Ресивер

Автор: Skjelle
Вычитка: Megan Z. Marble
Иллюстрации: kokoko-sir
Персонажи: Мотормастер/Тандеркрэкер, Тандеркрэкер/БластОфф , Астротрэйн/Рамджет
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: вещества, патихард, DJ Soundwave, групповуха на "Немезисе".
Предупреждение: романтическая недорасчлененка.

- Капитан, опять Большой Шум!
- Уже который раз за последний год, - задумчиво пробормотал Леонард, глядя на ленту регистратора, где бешено плясало перо самописца, выстраивая ритмичную кривую.
- Ребята из МБП говорят, что киты и дельфины от этого просто с ума сходят, - сердито сообщил помощник. Он состоял в обществе защиты морских млекопитающих, и появление Большого Шума воспринимал как личную угрозу.
- Ага, а еще говорят, что это русские устраивают испытания, - вклинился второй помощник.
- Болтать могут что угодно, но пока приказа нам не давали, мы туда не полезем, - отрубил капитан. - Внимание, мостик, меняем курс, лево руля!
- Есть лево руля! - послушно откликнулись снизу.
Учебный миноносец "Винсон" повернул, уходя из зоны в Тихом океане, где два года назад глубинный сканер и эхолоты начали то и дело улавливать странный низкочастотный грохот.

* * *

- Эй, Рамджет, лети сюда, жестянка косая!
Бас Астротрэйна обычно сотрясал стены, однако на этот раз штурмовик его еле расслышал. Коридоры вздрагивали и вибрировали. Разумеется, в тех пределах, которые позволяли строительные расчеты, но, тем не менее, очень ощутимо.
Трансформироваться в таких условиях было чревато, поэтому Рамджет просто прибавил шагу и быстро оказался рядом с трехрежимником. Астротрэйн нетерпеливо переминался у массивных шлюзовых створов.
- В пару ко мне пойдешь? - ухмыльнулся Астротрэйн, раздвигая крылья еще больше обычного. - Будет круто!
- Думаешь, ресивер объявится? - с сомнением осведомился штурмовик.
- Болта с два. А что, обычного интерфейса тебе уже мало?
- Интерфейса всегда мало, - вернул ухмылку Рамджет.

Запасной реакторный зал светился так, словно "Немезис" активировали и решили запустить на орбиту прямо со дна океана. Грохот работающих установок, генерирующих супернизкие частоты, наполнял все помещение и выплескивался в коридоры корабля.
Астротрэйн прошествовал через помещение, оглядываясь и оценивая обстановку. Рамджет далеко от него не отходил, а потом и вовсе ухватился за предплечье трехрежимника. Астротрэйн мельком глянул на штурмовика и убедился, что пико-трансформация уже запустилась. Гладкая литая броня отчетливо разделилась на шестиугольники, вибрирующие в такт музыке.
Да, звуковой грохот складывался в отличную музыку. Броня самого Астротрэйна, привычная к постоянной смене альтформы в трех противоположных по функциональности режимах, держалась чуть дольше, но на особо пробирающем вибрирующем звуке уступила и она. Астротрэйн почувствовал, как крохотные вспомогательные энерговоды наливаются топливом, и немедленно грохнулся за первый же свободный стол. Ему срочно требовалась компенсация.

Лорд Мегатрон в целом не одобрял растрату энергона иначе как на свои великие планы или возрождение Кибертрона в целом, но в полководческом таланте ему отказать было нельзя. Он прекрасно видел, когда среди десептиконов начинаются недовольные брожения умов, и пресекал их разными интересными способами.
В последнее время популярность набрали амплитудные "вечеринки" (это новое слово как нельзя лучше описывало короткие собрания), быстро переросшие в резонансные сборища. Саундвейва шантажом и лестью склонили к проявлению лучших талантов, а именно - управлению звуковыми частотами. На первых порах связист жадничал и выдавал унылый бит, но к третьей "вечеринке" вошел во вкус и переключился на структурные колебания, лежащие за пределами основных полос аудио-спектра. Вот это была тема.
Центральную реакторную колонну сняли, а получившийся подиум полностью переоборудовали под нужды мощной аудиотехники. Бассейн охлаждения залили энергоном - правда, чисто техническим - и холодное голубое сияние усугубляло и без того гипнотические переливы света. Эта часть представления была возложена на Рефлектора, и они прекрасно справлялись. Постояльцы "Немезиса" сразу оценили и решили, что триоконам как раз не хватало достойной точки для приложения сил.

- У-у, сейчас лопну, - пробормотал Рамджет, допивая второй куб.
Астротрэйн не услышал его, а почувствовал - вибрация передавалась через поверхность стола, по его собственным рукам, держащим куб, прямо на лицевые пластины... м-м-м... Астротрэйн глотнул энергона, и почувствовал, как жгучая жидкость наполняет расширенные топливопроводы. Он тоже готов был вот-вот лопнуть.
Протянув руку, Астротрэйн схватил Рамджета за крыло и на пробу потянул. Тяжело бронированный штурмовик передернулся, броня сдвинулась еще сильнее, и на несколько мгновений Рамджет ухитрился прогнуться в спине.
Еще пара бриймов стимуляции, еще чуть больше энергона - и жестко сконструированный корпус трансформера сделается пластичным и податливым, словно раскаленная пружина.
Астротрэйну все больше хотелось интерфейса в "горячем" режиме.
Если бы еще у них был ресивер!

