Коннект - не повод для знакомства

Автор: Lord Galvatron
Вычитка: Amalle и Schizoplane
Персонажи: Айронхайд\Блицвинг
Рейтинг: NC-17
Жанр: гет, юмор
Краткое содержание: надругательство над светлым образом спеца по оружию :)
Предупреждение: шифтгендер
Комментарий: написано для Skjelle на фем-фест в сообществе Transformers Porn (2014 год).

Уилджек, как истинный сумасшедший автоботский ученый, несся в кабинет Прайма, ничего и никого не замечая на своем пути. Будучи поглощенным очередной идеей, он забывал про все и вся, - про перезарядку, необходимость вовремя заправиться, и частенько коллеги отлавливали его уже на грани стазиса. Вот и сейчас в его процессоре поселилась ИДЕЯ, требующая немедленного претворения в жизнь.
Привычный ко всему Прайм молча выслушал восторженно гомонящего ученого. Выслушал, впрочем, в полсенсора, поглощенный своими более важными и нужными для автоботов делами. Краем оптики он поглядывал на нетерпеливо подпрыгивающего возле его стола ученого, и никак не мог отделаться от воспоминаний о Факеле, бормотавшем насчет Уилджека что-то про обезьяну с гранатой. Прайм улыбнулся, радуясь, что его лицо скрыто маской, и просто выдал ученому разрешение на проведение эксперимента, искренне надеясь на его благоразумие. В конце концов, безумные идеи Уилджека не раз выручали автоботов в ходе войны.

Не верящий своему счастью Уилджек вихрем вылетел из кабинета Прайма, и понесся по коридорам в объятия своего недоэкспериментированного, но такого родного детища. Однако стремительный бег автобота был внезапно прерван, когда вдохновленный ученый на всем скаку впилился в нечто большое, красное и тут же заматерившееся. От удара Уилджек на несколько кликов оглох и грудой металла осел на пол. Айронхайд, чуть было не сбитый с ног сумасшедшим маньяком, по недоразумению имеющим статус ученого, озадаченно крякнул, осознавая произошедшее, потом наклонился, легко подхватил Уилджека подмышки и привел его в вертикальное положение.
Ученый смущенно поднял взгляд и уперся взглядом в кривую ухмылку спеца по вооружению.
- О, Айронхайд! – лицо Уилджека озарилось. - Ты-то мне как раз и нужен! – ученый схватил боевика за манипулятор и потряс его в качестве приветствия.
- И поэтому ты попытался сбить меня с ног, ученая ты башка? – хохотнул Айронхайд, впрочем, по-доброму - ученый ему нравился. Некоторые из его изобретений отменно превращали противников в груду шлака.

Уилджек, радуясь невольному слушателю, возбужденно затараторил, излагая суть своего революционного изобретения, и, все еще не выпуская манипулятор боевика, потянул его за собой в сторону лабораторий. Айронхайд, зная автобота достаточно хорошо, замаршировал рядом, слушая, как и Прайм, вполсенсора, пока ученый не коснулся самой вожделенной для боевика темы - апгрейдов вооружения. С этого момента Айронхайд слушал, навострив аудиодатчики. Заметивший это ученый сразу же подпустил в речь формулировок типа «улучшение огневой мощи на десять процентов», «повышение тактико-технических характеристик на пятнадцать процентов», и реакция боевика не заставила себя долго ждать – вскоре Айронхайд уже сам буксиром тянул Уилджека в лаюораторию, требуя срочной демонстрации.
Вместе они дошли до старого ремблока, в котором обретался ученый с парой ассистентов и кучей изобретенного им оборудования.
- Вот! - Уилджек простер длань, демонстрируя Айронхайду свое детище, представлявшее по виду обычный, только слегка усиленный странного вида оборудованием сканер.
Айронхайд несколько раз обошел вокруг ремонтной платформы, над которой девайс располагался, озадаченно почесывая шлем. С видом ценителя он поцокал глоссой, но быстро понял, что это он зря - видя столь явное одобрение, автобот, всегда испытывающий острый недостаток в тестерах, уцепился за манипулятор боевика, уговаривая того попробовать его изобретение на себе. Айронайд почему-то тоже вспомнил Факела и его высказывания про обезьяну с гранатой, покосился на мигающие всеми цветами радуги «уши» ученого, хотел было сбежать, но вспомнил пленительные фразы про повышение характеристик, и... согласился.

