Energon Play

Автор: Nueteki
Вычитка: [anzzy]
Персонажи: Кнокаут/Брейкдаун
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp, романтика
Краткое содержание: расслабляющая ванная как часть исторических и культурных традиций Кибертрона.

- Я тебя прощаю исключительно в силу твоего невежества, - сообщил ему Кнокаут вместо приветствия, заставив Брейкдауна бросить ремонт очередной пушки и загрузить процессоры на полную мощность.
- Что я опять пропустил? - поинтересовался он обреченно, отложив в сторону паяльник. - Очередной праздник?
- Аа, так ты в курсе... - разочарованно протянул медик.
- Нет. Шлак, неужели угадал?
Кнокаут демонстративно вздохнул, разгоняя вент-систему:
- Слава Праймасу, а то мне показалось, Кибертрон сходит с орбиты. Сегодня праздник - день избрания восемнадцатого сенатора, и как обычно, ты обо всем узнаешь в процессе.
- А я необразованный варвар и все такое, - мрачно отозвался Брейкдаун. - Кибертронскую Академию не заканчивал, так что не в курсе. В Каоне, как и в армии, только два вида праздников - выдача получки и отгулы. Нам хватало.
- Неужели наша доблестная армия не проводит хотя бы условных курсов социализации?
- Тебе рассказать, или сам догадаешься? - ехидно поинтересовался Брейкдаун.
Спор интеллигенции и военных был столь же древним, как и Праймас, продолжался между ними уже не первый раз и заканчивался неизменным посвящением Брейкдауна в тонкости очередного обычая элиты Полихекса, призванного, по его мнению, сильно усложнить жизнь ему и окружающим. Процесс социализации был долгим и местами нудным, но компания Кнокаута вносила в него приятное разнообразие. Медик снисходительно улыбнулся:
- Не стоит. Кстати, я не единственный специалист по культурным традициям.
- Верю, - отозвался Брейкдаун. - Но тяжело изучать все эти традиции, когда добрая половина нигде не задокументирована и известна только узкому кругу посвященных. Почему их не вносят в инфосеть?
Кнокаут рассмеялся:
- А смысл засорять сервера тем, что и так очевидно? Этими посвященными, к твоему сведению, являются процентов восемьдесят Полихекса, - он похлопал стантикона по широкому плечу. - Не приходило в процессор спрашивать у кого-то еще?
- Нет, - отрезал Брейкдаун. - Не желаю становиться объектом элитных шуточек культурного населения.
- Профессиональная паранойя, - хмыкнул Кнокаут.
- Не паранойя! - возмутился стантикон.
- А что тогда? Неспособность соображать?
- Допустим, - сразу же согласился Брейкдаун, пытаясь лишить Кнокаута возможности прочитать очередную лекцию по направлениям клинической психиатрии. Бесполезно - интернатуру тот закончил давно, а вот привычку демонстрировать обширный запас академических знаний не утратил. Хотя, может, это профессиональная деформация процессора, шлак их, медиков разберет... он опомнился как раз вовремя, поймав переход в речи Кнокаута от непонятных терминов психиатрии к непонятным терминам культурного наследия Кибертрона.
- ... еще со времен Золотого Века. Ты меня слушаешь или голоса в своих модулях памяти? - раздраженно спросил тот, стоя в проеме уже открытой двери.
Брейкдаун вовремя проглотил фразу "не знаю, кто из вас хуже" и последовал за медиком, гадая, насколько этот сюрприз опасен для его корпуса или процессора. В прошлый раз Кнокаут затащил его в кибертронскую филармонию на какой-то особо редкий и изысканный концерт, после чего Брейкдаун поклялся, что никуда, кроме гонок, с ним не поедет. Всю дорогу он гадал и перебирал различные варианты, но так и не пришел к каким-либо выводам, когда Кнокаут притормозил перед одним из многоэтажных зданий. Они оказались в стандартном приемном отсеке, дрон-регистратор за мерцающим монитором принял от Кнокаута карту и подтвердил заказ, прошив на нее код от их номера, пока Брейкдаун осматривался по сторонам и заметил пару охранников с усиленными станнерами. Интересное место выбрал Кнокаут для празднования.

