мусор, - хрипло сказал Ред, не в силах контролировать легкую дрожь в голосе.
- А у тебя есть чувство юмора, - засмеялся трехрежимник. - Может быть так я и сделаю. Но только не сразу же после отмены военной тревоги.
Он присел рядом и неожиданно уронил бластер после чего вывернул безопаснику руки. Ред вскрикнул, полыхая датчиками с утроенной интенсивностью. Перед оптикой пронеслись сотни чудовищных картин, и сухой щелчок железа только расцветил их еще более мрачными красками.
На ногах тоже защелкнулись держатели - пара колец на щиколотках, пара на коленях. Ред с ненавистью уставился на трехрежимника. Антенны полыхали мертвенным свечением. Огромный десептикон несколько секунд рассматривал его, а потом откинул панель на руке, и продемонстрировал безопаснику целый набор крошечных инструментов.
- Обеспечим твое тихое и примерное поведение, - пояснил трехрежимник.
Ред задергался, тщетно пытаясь уползти куда-нибудь от ужаса, изливающегося из этой обыденно сказанной фразы. Астротрэйн шагнул следом за ним и присел на корточки, широко ухмыляясь. Ред все-таки заорал, когда Астротрэйн схватил его за подбородок и ткнул длинной схем-иглой под край шлема, в сплетение нейроузлов. Системы безопасника взорвались истеричными сообщениями о принудительном вмешательстве, о недопустимой физической нагрузке и о критических ошибках.
- Не наа...
Передатчики - блокированы. Вокалайзеры - отключены.
- Пара часов тихого отлеживания, - сказал Астротрэйн и переместил иглу. - А там посмотрим.
Видеодатчики - отключены.
Трехрежимник поднял на руки безмолвно содрогающееся легкое тело и задумчиво блеснул оптикой, прикидывая, куда бы спрятать безопасника, чтобы он не засветился своими датчиками на всю округу. Ред извивался словно на электростенде, пытаясь выскользнуть из рук трехрежимника, и Астротрэйн угрожающе заворчал. Автобот нервно дернул головой и резко перестал двигаться. Это прекращение всякой двигательной активности навело Астротрэйна на интересную мысль. Он развернулся на пятках и проследовал к мрачно темнеющему в глубине ангара легкому крейсеру. Корабль класса "молот" давно законсервировали, поскольку он не был рассчитан на действия в планетарном пространстве. Его удел - гвоздить плотным огнем излучателей с орбиты, расстреливать космические объекты и бороздить пояса астероидов. Но поскольку в любой момент он мог пригодиться, корабль не стали отправлять на переплавку и регулярно проводили техобслуживание с последующей очередной переконсервацией. Корабль находился в полной полетной готовности.
Астротрэйн приложил ладонь к скан-пластине и передал набор личных кодов. В глубине корпуса загудели сервоприводы, створки шлюза раздвинулись. Ред вновь напрягся и закрутил головой, словно все еще пытался что-то рассмотреть. По крайней мере он мог слышать, этого трехрежимник у него отнимать не стал. Трехрежимник поднялся на корабль, прошел по главному коридору и свернул в секцию глубокого стазиса. В круглом помещении вдоль стены выстроились капсулы принудительного оффлайна. Астротрэйн запустил одну из них, капсула мягко опустилась в горизонтальное положение и приглашающе откинула прозрачную крышку.
Астротрэйн опустил свою ношу в стерильную капсулу и некоторое время смотрел, как ничего не видящий автобот барахтается на мягком амортизационном материале, то и дело задевая стенки.
- Не волнуйся, - наконец сказал он. - Это противоперегрузочное оборудование. Я не собираюсь консервировать тебя заживо. Во всяком случае, ненадолго. Расслабься и перезаряжайся, пока я не вернусь.
Ред Алерт беззвучно завопил. Астротрэйн наклонился, лизнул пылающий датчик и довольно оскалился, когда электричество прострелило его язык. Потом он выпрямился и опустил прозрачную крышку. Разумеется, он мог бы запустить автоматический стазис, погрузив автобота в оффлайн, но... но он же был десептиконом, не так ли? А десептиконы никогда не упускали возможность поиздеваться над поверженным противником.
Он развернулся и вышел из отсека, прислушиваясь к глухим ударам изнутри закрытого кокона.

Астротрэйн не верил, что автобот может прийти в одиночку. Если где-то ты нашел одного автобота, то неподалеку будет болтаться и второй. А может и целая куча. И если ты не нашел его в пределах базы... то он где-то снаружи.
Трехрежимник бегло пролистал вытащенные из безопасника файлы. Как он и думал, половина зашифрована намертво, половина - информационный мусор. Сам он с этим не справится, надо привлекать специалистов. Но по крайней мере он нашел, где то самое слабое место базы, через которое белый наглец пробрался внутрь. Если уж и искать где-то его подельника, то только там.
Впрочем, поиски не дали особых результатов, и Астротрэйн начал методично прочесывать пространство вокруг базы по все возрастающему радиусу. Астротрэйн, конечно, не считал автоботов достойными противниками, но в хитрости им отказывать не собирался. Почему шпион должен обязательно тупо торчать возле лазейки? Он может скрываться где угодно, и задача порядочного десептикона - постараться его найти.
К сожалению, он так и не смог обнаружить гипотетического преступника. Либо его не существовало - и тогда вставал вопрос, с кем Ред быстро обменивался зашифрованной передачей - либо он уже был очень далеко. Ну и шлак с ним, не приведет же он сюда роту ботов. Они не рискнут нарушить перемирие первыми.
Он сделал два шага к главным воротам, а потом развернулся на месте и ткнул дулом в пустоту. Срез уперся во что-то невидимое. Астротрэйн тут же протянул руку и схватил это невидимое за что попало.
- Быстро показывайся, а то пристрелю! - рявкнул он. - Раз, два...
- Не надо! - раздался вопль из пустоты.