Уверения Уилджека в том, что агрегат безвреден и в лучшем случае оружейника ожидает откат до прежних технических характеристик, Айронхайда не успокоили. Сам факт того, как горячо ученый убеждал в этом Хайда наводил на определенные подозрения. Но тут дверь отворилась, и в кварту вошел Персептор, видимо, срочно вызванный Уилджеком в качестве тяжелой артиллерии. Доктор Микроскоп тут же активно включился в беседу, буквально заваливая красного расчетными выкладками и плавно оттесняя его к платформе под сканером. Решающее значение в деле уговаривания боевика на эксперимент послужил датапад с разрешением от самого Оптимуса. Айронхайд обреченно провентилировал, понял, что отступать уже поздно да и не солидно, и дал уложить себя на ремстол, все еще нервно поглядывая на сразу активировавшихся и засуетившихся над ним ученых, пристегивающих его к платформе, производящих какие-то расчеты и настраивающих оборудование.
- А может Ретча позовете, так, на всякий пожарный? - опасливо предложил Айронхайд.
- Ретчет после подойдет. Расслабься, Айронхайд, и помолчи, тут настройки тонкие, не хотелось бы ошибиться... - Перцептор что-то накручивал в приборе, сверяясь с записями и непрерывно бубня.

Почему-то последняя фраза особенно не понравилась боевику, он попытался дернуться, но фиксаторы оказались со стазис-полем, так что он не смог даже шелохнуться.
- Итак, мы начинаем! – речевой синтезатор Уилджек сбоил от волнения. Подрагивающими манипуляторами он взял пульт управления и склонил шлем в сторону распростертого на платформе боевика:
- Ну что, готов, Айронхайд? Расслабься, через пару циклов будешь как только что с конвейера!
Последнее, что увидел Айронхайд перед выпадом оффлайн – таинственная улыбка, мелькнувшая на губах Персептора.

Возвращение онлайн Айронхайду далось с огромным трудом. Оптика подгружалась медленно, и видеообзор был каким-то странным; впрочем, странным ощущалось все до последнего винтика. Каким-то новым, чуждым. Наконец видеозахват подгрузился в полном объеме, и первое, что увидел Айронхайд – вытянувшееся то ли от удивления, то ли еще от чего лицо собственного командира. В его голубой оптике плескался ужас. Айронхайд понял, что произошло нечто кошмарное. Обоих экспериментаторов не было видно. Рядом с застывшим, как соляной столб, Оптимусом нарисовался Ретчет, который, узрев Хайда, со звоном выронил гаечный ключ на пол.
Откуда-то сбоку тихонько подошел Уилджек, имевший виноватый и несчастный вид, и начал отстегивать с жертвы эксперимента фиксаторы. Смотреть в оптику боевику он избегал. Айронхайд подгрузил вокалайзер и спросил, попутно удивляясь сильно изменившимся модуляциям голоса:
- А что тут, собственно, происходит? Оптимус, почему ты так смотришь на м-мен-ня...- с этими словами боевик поднял манипулятор и поднес его к оптике, ошалело рассматривая и не в силах что-либо произнести.
Вместо стальной ручищи боевика обнаружилась крупная, но изящная ручка, явно Айронхайду ранее не принадлежавшая. Айронхайд совсем не брутально взвыл и в ужасе начал ощупывать собственный корпус. С все нарастающим ужасом он констатировал, что от его корпуса остался только цвет - благородный ярко-красный, которым оружейник всегда гордился и наотрез отказывался менять колер. Все остальное не являлось мощным, проапгрейженным корпусом лучшего спеца по оружию. Это был невыносимо изящный корпус фембота!
- Твою ж матрицу!- с чувством произнес Айронхайд, и внезапно рванулся в сторону незадачливого ученого.
Тот с визгом метнулся за спину автоботского лидера, впрочем, напрасно - не откалиброванные сервоприводы Айронхайда взвыли, и он грудой металла осел на пол рядом с платформой. С ужасом он осознал, что к шаркову фемскому корпусу прилагались еще и каблуки. Боевик со стоном обхватил манипуляторами собственный шлем и завыл от безысходности.