Медик потянул его в сторону лифта, и через пару кликов они уже стояли перед нужной дверью. Кнокаут явно знал, куда идти, поскольку нужную дверь нашел сразу же, несмотря на отсутствие нумерации, и их встретил небольшой отсек, в котором, казалось, светодиоды были вмонтированы в каждый сегмент обшивки - настолько резко ударил по оптосенсорам резкий белый свет. Невольно выругавшись, Брейкдаун активировал дополнительные фильтры и только тогда заметил посреди отсека знакомое розовое сияние. Целая ванна полуочищенного энергона, одно из прославленных роскошных и крайне дорогих в военное время развлечений элиты.
- За такие кредиты можно было предоставить куда более продуманный сервис, - Кнокаут вздохнул, сняв с креплений возле двери небольшой пульт, и пробежал когтями по нескольким кнопкам. Основное освещение погасло, и отсек теперь освещали только несколько рядов мерцающих лиловых диодов по углам, зато пришла в движение панель на дальней стене, явив за собой огромное окно, открывавшим вид на ночной Полихекс с высоты уровней восьмого-девятого порядка. Брейкдаун подошел практически вплотную к плексигласу, зачарованно уставившись на светящиеся здания, огни рекламы и пролетающий транспорт: он впервые видел город с такой высоты. В отражении мелькнула тень, и Брейкдаун обернулся к медику, перебиравшему многочисленные упаковки и контейнеры.
- Что это? - поинтересовался он, на клик оторвавшись от созерцания города.
- Стабилизаторы, модификаторы, пигменты, вкусовые добавки...
- Этим еще и заправляются?
- В большом количестве не рекомендую, - Кнокаут покрутил в когтях прозрачный флакон с ярко-голубой жидкостью. - Если это "Роскошь-86", то я командир эскадрильи истребителей. Экономят на всем, чем можно и нельзя.
- А что такое? - из вежливости поинтересовался Брейкдаун, не особенно понимая причины расстройства напарника.
- Разводят во всех смыслах, - вздохнул медик, небрежно выливая содержимое флакона в энергон. Стантикон ожидал, что после всех этих манипуляций энергон поменяет цвет, оживет и выползет из ванны, или как минимум вскипит, но ничего не произошло. Кнокаут изящно потянулся и медленно опустился в розовое марево.
- Присоединишься?
Стантикон молча покачал головой и уселся возле окна. Торопить события ему не хотелось.

Кнокаут растянулся в ванне, задумчиво наблюдая за напарником, мрачно смотревшим на ночной город. Вряд ли солдаты имели возможность и кредиты посещать башни Полихекса, так что стантикона можно было понять. Разгоравшиеся один за другим конфликты постоянно требовали вмешательства военных, и до перевода под его руководство Брейкдаун не имел возможности толком расслабиться. Медик в очередной раз задумался о том, что происходит на границах Каона, что видели те, кого ему периодически приходилось собирать. Война, на которой сам Кнокаут не был, и о которой сюда доходили только слухи, для стантикона была привычнее посиделок в баре. Тяжелая броня, усиленные щиты, повышенные выносливость и физическая мощность - его новый партнер, сейчас угрюмо уставившийся в окно, практически жил в сражениях...
- О чем ты думаешь? - спросил он вслух.
- Я паяльник дома не вырубил, - мрачно отозвался стантикон.
Кнокаут негромко рассмеялся:
- Иди сюда.
