Дорожный патруль

Автор: Skjelle
Персонажи: Мегатрон / Оптимус Прайм
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Предупреждение: практически АУ, так как описываются события, происходящие задо-олго до великой войны. По этой же причине присутствует некая ООС-ность
Краткое содержание: чтите правила дорожного движения и в безопасности будете...

Cтарый добрый Кибертрон. Бесконечные километры гладких дорог, элегантные шпили зданий, вечная чернота космоса над головой...
И азарт.
Серебристый тракер с легкостью лавировал между мелкими или менее поворотливыми собратьями, вызывая град проклятий на свой бампер. Тяжелый, но не лишенный элегантности, он проскакивал в промежутки между другими трансформерами, словно стремился поскорее закончить свое существование грудой искореженного металла. Но он неизменно благополучно проскальзывал и снова вырывался на свободное пространство. Оптимус, курсант Военной Академии Кибертрона, развлекался. Он по-настоящему радовался, совершив очередной элегантный финт колесами и обогнав неизвестно какого по счету наземного коллегу. Однако, с другой стороны, он бы больше радовался, попадись ему сейчас пустынная дорога. К сожалению, современная инфраструктура планеты не была рассчитана на такое количество жителей, и потому отыскать хотя бы клочок свободного пространства в час пик было довольно сложно. В основном пустынные дороги находились в заброшенных районах планеты, но их состояние обычно отставляло желать лучшего, да и добираться до них приходилось долго.
Впрочем...
Оптимус снова подрезал нескольких трансформеров, перестроившись с четвертой полосы на крайнюю, и тут же сдал назад. Съезд с шоссе перегораживал шлагбаум с предупредительным знаком. А прямо за ним начиналось то самое пустынное шоссе, о котором Оптимус только что мечтал. Ну и дела... Как это он раньше не обращал внимания? Редко бывал в этом районе, поскольку от Академии этот сектор находился далековато. Но все же ближе заброшенных территорий. Оптимус застыл на месте, задумчиво прикидывая, сколько эпох назад ставили примитивный ограничитель. Спектральный анализ показал, что и шлагбаум и предупредительный знак изготовлены еще в эру Синта. Оптимус молниеносно просчитал, что даже если в конце этой дороги когда-то и стоял бункер с отравляющими нейротропными ядами, то сейчас они уже благополучно распались. Что уж говорить о термояде.
Он врубил шестую скорость, визжа покрышками по шоссейному покрытию, и стартовал с места. Тяжеленный тракер снес шлагбаум как лист фольги.
Оптимус почти летел по отлично сохранившемуся шоссе, и чувствовал, что жизнь бьет ключом. Ему светило перспективное будущее: в Академии им гордились, как одним из лучших курсантов, а в правительственном секторе готовили надежное место. Разумеется, заняв это место, ему надлежит стать как можно более серьезным, взяв на себя груз ответственности за решения, влияющие на судьбу целой планеты. Но пока что он твердо намеревался наслаждаться жизнью во всех ее проявлениях, включая даже самые низменные. Главное, чтобы сведения об этом не доходили до правления Академии. Ну по крайней мере не все сведения.
Разогнавшись до предельной скорости, Оптимус снес еще два разваливающихся шлагбаума. О даа... Конечно, он не мог потягаться в скорости с признанными гоночными болидами, но зато обладал такой собственной массой, что превращался в живой снаряд, пробивая такие стены, которые стали бы смертельным заслоном для любого из гонщиков. Оптимус не раз участвовал в соревнования на трассах с препятствиями, и в своем классе трансформ неизменно приходил первым. Обставили его только пару раз за все это время. Да и то потом выяснилось, что у победителей были искусственно форсированные двигатели, которые пришлось снимать в срочном порядке сразу по завершении гонок. Оптимус же никогда не опускался до того, чтобы припаивать себе какие-то левые детали. Он и без того считал себя идеалом. Ну, почти идеалом. Объективность была одной из черт, за которую его все уважали.