Ретчет, уже оправившийся от первоначального шока, подошел, склонился над другом и помог тому встать. Стоять Хайду удавалось с трудом, и он буквально вцепился в корпус рембота.
Вытащенный лидером из-за собственной спины ученый сбивчиво верещал что-то про обратимость процесса и даже пытался назвать какие-то цифры, которые Айронхайд от общего ошаления не воспринимал. Только одно оружейник осознал четко - эксперимент ограничен во времени, но вот насколько? В этом вопросе ученый перестраховывался и оттого отчаянно путался в датах.
Ретчет квинтыхнулся и повел друга к себе в ремблок дабы исследовать то, что произошло с его корпусом, и дать хоть какой-то прогноз паникующему боевику. В ремблоке выяснилось, что пребывать в подобном состоянии Хайду пару ворн, не меньше, и придется с этим смириться. Когда же Айрон жалобно, что было весьма не свойственно обычно напористому боевику, спросил, что же ему делать дальше, доктор только участливо развел манипуляторами, и сообщил банальное и страшное:
- Просто научиться с этим жить.

Делать было нечего, пришлось свыкаться с новым корпусом. Айронхайд, отчаянно паникуя и из последних сил пытаясь не съехать с процессора от всего на него обрушившегося безобразия, мужественно осваивал свой фемский корпус.
Сложнее всего оказалось научиться ходить. Сильно смещенный центр тяжести не позволял распределять вес привычным способом, и поэтому целых две ротации у него ушло на то, чтобы методом проб и ошибок выучился кое-как дефилировать по базе. При этом он невольно вихлял бедрами, как интербот, и отчаянно матерился на старокибертронском.
Новоиспеченная фемботка вызвала у обитателей базы бурю восторгов, а также массу нездорового интереса к своей персоне. Вначале на бедолагу просто пялились, как на диковинку, чем нимало его раздражали, а потом стали пялиться с весьма недвусмысленным интересом, подмигивая оптикой.
Сидя как-то вечером в собственном отсеке и с горя полируя любимую пушку, боевик внезапно проникся осознанием масштаба трагедии. За всеми своими злоключениями последних циклов оружейник ни разу не догадался просканировать полностью собственное интерфейс оборудование.
Судорожно отложив пушку, Айронхайд взялся за первичное сканирование и пришел в ужас. Передающей системы не было вообще. Айронхайд совсем не мужественно взвизгнул и прихватил себя обоими манипуляторами за паховую пластину. Он, самый брутальный автобот базы, на джампере которого побывали десятки трансформеров, внезапно оказался без своей гордости, совсем без, вообще...
Подавив панику, он провентилировал и продолжил сканирование. Приемная система, разумеется, присутствовала, разумеется, с заводской штамповкой. Боевик от шока подавился собственным энергоном.
- Я нулевка! – сообщил Айронхайд пространству и откинулся спиной на стену, невидящей оптикой уставившись в потолок личной кварты.

Очень скоро до Айронхайда дошло, что тайна его штамповки – вовсе не тайна. На длинноногую автоботку аппетитных форм заглядывались уже все, кому не лень, в том числе и Ультра Магнус, что Хайда особенно пугало. Автоботы горячо обсуждали в кулуарах новый статус верного телохранителя Прайма. Скабрезные шуточки слышались то тут, то там. Все достаточно быстро приняли Айронхайда в его новом статусе, расправы от него не ждали, а потому развлекались по полной. Дошло до полного непотребства: боты с азартом спорили, кто первый боевика завалит, принимались ставки, и атмосфера неумолимо накалялась.
И все бы ничего, но Айронхайд начал замечать за собой странное – системы ощутимо перегревались в присутствии большого скопления автоботов, а иногда еще и искрили в интересных местах. Быстро сложив два плюс два, боевик схватился за голову – кажется, новый корпус требовал интерфейса для разрядки систем. Дело усугублялось тем, что Айронхайд и в страшном сне не мог себе представит, что он согласится лечь под кого-то из автоботов – это ж какой удар по авторитету и самолюбию! Приходилось мучиться молча.

Преследуемый алчными взглядами и терзаемый собственной неудовлетворенностью, Айронхайд с горя решил напиться. Улучшив момент, он улизнул с базы в ближайший автоботский бар, но и там кроваво-красная фем, глушащая сверхзаряженный с изяществом бывалого боевикона произвела фурор.
Вскоре к столику Хайда потянулись страждущие припасть к коленке великолепной фемины. Прикинув соотношение сил, Айронхайд быстренько расплатился по счету и попытался было незаметно улизнуть, но не тут-то было - во дворе его уже ждали. Попытки прижать красную стоили злодеям пары простреленных конечностей, свороченной челюсти и легкого морального унижения. Матерящийся на подранную полировку Айронхайд уходил в темноту весьма довольный собой. Напевая пошленькую солдатскую песенку, он доковылял до собственной кварты, рухнул на платформу, и впервые за несколько циклов счастливо вырубился.