Невидимое нечто подернулось дымкой, замерцало, и перед Астротрэйном оказался какой-то нейтрал. Во всяком случае, знака у него не было. Астротрэйн некоторое время рассматривал серебристо-зеленого бота, а тот ответно пялился на него очень характерно мерцающими линзами, в которых читалось разве что легкое опасение. Линзы эти многое обещали.
Мираж еле успел спрятать наспинные колеса под выдвижные пластины, и теперь красовался с чем-то вроде массивного спойлера. Так же он благополучно успел поменять окраску, и теперь все его ресурсы уходили на поддержание маскировки. Исчезать было куда проще, чем видоизменяться...
- Итак, что мы тут делаем? - зловеще осведомился трехрежимник, с отвратительным скрежетом проведя оружием по груди разведчика. - Шпионим?
- Нет, нет, я всего лишь секс-бот, - Мираж ляпнул первое, что пришло ему в голову, когда он выбирал маскировку. - Я не шпионю!
- Интересно, - Астротрэйн неприятно ухмыльнулся. - Тогда почему ты в маскировке?
- Чтобы не лез кто попало, - свершенно правдиво ответил Мираж и попробовал высвободиться.
- Здесь ходит слишком мало народу, чтобы лезть. Здесь нет клиентов, - Астротрэйн снова улыбнулся и поднял дуло к подбородку гипотетического секс-бота.
- Как раз наоборот, - Мираж нацепил самое высокомерное выражение лица. - Возле закрытых объектов повышается степень встретить кого-нибудь... высокопоставленного. У кого много уни-знаков.
- Жадничаешь? - промурлыкал трехрежимник, рискнув предположить, что действительно нарвался на легкомысленную шестеренку. - А не боишься, что тебя посадят за решетку и попользуются бесплатно?
- Нисколько, - Миражу потребовалось целых три наносекунды, чтобы сочинить правдоподобный мотив смелого заявления. - На мне очень много датчиков. В случае чего за мной отправится мой охранник.
- Очень интересно, что он собой представляет, - протянул Астротрэйн, нехорошо поглядывая на разведчика.
Тот молча взмахнул рукой, создавая иллюзию и неустанно благодаря при этом Хаунда за пару уроков. В основу Мираж ничтоже сумняшеся положил Скайфайра, щедро дополнив образ с помощью фантазии. В его варианте огромный истребитель выглядел тупым и злобным монстром, наводящим ужас на все схемы. Астротрэйн издал короткий уважительный скрежет. Но оружие так и не убрал. Мираж из-за этого невероятно злился. Трехрежимник был слишком недоверчив. Ну же, давай, расслабься хоть чуть-чуть, позволь себя дезактивировать. Давай, огромный урод!
- Ну что, убедился? - Мираж постарался придать своему голосу нетерпение. - Давай, думай быстрее, или покупаешь, или идешь мимо и не мешаешь мне работать.
- Покупаю, - неожиданно заявил десептикон.
Мираж почувствовал, что сейчас рухнет в стазис.
- Я дорого стою, - предупредил он, отчаянно ища лазейку.
- Сколько? - поинтересовался трехрежимник, чуть покачивая оружием.
- Восемьсот, - он назвал цену, вдвое превышающую элитные эскорт-услуги.
- Чего-о? - протянул десептикон. - А ну иди сюда, шпион...
- Руки убери! - взвизгнул Мираж. - Я регенератор, это недешевое развлечение!
- Что-то не слышал о таком, - усомнился Астротрэйн, но сворачивание чужой шеи отложил на попозже.
- Потому что я даже не знаю, есть ли еще такие, - пробомотал разведчик.
- Ну а суть-то в чем?
- Ты любишь нулевок? - вопросом на вопрос ответил Мираж.
- Да кто их не любит, - трехрежимник ухмыльнулся, - только их уже не найдешь...
- Я прямо перед тобой, - спокойно сказал Мираж и прислонился к стене, сложив руки на груди. - Регенератор, то есть я, может восстанавливать заводскую штамповку вплоть до мельчайших деталей. Вплоть до первоначального энергетического рисунка.
Астротрэйн не торопился реагировать на это заявление вслух, но оптика у него уже засияла. Впрочем, оружие все еще никуда не делось. Сначала на базе обнаруживаются посторонние, потом рядом с базой возникают какие-то подозрительные личности...
Он пристально оглядел разведчика с ног до головы, и тот понял, что крепко влип. Похоже, он только что подписался на избавление от собственной штамповки. Выдумка про регенератора была идиотичной до невозможности, однако никаким иным путем Мираж не смог бы объяснить десептикону, вздумавшему развлечься, почему это у проститутки все наглухо закрыто и обнулено. Впервые в жизни Мираж пожалел, что при случае не дал кому-нибудь потыкаться в себя штекерами. Тогда бы он быстренько прикинулся самым обычным секс-ботом в ходе чего шарахнул бы десептикона током, и спокойно смылся бы с этого проклятого объекта. Сейчас ему приходилось лихорадочно разрабатывать стратегию поведения.
- Восемьсот - это за стандартный свободный цикл? - уточнил трехрежимник.
- Да, - на этот раз Мираж решил не наглеть. - И плюс по сто за производственные часы.
- Беру, - решительно сказал десептикон.
"Праймас, помоги мне..."
- Отлично, - Мираж расплылся в улыбке, которая, как он надеялся, была обольстительной. - Поскольку услуга это редкая, обычно мои клиенты предпочитают инсценировки, - он говорил абсолютно спокойно, но внутри у него все дрожало. - Изнасилование, совращение, обоюдное согласие... Что выберешь?
- Мм... а если я хочу перепробовать все?
- Я не могу так быстро восстановиться, - разведчик покачал головой, умоляя все высшие силы, чтобы десептикон выбрал второй или третий пункт. - Мне нужно пять стандартных дней. Поэтому я занимаюсь этим нечасто. И к тому же, - он выдавил еще одну томную улыбку, - все абсолютно настоящее. Мне больно, и я не хочу испытывать эту боль постоянно.
- А ты-то сам что предпочитаешь? - ухмыльнулся Астротрэйн, все еще надеясь поймать типчика на лжи.
