Плюс один

Автор: Skjelle
Вычитка: Megan Z. Marble
Персонажи: Скайварп/Траст/Хаунд
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: неудачливый следопыт, заигравшиеся десептиконы и одна большая случайность под названием "лишний куб энергона".

Предупреждение: слегка расчлененка.

Нет ничего лучше, чем дерущиеся десептиконы. Наблюдать за этим увлекательным зрелищем можно вечно. Особенно, если перед этим они пытались тебя пристрелить.
Хаунд уселся поудобнее, достал из суб-кармана припасенный кубик высококонцентрированного энергона, бодро его употребил и включил запись развернувшегося неподалёку зрелища.
Тяжеленный штурмовик сцепился с более лёгким, но не менее опасным от этого истребителем. Если Хаунда не подводила оптика, они даже пытались отгрызть друг у друга наиболее важные детали. Такое интересное наблюдение требовало ещё одного кубика, который не замедлил появиться в ладони следопыта.
А ведь как плохо всё начиналось — с внезапного выстрела в корму, последовавшей погони и как минимум двух гектаров выжженного в ходе этой погони леса. Хаунд сердито ощерился и пожелал Трасту потерять его тупую голову в ходе драки. Только обладатель самого медленного в мире процессора мог вот так напрямую лупить кумулятивными разрядами по природе.
Когда удирающий автобот вырвался на опушку, ситуация стала совсем печальной, поскольку впереди расстилалась каменистая равнина без малейших шансов спрятаться за скалой, не говоря уже об обманном маневрировании. Хаунд приготовился встретить новый местный день на верстаке у Рэтчета, но его неожиданным спасителем сделался второй десептикон, вынырнувший из телепорта под рёв разогретого до предела двигателя.
Хаунд даже не стал терзать себя вопросом, каким шарком занесло сюда истребителя, но оба десептикона крайне удачно столкнулись в воздухе буквально над головой следопыта.
Хаунд еле успел выскочить из сектора поражения — десептиконы рухнули наземь, и тут же всё вокруг заклокотало от вспыхнувшей яростной драки. Во всяком случае, плазмой точно запахло, и протуберанцы чистой энергии взвились в воздух.
Пользуясь ситуацией, Хаунд сначала собирался удрать, потом задумался, как врезать по обоим сразу с максимальным ущербом, а затем внезапно увлёкся, отбросил зловещие планы и аккуратно расположился чуть в стороне от действа.
После второго куба драка приобрела отчётливый характер гладиаторских боёв, устроенных для развлечения одного весьма достойного автобота. Хаунд даже выкрикнул умеренно подбадривающий лозунг, намекающий на продолжение банкета. Ещё две минуты спустя ему пришла в голову отличная мысль — начать трансляцию чисто для своих. Хаунд достучался до всех, кого смог достать и собрал видеоконференцию.
Под групповые комментарии ушёл и третий, он же последний куб из неприкосновенного запаса. От такого необычного рациона Хаунд быстро почувствовал себя намного веселее и развязнее чем обычно. Типовой энергопаёк не предусматривал излишеств, и системы не успели откалиброваться в нужном режиме. В драке уже вовсю просматривались неприличные элементы, которые следопыт не стеснялся подробно комментировать вслух.
Увлёкшись, Хаунд даже не сразу понял, что его трансляция оборвалась — сигнал не проходил, возможно, он просто потерял синхронизацию с непривычки. Давно, слишком давно никто из автоботов не употреблял чистый энергон в таком количестве и такого качества.
Праймас, или у него от трёх кубов моделирующий сектор начал сбоить, или же кипевшее сражение выглядело почти эротично. Хаунд тяжело прогнал цикл вентиляции, стараясь отвлечься от непрошенных образов. Но воображение профессионального холо-мейкера просто так затормозить было нельзя — недаром Хаунд умел создавать потрясающей точности образы. Он слишком хорошо представлял себе возможные варианты поведения, слишком быстро достраивал их, слишком ярко видел то, что могло случиться в продуманном им сюжете.