- ...Вот, допустим, если б был у нас кто-то с нужным запалом, мы б сейчас уже не сидели, - мечтал Миксмастер, то и дело досыпая в кубы различные порошки.
- Если ты перестараешься, то мы не будем сидеть, а взлетим, - предупредил Тандеркрэкер и выхватил свой куб. - Да хватит уже! Четвертый раз насыпаешь!
- Я творю, - высокопарно ответил Миксмастер, потянулся и сыпанул еще, презрев вопль возмущения со стороны истребителя.
- Не травите искру байками, - прорычал Онслот, тоже забирая куб. - Ресивера им подавай! Может, еще в башни Каона хотите?
- Я хочу! - оживился Свиндл. - Я там в свое время, ха-ха, кое-кого отлично прокатил...
- Именно поэтому ты оттуда так долго и красиво летел, - дополнил Онслот.
- Это издержки профессии, - обиделся младший по званию боевикон.
Онслот хмыкнул, оттянул маску и одним движением залил в себя энергон. Маска щелкнула, вставая на место, визор вспыхнул ярко-оранжевым, а затем Онслот с шумом стравил такой же оранжевый пар из заплечных воздухоотводов.
- Ты чт-то туда насыпал, бочонок? - прохрипел он, исходя на статическое шипение.
- Лучше тебе не знать, - проникновенно сказал Миксмастер.

Мотормастер переводил взгляд с одного на другого, внимая во все датчики. С одной стороны, его бесило, что десептиконы обсуждают какие-то штуки, в которых он вообще не разбирается, с другой стороны, он не терял случая узнать что-то новое. Когда десептиконы разобьют автоботов, он уже успеет стать одним из своих, и тогда никто не посмеет вякать, что собранным на земле стантиконам не место среди сигма-сконструированных!
Махом ополовинив куб, Мотормастер немедленно подавился юникроновым пойлом, и под одобрительные смешки долго хлюпал, пытаясь прочистить судорожно сжавшиеся сегменты перерабатывающей системы. Чуть конвертер поперек грудины не провернулся!

- Эй, Скай, может, ты станцуешь, а? - лениво поинтересовался Миксмастер, когда каждый по очереди успел протестировать его таланты шейкера.
- Я? Да вы че, я танцевать не умею, - Скайварп заржал в голос. - Не ко мне точно.
- А может Старскрима позвать?
- Скример? - истребитель громогласно фыркнул, так что заслонки на шлеме задребезжали. - Он же де-ре-вян-ный!
- Какой? - уточнил Мотормастер, на всякий случай состроив злобную рожу, если над ним вздумают глумиться.
- Бетонный, - поправился Скайварп. - Красиво ходить может, а в остальном полный шлак.
- И при чем тут танцы? - не выдержал Мотормастер. - Кто скажет, что позорно не знать - в морду дам.
- Ладно-ладно, - миролюбиво прогудел Онслот. - В честь того, что я... хрмф... залился по самые... уф... дула, расскажу. Короче, смотри. Интерфейс любишь?
- Че?
- Не напрягайся, я не предлагаю, - хохотнул Онслот. - Вообще по жизни - любишь?
- Ну, допустим, - буркнул Мотормастер.
- А я тоже люблю! - заорали у него за спиной, и на единственное свободное место за столом с размаху бухнулся командир террорконов.
- Пошел ты!
Удар по голове заставил Хангрра сдавленно хрюкнуть, проявляя наличие звериной альтформы, и успокоиться.
- Так вот, интерфейс - это обычно проводами и полями туда-сюда, ну шлангом можно, если подойдет, - продолжил Онслот. - А можно собраться всем вместе и...
- Групповуха! – вновь заорал Хангрр.
Миксмастер схватил его за загривок, потянул, вынуждая запрокинуть голову, и безжалостно влил между раззявившихся челюстей содержимое самого страшного эксперимента из всех стоящих на столе. Никто не решался браться за переливающийся черно-голубыми полосами куб. Хангрр булькнул, икнул, немыслимым образом вытаращил линзы и несколько раз отчетливо сглотнул.
- Не сдох, - удивленно констатировал Миксмастер.
- Но обоссался, - уточнил Хангрр, съезжая в кресле.
- Тьфу! - первым выразился Свиндл, раньше всех найдя озвученное террорконом сленговое слово в расширенном словаре.
- Заткнитесь! - гаркнул Онслот. - Мото, слушай сюда! Так вот, можно собраться, как сейчас, и выйти в горячий режим!
- Это я знаю, - кивнул Мотормастер успевший опробовать все воздействия звука на броню и немало им удивиться. Приятно удивиться, чего уж там.
- А если б был ресивер, то можно трахаться на уровне молекулярного слияния, - закончил Онслот. - Полная диффузия интерфейса, сечешь тему?
- Не-а, - честно сказал Мотормастер и еще добавил кулаком по голове Хангрра, пытавшегося страстно погрызть кусок его наплечника.
- Да ч-что вы знаете о танцах!
Внезапный выкрик до сих пор молчавшего Тандеркрэкера заставил всех собравшихся за столом десептиконов немедленно прекратить свои дела. Свиндл даже свернул планшетку, где между делом пытался с кем-то договориться на поставки уникального питьевого энергона.
- А что? - вкрадчивым голосом поинтересовался Онслот. - Ты знаешь о них несколько больше?
- О, Праймас... - начал Скайварп. – Датчики сверните! Он как наэнергонится, то вообще не синхронизирует, что несет...
- Все я синхронизирую! - Тандеркрэкер вскочил и упер руку в бедро. - Я сказал, вы все в танцах ни болта не вертите, а я...
- Умолкни уже, идиот, - прорычал Скайварп.
- Зато ты трахался с кассетами, - немедленно сделал выпад Тандеркрэкер.
Внимательно прислушивающиеся к перепалке десептиконы дружно перевели взгляды на Скайварпа.
- И че? - нагло спросил тот. - Настоящий солдат трахает все, что движется!
- А по-моему ты был снизу, - ехидно протянул Тандеркрэкер.
- Вранье! - заорал черно-фиолетовый истребитель.
- Ну, пока я не сказал большего - умолкни, приятель.