Утро выдалось хмурым и похмельным. Поскребя по сусекам, необходимого запаса энергона боевик не обнаружил. Философски крякнув, он отправился к Ретчету за живительным топливом. На полдороге путь ему преградил замерший в восхищенном ступоре Бамблби. Айронхайд притормозил, наклонился над миниботом и хриплым с похмелья голосом поинтересовался:
- Проблемы, Би?
- Ага, - минибот нервно сглотнул энергон, - расходящееся косоглазие! - и вдруг, что-то пискнув практически на дроновском коде, он ухватился обеими ладошками за грудную броню бовика и принялся ее самозабвенно лапать.
Айронхайд от неожиданности отпрыгнул, но желтый автобот брони не отпустил, так и повиснув на вожделенных стальных буферах, явно ощущая себя героем галактики.
С трудом оторвав от себя малявку и удерживаясь от желания приложить его о стенку, Айронхайд опрометью ломанулся в собственный отсек и заперся там. Вот теперь он полностью осознал масштаб трагедии! Если уж минибот набрался храбрости, то за остальными дело не заржавеет. А если еще и врекеры набегут, то вообще туши фары. А они возвращались на базу аккурат через пару ротаций...
- Кви-инт, что делать! – боевик заметался по кварте, обдумывая, куда деть свой многострадальный корпус. И тут его осенило – так в отряд фемботов же!

«Фемская» конфигурация корпуса была на Кибертроне редкостью, а потому особо ценилась. Фемботки предпочитали держаться отдельно, обособленным отрядом. Они гордо именовали себя подругами автоботов, но особо близко их к себе не подпускали. Единственным исключением был как раз Айронхайд, имевший нежные отношения с Хромией. Искренне понадеявшись, что взашей его не прогонят, оружейник поковылял сдаваться отряду фемботов.

Те встретили его настороженно, но в свой отсек пустили, обступать новоявленного страдальца и уделять повышенное внимание его персоне не стали. Хромия живо шикнула на подруг и потащила красного в личную кварту. Она-то хорошо знала характер Айронхайда, поэтому без слов достала пару кубов сверхзаряженного выставила их перед автоботом и улыбнулась:
- Ну, давай тяпнем за новое знакомство, что ли?
Боевик, узрев кубы, достаточно быстро отвис: язык сверхзаряженного он понимал гораздо лучше, чем нынешний корпус с его витиеватыми проблемами. Айронхайд сковырнул куб, и, дентами надорвав его край, хапнул практически залпом, после чего стремительно подобрел. Будь он в своем обычном корпусе, подобной дозы ему бы явно не хватило, но уменьшенные объемы баков и увеличившаяся восприимчивость к сверхзаряженному давала о себе знать.
- Ну рассказывай, как ты докатился до феминизации себя любимого?
Айронхайд нахмурил тонкие черты фейсплета и пробурчал совсем в своем стиле:
- Уилджек обещал халявный апгрейд оружия...
Хромия всплеснула руками и рассмеялась:
- Ну и ведь не обманул, чем тебе не апгрейд?
Боевик мрачно покосился на собственный корпус, понимая, что положение глупейшее.
- Надолго все это безобразие? – Хромия не удержалась и провела тыльной стороной ладони по бедру оружейника.
- Уилджек сказал, что на пару ворн, – боевик печально провентилировал. – Хромия, у меня проблема - я трахаться хочу!
- Не вижу проблемы? - фембот подняла надбровный щиток. Потом, быстро сообразив, засмеялась: – А, теперь поняла! Поверь мне, и приемная система бывает очень даже полезной. Тем более ты же так не насовсем!
- Не-а, – боевик отчаянно комплексовал.
- Ну вот и поставь эксперимент, расширь, так сказать жизненный опыт! - Хромия ободряюще похлопала оружейника по наплечнику.
- Он у меня... Ну в общем опыта-то как такового нет, – на одном цикле выпалил Айронхайд.
Хромия поняла, но расспрашивать дальше, дабы не смущать и без того сбитого с толку боевика, не стала.
- Это дело поправимое. Организуем вечеринку - и все само собой образуется! – фемботка приобняла новоявленную подругу за плечо и подмигнула оптикой.
Айронхайд, залпом уговорил еще один куб, окончательно расслабился, пьяно кивнул и наконец-то улыбнулся.