Мираж приложил палец к губам, потом рассеяно прикусил его и завершил всю эту мимику очередным специфическим взглядом. Первое его не устраивало по вполне понятным причинам. Последнее - потому что он не знал, как ведут себя трансформеры в таких ситуациях. Разумеется, он предпочел золотую середину, искренне надеясь, что Астротрэйн из присущей десептиконам зловредности не поступит наоборот и не остановится на первом.
- Я предпочитаю играть в неопытность, - промурлыкал разведчик. - И... люблю, когда меня... развращают.
Во вспыхнувших линзах Астротрэйна он прочел хищное одобрение этой идеи и едва удержался от облегченного вздоха всеми системами вентиляции.
- Отлично, - облизнулся трехрежимник, кладя руку ему на плечо. - Принимай трансферт.
Мираж только дернул головой, когда поймал закодированный пакет, подтверждающий перечисление тысячи уни-знаков на его счет. Ну хорошо. Весь цикл и два часа сверху. Уф. Он очень надеялся, что его не начнут лихорадочно искать по всем доступным каналам связи.
- Подтверждаю, - сладким голосом сказал он. - Сделка состоялась. Начнем прямо здесь?
- Нет. Пойдем в рихтовку, - после недолгого размышления сказал Астротрэйн.
- Как пожелаешь, - склонил голову Мираж, мысленно воспряв духом. Пока они будут идти, Астротрэйну придется спрятать свой бластер, а это значит...
Астротрэйн достал шок-проводок и с ловкостью, свидетельствовавшей об опыте, накинул Миражу на шею. Разведчик безмолвно выпучил на него линзы.
- Ты же не думаешь, что я просто так потащу с собой секс-бота, не обезопасив себя?
Мираж почувствовал, как на его шее аккуратно, но надежно затягивается квазиживая петля, реагирующая на приказы хозяина, и едва не завыл. Все его планы рушились на ровном месте, а интерфейс надвигался с неумолимостью вирусной эпидемии.
- Ну хорошо, пожалуйста, - обиженно буркнул он. - Но учти, я тоже в случае чего сделаю вызов.
- Договорились, - почти добродушно ответил трехрежимник, наконец-то убирая лазер. Вот теперь Астротрэйн был полностью спокоен. Шпион, не шпион, враг, свой, секс-бот - все едино. От шок-проводка никуда не денешься. Разработка редкая и действенная.
Мираж с трудом подавлял желание завопить и начать рвать проводок голыми пальцами. Он терпеть не мог ограничения. Шлак! Какая гадость.
Однако у десептикона водились уни-знаки, если он не только был готов заплатить за - Праймас, надо же было придумать такую чушь - регенератора, но и за посещение рихтовки вдвоем. И явно не на один стандартный час. Мираж почувствовал колотье в разъемах, и попытался утешить себя рассуждением о том, что рано или поздно он все равно столкнулся бы с этой стороной жизни.
Он слабо надеялся, что они выйдут на освещенные улицы, где можно будет встретить какого-нибудь дальнего знакомого и получить помощь, однако эта надежда развеялась как нестабильная голограмма, когда Астротрэйн повел его куда-то вглубь обесточенных районов - все дальше и дальше. В конце концов Мираж начал нервничать и довольно правдоподобно цепляться за трехрежимника, то и дело оглядываясь. Несмотря на полную отрезанность от энергетических магистралей, сектор все равно был наполнен жизнью, тихонько копошащейся в заброшенных домах. То и дело где-то вспыхивали огни, тускло светились надписи над тяжелыми дверьми, кто-то даже распевал в темноте. Похоже, здесь всегда был бесконечный свободный цикл. Когда откуда-то донесся заунывный вопль, переходящий в скрежет железа, Мираж едва не подпрыгнул.
- Что ты так дергаешься? - удивился трехрежимник.
- Ну как же, - хрипловато ответил Мираж. - Я же здесь впервые, верно?
- Аа... - протянул Астротрэйн, включаясь в игру, и весело хмыкнул. - Не бойся, драгоценный, мы всего лишь, мм, познакомимся с индустрией развлечений. С самыми интересными из них, - и хмыкнул еще раз, но уже злорадно.
- Правда? - самым наивным голосом спросил Мираж. - А с какими?
- Секрет, - откровенно развлекаясь ответил десептикон. - Вот мы и пришли, кстати.
Мираж скорбно посмотрел на вывеску "Масляные ванны" и мысленно пожелал Астротрэйну подавиться своим секретом насмерть.
Десептикон провел его через вычурно украшенный холл, какого Мираж совсем не ожидал за невзрачной дверью, прижал палец к оплатному терминалу и под одобрительными и откровенно нахальными взорами обслуживающего персонала (настоящие трансформеры в прислуге, надо же!) увлек в коридор. Атмосфера была наполнена запахами дорогих масел, от чего у Миража начал нервно подергиваться уголок рта. Он с трудом приказал себе успокоиться и настроиться на позитивную волну. Рано или поздно он отсюда выйдет, и уже никогда и ни за что не станет прикидываться секс-ботом. Проще сказать, что у тебя вирусная форма ржавчины и ты ищешь братьев по несчастью...
За спиной с тяжелым звуком закрылась дверь, и разведчик мрачно оглядел помещение. Ультразвуковая чистка, дезинфектор, поливальщик, калибратор... куча важных и нужных механизмов для ухода за телом. Стопки полирующих салфеток, емкости с присадками, притирками, напылителями. Масляный бассейн. Нет, до чего же все-таки ему не везет...
- Хочу в бассейн, - капризно заявил он, выворачиваясь из-под руки трехрежимника.
Астротрэйн пристально смотрел, как секс-бот идет к бассейну, вращая бедрами по какой-то немыслимой траектории, как наклоняется и проверяет температуру масла пальцем, и чувствовал, что идея "совращения нулевки" нравится ему все больше.
Услышав тяжелые шаги за спиной, Мираж скорчил самую отвратительную рожу, на которую был способен, однако медленно выпрямился и демонстративно потянулся, стараясь прогнуться.