Хрипящие и рычащие десептиконы возились в пыли, загребая её ногами и яростно дёргая друг друга за крылья. Траст, несмотря на весовое преимущество, оказался снизу, Скайварп протиснулся между его бёдер, навалился на штурмовика и назидательно стучал головой коллеги о землю. Вздёрнутые колени поверженного десептикона двигались в такт каждому удару, и Хаунд никак не мог отделаться от мысли, что оба лётчика испытывают удовольствие от происходящего. Словно не в первый раз упоенно катаются по земле, которую все лётные формы обычно страшно презирали. Кажется, они вообще забыли, что рядом с ними враг. Будь Хаунд чуть потрезвее, он устроил бы им незабываемый урок бдительности...
Вместо этого следопыт сунул руку под держатель лебёдки, привычно нащупал несколько толстых кабелей с ослабленной изоляцией и не менее привычно потянул сначала за один, потом за два сразу. Удовольствие тут же кольнуло Искру, прокатилось по магистралям и, наконец, спустилось в самый низ корпуса, охватывая интерфейс-область. Хаунд заёрзал и потянул ещё раз. Десептиконы почти угомонились и явно перешли к более интересным вещам. Вот теперь следопыт точно не ошибался. Траст протянул обе руки и сграбастал Скайварпа за крылья, истребитель перестал его душить и недвусмысленно сдвинул одну руку на мощное бедро.
Хаунд внезапно ощутил острый естествоиспытательский интерес — на его памяти ещё никому не удавалось подсмотреть за тем, как это происходит у десептиконов. Ходили слухи, что солдатам Мегатрона такое вообще чуждо, и все их мысли заняты исключительно истреблением себе подобных.
У скромного любителя природы образовался реальный шанс стать первооткрывателем. На планете под названием Земля было так мало развлечений, что десептиконский интерфейс вполне мог сойти за новинку сезона. Не смотреть же, как этим занимаются люди — со всем их хлюпаньем мягких белковых частей. Бр. Хоть люди и производили огромное количество порно-записей, но досмотреть хотя бы одну из них было достаточно сложно. Слишком убого и примитивно.
Под эти раздумья Хаунд потерял настрой, вследствие чего пришлось немедленно достать самый последний кубик из запасов. А потом мир уже пошёл яркими разводами, Искра заколотилась по-особенному, а храбрости прибавилось сразу на двести пунктов. Да и десептиконы стали казаться слишком стеснительными, и лапали они друг друга без особого вдохновения, просто-таки с возмутительной скромностью... Ну нет, так никуда не годится!
Хаунд поднялся, перехватил тяжёлый излучатель и вразвалку потопал к будущим звёздам его трансляции. Эгей! Вот сейчас он всех научит правильно путаться шлангами...
Расстояние было настолько трудно оценить, что сначала он никак не мог добраться до обоих, а затем неожиданно споткнулся о чьи-то ноги. Или ногу? Ах да, это была нога Скайварпа, ну точно.
— Эй вы! — Хаунд запнулся и помотал головой, но дулом ткнул промеж крыльев истребителя вполне уверенно. — Да вы! Чё вы как кадеты в мойке? Отк-куда такая стеснительность? Живее!
Истребитель повернул голову, и от злого красного сияния его оптики Хаунду сначала сделалось не по себе. Впрочем, злоба быстро сменилась на масляное поблёскивание, и истребитель осклабился в улыбке.
— Может ты подскажешь мне, как лучше трахаться? — почти пропел на низких оборотах десептикон.
— Подск-кажу! — Хаунд вновь воинственно потыкал его дулом. — Главн-ное, больше активности! Чё вы как эти... эти... Плохо всё! Я записываю!
— Ах ты ж шлак, ещё один любитель коллекционировать? — изумился штурмовик, пытаясь приподняться, но собственные крылья не давали даже опереться на локти, поэтому он распластался на спине и свободно закинул руки за голову. — Своим же потом продаёшь?
— Не т-твое дело, — Хаунд покачнулся, выронил излучатель и демонстративно засунул всю ладонь к себе под лебёдку. — Так-кое паршивое порно даже мини... миниботы смотреть не будут!
Скайварп дёрнулся было вверх, чтобы прибить наглеца, но Траст не пустил, потянувшись и ухватив его за плечо. Истребитель раздражённо повернулся к партнёру, на которого и без того был зол — тот умудрился сбежать в разгар лётных игрищ и погнаться за каким-то паршивым ржавым автоботом. Скайварп и сам не страдал повышенной концентрацией внимания, но у штурмовиков рассеянность была поистине клинической. Видимо, усиленная броня и повышенная огневая мощь позволила им стать жертвами синдрома «о, чё-то блестящее, глянь, ща я его!»