В этот раз стантикон поднялся и, сделав несколько шагов, уселся на полу рядом с медиком, мрачно изучая взглядом мерцающую массу, после чего неуверенно погрузил в нее кисть. Кнокаут снисходительно наблюдал, как Брейкдаун пристально рассматривал подозрительную смесь, зачерпнув пригоршню, и даже не вздрогнул, когда в итоге напарник аккуратно вылил остатки на его грудь, и энергон медленно начал стекать тонкими струйками.
- Успокоился?
Вместо ответа тот протянул руку и вывел замысловатую светящуюся спираль на алой броне. Кнокаут улыбнулся, но комментировать не стал. Склонив голову, он внимательно глядел на сосредоточенного напарника, рисующего по нему энергоном, но вскоре не выдержал:
- Я искренне надеюсь, что ты не пишешь на моей броне глифы, которыми обычно покрывают заборы, - шутливо проговорил он, проникновенно глядя ему в оптику.
Брейкдаун фыркнул:
- Умеешь ты разрушить такой романтический момент!
- А он именно разрушен?
- Да, ты убил все мое торжественное настроение! - ухмыльнулся Брейкдаун, придвигаясь поближе.
- Похорони его вместе с паяльником, - посоветовал Кнокаут, решительно поднимаясь, и стантикон невольно засмотрелся: розовая жидкость стекала с алых плат сияющими дорожками, высвечивая и без того соблазнительные изгибы силуэта. Дав полюбоваться собой, Кнокаут подал напряжение на свои фары, и яркий свет, пробивавшийся через уже загустевший энергон, окружил его розовым маревом.
- Хочешь меня? - невинно поинтересовался он, ловя чужой взгляд.
- Ты какой ответ ожидаешь услышать: "да, хочу" или "безумно хочу"?
- Ну, мало ли, - невозмутимо отозвался Кнокаут, - вдруг тебя забытый паяльник больше беспокоит.
Брейкдаун неопределенно хмыкнул в ответ и решительно погрузился в энергон, присоединившись к напарнику. Почти сразу же его платы начало обволакивать приятное тепло, и несколько нанокликов он наслаждался этим необычным ощущением, пока медик не поддел его слегка ногой, явно требуя внимания. Стантикон протянул было к нему руку, но Кнокаут небрежно перехватил ее, поднес к своим губам, и тот почувствовал, как к его пальцам прикасается мягкая глосса. Медик медленно собирал энергон с его пальцев, словно это было редкое лакомство, не сводя с него взгляда алой оптики. Брейкдаун успел подумать, что медик не сколько слизывал энергон, сколько красовался, зная, какой эффект это произведет, как его тут же накрыло упомянутым эффектом. Память услужливо подкинула видеоряды с их предыдущих встреч, а фантазия дорисовала, как эта тонкая глосса последовательно проходится по крайним штекерам джампера, и как замкнутые контуры приятно щекочут нейросеть... мощный разряд прошел через его пальцы выше, поднявшись чуть ли не до плеча, и стантикон, выругавшись, отдернул руку:
- У тебя что, генераторы в глотке? - прорычал он под хихиканье довольного Кнокаута.
- Не принимай близко к искре, - пожал тот плечами. - Всего лишь редкий апгрейд. Мне показалось, еще немного, и ты впадешь в стазис.

Брейкдаун раздраженно фыркнул, не желая ввязываться в спор: взбудораженная передающая система требовала состыковки, и он был полностью с ней солидарен. Кнокаут охотно подался ему навстречу, обняв за шею, и закинул ногу на бедро, ясно давая понять, чего он ожидает. Брейкдаун опустил руку в светящуюся жидкость и провел по гладкому бедру, чувствуя, как непривычно теплый энергон понемногу начинает проникать в стыки его брони. Как обычно, медик оказался более нетерпеливым, уже успев сбросить все замки на паховой броне, и нащупывая разошедшиеся детали, которые уже заполнил энергон, Брейкдаун задумался, насколько это усилит стимуляцию. Ответ он получил почти сразу же: разряд, сброшенный с его пальцев, ощутимо тряхнул и его же самого.