Помахав пальцами, Тандеркрэкер устремился к бывшей колонне, на ходу раскачивая кормой так, что у Онслота от изумления отщелкнулась маска, а Миксмастер просыпал очередной порошок мимо куба. Скайварп с отчетливым звуком приложил ладонь к лицу. Даже грохот музыки не помешал это услышать.
- А я че-то не понял, - искренне удивился Мотормастер. - Он что, ресивер этот ваш, что ли? А чего только щас признался?
- Я думаю, Скайварп нам сейчас все расскажет, - почти пропел Свиндл, приобнимая истребителя за пояс. - Если что, мы ему элероны погладим, и сразу расскажет, а, Скай?
- Да не любит он это дело, - промычал Скайварп, отняв руку от лица и схватившись за очередной куб. - Хорош уже лапать меня, колесное! Тандер потом на ржавчину изойдет, когда от синтетиков оправится. Ты, болт тебе в выхлоп, бетономешалка несчастная, отвечать будешь!
- Надо было еще раньше постараться, - посетовал Миксмастер. - Сколько уже можно провода на басах дрючить, а интерфейса не иметь.
- Ресиверы, между прочим, просто так не танцуют, - мрачно сказал Скайварп.
- Между прочим, у меня есть валюта, - отреагировал Свиндл.
- Да ком-му нужны твои уники, - фыркнул Мотормастер.
- Глупый, - снисходительно откликнулся самый главный делец на корабле. - Это твердая валюта. Гляди.
Как всегда неуловимо для взгляда, торговец извлек увесистый сейфовый футляр практически из ниоткуда. Мотормастер мысленно сделал пометку еще раз проверить ТТХ боевиконов и найти, по какой схеме им устанавливали суб-карманы. Между тем Свиндл распахнул сейф, и прямо на стол потекли сверкающие потоки украшений.
- Ниболта себе! - Хангрр молниеносно подхватил самое громоздкое и завертел перед оптикой.
- Положь на место! - ревниво потребовал Свиндл. - Это редкость, порвешь еще!
- А что это? – весь вид Хангрра показывал, что он с трудом удерживается, чтобы не попробовать украшение на денту. - Куда это?
- Туда, где у тебя никогда ничего красивого не будет, - ухмыльнулся Свиндл.
Терроркон непонимающе оскалился, и торговец приподнялся, а затем выразительно похлопал себя по бедрам.
- Ыа-а-а! - уважительно протянул Хангрр.

Он обладал прекрасным воображением и сразу представил, как украшение ляжет на гладкие десептиконские ноги. Внезапно Свиндл показался ему гораздо более привлекательным, чем три клика назад. Хангрр пнул под столом Мотормастера, дождался, когда мешающая ему нога отдернется, и вытянул собственную, кончиком ступни тут же приглашающе ткнув торговца в колено. Свиндл удивленно сдвинул окантовку линз, покосился вниз и ухмыльнулся.

- Эге-ей!
Вопль Тандеркрэкера сопровождался дополнительным звуковым ударом. Глушить окружающих звуковой атакой истребитель был большой мастер.
Поначалу его даже уговаривали встать в пару к Саундвейву, но оба так воспротивились этой затее, что десептиконы решили не нагнетать, чтобы не остаться без развлечения.
Присутствующие один за другим оборачивались, и даже сам мастер звука слегка убавил интенсивность вибраций и громкость. Постепенно все внимание сконцентрировалось на истребителе.
- У вас слишком скучно! - покачнувшись, изрек тот.
- Ну повесели нас, раз такой умный! - рявкнули из угла, где заседали конструктиконы и команда Мотормастера, взаимно увлеченные изучением интерфейс-оборудования друг друга.
- Р-ресивер просто так не танцует! - громогласно объявил Тандеркрэкер.
Саундвейв резко убавил звук. В воцарившейся относительной тишине, казалось, был слышен скрежет мыслей в головах десептиконов. Первым сообразил Блитцвинг.

С ревом обезумевшего гештальта трехрежимник кинулся с места, на ходу сдирая часть нагрудной брони. Следующим движением он выхватил сверкающую полосу гибкого металла, покрытого мерцающими кристаллами, и метнул прямо в истребителя.
До сих пор слегка покачивающийся Тандеркрэкер вскинул руку и поймал подношение двумя пальцами. Блитцвинг затормозил, бухнулся на колени и проскользил по гладкому полу, остановившись в трех шагах от истребителя.
- Ма-ало! - протянул Тандеркрэкер, вертя полосу между пальцев, и подкрепил заявление круговым движением тазовой секции. Свободная ладонь легла на бедро таким жестом, что Блитцвинг издал отчетливый хрип вожделения.
Плотину прорвало. Десептиконы ломанулись с мест, словно им пообещали автоботов в вечное рабство и еще по половине Кибертрона каждому. Несмотря на то, что Кибертрон всего один.
Свиндл не успел опомниться, как товарищи по выпивке расхватали дорогие игрушки и кинулись на приступ. Плюнув паром, торговец сгреб самые длинные цепи и тоже принял участие в гонке.
Тандеркрэкера в прямом смысле слова забрасывали драгоценными кристаллами в различных комбинациях. Истребитель уже не успевал ловить их, но ловко поворачивался, подставляя крылья, и безостановочно цепляя на себя плоды чужой щедрости. Вскоре он превратился в ювелирную статую, с тем только отличием, что статуи не выделывают всем телом такие завлекающие движения.
Поток подарков иссяк, Тандеркрэкер подождал еще немного, и вот тут затаившийся Свиндл все-таки выступил со всем блеском.
У него оставался последний козырь - головной обруч. Наступив на колено Блитцвинга, торговец оттолкнулся, подпрыгнул, и метнул обруч, словно оружие. Тандеркрэкер поймал его, одобрительно кивнул и медленно водрузил на шлем.
Утробный стон четырех десятков вокалайзеров сопроводил это действие. Саундвейв поймал момент и выкрутил громкость музыки на прежние частоты.
Десептиконы дружно заорали, Тандеркрэкер круто развернулся и двинулся к отдельно сгруппированным установкам трансмиттеров. Выбрав нужный, он легко запрыгнул на импровизированную сцену.