Ожидаемая фемботками вечеринка внесла большое оживление. Фем усердно полировались, отложив тяжелое вооружение, щебетали и радовались жизни. Айронхайд, радующийся, что отряд принял его как родного, усиленно помогал прихорашиваться. Сам он, отполированный чуть не до зеркального блеска, натирал полиролью спину Хромии и почти ни о чем не думал.
Он уже честно попытался напиться до квинтячьих розовых соплей и очнуться в прежнем корпусе, но увы: получилось только наполовину, и то лишь в части соплей. Пережив тяжкое восстановление он познал квинт-дзен и просто терпеливо ждал окончания действия эксперимента.

Мероприятие было назначено на отдаленной и давно заброшенной нейтральной базе на самой окраине Каона. Место было широко известно в узких кругах, и давно и успешно использовалось для всякого рода сомнительных вечеринок.
Фемботки заполняли помещение, рассаживаясь за импровизированные столики, некоторые просто сгрудились возле бара, кто-то настраивал музыку. Хайду было несколько неуютно – Хромия отказалась сообщать ему подробности вечеринки, и он мучился неизвестностью.
Громко запищал терминал у входа, извещая присутствующих о новых гостях. Терминал мигнул зеленым, принимая коды доступа прибывших, и тяжелая дверь бункера отворилась. И вот тут-то оружейник почувствовал, что такое настоящий когнитивный диссонанс.
В помещение стройной колонной, как на марше, начали входить десептиконы, возглавляемые Шоквейвом.
Две неполные триады, один вертолет с подозрительно знакомым Хайду фейсплейтом, который он не раз рихтовал лично, пара колесных, и даже один хорошо известный боевику трехрежимник.
Ничего не понимающий Айронхад обратился было к Хромии за разъяснениями, но та лишь загадочно улыбнулась и всунула в его манипуляторы куб сверхзаряженного. Айронхайд на автомате хлебнул из него. А потом еще. И еще...

«Враги, кругом враги!» - металась мысль в его процессоре. А лучшая и прекрасная, по мнению самого Хайда, половина автобазы сейчас мило с ними кокетничала. Десептиконы агрессии не проявляли, а были весьма обходительны, чем окончательно разорвали шаблон боевику.
Тихонько подошедшая сзади Хромия приобняла подругу за плечо и уклончиво сказала:
- По крайней мере, они оценивают нас с эстетической точки зрения, как редких на Кибертроне и красивых трансформеров, а не как бригаду, способную сделать прокатный блин из любого, подвернувшегося под манипулятор.
Хайду стало стыдно как за себя, так и за своих товарищей, которые и вправду относились к красивым и изящным трансформерам слишком утилитарно. Сам боевик, считавший себя первым парнем автобазы, частенько заходил в отсек фемботов, чтобы самоутвердиться и получить свою порцию чувственных удовольствий.

С этой патетической мыслью, наблюдая как фемский отряд стремительно расползается по углам со своими десептиконами, Айронхайд, нервно заливавший в себя один куб за другим постепенно окукливался. Аргументы Хромии казались все более понятными, а утверждение, что «системам все равно, кто их интерфейсит» - все более разумным.
Наконец, устав бороться с внутренними противоречиями и раздирающим изнутри желанием просто хорошо потрахаться, Айронхайд наконец решился. Его внимание привлек пока еще одинокий трехрежимник, фейсплейт которого был лично Хайдом не один раз бит, и не треснул: а значит, кандидат был вполне надежен и аморально неустойчив, что, собственно, боевику и было нужно.
Айронхайд откинул все ненужные мысли и решился. Гордо качая бедрами и в глубине искры страшно боясь оступиться, он продефилировал в сторону медленно накачивающегося высокооктанкой трехрежимника.