- Энергон же не проводник! - рявкнул он, дернувшись от неожиданности.
- Без добавок - конечно, нет, - подтвердил Кнокаут.
- Так вот что ты туда лил, - запоздало сообразил стантикон.
Медик захихикал, снова обнимая его правой рукой, и Брейкдаун запоздало сообразил, что левая рука Кнокаута скрыта под энергоном. А еще он вспомнил, что обычно видел все инструменты правой руки медика, а вот что скрывалось в другой... он вздрогнул, почувствовав прикосновение к сегментам своего шлюза чего-то, сильно не похожего на тонкие пальцы напарника.
- Ты что там делаешь, а главное - чем? - нервно спросил он, слегка отклоняясь - мало ли, что там уже успел развернуть Кнокаут.
- Меньше знаешь - больше свободной памяти, - улыбнулся тот спокойно. - Тебе же приятно? Вот и не напрягайся.
- Кнокаут... - угрожающе прорычал стантикон, но медик небрежно опустил свободную руку в светящуюся розовую массу и затем коснулся шлема напарника, оставляя розовые разводы. Тонкие пальцы провели по губам, и Брейкдаун ощутил незнакомый, приторный вкус.
- Попробуй, - Кнокаут чарующе улыбнулся. - Ничего вредного для систем там нет.
Стантикон подчинился, осторожно облизывая тонкий коготь и стараясь не порезать глоссу. Энергон сначала показался ему сладким и разведенным, но терпкий привкус выдавал сложный состав. Медик воспользовался моментом и установил на его шлюз нечто, по ощущениям больше всего напомнившее Брейкдауну переходник широкого профиля. Судя по чувствительным рецепторам шлюза, Кнокаут начал активную состыковку, что оказалось для Брейкдауна неожиданностью - он рассчитывал на стандартный интерфейс без обмена топливом.
- По-моему, ты увлекся, - озвучил свое несогласие стантикон, когда Кнокаут переключил свое внимание с его шлюза на порт.
- Ты же знаешь мою жажду к новым ощущениям, - медик игриво царапнул его чем-то тонким по внутренним чувствительным контактам, и без того начавшим искрить в энергоне.
- Молотом в порту не почесать? - раздраженно осведомился Брейкдаун, не поддаваясь на уловки. - Незабываемые ощущения гарантирую.
- Как грубо, - притворно посетовал медик, и не думая убирать руку. - И где только благодарность за все мои старания?
- А ты еще и счет предъявить решил?
- Разумеется.
Напарник обхватил его свободной рукой за бедра, и Брейкдаун на всякий случай поднялся - мало ли какой сюрприз задумал тот с такой улыбкой. Кнокаут прижался к нему, просовывая шлак-знает-что как можно дальше, и снова сбросил разряд. Заорали оба: Брейкдаун - от неожиданных ощущений, Кнокаут - от перекинувшейся на его собственный порт дуги по стекающему энергону, из-за чего изрядная часть сюрприза вернулась к нему обратно. Оба замерли, гоняя вентиляцию.
- Ну как? - хрипло осведомился Кнокаут.
- Очень! - невпопад ответил Брейкдаун, прижимая его к краю и почти уложив заплечными колесами на подобие бортика.
- Давай уже, - нетерпеливо выдал медик. - Обычно ты не тормозишь на самом старте.
- Не с чужими шлангами в шлюзе! - на автомате огрызнулся Брейкдаун, активируя передающую систему.
- Они тебе так мешают? - Кнокаут широко ухмыльнулся. - Могу убрать. Но не буду.
Не отвечая, Брейкдаун навалился на него, не слушая возмущенных воплей о полировке и позволив сформировавшемуся джамперу самостоятельно определять конфигурацию подключения в таком количестве энергона. Из-за добавок энергон действовал похлеще любой электропроводной смазки, и оба почти синхронно застонали, едва подключение активировалось. Пока Брейкдаун запустил первую серию разгоночных импульсов, чувствуя, как подрагивают в его шлюзе тонкие шланги, Кнокаут запустил перекачку топлива, и стантикон вздрогнул, почувствовав мягкий толчок топлива в чувствительные стенки бака.