Гигантская черная мембрана модулятора слегка прогнулась под весом истребителя, но выстояла с честью. Саундвейв повелительно взмахнул рукой, явно рисуясь, и гулкий басовый удар в буквальном смысле сотряс реакторный зал. Мембрана загудела с такой силой, что на несколько мгновений потеряла четкие контуры, словно размазалась.
Тандеркрэкер вскинул руки и легко оттолкнулся от нее кончиками стоп. Приподнявшись на пару метров он несколько кликов воплощал само понятие полета, а потом мягко опустился обратно. Почти сразу же окантовка мембраны налилась пульсирующим красным цветом, а затем волны подсветки поплыли по всему видимому спектру.
Тандеркрэкер поискал взглядом Рефлектора, нашел их и одобрительно показал большой палец. Триоконы заулыбались в ответ.

Порывшись в долгосрочных архивах, изрядно подточенных боевыми вирусами, Тандеркрэкер отыскал там самый любимый трек и отправил его связисту по открытому каналу. Саундвейв поймал посылку, но около брийма все еще держал прежнюю мелодию. А потом в ней зазвучали отлично знакомые Тандеркрэкеру ноты.
Саундвейв, мгновенно пропустив трек через обработку, хорошо постарался - он не только сохранил прежний аудиоряд, но еще и обогатил его в соответствии с современными представлениями о музыке для развлечений. Тандеркрэкер подвигался на пробу, не слушая выкриков десептиконов, раскинул и свел руки перед грудью, а затем, когда мелодия взлетела к стартовой точке, резко прогнулся назад и сделал великолепный по амплитуде мах ногой.
Восторженный рев наполовину перекрыл загрохотавшую музыку.
Тандеркрэкеру даже не нужно было думать, какие движения использовать. Он помнил свою программу так хорошо, будто сошел с клубной сцены всего оборот назад.
Вибрационные треки отлично справились с задачей разогрева, и его броня двигалась с легкостью, позволявшей выгибаться как угодно. Он слышал, как взлетают вопли восторга, стоило только повертеть отставленной кормой, и поэтому быстро скорректировал танец, добавив туда как можно больше этих завлекательных пассажей.
Только у истребителей его профиля получались легкие крутящиеся движения на ногах, поскольку упор на носок и турбину создавал отличный базис. А еще это было процессоровышибательно с точки зрения эстетики. Тандеркрэкер с кажущейся легкостью выдавал такие пируэты, что требовалось помогать себе антигравами. А уж когда он оглаживал себя по прозрачному кокпиту или призывно хлопал ладонями по бедрам - восторгу зрителей не было предела.
Убыстряя движения, он скользил по всей мембране, и чувствовал, как начинают отзываться на работу ресивера стоящие перед его сценой десептиконы. Прыгнув в воздух, он опять прогнулся, вскидывая руки, и приземлился на колени. Последовавший грохот падений показал, как многие уже готовы были следовать за ним.
Тандеркрэкер наклонился, упираясь руками в черную гибкую поверхность, задрал корму и повертел ею, складывая и снова разводя крылья. Россыпь цветных бликов заскользила по модулятору. Напоследок Тандеркрэкер еще и лизнул мембрану, смачно вытягивая этот момент в нестерпимую по напряжению сцену.
Полностью повторить за ним не смогли, хотя исправно наклонялись вперед, напрягая мощные серво и пытаясь прижиматься нагрудными пластинами к полу. Тандеркрэкер оторвался от мембраны, развел руки и захохотал. Откинувшись на локти, он мгновенно высвободил ноги и сделал несколько махов, прокручиваясь в талии.
Длинные ноги перекидывались из стороны в сторону, мелькая турбинами. Тандеркрэкер увлекся и махнул сразу обеими в разные стороны. Гидравлика ответила легким напряжением, но он все равно легко смог раскрыться в поперечный шпагат. Приподнявшись на локтях, истребитель выгнулся так, что на мембране остались только его локти и самые края турбин. Напряженное тело синтезировало оверраны в таком количестве, что ему казалось, будто они сейчас перейдут в другое физическое состояние и потекут.
Мгновение спустя, опрокинувшись на спину, он вновь задрал ноги, развел их пошире, согнул колени и обеими руками сжал промежность. Несколько характерных движений - и опять крики восторга перекрывают музыку. Немедленно фальшиво-стыдливо сжав бедра, Тандеркрэкер перекатился на бок – ставшее податливым крыло мягко согнулось, позволяя невозможный в другой ситуации фокус - разлегся на животе и поболтал ногами. Приподнялся на локтях, искоса глянул на десептиконов и вновь продемонстрировал длинную глоссу.
Обруч слегка съехал, и истребитель игриво поправил его, вызвав этим уже который по счету приступ истеричного восторга у зрителей.