Блицвинг с интересом уставился на крупную ярко-красную фем с циничной ухмылкой и впечатляющим капотом, и не донес куб до рта. Фем приближалась с изяществом крейсера, целенаправленно идущего на нерест. Трехрежимник икнул, и сфокусировал оптику на роскошном капоте, не смея даже вентилировать. Фем доплыла до десептикона, но вдруг запнулась о его ступню, и матерясь, как канализатор, начала падать. Десептикон икнул еще раз и от неожиданности уронил куб, окатив красную с ног до головы сверхзаряженным.
- Ну твою ж матрицу!- с жаром выругалась фемботка, когда Блицвинг, отчаянно громыхая подхватил ее на манипуляторы и почти поймал - за капот и бампер. Красная ощетинилась, матюгнулась, но потом вспомнила, что она изящная фем и стравила воздух... изящно. Трехрежимник благоговейно улыбнулся во всю физиономию. Красная попыталась выпутаться из объятий, но сильно нетрезвое состояние не позволило скоординировать движения и, чтобы не соскользнуть по гладкой и наполированной броне Блицвинга, фембот уцепилась за его выступающий наплечник. Потом сквозь процессорный пьяный туман она возмутилась. Витиеватая матерная тирада тронула трехрежимника в самую искру, и он вдохновенно прошептал:
- Я все вылижу, то есть вытру, то есть...
- То есть вылижешь, и немедленно... нет, лучше медленно! – умозаключила вслух красная, и Блицвинг отчаянно закивав, не веря собственному счастью, подхватил внезапно свалившийся подарок судьбы на манипуляторы, и потащил прочь из помещения.

Хромия проводила взглядом уносимую подругу и, хохотнув, взяла под руку Дирджа и тоже потянула его в укромный уголок.

Трехрежимник несся по коридорам заброшенной базы, выискивая в меру укромный и не занятый отсек. Наконец он обнаружил какой-то незапертую дверь, радостно хрюкнул и ввалился в нее. За время короткой гонки по коридорам Айронхайда немного раскалибровало, чему немало поспособствовало количество принятого сверхзаряженного.
Блицвинг уложил блаженно расслабившуюся в его руках добычу на платформу, предварительно проверив ее на предмет грузоподъемности. Конструкция жалобно скрипнула, но тональность десептикона вполне устроила. Десептикон наклонился, и, выпустив глоссу, провел ею по столь вожделенному крутому капоту фембота, слизывая уже слегка подсохший энергон и запуская легкие разряды в стыки брони. В ответ ему раздался богатырский и весьма жизнеутверждающий рокот систем.

Трехрежимник не поверил своей оптике: фем вырубилась, оглашая окрестности отнюдь не фемским рыком, и улыбалась во отрубе. Десептикон озадаченно поскреб шлем и решил-таки ее разбудить.
Он наклонился над корпусом красной и прикусил ее за шейный провод, слегка сдирая с него оплетку и тут же слизывая капельку выступившего энергона. Фем зашевелилась, но количество принятой анестезии не позволило ей вернуться онлайн окончательно. Трехрежимник продолжил побудку, от которой уже и сам начал изрядно фонить. Его глосса прошлась по шейным магистралям, прикусывая их, потом десептикон спустился ниже, лаская капот фембота и когтями забираясь в стыки бедренной брони. Красная наконец-то зашевелилась и даже слегка выгнулась от ласки, потом окончательно продрала оптику и прошлась когтями по боковым панелям десептикона - да так, что местами содрала краску, оставляя длинные полосы.
Блицвинг довольно заурчал - подобные проявления страсти он любил, продолжая поползновения и постепенно смещаясь ниже по корпусу фембота.

Айронхайд лихорадочно соображала, что делать дальше. Лежать бревном не позволяла гордость, отбиваться от огромного, тяжеловооруженного и очень тяжеловозбужденного трехрежимника было бессмысленно, да и просто опасно. Еще поучительно оторвет что-нибудь жизненно важное, а потом все равно сконнектит оставшееся. Впрочем, возможно, что оторвет то же, что и сконнектит - с него станется.
Трехрежимник нетерпеливо куснул красную за тонкую и изящную паховую пластину.
Фемботка приподнялась и посмотрела на него несколько озадаченно.
- Эй, шарктикон, ты сюда жрать пришел или трахаться?
Десептикон выдал вначале низкий рык, потом коротко хохотнул и огрел фемботку с глоссы низкочастотным импульсом, аккурат по паховой пластине. Это был подлый прием, корпус красной прошило разрядом, она выгнулась, низко застонав, не в силах даже материться.
Блицвинг довольно ухмыльнулся, дентами срывая пластину и отбрасывая ее в сторону.
- Твою ж матрицу! – с чувством произнесла красная свое любимое ругательство. – Ты мне щитки погну-ул!
Блицвинг наклонился и медленно обвел глоссой кольцо порта фембота. Айронхайд снова выгнулась дугой, в глубине искры отчаянно комплексуя и уговаривая себя не трезветь, ибо под трезвую лавочку все происходящее отдавало еще большим абсурдом.