Траст мигнул оптикой, похабно улыбнулся и поманил Скайварпа пальцем. Первым желанием Скайварпа было врезать ещё раз, но в следующее мгновение он услышал, как зафыркал перевозбудившийся автобот, и понимание действий штурмовика окатило его приятной волной. Уже не оглядываясь на колёсное, Скайварп склонился над партнёром, подул ему на гладкий кокпит, точно так же одарил вниманием воздухозаборники и попытался куснуть за толстые кабели на шее. Собственная конструкция не позволяла, он отчаянно не дотягивался, кокпиты тёрлись друг о друга с неприятным скрежетом, Траст еле слышно посмеивался, впрочем, охотно запрокидывая голову.
— Вот же криво собранные, — прокомментировал колёсный, — вам только издалека проводами подцепляться. Позор! Миниботское зрелище, д-да...
Скайварп проигнорировал и эти оскорбления, поднял крылья торчком и сполз чуть ниже, потом ещё и ещё, пока, наконец, не устроился между раскинутых колен, облитых тёмно-красной броней. Траст не стал тратить время и сразу же раскрыл все защёлки, явив партнёру пока ещё сложенный джампер. Скайварп потыкал предъявленное пальцем, пытаясь заставить раскрыться, но тщетно.
— Хочу как в прошлый раз, — настойчиво потребовал Траст, едва заметно двигая бёдрами.
— В прошлый раз я новые трубки подбирал, — недовольно возразил Скайварп.
— Но мне было хорошо-о, — протянул Траст, нетерпеливо разводя колени ещё шире.
— А чт-то было в прошл-лый раз? — вклинился в разговоры Хаунд, успевший плюхнуться наземь и сейчас внимательнейшим образом рассматривавший сцену беседы Скайварпа с джампером.
Скайварп поднял взгляд на Траста, увидел, хорошо знакомое выражение лица, и кивнул своим мыслям.
Ответа Хаунд не получил — во всяком случае не в виде чётких слов. Вместо этого он почувствовал, как его хватают за шлем, дальше вспыхнул телепорт, и ещё миг спустя уже он сам оказался прямо перед чужим джампером. Скайварп стиснул его загривок, свободной рукой надавил под челюстью, вынуждая открыть рот... Хаунд даже не успел издать ни звука. Немыслимое количество металла оказалось у него во рту, скользнуло по основному топливному каналу, и тут же раскрылось.
Скайварп услышал сдавленный вопль — нет, визг боли, перешедший в статический треск и хрип. Траст застонал и вытянулся. Точно так же как в прошлый раз, только тогда на месте Хаунда был Скайварп, не ожидавший, что штурмовик так быстро теряет контроль над собственными рефлексами. Такой вид интерфейса практиковался очень редко, потому что вслепую подключиться к мед-разъёмам верхней топливной подачи было почти невозможно. Скайварп рассчитывал, что раз уж Траст просит подобного, то умеет управляться с собственными штекерами. Вместо экзотического развлечения он заполучил полную глотку острого металла, в буквальном смысле насадившись на раскрывшиеся штекеры и иглы токоприёмников. Хорошо, что он первым делом врубил телепорт. Впоследствии конструктиконы любезно предъявили ему полный снимок распоротых шлангов и энерговодов, которые ещё и частично неверно сплавились во время автоматической попытки саморемонта. Ещё чуть-чуть — и в энергон пошла бы отработка плюс нейтрализатор, от которого можно загнуться прямо на месте.
Автобот под рукой Скайварпа дрожал всем телом, но вот голова не двигалась, благодаря жёсткой хватке. Скайварп с исследовательским интересом наблюдал за Трастом — штурмовик медленно стиснул и разжал кулаки, на лице его отразилась вся гамма удовольствия, и, в конце концов, десептикон зарычал. Скайварп втянул горячий воздух, пропитанный запахами быстро расходуемого охладителя, и подумал, что никогда ещё не видел, как в живого трансформера стравливают отработанный энергон — а до этого было совсем недалеко. Вряд ли чьи-либо топливные системы в состоянии справиться с подобным, особенно если внутри всё разорвано. Но на автобота у истребителя ещё имелись планы, поэтому он стукнул штурмовика по колену, а когда тот не пожелал реагировать — стегнул холостым разрядом. Траст дернулся и злобно на него уставился.