- Я не понял, кто ведет? - рыкнул он, пытаясь не сбиться с ритма.
- Какая разница? - огрызнулся Кнокаут, явно тоже поглощенный управлением топливного коннекта - Просто работай джампером!
Брейкдаун тут же выдал почти полную мощность, добившись короткого вскрика от не ожидавшего такой атаки партнера, после чего взревел сам, ощутив, как стремительно заполняются его баки незнакомым составом, уже раздражавшим многочисленные датчики.
- Торопишься, - пробормотал Кнокаут, стискивая когтями его наплечные сегменты брони. - Дай синхронизирую, потом разгонимся.
- Извращенец шлаков, - прорычал стантикон больше для виду.
- Обычный гибридный коннект, - фыркнул тот, запуская серию пронизывающих чужой джампер разрядов в интерфейс-системе. - Никогда не пробовал, что ли?
- Односторонний!
- Односторонний скучно, - заявил Кнокаут, и Брейкдаун ощутил, как армированные шланги в его шлюзе пришли в движение. От возмущений его отвлек проникший во множественные стыки энергон, который начал замыкать контакты в произвольном порядке, внося элемент неожиданности в и без того не слишком стройный ритм обмена. Коннект уже слишком захватил его, чтобы отвлекаться на препирания, к тому же, непривычная стимуляция прилично поднимала порог чувствительности остальных систем, хотя ощущения были, скорее, дразнящие, чем неприятные. В аудиодатчиках уже звучал какой-то фантомный гул, изображение на внутренних мониторах замерцало и поплыло цветными бликами - видимо, в полученном им топливе были свои присадки, а может, оно смешалось с тем энергоном, которым они были покрыты почти полностью. Общий эффект выбивал Брейкдауна далеко за пределы стандартного коннекта, и он уже почти был готов спалить все датчики в шлак под таким штормом сигналов, но у его партнера хватило бдительности вовремя притормозить, снизив всякую активность.
- Стой! - прорычал Кнокаут, немилосердно вцепившись в него сразу десятью когтями, и напарник неохотно снизил мощность: он был уже почти на грани собственной перезагрузки, но остатками сознания понимал, что эгоизм в подобных вопросах Кнокаут не простит.
Запустив вент-систему на полную мощность, стантикон нетерпеливо провел рукой по заляпанному энергоном алому бамперу и невольно вздрогнул, когда один из шлангов покинул его шлюз:
- Шлак, в жизни не думал, что у меня столько датчиков в баках!
- А чего ты хотел - топливная система одна из базовых. К тому же, - медик слабо ухмыльнулся, - это ты еще с моими фирменными насадками не знаком.
- Что значит, еще?! - злобный рык Брейкдауна прошелся приятной вибрацией по всему корпусу медика, и тот лениво потянулся:
- Забудь.
Стантикон тут же мстительно налег на менее мощного партнера, торопливо атакуя все приемные схемы и едва не выжигая их начисто, пока в его системах пульсировал энергон, смешиваясь с чем-то особенно тяжелым - Кнокаут явно накачал его не содержимым собственных баков, не тот объем. Вцепившись в его платы, медик тоже низко рычал, то и дело обжигая его нейросеть короткими разрядами, сброшенными чуть ли не в глубине баков. Брейкдаун уже начинал путать откаты от длинных импульсов интерфейс-системы и дружный захлебывающийся вой топливных рецепторов, нещадно стимулируемых Кнокаутом. Когда тот добавил мощный разряд, подаривший стантикону ощущение почти сдетонировавшего топлива, тот зарычал, почти стискивая медика в объятиях, и выдал в ответ такую серию импульсов, что Кнокауту в свою очередь показалось, что его порт случайно угодил под тяжелую промышленную сварку. Мощная перезагрузка накрыла обоих, и стантикон тяжело рухнул на распластавшегося по краю ванны напарника.