Он ожидал, что десептикон начнет лапать его не сходя с места, и поэтому визг его был весьма натуральным, когда вместо этого трехрежимник резко пихнул его в бассейн.
Отчаянно ругаясь и давясь маслом, Мираж вынырнул, и успел только заметить, как фиолетовая крылатая громадина резво прыгает с бортика. Поднявшаяся волна накрыла разведчика с головой и пару раз кувыркнула в масляных недрах.
- Ну это безобразие! - заорал он, всплыв и в очередной раз откашлявшись. - Все! Я обиделся! Не подходи!
Астротрэйн захохотал и двинулся вперед. Уровень жидкости был ему ровно по плечи, а вот Миражу - выше головы, и поэтому трехрежимник быстро добрался до повизгивающего от возмущения псевдосекс-бота.
- Что, боишься, маслице в запретные местечки попадет? - осведомился он, сграбастав упирающуюся добычу.
- Ты меня почти утопил! - возмущенно булькнул Мираж, автоматически пытаясь достать ногами дно бассейна.
- Ну кто же виноват, что ты такой маленький и легкий, - хихикнул трехрежимник.
Мираж подумал, что будет с его несчастными разъемами, когда большой и тяжелый десептикон наконец-то перейдет к делу, и не смог удержаться от дрожи. Астротрэйн принял это на счет своей неотразимости, двигатели у него заворчали громче, а сам он тут же начал откровенно щупать разведчика.
- Ну что ты меня за пластины цепляешь? - недовольно спросил Мираж, подняв на него взгляд, и Астротрэйн на секунду даже поверил, что перед ним чистая нулевка, никогда даже не слышавшая про интерфейс. - Я таких игр не знаю. Отпусти!
- Ну это только начало, - пообещал трехрежимник. - Если ты дашь мне снять с тебя броню, все будет гораздо интереснее, обещаю.
Мираж с трудом подавил желание плюнуть в десептикона раскаленным паром, и дезактивировал магнитные замки, позволив Астротрэйну снять защитную пластину. Трехрежимник одобрительно хмыкнул и запустил пальцы в его начинку. Мираж почувствовал, как он безошибочно находит закрытые разъемы и нетерпеливо трет нагретый пластик.
- Нет, я должен увидеть это собственной оптикой, - вдруг пробормотал десептикон и врубил антиграв.
Мираж вцепился в его плечо, но секунду спустя они уже оказались на бортике. Астротрэйн отошел от бассейна подальше и поставил его на ноги. Мираж тут же поскользнулся в луже натекшего масла, едва не рухнув навзничь.
- Осторожнее, - Астротрэйн ухмыльнулся, ловя его за локоть. - Я не хочу, чтобы у тебя случилось сотрясение процессора. Думаю, если ты встанешь на четвереньки, то тебе будет проще.
- Как пожелаешь, - отозвался разведчик, внутренне булькая от ярости.
Заняв предложенную позицию, он мрачно уставился в дальнюю стену, ожидая худшего. Впрочем, Астротрэйн не спешил громоздиться на него, звякая штекерами. Вместо этого он опять занялся визуальным исследованием и пальпацией чужих разъемов. Мираж немного подумал и решил, что не помешает вновь напомнить о выбранном (и настоящем, но кого это волнует) имидже нулевки.
- Что это, что ты делаешь? - испуганно спросил он, пытаясь посмотреть на десептикона через плечо.
- Ну-ну, гаечка, ты же мне доверяешь, да? - ухмыльнулся десептикон. - Я не буду делать ничего противоестественного. Веришь?
- Д-да, - пролепетал Мираж, уже плохо соображая, где заканчивается игра и где начинается правда жизни.
- Вот и отлично. Я научу тебя заниматься приятными вещами, - промурлыкал Астротрэйн, явно с головой ушедший в игровую действительность.
Поглаживая внутренние защитные сегменты, он пустил на пальцы легкое напряжение, и Мираж тихо вскрикнул, чувствуя, как самопроизвольно приоткрываются металлические пластины. Однако, вспомнив о своем прикрытии, удобнее уперся локтями в пол и пошире расставил колени, прогибаясь в спине.
- Щекотно, - обдуманно пожаловался он, начиная вздрагивать от страха.
- Я же говорил, что ничего противоестественного не будет, - Астротрэйн надавил на прикрытые пластиковыми заглушками разъемы, восхитившись их абсолютной нетронутостью. Совершенство. - Будет веселая игра.
Мираж хихикнул надеясь, что прозвучит это не слишком истерично.
- Еще пощекочи, - потребовал он, виляя тазовой секцией. - Мне нравится...
В общем-то он не особенно соврал - манипуляции Астротрэйна на самом деле были даже приятны, и если б он не знал, что за этим последует, то вполне мог бы наслаждаться этим. Десептикон оставил в покое его оштампованные детали и начал скрупулезно изучать все внутренние датчики, до которых только мог дотянуться. Пару раз Мираж скривился, когда больше пальцы задевали не то что нужно, но в основном...
- Очень сильно щекотно... очень... - он добросовестно всхлипнул. - Жарко... Нххмм... Хватит... Мне жарко!
- Хоро-ошенькя нулевочка, - проворковал десептикон. - Расслабься, не закрывайся...
- Я больше не могу-у... - Мираж начал стонать, и в этих стонах не было ни капли фальши. - Горячо!
Он задергался и начал стравливать разжиженную от нервного возбуждения смазку. И, поскольку он все равно утыкался лбом в пол, то еще и увидел это - частые, тянущиеся капли.
- Ладно, я больше не буду, - пообещал Астротрэйн, прекратив мучить его сенсоры. - Сделаем иначе...
За спиной у разведчика многозначительно клацнуло, лязгнуло, зашипело, и на бедра ему легли широкие ладони. Мираж изо всех сил постарался не напрягаться.
"Праймас, пожалуйста, пожалуйста, пусть это будет не слишком..."
Астротрэйн разбил все его заглушки разом.