— Складывайся, идиот, — Скайварп погрозил ему кулаком. — До смерти вздрючишь.
— Да ладно, я ведь даже уже один разъём нашёл, — Траст мечтательно побарабанил по кокпиту, но всё же сделал ещё одно движение бёдрами, и автобот снова содрогнулся. — А ты зануда. Ммм... хорошо-о...
Скайварп осторожно потянул автобота на себя, и сложенный джампер легко вышел наружу — весь в розовых потёках, с кусочками налипшей изоляции и ещё чем-то неопознаваемым, которое Скайварп любезно снял двумя пальцами и выкинул.
Автобот особых признаков активности не подавал, но у Скайварпа тоже были экзотические пристрастия, поэтому он без сомнений толкнул зелёного трансформера в объятия напарника.
Хаунд попытался заорать, но в горле и груди так нестерпимо дико болело, перегружая каждый сенсор, что он автоматически запустил полную блокировку нейропередачи. Блаженное онемение и тупая тяжесть растеклись по всем пострадавшим частям корпуса, захватывая даже нижнюю челюсть, которая от этого по-дурацки отвисла, и энергон тут же закапал из уголков рта.
Между тем штурмовик отодрал с автобота броню и без долгих прелюдий вручную вызвал полное раскрытие принимающей системы. Хаунд судорожно выпрямился и мотнул головой, нещадно впиваясь пальцами в чужие воздухозаборники. Энергон полетел во все стороны. О Праймас!
Если бы не блокировка, он бы завизжал, оказавшись верхом на штурмовике. Самый длинный штекер включившегося в приёмные системы джампера упёрся прямо под резервными энергонакопителями, насильно раскрывая устьице экстренного сброса, и следопыт беззвучно взвыл, ёрзая на широких бёдрах. Шлак, шлак, шлак, ему срочно надо было вытащить эту штуку! Проклятье, почему всегда так легко его возбудить, когда... унхх... ооох... оааах! Когда что-то вставлялось в пропускной кольцевой порт... ааа... Хаунд вновь замотал головой и вскинулся, пытаясь соскочить или хотя бы избавиться от самого невыносимого ощущения, но вновь раскрывшиеся штекеры не пустили. Магнитные захваты довершили стыковку, буквально спаяв его воедино со штурмовиком — и стимуляция не теряла интенсивности.
Со спины его обняли, нагретые ладони истребителя скользнули под лебёдку, и Хаунд слепо ударил локтями, защищая самое драгоценное. После разрыва всех перекачивающих систем он работал только на своём концентрированном энергоне, а это значило, что системы могут обвалиться в любой момент — и потому подпускать десептиконов к искре следопыт не собирался.
— О-ох, расслабься, ты разве ещё не трахался сразу с двумя?
Хаунд, всё ещё отбиваясь локтями, автоматически попытался заставить вокалайзеры издать хоть один звук. Скайварп захихикал и нажал следопыту на спину. Чувствуя как в топливную систему неумолимо запихивают сразу три незнакомых по конфигурации шланга и что-то ещё в довесок, Хаунд наконец протестующе заорал во все внешние динамики. Звук получился ужасный, и тут же заглох, оборвавшись скрежетом не выдержавшего оборудования.
Траст недовольно заворчал и перехватил нового партнёра, сжимая в объятии, из которого Хаунд вряд ли бы вырвался даже на полном заряде всех систем. С такими повреждениями, какие были у него, он слишком быстро ослабевал.