- Гайку пополам, как он это делает?
Рамджет почти визжал, пялясь на импровизированную сцену. Они с Астротрэйном пробились вперед, в основном за счет того, что Рамджет сшибал мешающих десептиконов, слишком занятых лапаньем друг друга, чтобы бить в ответ. К тому же помогал Астротрэйн, добавляя хаоса и толкаясь крыльями. Рамджет мельком обратил внимание, что часть третьего режима вывалилась на всеобщее обозрение, и со спины Астротрэйн красовался восемью парами наполовину собранных колесных дисков.
- Он же ресивер! - проорал в ответ трехрежимник, восхищенно потрясая кулаками.
Рамджет почувствовал, как Астротрэйн толкает его в спину, и в это время Тандеркрэкер, стоящий на коленях, откинулся назад и выгнулся, опираясь на одну руку. Вскинув свободную, он раскручивал на пальце сверкающий браслет.
Рамджет бухнулся на колени и тоже откинулся назад, ложась шлемом на бедро Астротрэйна. Трехрежимник перегнулся, вытянул шею, заглядывая под собственные массивные нагрудные пластины, и многообещающе улыбнулся. Штурмовика затрясло, броня сдвинулась еще сильнее, и он резко сжал бедра. Пико-сдвиг закончился, и энергон свободно просачивался сквозь стыки.
- Будет мне мокрый интерфейс? - проорал трехрежимник, пробиваясь сквозь низкочастотный грохот и вопли окружающих.
Рамджет молча показал два больших пальца, не в силах тратиться на ответные крики. Астротрэйн резко выпрямился и тоже опустился на колени. Рамджет перевел взгляд на модулятор, где извивался Тандер, принимая такие позы, от которых обычная конструкция уже должна была треснуть в восьми сочленениях, а в трех - заклинить наглухо.
Подпрыгнув с места, Тандеркрэкер сжался в воздухе, обхватил себя за колени и крутанулся, лихо проделав два с половиной кувырка. Потом, все еще используя антигравы, раскинул руки и ноги, и легко опустился, перевернувшись вниз головой. Кончики пальцев уперлись в гудящую мембрану, истребитель выгнулся, свободной рукой ухватил себя за турбину, и потянул, выгибаясь еще сильнее.
Застывшая в неимоверном равновесии фигура заставляла искру колотиться и почти выпрыгивать из ложементов. Раскинутые крылья, обвешанные полыхающими подвесками, вздрагивали в такт музыке.
Рамджет захрипел, ощущая на плечах руки трехрежимника, неумолимо толкающие его вперед. Под весом Астротрэйна он наклонился, ноги разъехались, и на мгновение он испугался, что шарниры сейчас сломаются... Но бедренные механизмы провернулись так легко, что страшно стало во второй раз. Он будто таял, глядя на ресивера.
Тандеркрэкер толкнулся рукой, медленно опрокинулся и одним движением поставил ноги на мембрану. Чувствуя, как подвески и тонкие цепочки скользят по броне, он на мгновение потерял равновесие, захваченный ощущениями, но быстро спохватился и исправился, вставая в крутой мостик. Крылья опустились и уперлись в черное полотно, позволяя истребителю убрать руки. Заложив ногу на ногу, он балансировал на трех точках опоры, а затем повернул голову к зрителям и в гипнотическом ритме замерцал линзами.
Рамджет окончательно хлопнулся на кокпит, еле успел упереться ладонями в пол, а потом трехрежимник совсем накрыл его. Рамджет почувствовал что-то мокрое под правым бедром, возмутился, попытался высвободиться и посмотреть, что происходит, но смог только повернуть голову. Впрочем, этого ему хватило.
Стантиконы, покрытые розовыми и голубыми разводами топлива, интерфейсились так, что над ними плясали тонкие прерывистые дуги разрядов.
- Снимай блокировку, приятель, - прохрипел Астротрэйн. - И я тебя сейчас поджарю...
Рамджет, особо не вслушиваясь в пылкие обещания, избавился от брони; Астротрэйн надвинулся на него еще сильнее, и штурмовик завопил, поднимая голос до вибрирующих частот. Интерфейс потек в него.
Не кабелями и шлангами, не джампером... Рамджет не мог подобрать нужные мысленные описания, но интерфейс потек. Словно Астротрэйн расплавился и теперь вливался в порты и шлюзы растопырившегося на горячем полу штурмовика.
Диапазон видеозахвата сузился до луча, направленного на модулятор и извивающегося на нем Тандеркрэкера. Истребитель как раз закончил обтирать вибрирующую поверхность собственной паховой пластиной, вскочил на ноги и развернулся к зрителям спиной.
Раз, два - содрогающийся от стараний Астротрэйна Рамджет остановившимся взглядом наблюдал, как истребитель хлопает себя по корме, стискивает белый металл и игриво виляет бедрами. Он почти видел, как один за другим отстегиваются крепежи массивной паховой пластины и совершенно точно рассмотрел проблески гладкого металла интерфейс-системы, уже растопырившейся под надежной защитой.
Тандеркрэкер резко наклонился, приподнялся на кончики стоп, прогнул спину и, вопреки всем законами гравитации, плавно скользнул грудным отсеком вперед, касаясь шероховатой поверхности модулятора. Проскользил, постепенно сгибая колени, и совсем лег.
Ноги раздвинулись, корма приподнялась, и на пике музыкального водоворота истребитель полностью сбросил всю паховую защиту. На нем остались только цепочки с крупными кристаллами. Рамджет открыл рот, но вместо восторженного визга из вокалайзеров посыпалось шипение перенапрягшейся аудиосистемы. Тандеркрэкер подался задом к зрителям, подтягивая колени под себя, все круче прогибая спину и выше задирая тазовую секцию. В конце концов между его ног стали видны даже стекла кокпита. Украшения, зацепившиеся за поперечные крепления, вздрагивали и сверкали.