- О-о-оаах!
Десептикон зарычал от удовольствия, услышав этот крик. Он уже давно не слышал, как кричат порванные нулевки, и поэтому впитывал каждую ноту дивного вопля. Регенератор задергался, выгнулся и низко застонал, тут же начав покачивать бедрами. Астротрэйн чувствовал, как в разъемах у того образуются первые разряды, и изо всех сил сдерживался от немедленной перезагрузки.
- Оох ка-ак бо-ольно... - простонал регенератор, весьма зазывно при этом поглядев через плечо.
Астротрэйн хохотнул и начал медленно передавать электричество, следя за тем, чтобы не спалить чужую проводку. Регенератор опять застонал и обессилено ткнулся лбом в пол. Трехрежимник недовольно фыркнул.
Повинуясь его указаниям, регенератор поднялся с локтей на руки и начал очень натурально постанывать. Впрочем, может быть, ему на самом деле было приятно, потому что Астротрэйн чувствовал, как в ответ на его старания неоткалиброванные системы регенератора медленно и опасливо начинают отзываться импульсами. У регенератора действительно был заводской рисунок энергетического поля, не испоганенный многочисленными подключениями. Чистый. Четкий. Блаженство.
- Это... оох... и есть осо-о... особенные заба-ах... забавы? - простонал Мираж, опять вспомнив о своей роли.
- Именно, - довольно ответил Астротрэйн. - Тебе же приятно?
- Мм... мм... да-ах!
Астротрэйн еще немного поиграл с варьирующимся напряжением, а затем решил внести в стандартный интерфейс некоторое разнообразие. Не отпуская секс-бота, он начал медленно подниматься. Регенератор сразу уловил его намерение, развел ноги, выгнулся еще сильнее и ухитрился обхватить трехрежимника ногами за корпус. Астротрэйн довольно хмыкнул и поднялся окончательно. Секс-бот повис на нем, потом вытянул руки и уперся в пол. Трехрежимник сразу узнал позу из скандальной "Инструкции по Интерфейсу" и еще раз довольно хмыкнул. Однако у него были несколько иные намерения.
- Дай руку, - потребовал он.
Регенератор недоуменно посмотрел на него через плечо, однако выгнулся и протянул руку. Астротрэйн поймал его за запястье и потянул на себя.
Мираж почувствовал, что сейчас у него вывернется плечевой сустав, и резко оттолкнулся от пола. Десептикон поймал его за вторую руку, и разведчик внезапно представил, как все это выглядит со стороны – удержаться от очередного слегка истерического смешка было крайне нелегко. Астротрэйн подтянул его еще ближе и обхватил поперек груди. Соединявшие их кабели сильно натянулись, Мираж непроизвольно приоткрыл рот, и замерцал оптикой. Астротрэйн шагнул вперед, его сервоприводы активно заработали, потребление энергии возросло, часть электромагнитных полей изменила конфигурацию… проще говоря, Миража затрясло от хлынувшего в разъемы электричества. Разведчик вцепился в руки десептикона. Он не рискнул запротестовать – мало ли, может это обычное развлечение – но на всякий случай застонал погромче. Астротрэйн сделал еще один шаг и оказался на бортике бассейна. Мираж посмотрел вниз и торопливо включил все фильтры, которыми только обладал. Праймас, у него же все микросхемы наружу!
Лениво волнующееся масло в бассейне так же лениво и тягуче плеснуло, принимая в себя железные тела, и тут же устремилось в раскрытые системы обоих трансформеров, заполняя каждый микрон свободного пространства. Мираж застонал не своим голосом, дурея от невероятной остроты ощущений. Все его движущиеся детали начали скользить, а системы вентиляции заработали с удвоенной интенсивностью, подстроившись под резкое изменение окружающей среды. Астротрэйн в свою очередь тоже не тратил время зря, и Мираж почувствовал, что впору снова кричать "ой горячо!"
- Ну как ты себя сейчас чувствуешь, драгоценность? – словно подслушал его Астротрэйн.
- Очень жарко, - простонал Мираж. – Я сейчас... - масло добралось до топливного конвертора, и разведчик закричал, не докончив фразу.
Равномерные электрические вспышки превратились в хаотическую пляску разрядов, буквально рвущую нейронную сеть разведчика. Мираж вопил и извивался, совершенно утратив рассудок, а над головой у него рычал Астротрэйн, стискивая партнера в ломающих корпус объятиях.
Мираж не сумел удержаться в онлайне, и едва успел перед отключением присвоить системе маскировки приоритетный статус. Чтобы она работала независимо от центрального процессо...

Датчики пискнули и застонали, когда их владелец наконец-то очнулся. Мираж от стонов воздержался, тут же занявшись сканированием обстановки. Правда, много не насканировал. Во-первых, он уже не плавал в бассейне, а во-вторых, Астротрэйн вольготно расположился на нем, похоронив под своей мощной фигурой. Мираж слегка поерзал и внезапно нашел крайне удобное положение, единственным минусом которого являлся безумный вес трехрежимника. Но с этим уже ничего нельзя было поделать. Разведчик пошевелил пальцами, убедился, что на этом вся его свобода передвижений заканчивается, и с тяжким вздохом вентиляционных систем переключился в режим пониженной активности. По внутреннему хронометру выходило, что осталось еще шесть свободных часов и два производственных. Мираж сильно подозревал, что заа это время десептикон превратит его в груду ничего не соображающего железа, и поэтому очень рассчитывал, что трехрежимник будет восстанавливаться как можно дольше. Ведь должна же быть какая-то справедливость... ну хоть чуть-чуть!
Справедливость закончилась через четверть часа, когда Астротрэйн резко дернулся, приподнялся на обеих руках и чрезвычайно довольным голосом сказал "Продолжим!"