Скайварп обхватил ладонями бёдра автобота, слегка надавил, словно пытался растянуть неподвижную конструкцию, и налёг ещё сильнее. Заправочные отсеки резко сократились, протестующе сжимая его, но истребитель не уступал, и вскоре наполовину оказался там, где ничего, подходящего для интерфейса не было. Но ему всегда нравилось развлекаться именно так, пускай при этом не удавалось подключиться к партнёру, да и вообще разворачивать джампер было опасно, но зато топливо, которое непроизвольно начинал спускать каждый оприходованный им трансформер, приятно щекотало тонкую проводку и создавало отличные микрозамыкания. Скайварп поёжился, предвкушая стимулирующие разряды, и осторожно ослабил магнитное поле, удерживающее защиту вокруг джампера. Стиснутый между лётчиками автобот судорожно вздрагивал и издавал слабые протестующие звуки. Хотя, скорее всего, это отдавалась статика в сломанных микросхемах передатчиков. Скайварп почувствовал первую струйку, просочившуюся в его джампер, автобот тут же протестующе задёргал бедрами. Благодаря его стыдливости, Скайварп снова получил возможность расширить своё присутствие в чужом теле, и в этот раз он дошёл до конца. Облегчённо вздохнув, истребитель убрал одну руку, прихватил автобота за шлем и вынудил склонить голову, одновременно давая пробный ток.
— Я весь там, — довольно сообщил он штурмовику.
— Ну, наконец-то, — буркнул Траст. — Я уж думал, что ты умрёшь на нем от собственной медлительности.
— Предпочитаю целых автоботов, — фыркнул Скайварп. — Драные гайки мне неинтересны.
Хаунд сдерживался из последних сил, но непрерывная вибрация электричества в замкнутом пространстве делала его старания почти безрезультатными. Ааа, шлак, он не знал, что можно так долбиться в шлюзы! О Праймас, сейчас он не выдержит! Как быстро!
Траст с наслаждением спускал мелкие разряды в раскрытые и заблокированные разъёмы, заодно наблюдая, как беспомощно двигает ногами автобот. Из-за собственной толстой брони штурмовик почти не ощущал эти движения, но наблюдать было приятно. Быстро синхронизирующиеся движения всех серво давали понять, что сейчас их пленник находится на грани и вот-вот сбросит всё, что есть. Траст и сам бывал на месте зелёного автобота, поэтому прекрасно представлял, как тяжело сдержаться, когда с двух сторон вовсю жарят здоровенными разрядниками. Впрочем, Траст в таких ситуациях оказывался, будучи обдолбанным синтетиками до полного нестояния, поэтому обычно не пытался себя контролировать и заливался от всей искры, опустошая резервы. Автобот пытался держать марку, и, похоже, не помнил основное правило — чем горделивее себя ведёшь, тем больше тебя пытаются сломать. Например, Старскрим в совершенстве владел искусством спасения своего драгоценного фюзеляжа, и его привычку громогласно каяться и валяться едва не в ногах у вышестоящего начальства быстро подхватили остальные. Главное, что работало.
С усилием прекратив думать о посторонних вещах, Траст приложил все старания для произведения нужного впечатления, настойчиво обрабатывая все доступные разъёмы и контактные пластинки, и прекрасно чувствуя, как Скайварп буквально накачивает автобота горячим электричеством. Разряды пробивали почти насквозь.
Оба десептикона жутко не любили долгие игрища, поскольку интерфейс при таком раскладе начинал выкачивать слишком много энергии, и в итоге партнёры отрубались сразу после финального разряда. В условиях невоенных это было даже приятно, но когда в любой момент может быть объявлен боевой вылет, такая роскошь не подходила категорически. Траст удвоил старания, стремясь опередить неумолимо ползущую стрелку примитивного указателя. Полезный патч «энергометр 2.0» стоял у каждого уважающего себя десептикона, помогая отслеживать опасный порог перегрузки. Это было единственным из изобретений Шоквейва, которым действительно стоило пользоваться.
Траст улучил момент и дёрнул за мощный трос, намотанный на лебёдку, украшавшую грудной отсек. С усилием отмотав несколько метров, он покачал тяжёлый крюк в ладони и ещё раз поддал в разъёмы. Хаунд на нём запрокинул голову, беспомощно разевая рот. Вот это как раз то, что надо. Траст крутанул крюк на тросе и одним движением зацепил его за нижнюю челюсть автобота.
Голубая оптика панически вспыхнула, ноги резко сжались, и Траст почувствовал, что уже полностью готов. Он почти ласково потянул за трос, вынуждая напрягшегося трансформера склонять голову, а затем всадил ему несколько зарядов почти без перерыва, каждый раз дёргая за трос все сильнее.