- Давай, набрызгай! - истошно завопили слева.
Рамджет теперь уже не мог даже повернуть голову. Астротрэйн прихватил его ладонью за шею, прижимая к полу, и трахал так, что штурмовику казалось, будто у него вот-вот отвалятся крылья. Вернее, растают и потекут.
Астротрэйн слегка потянул, разжимая пальцы, и Рамджет приподнялся, с легким страхом осознав, что броня на ладони трехрежимника и на его собственном загривке сплавились, сцепились развернувшимися шестиугольниками. Праймас, Юникрон и все квинтессоны вместе взятые!
Трехрежимник почти проваливался в него: брошенный вниз взгляд показал, что корпус Рамджета раздвинулся в полтора раза, приняв в себя детали, вытолкнутые Астротрэйном из режима масс-шифта. Упираясь одной рукой в пол, Рамджет прижал другую к срединной секции, с ужасом и восхищением чувствуя, как перекатываются в нем подвижные конструкции непонятного профиля.

Тандеркрэкер единым движением поднялся из коленопреклоненной позы, бросил взгляд через плечо, еще раз погладил себя по корме и развернулся полностью. Проникнувшись духом поддразнивания, он попрыгал на месте, хлопая в ладоши над головой и вынуждая десептиконов повторять за ним, а потом резко подался в сторону всем корпусом и неестественно плавным движением завалился набок.
Грохот падающих тел слился с музыкальной вибрацией. Тандеркрэкер удовлетворенно фыркнул, видя, что на ногах не устоял никто (а некоторые так и не поднимались, занятые оголтелым трахом в режиме прямой диффузии) - и подтянул колени к груди, сжимая выступающие надколенные щитки так, словно это были чьи-то джамперы как минимум. Глухое завывание прокатилось по рядам зрителей, корчившихся на полу. Тандеркрэкер не услышал его, а почувствовал всем корпусом.
Тандеркрэкер бросил взгляд на Саундвейва. Связист одной рукой придерживал огромные циркулярные уловители, надвинутые на шлем, а второй перещелкивал рычажки управления на самодельном пульте. Тандеркрэкер искренне засмеялся, видя, что сдержанный офицер два раза из трех промахивается и нажимает на собственные паховые кнопки вместо пульта.
Вытянувшись на боку, Тандеркрэкер оперся на один локоть, кокетливо посмотрел на десептиконов и легко махнул ногой, задирая ее до самых аудиодатчиков. Похотливо огладив себя от турбины до колена, он особенно задержался на бедре, лаская его и перебирая съехавшие цепочки украшений. Потом резко согнул колено и сделал такое движение, будто пинал невидимого домогающегося. Сразу четверо в толпе схватились между ног обеими руками.
Тандеркрэкер самодовольно улыбнулся и провел пальцами от низа корпуса и до самого раскрытого паха. Двух движений вокруг выставленных разъемов оказалось достаточно, чтобы в лучевом спектре вспыхнули сразу два фонтана оверранов, и еще несколько мелких выбросов. Добиваясь большей реакции, истребитель придирчиво оглядел нанизанные на пальцы украшения, перевернул два шипастых кольца остриями вниз и демонстративно похлопал ладонью по интерфейс-панели. Шипы входили точно в раскрытые разъемы и ярко вспыхивали, рассыпая искры электрического свечения. В награду он немедленно получил еще четыре массивных выброса.
С трудом прекратив неожиданно приятную стимуляцию, Тандеркрэкер перевернулся на спину, поднял и вытянул ноги, и в который уже раз огладил плавные линии, лаская синий металл так, как не ласкал даже у себя в личном отсеке.

Мотормастер изумленно клокотнул вентиляцией, чувствуя, что внезапно очень плохо контролирует собственный корпус. Он с удовольствием пялился на призывно двигающегося истребителя, но не слишком разделял экстатические визги восторга, раздающиеся со всех сторон. Зрелище, конечно, было крутое, заводило так, что хотелось трахнуть кого-нибудь поскорее. Но...
Но только сейчас он почувствовал резонанс, прошивающий каждый сегмент брони. Вернее, каждый из крохотных шестиугольников, составляющих броню. Коснувшись себя между ног, лидер стантиконов обнаружил, что из него еще и потекло. Бросив несколько осторожных взглядов по сторонам, он убедился, что это всеобщая беда.
Миксмастер, сидящий верхом на Онслоте, источал жидкость из каждого самого крохотного трубопровода, и вдобавок изо рта. Свиндл устроился над лицом собственного командира и, судя по тому как он при этом обеими руками нещадно тянул искрящий джампер, выкрученный до максимальной развертки, Онслот снял маску и делал что-то очень интересное с его приемной системой.
Мотормастер попытался встать с колен и зарычал. Он не мог подняться на ноги: пульсирующая вибрация, исходящая от реакторной колонны, давила к полу, требовала выгнуться и поползти, виляя кормой. Туда, где сверкающая фигура вытворяет невероятное.
Мотормастер тяжело опустился на все четыре точки опоры. Правая рука попала на согнутую и подергивающую ногу кого-то из террорконов, но тот не среагировал, хотя обычно эти трансформеры резко отрицательно относились к любым прикосновениям. Стискивая челюсти, Мотормастер замотал головой, а потом обнаружил, что все-таки ползет вперед. Прямо к колонне.
Между тем Тандеркрэкер опустил ноги, уперся в мембрану и поднял весь корпус, оставив основной вес на плечах. Обе руки истребителя были засунуты в промежность - Мотормастер не видел, как он ласкает себя пальцами, но видел, как подергиваются гладкие колени и как с крутой кормы срываются розово-лиловые капли.