За последующие несколько часов Мираж узнал очень много нового о такой загадочной стороне жизни, как личные пристрастия десептиконов - ну или одного десептикона. Познавательная деятельность далась ему весьма нелегко, но он использовал собственные резервы на полную катушку, чтобы не ударить в шлак лицом. К сожалению, он не знал, какой предел выносливости у секс-ботов, однако ходили слухи, что их хватает очень надолго. Поэтому разведчик старался изо всех сил. К счастью, помимо множества техники здесь было и множество энергона разной маркировки, к которому Мираж то и дело прикладывался.
Астротрэйн был впечатлен и даже более того - потрясен способностями регенератора. Тот с готовностью отзывался на любую инициативу, не начинал вопить, что такое ни один нормальный трансформер делать не будет, не жаловался на боль в разъемах и до последнего уни-знака оправдывал потраченные на него финансы. Астротрэйн, в свою очередь, не желал показать, что уже почти истощил ресурсы, и потому то и дело подкреплялся энергоном, в изобилии предоставленным клиентам заведения. Но потом все-таки признался самому себе, что устал.
- Перерыв, - небрежным тоном сообщил он, разъединяясь с секс-ботом. Разъемы отчетливо щелкнули. - Я тебя не заездил?
- Ну... я немного устал, - согласился Мираж, хотя все внутри вопило об отдыхе. - Но если ты хочешь...
- Отдыхай, - величественно махнул рукой Астротрэйн.
Поднявшись с залитой чем попало платформы, он оглянулся направился к ближайшей платформе, не участвовавшей в их хаотических спаррингах, и обессилено растянулся на ней.
Мираж пересилил страстное желание свернуться клубком, заставив сойтись расшатанные детали, и тут же отключиться. Вместо этого он тоже встал и проследовал за трехрежимником. Стоило ему сделать два шага, как включилось внутреннее оповещение, любезно уведомившее его, что отключение наступит через семь секунд. Слегка запаниковав, Мираж торопливо прохромал к платформе, обнаружил, что десептикон занял ее полностью, и не придумал ничего лучше, чем пристроиться сверху.
"3... 2... 1... отключение систем"
Сил Астротрэйну хватило ровно на то, чтобы обхватить секс-бота за плечи, а потом его системы вырубились.

Очередной выход в онлайн для Миража ознаменовался настойчивым внешним сигналом, явно посылаемым кем-то из товарищей по знаку. Приподняв голову, разведчик подозрительно посмотрел на трехрежимника, убедился, что тот все еще в отключке и на секунду активировал связь. Буркнув "все нормально, на объекте", он тут же оборвал соединение и наглухо заблокировал передатчик. Потом поерзал и аккуратно спихнул с себя тяжелую руку. На объекте и под объектом. И периодически с объектом внутри себя.
Хронометр показывал, что до заветной свободы осталось полтора часа.
Мираж осторожно поднялся с десептикона и очень аккуратно встал. Системы жалобно пискнули. Мираж оглянулся, нашел калибратор и так же аккуратно направился к нему, соизмеряя каждое усилие. Он твердо намеревался полностью привести себя в порядок за десептиконский счет.
Когда Астротрэйн наконец-то изволил вернуться в онлайн, то первым, на что упал его взор, был регенератор, устроившийся на легкой платформе под излучателем. Рядом валялось три куба из-под энергона, а сам регенератор заканчивал полировать броню на кончиках пальцев. Увидев, что клиент снова активен, секс-бот легкомысленно помахал ему и ослепительно улыбнулся.
Астротрэйн осознал две вещи. Первая - ему срочно нужен энергон. Вторая - он опять хочет этот серебристо-зеленый шедевр интерфейс-индустрии.
Быстро глотнув излюбленного топлива, трехрежимник поднялся с места и направился к регенератору. Тот на секунду напрягся, однако потом зримо расслабился и расположился поудобнее. Не замедляя шаг, Астротрэйн добрался до платформы, вспрыгнул на нее, толкнул секс-бота на спину и без разговоров всадил штекеры в демонстративно незакрытые порты.
Вопль, раздавшийся над аудиодатчиками, едва не оглушил его.
Секс-бота словно ткнули шокером, он вскинулся, вцепился в плечи Астротрэйна и со всей дури пнул трехрежимника в крылья. Астротрэйн болезненно ухнул и стиснул пальцы на гладких боках партнера.
- Да больно же! - наконец членораздельно заорал Мираж, причем совершенно искренне. - Не так быстро!
- Что? - удивился Астротрэйн. - Действительно больно?
- Идиот! У меня же все по-настоящему! - простонал разведчик, отпуская его и хватаясь за живот. Под броней надсадно подвывали микросервомоторы.
- Я забыл, - сказал Астротрэйн с отчетливо довольной интонацией. - Кстати, что насчет базового подключения?
- Э нет, - Мираж всерьез забеспокоился. - Ты мне все настройки собьешь. Знаешь, чего стоит их отладка?
Все то время, пока он произносил эти проникновенные возмущенные фразы, Астротрэйн безостановочно вталкивал в него свое электричество, и Миражу стоило больших усилий не закричать, однако он стоически придерживался выбранной линии поведения. Профессионал он или кто?
Профессиональный шпион, изображающий профессионального секс-бота. Он не мог точно сказать, какой из профессионализмов подсказывал, что сейчас нужно сдаться и выразительно застонать, но в любом случае это точно была правильная мысль. Десептикону явно понравилось, когда он запнулся на середине речи, судорожно стиснул его бока коленями и выдал тот самый запланированный стон. Мираж еще немного поцарапал крылья трехрежимника, отчаянно вертя при этом головой, и прижался к фиолетовому корпусу со всей страстью, какую только мог продемонстрировать. Где-то семьдесят процентов этой демонстрации были абсолютно правдивы. Ему действительно нравилось, как электричество гуляет в его корпусе, щекоча внутренности. Полностью расслабиться не давала классовая ненависть, беспокойство за Реда, а так же проклятый шок-проводок, по-прежнему обнимавший его шею. Даже когда Астротрэйн пребывал в перезарядке, устройство действовало. Именно поэтому Мираж не стал превращать трехрежимника в лужицу металла, а терпеливо дождался его выхода в онлайн и, собственно, коннектился с ним прямо сейчас.