Десептикон удовлетворенно хрюкнул и занялся исследованием порта автоботки, постепенно осознавая, что ему внезапно обломилась нулевка. Не поверив собственному счастью, десептикон пощекотал глоссой защитные мембраны - звуковое сопровождение от красной вполне устроило его аудиосенсоры, - и решил особо не торопиться. Подарок Праймуса стоило разворачивать медленно и с удовольствием. Блицвинг аж приподнялся, выглядывая между раздвинутых ног фем, и многообещающе облизнулся.
- Для меня берегла?
Красная раздосадовано треснула его острым каблуком в наплечник. Не пробила, но высекла искры, содрала краску, а главное - плотно застряла ногой между бронепластин трехрежимника. Она отчаянно задрыгла ногой в попытке высвободиться, но ничего не вышло.
Десептикон невозмутимо выдрал каблук из пластин, проведя в довершение всего глоссой по внутренней части бедра, добавил разряда, глядя, как отзываются системы строптивой фем, и как ярче разгорается ее оптика.
Красная откинулась и снова застонала, но внутренняя упертость не давала ей возможности полностью отдаться на милость партнера.
Десептикон вернулся к своим изысканиям, но поскольку лежать ровно и наслаждаться строптивица не желала, она подтянула нависшее над ней одно из дул Блицвинга и провела по нему глоссой. Десептикон дернулся и застонал, красная повторила эксперимент снова и снова. Дуло оказалось неожиданно чувствительным, и она вдохновенно за него грызанула. Его обладателя буквально подбросило, и он с лязгом щелкнул челюстями над самым портом партнерши и очень выразительно посмотрел на нахалку. Температурные датчики десептикона резко зашкалило, и он полыхнул оптикой.
Красная пожала плечами, но повторить погрыз не решилась дабы не возбуждать ярость и без того возбужденных десептиконских масс. Трехрежимник нетерпеливо переступил с ноги на ногу и, решив, что провоцировать пьяницу с острыми дентами дальше - значит остаться минимум без дула, и медленно выщелкнул собственное интерфейс-оборудование, готовое к бою.

Айронхайд приподнялась на локтях и, окинув нетрезвой оптикой могучий джампер, поняла, что стремительно трезвеет. В том, что сейчас весь этот техногенный кошмар окажется в ней, она не сомневалась. Кошмар, плавно покачивал оборудованием и неотвратимо надвигался.
Фемботке захотелось поджаться, но растормошенные десептиконской глоссой системы были против. Фембот отчаянно запаниковала, вместе с тем нагреваясь от одного вида возбужденного трехрежимника. Блицвинг навис над ней, потерся джампером и по-хозяйски забросил стройную ногу себе на наплечник. Айронхайд судорожно сглотнула, но деваться было уже некуда. Отважно сбрасывая с процессора остатки пьяного угара, красная фем хватанула десептикона за шею, притягивая к себе огромный корпус и жадно впиваясь в губы, запуская глоссу под денты Блицвинга и начиная орудовать ею со всем своим многоворновым опытом.
Справедливо рассудив, что кроме нарезки терять в данной ситуации нечего, а приобрести можно разве что новый опыт.
Трехрежимник подхватил ее под бедра и дернув на себя начал медленно подключаться, постепенно пробивая уровни защиты, раздвигая системы и изучая недра красной с неумолимостью горнопроходческого щита.
Если б Айронхайд могла выпучить оптику, она бы это сделала, но конструкцией подобной опции предусмотрено не было. Поэтому она просто вдохновенно зарычала, окончательно трезвея и прокусывая губу от достаточно острой боли первых разрядов, которая, впрочем, достаточно быстро сменилась не менее острым удовольствием.
Системы адаптировались быстро, и постепенно волна приятных ощущений буквально затопила процессор. Почему-то в тот момент фембот вспомнила рассказы Факела о строительстве метро на далекой белковой Земле, и попыталась отогнать сей образ, навязчиво заполонивший сознание, что не особо удалось.
Трехрежимник наконец-то состыковался до упора, процарапав когтями по бедрам фембота, и оставляя глубокие характерные полосы, создавая подключения и буквально заполоняя собой все внутренности красной. Фем замерла, когда десептикон дал первый, пробный импульс, пронизав системы партнерши насквозь. Все образы окончательно высыпались из фемботского процессора.