Перезагружался их автобот в совсем уже согнутом положении, заливая собственным энергоном грудную секцию штурмовика. Отчаянное всхлипывающее сопение вентиляционных систем звучало так здорово, что Траст всё же не выдержал и на полсекунды отключился, замерев в блаженном напряжении всех систем. За Скайварпом он не следил, справедливо полагая, что каждый должен позаботиться о себе сам, если уж появилась возможность развлечься с кем-то третьим.

Хаунд пришёл в себя и тут же проверил, не оторвали ли от него ещё что-нибудь, пока он пытался восстановиться после обвальной перезагрузки. Теперь приходилось блокировать ещё и всю тонкую сенсорику, поэтому просто приподняться и посмотреть он не мог — тяжи не слушались. Но кажется, его челюсть всё ещё была на месте, пусть и отчётливо вывернутая из креплений.
Скосив взгляд вправо-влево, он обнаружил, что истребитель сидит рядом на корточках и с любопытством его рассматривает. Красный штурмовик навалился напарнику на плечи и всем видом давал понять, что он изнывает от скуки. Словно это не он горячо лапал некоего автобота совсем недавно. На мгновение Хаунд ощутил идиотскую и абсолютно неуместную обиду. К счастью, дурацкое чувство ушло так же быстро, как и появилось.
— Наверное, среди автоботов не принято трахаться с врагом и потом оставаться в живых? — предположил истребитель. — Наверное, лучше смерть и всё такое?
Вот тут Хаунд решительно возражал. Обмен энергией совершенно не стоил того, чтобы ставить на кон собственное драгоценное существование. Лучше заменить оплавленные кабели, чем стать почётным бюстом в мемориале героев. А может быть даже и не бюстом, а строчкой в архивных записях. Шарка с два. Хаунд неуверенно запустил сигнал по обходным путям и всё же смог чуть согнуть ногу, чтобы доказать собственную живучесть, а заодно передал оптикой сигнальный код оскорбительного содержания. Даже Траст слегка ухмыльнулся, оценив яркие эпитеты.
— Ух ты, это, наверное, мусорщики так разговаривали, да? — восхитился Скайварп. — Ты у нас мусорщик, да? Ну ладно... Щас что-нибудь придумаем.
Раздумья затянулись, Хаунд даже успел сочинить новое мощное оскорбление. Траст молчал с несвойственным штурмовикам терпением, видимо, они со Скайварпом уже давно общались...
Оптика истребителя вспыхнула радостью. Праймас, что за идея пришла ему в голову?
— Выставь блокировку, — Скайварп сдвинулся чуть ближе, невзирая на вес напарника, и погладил следопыта по броневым пластинам. — На полный корпус. А то сделаю больно.
Хаунд выставил блокировку, собрал все усилия, поднял руку и молча показал десептикону подхваченный у землян жест — все пальцы согнуты, торчит один средний. Скайварп ухмыльнулся, перехватил его за запястье и смачно забрал оттопыренный палец в рот. Хаунд от изумления замер на месте и не сразу осознал, что прямо в этот момент его корпус проламывается под давлением фиолетовых пальцев.
Хаунд беззвучно застонал — не от боли, от страха. Мало кто помнил, что у истребителей именно пальцы и ладони входят в состав усиленной несущей конструкции. Гордые летуны практически никогда не лезли врукопашную, что зачастую и становилось их ошибкой, но иногда они всё-таки применяли свои способности. Броня автобота продавилась и разорвалась как легкий непрочный металл на людских транспортных средствах.
— Ну вот и всё, — Скайварп выпустил его палец изо рта и снова ухмылялся. — Алиби мы тебе сделали. Никто и не догадается.
Штурмовик буркнул о своей непричастности ко всяким алиби и поднялся. Скайварп охнул — видимо, всё же ноша была не из лёгких, — и последовал его примеру.
— Как подлечишься — приходи к нам снова, — десептикон помахал Хаунду через плечо. — Потренируем тебя на высоких оборотах.

Хаунд проводил обоих пристальным взглядом. Он прекрасно знал такую эмоцию как «ненависть», но её не чувствовал. Они так давно воевали, что ненависть перестала быть главной движущей силой. Иногда она даже мешала достижению поставленных целей. Хаунд уже знал свою цель. Он не зря дружил с целым гештальтом техноботов. Среди них были такие, кого следовало бояться даже десептиконам.
Хаунд собирался сделать всё, чтобы страх перерос в ужас. В самое ближайшее время.

Вернуться к фанфикам