Придя в себя, Кнокаут первым делом отсоединил все шланги и переходники и только потом столкнул с себя тяжелый корпус, позволив Брейкдауну рухнуть в энергон почти с головой. В последний момент тот вернулся в онлайн и успел затормозить и сесть рядом с ним, комфортно откинувшись на запаску.
- Вот так извращенно я еще никого не имел, - проговорил он и, подумав, добавил: - И меня тоже не имели.
- Интерфейс бывает разный, - заметил Кнокаут, закончив оттирать энергон, и прикоснулся к центральному стыку своих нагрудных плат. Две передние панели аккуратно разошлись, демонстрируя скрытые внутренние детали, и Брейкдаун непонимающе на него уставился.
- Все нормально, - усмехнулся Кнокаут, взяв его руку и положив себе на центральную темно-серую сферу. - Впервые увидел камеру искры?
Стантикон настолько был шокирован, что даже не сразу нашелся, что ответить, но руки не убрал.
- Ты мне не доверяешь смешать полироль, но знаешь настолько, что готов искру раскрыть??
- Ну, положим, я знаю тебя достаточно, чтобы сказать: с полиролью ты пока толком не научился обращаться, - хмыкнул тот. - Но если серьезно - да, я знаю, что ты не причинишь мне вреда. Не в такой ситуации.
Подумав немного, Брейкдаун ответил:
- Как бы я не хотел этого признавать, но ты прав. Я действительно не смогу причинить тебе вред, если ты сам открылся. В потасовке или ссоре, когда ты пилой замахиваешься - без проблем, но не ударить по беззащитному корпусу.
Кнокаут накрыл его руку на камере искры своей:
- Это плохо?
- Нет. А взаимно?
Последовала долгая пауза.
- Да.

Прошел не один цикл, прежде чем стантикон тяжело вздохнул и медленно раздвинул тяжелые сегменты брони своего широко бампера. Его камера искры раскрылась не сразу, но Кнокаут мудро не стал его торопить: слияние искр сильно отличалось от стандартного интерфейса, и поспешность здесь была излишней. Терпеливо дождавшись, пока все сегменты уйдут в пазы, открыв сияющую ярким голубым светом сферу, он послал команду на раскрытие своей и, выждав некоторое время, чтобы дать напарнику достаточно времени, чтобы подготовиться, но недостаточно, чтобы тот успел передумать, начал медленно наклоняться к тому - почти невыносимо медленно, не прерывая зрительного контакта.
Брейкдаун молча смотрел на внимательно-сосредоточенного напарника и почти физически ощущал, как праздничное настроение испаряется почти полностью. Он хорошо помнил из опыта гештата последствия такого слияния и не был уверен, что получит от этого хоть какое-то удовольствие, не считая банальной физической перезагрузки от интенсивной стимуляции нейросети. О каком удовольствии вообще может идти речь, когда в твоих блоках памяти бесцеремонно хозяйничают несколько наглых личностей. Сейчас, правда, с ним был один Кнокаут, но по ехидству и наглости он стоил целого гештальта. Брейкдаун не знал, были ли у того другие партнеры, но в одном был уверен точно: для Кнокаута слияние искр явно не было настолько интимным ритуалом... Впрочем, стантикон вообще сомневался, что его партнеру известно чувство стыда.
- Какие-то проблемы? - вкрадчиво спросил медик, остановившись почти в самый последний момент, и стантикон тут же молча покачал головой.
- Не прикидывайся - у тебя все на лице написано, мой друг, глифами первого разряда - фыркнул Кнокаут, упираясь для удобства одной рукой в широкое стантиконское плечо, а второй шутливо щелкнув его по шлему. - Ну и откуда этот страх?
- Это не страх, это ужас, - мрачно отшутился стантикон.