Красная застонала, и удовлетворенный результатом трехрежимник начал постепенно наращивать обороты, то взвинчивая, то уменьшая энергообмен. Айронхайд выдавала отнюдь не фемские откаты, приятно будоражившие системы десептикона и тот, прикинув возможности красного корпуса, погнал уже по настоящему, не боясь пожечь партнершу. Фем, впрочем, в долгу не оставалась, продирая системы Блицвинга не менее горячими импульсами и подвывая от удовольствия, при этом не забывая исправно полосовать боевыми когтями плечи и спину десептикона. Он в свою очередь подхлестывал красную разрядами, рыча от удовольствия.
Фон стоял такой, что пролетающий в этом квадрате на бреющем полете автоботский истребитель позорно засбоил приборами и от греха подальше врубил автопилот, убираясь из зоны подозрительной интерфейс-активности.
Трехрежимник разогнался не на шутку, выдавая серии нарастающих импульсов и поражаясь удивительной ярости и неожиданной энергоемкости фембота. Красная в порыве страсти вгрызлась в шейные кабели огромного меха, нещадно кусая их, рыча как киберкошка и продолжая выдавать откаты и захлебываясь вентиляцией в перегретом корпусе.
Десептикон на бешенной скорости гнал обоих к перезагрузке, но красная упорно не сдавалась, вдохновенно догрызая десептикону что-то очень энергононаполненное и несомненно важное в функционировании, но тому уже было налить отработкой на все повреждения, он резко взвинтил энергообмен до пороговых значений, наконец-то срывая себя и партнершу в обвальную перезагрузку и накрывая распростертый под ним красный корпус своим.

Онлайн новоявленная фемка выходила очень медленно, постепенно подгружая оптику. Вокалайзер, сорванный еще в процессе коннекта, загрузить удалось раза с третьего. Ощущала она себя так, будто по ней пробежалось стадо диноботов, причем не только туда, но и обратно, а самый крупный образец небрежно обронили и он сейчас пребывал в глубоком оффе, аккурат придавив своей изрядной тушей автоботку.
Фем завозилась под корпусом трехрежимника, который мигнул оптикой и начал включаться, постепенно подгружая и тестируя системы.
- Слезь с меня ты, ангар для миниботов! - Айронхайд попытался пнуть Блицвинга коленом, но так и не извлеченный из систем джампер потянул спаянными разъемами. Трехрежимник привстал и начал отсоединяться, постепенно отсоединяя провода, кроме нескольких спаявшихся.
- Сейчас будет сюрприз!- Блицвинг резко дернул джампером, выдирая себе несколько проводов и вызывая совершенно не фемский рык красной. Не остывшие еще системы продрало мощным импульсом.
Десептикон с довольной рожей свернул оборудование, наблюдая за ошарашенной фемботкой, из порта которой свисали несколько проводков разной степени поюзанности, да и сама фем зрелище представляла из себя весьма живописное.
- Ну и как я с этим пойду? – красная покосилась на торчащие провода, пытаясь вначале резким движением выдрать их самостоятельно, что не удалось, потом запихать обратно в порт, что удалось лишь отчасти, потом отобрать у трехрежимника свои щитки, которые он в порыве фетишизма попытался умыкнуть.
Саданула партнера по колену острым каблуком, чем вызвала шквал восторженного хохота и одобрительный шлепок по бамперу и выматерилась, как врекер на производственной пьянке, чем вновь заслужила восхищенный взгляд десептикона.
- Тебя проводить, красавица? Кстати, как тебя зовут? – Блицвинг попытался быть галантным.
- Коннект - не повод для знакомства!
Красная хохотнула, и, соскочив с платформы, небрежно качая бедрами и покручивая на пальцах собственные щитки, вышла из отсека.
Десептикон проводил ее восхищенным взглядом, обещая себе отловить и сконнектить ее еще как минимум один раз.

Два ворна спустя Айронхайд очнулся в лаборатории Уилджека и судорожно ощупал себя за родной, квадратный и брутальный корпус.
- Наконец-то я снова дома!
Ученые постарались никак не комментировать происходящее и просто смотрели на радующегося боевика.
- Ну что, жестянки думающие, пошел я на оружейный склад, пора бы апгрейдить пушечки!
С этими словами Айронхайд легко соскочил с платформы и удалился из ремблока, невыносимо плавно покачивая тазовой секцией. Сбившиеся в кучу автоботы проводили удаляющуюся фигуру весело насвистывающего спеца по вооружению долгими задумчивыми взглядами.

Вернуться к фанфикам