Еле-еле оторвавшись от самоудовлетворения, Тандеркрэкер подогнул ноги и подался вперед, окончательно сгибая колени, пока корма не легла на турбины. Серво тут же дали о себе знать, и ему пришлось подняться. Медленно, почти лениво, всем корпусом. Он развернулся, все еще не вставая с колен, устроился в профиль к зрителям, и снова нырнул вперед, вытягивая обе руки перед собой. Он видел, как по украшениям скользит свет, превращая его движения в настоящее произведение эротического искусства.
Потершись кокпитом о мембрану, он застонал вместе со звуковыми волнами. Если бы он мог, то так и остался бы лежать на гудящей поверхности, но возбуждение пощелкивало в системах, вынуждая его двигаться дальше. Перекатившись на спину, истребитель вновь уперся одной ногой в мембрану, взмахнул второй и обхватил себя под коленом, окончательно подтягивая ногу к себе так, что носок тяжелой опорной конструкции коснулся мембраны у него за головой. Надколенный щиток оказался прямо перед лицом. Тандеркрэкер улыбнулся в толпу и облизал разогретый металл. Цепочка соскользнула с ребристой поверхности и попала ему в рот. Прикусив тонкие звенья, он повел головой.
Белый штурмовик, раскорячившийся перед Астротрэйном и, казалось, вот-вот готовый лопнуть от запиханных в него деталей, пронзительно закричал и слил из двух шлангов сразу. Энергон расплескался по сторонам. Тандеркрэкер почувствовал, как точно такой же бурлящий энергон поступает у него самого в форсунки, и в этот момент из-за края мембраны взметнулась громоздкая тень.
Мембрана гулко ухнула, принимая нового участника, и обоих подкинуло вибрирующим низким ревом, переходящим в рокотание.
Тандеркрэкер изумленно вздрогнул, уже собираясь выскользнуть из-под склонившейся над ним фигуры, но здоровенные ручищи прижали его к модулятору, раздвигая напрягшиеся бедра и сминая хрупкий металл украшений. Мотормастер буквально нырнул вперед, неумело копируя плавные соблазнительные движения. Уткнувшись лицом в раскрытую промежность, он долго и тщательно провел глоссой вдоль искрящей цепи объединенных слотов, забрался им вовнутрь и пощекотал решетчатые разъемы.
Мгновенно сменив конфигурацию, уловители поднялись, выдвигаясь из узких щелей.
Тандеркрэкер оскалился, наполовину закрыл линзы диафрагмами и низко застонал, вновь добавляя собственный звуковой потенциал к рокочущей музыке. Мембрана усилила звук, запустила его в повторяющийся цикл, и Тандеркрэкер наконец-то почувствовал настоящую ресиверную дрожь, проходящую сквозь тело.
Он транслировал восхитительную вибрацию на весь реакторный зал, на весь "Немезис", еще дальше, сквозь жидкую среду океана... А-а, Праймас, ему нужна была разрядка!
Мотормастер оторвался от судорожно сокращающегося месива кабелей и приемных решеток, выбросил руки вперед, уперся ладонями в мембрану и навис над истребителем, зримо вибрируя от идущих прямо сквозь него пульсаций.
Броня открывалась с устрашающей скоростью, последовательно выпуская искру на ложементе, конвертер на всех подвесах и, наконец, интерфейс-систему.
Искра практически легла на лицо Тандеркрэкера, истребитель не сдержался и запустил денты в пульсирующую оболочку. Мотормастер чисто и пронзительно закричал, орошая истребителя охладителем, энергоном, силиконовой смазкой и прочими жидкостями.
Тандеркрэкер протянул руку вниз, пошарил и безошибочно поймал Мотормастера за джампер. Почувствовав, как податливо прогибаются обычно жесткие штыри, он потянул на себя. Мотормастер задрожал, окончательно растопырился над ним, прогибаясь в спине, и запрокинул голову, в точности повторяя недавние танцевальные упражнения Тандеркрэкера. В следующее мгновение Тандеркрэкер приподнял бедра еще немного и впихнул в себя всё, что смог нагрести. Включая половину собственного кулака.
Раскрытые системы легко приняли груз, несколько мгновений оценивали подношение, а затем между обоими трансформерами установился прямой энергообмен. Тандеркрэкер торжествующе взвыл, раскидывая руки.