- Еще лучше. В чем проблема? Если ты не хо...
Затянутое ожидание для Брейкдауна оказалось тяжелее специфического коннекта, и он сорвался:
- Да давай уже, не тяни! - рявкнул стантикон, хлопнув партнера по спине широкой ладонью и буквально впечатав к себе в грудь.
Последующий круговорот из мыслей, чувств, эмоций и обрывков воспоминаний - где чужих, а где собственных - настолько его дезориентировал, что Брейкдаун на мгновение забыл, где он, с кем он и чем вообще занят. В какой-то момент у него мелькнула безумная мысль, что он умер, и его искра попала в матрицу, но тут же пришел к выводу, что в матрице не может быть такого бардака. Он бы надолго запутался в вихре постоянно смешивавшихся, всплывавших и вновь тонувших обрывках данных, но уловил знакомые сигнатуры и смог даже расшифровать несколько фраз. Успокоившись, он сумел выйти на верхний пласт внешней реальности и ослабить давление на спину Кнокаута, дав тому возможность приподняться и слегка расцепить их искры, до этого насильно слитые в одно целое. Во втором, внутреннем слое реальности чужое присутствие ощущалось явственно, но ненавязчиво, словно дополнительные обертоны в сложном сплетении ритма его искры.
- Я планировал легкий контакт на первый раз, - голос напарника раздался над самым аудиодатчиком, но Брейкдауну все равно казалось, что говорит тот откуда-то издалека. - Идеальный способ для параноиков, которые не желают делиться всем подряд. Но ты несколько опередил события.
Брейкдаун промолчал, перестраивая свой ритм искры так, чтобы попадать в чужой, чувствуя сладкие пики резонанса, почти лишавшие его способности думать. Отвечать что-то в той, внешней реальности ему не хотелось - они и так прекрасно понимали друг друга, и Кнокаут знал его ответ - точно так же, как и сам Брейкдаун знал, что вслух напарник говорил лишь, чтобы привести его в чувство и помочь выбраться из неровного потока хаотичных данных. Они замерли, не двигаясь, и только искры ритмично сжимались, окатывая каждого волнами приятных ощущений, объединившись в одну замкнутую систему, и многократно усиленные сигналы заставляли нейросеть проецировать все новые и новые мощные импульсы. Полное и глубокое понимание любых намерений, еще даже не успевших оформиться в четкие мысли, настолько ускоряло любое общение, что синхронная перезагрузка была даже быстрее и мощнее предыдущей.

Вернувшись в онлайн, Кнокаут долго задумчивым взглядом изучал царапины на своей броне, после чего снисходительно сообщил очнувшемуся напарнику:
- Пожалуй, учитывая твою неопытность, я даже не стану злиться и приму твои извинения.
- Извинения? - ошеломленно переспросил тот. - Так, давай уточним: ты меня опоил, извращенно сконнектил, уломал раскрыть тебе свою искру... и я еще должен извиняться?!
- Даа, раза два еще точно должен... - Кнокаут многозначительно улыбнулся и длинным когтем постучал по темно-синей броне. - В конце концов, чему ты удивляешься, ведь ты не впервые в подобном положении, разве нет?
- Не впервые. И, как обычно, это ты меня шлак знает куда затащил, - указал Брейкдаун, впрочем, явно упираясь больше по привычке.
- Инициатива принадлежит мне, не отрицаю, - Кнокаут пожал плечами. - Но я более чем уверен, что тебя все устраивает. В противном случае ты бы давно нашел способ возразить.
Некоторое время Брейкдаун молчал, размышляя над ответом, после чего потянулся, заложил руки за голову на запаску и ухмыльнулся:
- Не, я лентяй. Предпочитаю сложную культурно-просветительскую работу оставлять другим.
Кнокаут одарил его задумчиво-внимательным взглядом и только после этого ответил:
- Совершенно верно. Так вот, что касается твоих извинений...

Вернуться к фанфикам