Большие планы

Автор: SSC
Персонажи: Старскрим/Дредвинг
Рейтинг: NC-17
Жанр: драма, романтика
Краткое содержание: даже в опале Старскрим умудряется найти себе поддержку.
Комментарий: по заявке на третий тур в сообществе TF-Fest.

Дредвинг каждый клик помнил, кому он предан. Мегатрону. Ему и только ему.
Каждый раз после той самоубийственной безумной операции, встречаясь оптикой со взглядом Кнокаута, он испытывал полукликовый приступ стыда за нарушенный приказ.
Каждый раз при виде экрана-фейсплейта Саундвейва его охватывала краткая неприятная паника. Вот знает же, бесшумный шарк, точно знает, что творится вокруг...

...Старскрим уточнил как-то, в одну из их нелегальных встреч, легко так, будто к этому возможно привыкнуть - "Саундвейв телепат, ты не знал? У него по всему кораблю наблюдение".
Дредвинг спросил его тогда, как вот - так ему было работать? В постоянном надзоре, под постоянной угрозой? Тогда Старскрим не ответил.

Через две ротации эти встречи стали привычкой. Раз в несколько орбитальных циклов - взять пару кубов авиационного из личных запасов, сгенерировать космомост - чуя острый взгляд пустого фейсплейта, прямо точкой между крыльев. Прикрывает их связист, что ли? Знает ли он, куда регулярно отлучается новый - привычный уже, успешный, замечательный зам. Объект гордости Мегатрона, объект постоянного сравнения с "тем, до тебя".

В любом случае, лидер об этом не знал точно, и первый клик, завидев в месте новых координат острый росчерк серых крыльев, Дредвингу приходилось подавлять желание прекратить все это - одним выстрелом. Старскриму даже нечем отбиться - без ракет, почти без топлива, без трансформации, без бластеров...
...В следующий клик Дредвинг всегда - он вовсе отличался редким и спокойным постоянством - чувствовал одно и то же: что не он тут зависим. И снова - мгновенное желание оборвать выматывающую связь, все эти разговоры, заставляющие пошатнуться в вере и преданности. Всю эту ржу.

Старскрим и на этот раз ему не улыбнулся - поднял просто оптику, принимая привычно куб. Он выглядел чуть лучше обычного - серво работали синхронно, поля не сбоили - видно, системы все же регенерировали потихоньку. Потерянную часть они, конечно, не восстановят...
На этот раз истребитель сидел на высоком утесе - как только залез? - рассматривая город белковых вдалеке. Потом медленно поднял руку, изображая наведение ракеты, сказал негромко "бум" - и Дредвинг поймал себя на полукликовой жажде так же поднять руку, но вдарить всем боезарядом. Не по сикеру - по городу.

От энергона алая оптика потихоньку разгорелась ярче, и теперь Старскрим позволил положить руку себе на плечо. Просто - позволил. Без слов.
Потом - так же позволил сесть ближе, затащить себя к обширному кокпиту - чуть сбоку, чтобы уместить крылья. Нерабочие, но от этого не менее драгоценные.
Он никогда не отвечал первые полджоора, и Дредвинг ценил эту тишину. Она позволяла ему немного примириться с собственными поступками, и теперь погладить плечо, легонько совсем, едва касаясь серого металла.
И еще легче - уже не касаясь, только полями прогладить, вытягивая жар из перегретого корпуса. Болезненный жар, нехороший, в прошлый раз такого не было, но Дредвинг молчит: Старскрим умеет просить о помощи.

Теперь, когда болезненная дрожь и жар прекратились, Дредвинг протянул еще один куб, выуженный из гиперкармана. Наблюдать за тем, как бывший зам пьет - что-то в этом заставляло его Искру странно сжиматься и дергаться. Он не умел привязываться до сих пор - связь с братом забивала все каналы восприятия, легко казалось хранить истинно-десептиконское беспутное воздержание - с редкими случайными связями и без обязательств. Теперь же, когда привычная связь оборвалась - казалось, Искра пытается найти даже не замену - хоть тень того, что связывало его со Скайквейком. Чистая энергетическая реакция - успокаивал он себя, стараясь не замечать, как далеко уже забралась в него эта привязанность, проникая туда, где никогда не ощущался Скайквейк.

Он осторожно сжал гигантской ладонью тонкие когти - он знал, Старскрим как-то сказал ему, что когти раньше убирались в пазы, а теперь, заклинив, так и остались выставленными. Его это радовало немного - наверное, без когтей эта ладонь совсем бы терялась в его лапище.
На притупленных без регулярной заточки гранях виднелся не стертый энергон. Значит, опять рискованный саморемонт.