Астротрэйн все-таки довел его до перезагрузки, и когда Мираж снова ощутил окружающую реальность, то бесстрастный хронометр уже показывал третий стандартный час. Разведчик активно задергался. Астротрэйн приподнял голову и уставился на него расфокусированным взглядом.
- Время вышло, - не терпящим возражений тоном сказал Мираж. - Слезай и быстро. И проводок снимай.
Астротрэйн вздохнул всей системой вентиляции, но все-таки подчинился. Он не хотел скандалов и разборок с охранником секс-бота. Поэтому проводок пришлось снять, а с серебристо-зеленого встать. Тот потянулся и медленно поднялся. Астротрэйн косил на него жадным взглядом, но жадность до уни-знаков оказалась сильнее.
Они вдвоем весьма чинно вышли на улицы и даже дошли до освещенных проспектов, после чего партнер Астротрэйна сделал тому ручкой и словно растворился. Трехрежимнику даже показалось, что бот не просто слился с толпой, а именно исчез. Но он списал зрительные галлюцинации на последствия неумеренного интерфейса. Пожав плечами, Астротрэйн направился обратно во тьму.
Там он трансформировался, взлетел и направился к базе по прямой. В атмосферных коридорах как всегда царила суета и толкотня, поэтому пару раз огромный шаттл чуть не стал причиной авиатранспортных происшествий.
Мираж, наконец-то сбросивший надоевшую маскировку, на предельной скорости гнал к базе десептиконов, каждым нейроузелком ощущая, что безнадежно опаздывает. Ему нужно было пробраться в эту Юникроном трахнутую крепость, чтобы вытащить оттуда Реда, если, конечно, еще будет что вытаскивать. По всем частотам связи к нему уже долбились товарищи, и Мираж прекрасно предствлял, что они могут ему сказать, начиная с вопросов, продолжая обвинениями и заканчивая приговором. Да пусть его всю жизнь интерфейсят, если он еще хоть раз пойдет на поводу у Реда с его идиотскими теориями заговоров!
Как раз в момент этой клятвы у него что-то скрежетнуло внутри и отчаянно заискрило. Мираж едва не сорвался с федеральной трассы, сыпанул ворохом крохотных молний и удостоился восторженных сигналов едва ли не со всех сторон. Мысленно плюнув в хулиганов раскаленным паром, он резко свернул на очередное шоссе, продолжая сыпать возмутительными свидетельствами недавних занятий интерфейсом.
Поворот, поворот, еще поворот... ну быстрее же, хлюпик!
Да!
Он успел в последний момент. Торопливо заглушив двигатели, он моментально трансформировался, набросил маскировку и затаился на разумном расстоянии. Трехрежимник уже приземлился перед монолитной с виду стеной и ткнул в нее пальцем. Без излишних проверок стена расступилась, частично утратив маскировку. На самом-то деле наверняка только что было произведено полное сканирование пришедшего...
Мираж в три гигантских прыжка с включенными шумопоглотителями преодолел разделявшее их с трехрежимником расстояние. Маскировка работала на полную мощность, даже забрав часть оружейных ресурсов, но это позволило Миражу проскользнуть следом за Астротрэйном незамеченным. Он очень рассчитывал, что трехрежимник приведет его куда надо. Потому что еще только когда десептикон подошел к нему с оружием наперевес, Мираж учуял остаточные следы очень знакомого излучения, и окончательно убедился, что Ред сказал чистую правду прежде чем прервать связь.
Астротрэйн наведался в свой отсек, подзаправился, привел себя в порядок, отдохнул и только потом отправился за припрятанным автоботом. Правда, его уже посетила мысль, что пронырливые жильцы базы вполне могли выковырять беленькую игрушку из уютного кокона... но такова жизнь.
Впрочем, как выяснилось, никто его автобота не трогал. Безопасник застыл в коконе, лежа на боку, и особых признаков яростной борьбы за свободу не проявлял, точнее, вообще ничего не проявлял. Астротрэйну на секунду показалось, что автобот отошел в мир иной.
Он открыл прозрачный колпак, прислушался, и фыркнул.
Трехрежимник вытащил из кокона теплое и неподвижное тело с легким разочарованием. Он рассчитывал, что к моменту его возвращения автобот будет пребывать в истерическом состоянии, но вместо этого паршивец безопасник преспокойно перезаряжался. Еще раз фыркнув, Астротрэйн спаял разорванные проводки, восстанавливая функционирование зрительных и голосовых систем автобота. Антенны безопасника вспыхнули статическими разрядами, а мгновение спустя включилась и оптика. Ред Алерт открыл рот и щедро облил десептикона словесными помоями глубокой выдержки. Астротрэйн в безмолвном удивлении пялился на него, пока Ред излагал основные схематические принципы взаимодействия трехрежимника с различными производственными механизмами, товарищами по знаку, а так же с самим собой.
- Молчать, - наконец-то сказал Астротрэйн, переключившись в самые низкие регистры.
От грохота его голоса даже Миражу стало не по себе. Ред тут же умолк, но его антенны засияли как никогда ярко. Астротрэйн присел на гору контейнеров и поудобнее обхватил безопасника. Тот сердито заворочался, пытаясь найти компромисс между удобной позицией и оскорбленным достоинством.
Мираж с бессильной злостью наблюдал, как Астротрэйн внезапно начинает шептать - при его размерах это выглядело просто комично - и Ред от его шепота ежится. Потом безопасник изобразил слабые брыканья, а трехрежимник снял с него часть держателей и...
В общем-то Мираж ожидал, что десептикон проявит всю свою подлую сущность и надругается над безопасником. Однако тот всего лишь продолжал что-то шептать, заставляя Реда почти извиваться. Потом Ред вроде бы тоже что-то сказал, но настолько тихо, что Миражу не помогли даже собственные тонко настроенные датчики. Похоже, Астротрэйн включил шумопоглотители. Затем он сделал пару быстрых движений, скрытых за корпусом Реда, и тот внезапно выпустил все наличные шланги. Астротрэйн поднялся, закинул автобота на плечо, и двинулся к выходу. Мираж постарался погасить все процессы, и только когда трехрежимник прошел мимо и отдалился на несколько шагов, он устремился следом.