Перезагрузка, усиленная ресивером, хлестала по толпе занятых интерфейсом десептиконов, накручивая их ощущения. Мотормастер балансировал на руках, отважно справляясь с потоками низкочастотных импульсов. Тандеркрэкер между делом ухитрился высвободить вторую ногу и теперь стискивал обеими могучую шею гештальт-командующего. Истребитель так яростно двигал бедрами, словно пытался оторвать джампер колесного десептикона и оставить его в своих системах навечно. Мотормастер подвывал и старался, невольно поддерживая опасный курс на членовредительство.
Надолго его стараний не хватило: неподготовленные системы, раньше не испытывавшие ничего подобного, сдались на втором круге. Рыча и обливаясь охладителем, Мотормастер перезагрузился в последний раз и застыл. Два джамперных сегмента медленно отделились от основания и плавно ушли вглубь корпуса Тандеркрэкера.
Истребитель довольно заворчал и охотно послал миру еще двадцать четыре быстрых коротких волны. Мотормастер рывком приподнялся, откинулся назад и хлопнулся на спину. Вполовину обрезанный джампер медленно сложился и остановился, даже не уйдя толком под броню. Тандеркрэкер не удержался и в который уже раз неторопливо погладил себя по бедрам, испытывая от этого удивительное удовольствие, похожее на легкий поверхностный коннект. Сжав ладони, он пару кликов старался усилить возникшее ощущение, но музыка не давала сосредоточиться. С легким сожалением он поднялся и огляделся.

Помимо свальной групповухи в реакторном зале имелись отдельные индивидуумы, явно желавшие его персонального внимания. Автоматически продолжая слегка пританцовывать, истребитель начал вращать кистями, заставляя многочисленные браслеты переливаться под вспышками света. Вытянутые указательные пальцы тоже выписывали круги, отыскивая в кого бы уткнуться.
В конце концов истребитель определился, и обеими руками указал на БластОффа. Шаттл, забрызганный энергоном по самые концы крыльев, недоверчиво оглянулся, и вопросительно мигнул оптикой. Тандеркрэкер кивнул и ухмыльнулся, теперь уже указывая на место возле своих ног. Передернув плечами, БластОфф поднялся и прошел сквозь остальных конкурентов.
Запрыгнув на мембрану, он возвысился над Тандеркрэкером, и тот укоризненно погрозил ему, а заодно показал, что лицом стоять надо к зрителям, а не к ресиверу. Шаттл немедленно опустился на колени, а когда Тандеркрэкер подтолкнул его кончиком ступни в спину - еще и на руки. Истребитель опять ухмыльнулся, пару раз обошел вокруг мелко подрагивающей фигуры, провел ладонью по спине шаттла, вытянул из-под собственной панели моток проводов и сжал в кулаке, поигрывая с нетерпеливо напрягшимся джампером. Подумав, он поправил обруч свободной рукой, слегка обернулся к зрителям и мигнул обеими линзами. Те, кто еще не был занят свальным интерфейсом, одобряюще взревели, невольно подстраиваясь под ритм музыки.
Остановившись за массивными тылами шаттла, он потянулся, наклонился, сохраняя строго выпрямленную спину, и смачно поцеловал оттопыренную тяжелую корму, уже раскрытую броней ему навстречу. Оттянув джамперную скрутку партнера, истребитель обнажил порты и, не теряя времени, гладко и легко подключился, просунув часть кабелей между податливыми пластинами. Словно протек внутрь, м-м-м...
Колени шаттла разъехались, он хлопнулся открытым пахом на модулятор. Тандеркрэкер невольно последовал за ним, но приземлился чуть более удачно - на корму. БластОфф вытянул руки, едва-едва касаясь мембраны кончиками пальцев, и предсказуемо задрал голову, отдаваясь ощущениям. Тандеркрэкер перебросил ноги через его раздвинутые бедра, слегка сжал колени, приподнялся на руках, отрываясь от гудящей поверхности, и качнулся. Раз, другой, в ритме музыки. БластОфф издал протяжный рык, содрогаясь в первой перезагрузке.
Тандеркрэкер выпятил нагрудную секцию, хватанул воздух открытым ртом и принялся забивать болты.

* * *

- Э-м-м-м... Санни? У тебя все хорошо?
- Нет... да... я не знаю!
Сайдсвайп испуганно смотрел, как его брат странно поводит плечами, поворачивает корпус, будто пытается достать что-то у себя за спиной. Наконец, Санстрикер схватился за бампер обеими руками и стиснул пальцы так, что металл заскрипел.
- Кажется, что-то неладное происходит...
Сайдсвайп протянул руку, но Санстрикер шарахнулся в сторону.
- Да я и так знаю, что происходит!
Санстрикер прижался к стенке и частыми короткими толками погнал вентиляцию, заставляя воздухозаборники ритмично шуметь. Сайдсвайп обеспокоенно оглянулся. Он смутно вспоминал давно позабытую информацию, связанную с неконтролируемыми движениями...
- Шлаковы десептиконы! - выкрикнул Санстрикер и поехал по стенке вниз, на ходу раздвигая колени.
Приземлившись, он наклонился вперед, опираясь на руки, и неожиданно резко выгнулся. Линзы замерцали приглушенным светом, Санстрикер с шумом втянул воздух и застонал.
Сайдсвайп услышал изумленное клокотание систем, резко оглянулся и увидел застывшего в трех шагах от них лейтенанта. Джазз раскрыл рот, словно собирался что-то сказать, но вместо этого дернул головой и медленно сложил-раскрыл дверцы, а затем провел руками по корпусу и стиснул пальцы на пластине между ног.
- Да что тут происходит? - испуганно произнес Сайдсвайп.
- У этих юникроновых посланцев работает ресивер! - в отчаянии взвыл Санстрикер.
И тут Сайдсвайп вспомнил, что напоминали ему эти нелепые телодвижения. А ровно два клика спустя почувствовал, что его бедра начинают двигаться, пытаясь описать плавную кривую.

Вернуться к фанфикам