Начинал всегда Дредвинг - хотя сначала он считал, что за энергию заслуживает и благодарности покрепче. Первые раза три, а потом - разобрался сам, не требуя больше унижения даже в мыслях. Старскрим не то чтобы вел списочек - он наверняка просто прекрасно помнил всех, кто заставлял его прогибаться, и в этом списке количество погашенных пунктов заметно преобладало. Всего лишь немного раскопок в данных времен войны. Становиться целью этого бесконечно упорного, бешено жизнелюбивого и юникроновски изобретательного меха Дредвингу совершенно не хотелось, здоровое опасение, да еще и привязанность эта... шлак.
Он провел по крыльям, не царапая - но на этот раз внятно касаясь, заставляя срабатывать датчики - в фантомной иллюзии на полет. И снова, и снова, пока с чуть слышным скрипом не сменилась автоматически геометрия крыла. Пока Старскрим не хрипнул едва слышно вентсистемами, завозившись чуть, поджавшись, и выгнувшись - как в первой стадии трансформации.
Зная, что ничего хорошего из попытки не выйдет, Дредвинг торопливо заклинил шов кончиками когтей - больновато, но действенно. Старскрим бешено хотел летать, и ловить его неудачные выматывающие попытки приходилось все чаще. Осторожные касания сняли боль, снова заставив выгнуться сложносочлененную спину, но на этот раз в иной позе.
Вот так лучше.
Мембраны газоанализа коснулись тонкие запахи - разогревающийся металл, перегретое масло, выплеснутое из систем гидравлики, хладагент. Последнего - мало, надо бы пополнить запас, к тому же заливка обслуживающих жидкостей... о-ох, Старскрим показал, насколько приятной может оказаться эта странная игра.
Его действия зачастую не напоминали нормальный интерфейс. Впрочем, не налить ли, если от этого Дредвинг перезагружался, загнав когти куда-то под собственную броню и вырубив вокалайзер, лишь бы не орать в голос? Одни воспоминания заставляли ускорить циклы вентиляции, пока острые когти Старскрима шарили по его кокпиту, пытаясь отжать тугие замки.
Дредвинг часто ловил его взгляд, когда узкая ладонь почти касалась камеры его Искры, когда истребитель сидел уже сверху, плавно стимулируя мощные жгуты кабелей грудного отдела - странный, опасный взгляд. Будто бы Старскрим каждый раз, касаясь жизненно-важных проводов, раздумывал - не перерезать ли? Дредвинг подозревал, что судьба его окажется решена в единый клик - и шел на это снова, чувствуя знакомый яркий азарт. Тот же самый, когда срабатывали его бомбы, тот же самый, с которым он охотился на опаснейших тварей среди автоботов - на врекеров. Иногда оставляя их в живых лишь затем, чтобы наслаждаться записанным взглядом, полным ненависти, непонимания и боли, зная, что теперь терзания "почему я онлайн" нескоро отпустят их мысли.

Теперь же вопросы "почему я онлайн" занимали его проц - до того самого клика, когда глубоко погруженная в его грудь ладонь не начала генерировать ЭМ-поле. Мысли отрубились - системы едва успевали регистрировать все сигналы, а шлаков Старскрим, удобно устроившись на его коленях, будто и не интересовался отчаянными тихими стонами - смотрел вовсе куда-то в сторону, то ли на горизонт, то ли на небо.
Так по-эсковски слетать казалось Дредвингу неприлично, недостойно... но невозможно удержаться - когти царапнули самую камеру Искры, выбив из него невнятный вскрик, перепутали провода - и наведенное поле пробило экранирование, заставив выгрузиться мгновенно, плавно заваливаясь на спину.
Крылья скрипнули, когда он так неловко рухнул, и включившаяся через несколько кликов оптика показала ему Старскрима, уже удобно устроившегося прямо на раскрытом кокпите своим, тоже раздвинутым - и подключающим часть штекеров куда-то совсем в друго-ооо!

Его мгновенно взбило в закоротке - крохотный коммандер авиации перехватывал контроль над его системами, выводя на пиковые нагрузки, грамотно перегружал схемы, и когда именно у Дредвинга слетели магнитные замки, открывая всю его броню от кокпита до бедренных сочлений - он не вспомнил бы ни за что, слишком увлеченный все усиливающимся контролем корпуса. Врубившись в интерфейс-порт, Старскрим до его лица уже не дотягивался, но так искусно управлял подключенным корпусом как внешним устройством, что разницу в размерах Дредвинг в этот клик не осознавал. Просто знал точно - его так не укатывали даже трехрежимники. Вихревые токи сносили ему предохранители, вломившиеся в корпус провода размыкали контуры, подключая его к внешнему управлению, турбина то и дело останавливалась или крутилась вхолостую, заставляя его дрожать, и снова стимулировать все системы, пока блоки не начали схлопываться один за одним, вышибая его в холодную долгую перезагрузку на двести кликов.

Старскрим никогда не лез в его мысли. Вот и сейчас, хотя по соединенным системам все еще приходили его эмоции - удовлетворение, приятная встряска, удовольствие, пикантные виды, он даже не пытался обратиться по связи.
Все еще - немного молчания, пока Дредвинг гладил серые крылья снова, опять давя желание мгновенно истребить наглого сикера. Он не закрыл это желание - получив в ответ сложносоставную эмоцию удовольствия, интереса, легкого ехидства. Снова дернуло - эмоциональные паки Старскрима продирали системы до дрожи.

Разговоры - потом. Новости Немезиса, расспросы о ситуации в империи, подколки, тихий чуть скрипучий смех, какие-то кусочки воспоминаний.
Тонкие когти, подцепляющие собственнически фейсплейт, ухмылка, и снова разговоры. Снова...
И снова.

Дредвинг чувствовал, как в его мысли, его системы, его Искру втекает исподволь чужая, не слишком-то дружелюбная сила. Снова сжав серое крыло до возмущенного скрипа, он почти решил не приходить в следующий цикл.
Посмотрел на Старсркима, без улыбки смотревшего в его оптику.
И понял, что придет.

Вернуться к фанфикам