Астротрэйн без проблем миновал главный коридор, неся автобота как мешок с болтами. По дороге ему встретились несколько товарищей, но их не особо заинтересовал перемазанный в энергоне и масле автобот, висящий на плече трехрежимника. Если этот конкретный автобот не находится за решеткой или на верстаке у конструктиконов, значит он здесь только для одной цели.
Ред предусмотрительно не проявлял признаков активности, предпочитая вслушиваться в окружающее и фиксировать это самое окружающее теми датчиками, которые еще функционировали. После интерфейса у него до сих пор довольно сильно сбоили целые группы датчиков и побаливал корпус. Он радовался уже тому, что с трехрежимником удалось договориться мирным образом.
Мираж крался следом, не рискуя подать Реду хотя бы малейший сигнал. Он просто был рядом, и это все, что он мог сделать.
Астротрэйн вынес безопасника за пределы базы, прошел "мертвую зону", очищенную от любых конструкций, снял с плеча Реда и прислонил к стене здания. Похлопал по шлему между полыхающих антенн, отошел, трансформировался и взлетел в авиасектор. Оттуда донесся шум, лязг и чьи-то яростные ругательства.
Ред несколько секунд стоял неподвижно, а потом достал из-под откидной панели свой собственный крохотный ремонтный набор и принялся сосредоточенно спаивать контакты коммуникационной системы. Делал он это на ходу, быстро, хотя и не очень элегантно удаляясь от базы. Мираж скользнул за ним.
- Эй, - позвал он.
Ред обернулся автоматически пытаясь снять с бедра ныне отсутствующее оружие.
- Это я, - недовольно сказал Мираж, снимая маскировочное поле. - Шпион-недоучка! У тебя даже оружия нет!
- О, а я думал, ты уже на базе, - удивленно протянул Ред, заканчивая пайку. - А оружие у меня отняли.
- Руководитель безопасности, - с выражением произнес Мираж. - Потрясающе.
- Я тоже очень рад тебя видеть, - улыбнулся Ред.
Потом он примолк, видимо, выслушивая накопившиеся сообщения, пару раз скорчил жуткую рожу, помрачнел ликом и наконец тяжело вздохнул, выпустив из воздухозаборников струи пара. Не требовалось иметь восемь процессоров, чтобы догадаться, что отсутствие руководителя безопасности не прошло незамеченным. Мираж очень надеялся, что в своем отчете Ред сможет сообщить еще что-то, помимо "тесно общался с Астротрэйном, прошу обеспечить ремонт и антивирусное обновление". Судя по тому, что безопасник не спешил рвать антенны с горя, у него действительно имелась какая-то заначка.
- Ну? - нетерпеливо спросил он.
- Скоро буду, - наконец ответил Ред неизвестно кому. - О мои системы... - отключив связь, он потер корпус и сделал пару махов руками. - Меня бы на полный техосмотр!
- Это да, - Мираж потянулся, чувствуя, как поскрипывают некоторые суставы.
Ред повернулся к нему, посмотрел на развелчика в упор и демонстративно включил обонятельные датчики. Мираж постарался сохранить обычное выражение лица, однако все же смущенно блеснул оптикой.
- Значит, пока товарищ подвергался опасностям в логове врага... - патетично начал Ред, - ты... ты... что?
- Уйди вон. Это было уже после того, как ты подвергся опасности, - пробубнил Мираж, видя, что Ред определил, кому принадлежало остаточное излучение. - Между прочим, этой же опасности я подвергся именно из-за того, что караулил тебя прямо у них под входной дверью! И будь я проклят ржавчиной на эпохи, если еще хоть раз поучавствую в твоих... твоих параноидальных идеях!
Ред сделал вид, что смутился, и поспешил перевести разговор на другие рельсы.
- Пока я валялся в противоперегрузочном коконе, то сумел подключиться к системам крейсера, - самодовольно сказал он. - А уже оттуда и до компьютера базы добраться можно. По-моему, очень глупо оставлять выходные порты в том месте, куда суешь пленника, как думаешь?
- Праймас Всемогущий, - Мираж возвел взор в небеса, однако потом махнул рукой. Призрак расправы со стороны высшего командного состава медленно испарялся. - Надеюсь, значимость того, что ты оттуда выковырял, покрывает наши... ээ... неуполномоченные действия?
- С лихвой, - Ред показал большой палец и похромал к освещенным улицам. - Никто не может сказать, что я паршиво забочусь о нашей безопасности.
- Вообще-то для сбора информации есть разведчики, - заметил Мираж, осторожно идя следом за ним. Теперь, когда переживания остались позади, он позволил себе расслабиться и почувствовать тянущую боль.
Ред глумливо хихикнул, намекая на не слишком-то блистательные итоги деятельности одного разведчика. Мираж подумал, что если бы безопасник узнал, чего на самом деле лишился Мираж, то злорадство его стало бы просто неописуемым. Особенно в свете пережитого самим Редом.
- Учти, я еще раз повторяю, что больше в такое не полезу, - сообщил он, догнав коллегу. - И тебе не советую. Раньше тебе везло, да и сейчас повезло, можно сказать. В следующий раз может попасться не любитель автоботов, а любитель мучений автоботов.
- Я учту, - сухо произнес Ред.
- Точно? Ред, слышишь, я серьезно!
- Я же сказал - учту.
Улицы встретили их привычным шумом и толкотней. Автоботы с некоторым трудом трансформировались и тут же влились в общий транспортный поток.
Ред сосредоточенно размышлял над недавно слитой от добровольных осведомителей информацией. Говорят, в доках у десептиконов стоит какой-то необычный крейсер, и они слишком подозрительно вертятся вокруг него, явно замышляя какую-то модификацию...
Как бы это туда пробраться и проверить лично?
Никому же нельзя такое доверить.

Вернуться к фанфикам