Мегатрон вводил с пульта очередную цепочку команд, когда с установленных на крыше бункера камер слежения пришел сигнал. Какой-то умник несся по шоссе на гоночной скорости. Это не могло быть случайностью, поскольку въезд был перегорожен и снабжен запрещающим знаком, и даже на протяжении дороги стояли шлагбаумы. Значит этот кое-кто целеустремленно сбил все преграды. Мегатрон оскалился. Как офицер дорожного патруля он категорически терпеть не мог нарушителей, из-за которых на перегруженных транспортных магистралях Кибертрона возникали заторы протяженностью в несколько километров. Дали б ему волю, он бы расстреливал их всех, не сходя с места. В принципе, если бы ему дали власть, он бы всю планету перекроил так, как считал нужным. Но пока что он занимался тем, что ловил нарушителей и с огромным наслаждением лепил им одно предупреждение за другим. Не одна сотня трансформеров проклинала его в самых непечатных выражениях, будучи вынужденными пользоваться общественным транспортом или же передвигаться на своих двоих. Конечно, наказание было не пожизненным, но достаточно длительным, чтобы заставить задуматься любого самоуверенного лихача - а стоит ли?
Твердо собираясь расправиться с гонщиком по всей строгости закона, он отключил пульт, вышел из бункера, захлопнул двери и поднялся на КПП. Неизвестному оставалось еще секунд тридцать до шлагбаума, и Мегатрон прикинул, когда ему лучше всего будет неожиданно явиться пред линзы нарушителя. Ра-аз, два-а...
Оптимус увидел впереди очередное легковесное препятствие и приготовился избавиться от него. Однако мгновение спустя дверь рубки скользнула в сторону, и на дорогу плавно выскользнула чудовищная фигура. Система торможения включилась прежде, чем Оптимус сообразил, что это вообще кто-то живой.
- Стоять! - рявкнул огромный трансформер, раскручивая световой сигнализатор. - Заглушить двигатель!
Оптимус заложил крутой вираж так, что пыль стесанного пласт-покрытия взвилась с шоссе.
- Угу, конечно я тебя и послушал, - пробормотал Оптимус, моментально разгоняясь до прежней скорости. - Вот же влип... И какой ржавчины ты тут делаешь, шлак ходячий?
Он очень рассчитывал на собственную скорость - ему надо было всего лишь промчаться по заброшенному шоссе и вылететь на магистраль, где было полно других трансформеров. Уж среди них-то он затеряется так, что ни один самый придирчивый патрульный не найдет... Однако посреди этих оптимистических размышлений его датчики внезапно зарегистрировали страшное - патрульный трансформировался и устремился в погоню. Но погнался он по воздуху!
Этого просто не могло быть. Элита патрульных сил не охраняла заброшенные дороги. Все летуны барражировали пространство над важнейшими грузовыми магистралями. Оптимус почувствовал запах близкой беды, но все-таки наддал скорости, не теряя надежды оторваться. в конце концов у него была фора, у него был мощный двигатель и... проклятье!
Мегатрон завис прямо над гонщиком, выровняв скорости, и висел так секунд пять, после чего с истинным удовольствием жахнул по нарушителю из штатного парализатора. Пятитонный обтекаемый тракер занесло, повело юзом, а потом закувыркало. Прямо по ходу кувыркания происходила непроизвольная трансформация, и в конце концов полностью перешедший в обычную форму трансформер кубарем прокатился по трассе, приземлился на живот и еще несколько метров проехал вниз лицом. Парализатор как всегда сработал без сбоев, вынудив нарушителя автоматически перейти в основную форму. Мегатрон тоже трансформировался, прочно встал на ноги и медленно пошел к валяющемуся кверху бампером нарушителю, угрожающе клацая выпущенными когтями по шоссейному покрытию.
Присев рядом с распластавшейся фигурой, он быстро просканировал трансформера на предмет повреждений, ничего серьезного не обнаружил и довольно кивнул. Потом выщелкнул штекер из коммлинка и подключился к коммлинку нарушителя. Пакет информации скользнул по цифровым магистралям и развернулся в подробное досье.
- Так-так, - пробормотал Мегатрон себе под нос. - Курсант-военник, ну да. Чего еще от них ожидать, - и хохотнул. Он и сам обучался в этой Академии, и сам позволял себе гораздо больше, чем обычный трансформер, но никогда не давал себя поймать, и в досье у него не значилось ни одного предупреждения. Идеальный послужной список прилагается. Мегатрон поднялся и слегка пнул нарушителя когтистой ступней. Военник... Сплошь сглаженные формы, округлый шлем, даже антенны обтекаемые. Ни лезвий, ни встроенного оружия, ничего. Тьфу.
Оптимус старательно притворялся глубоко пострадавшим трансформером, но когда его неожиданно пнули в бок, царапнув отполированную броню, не удержался и охнул.
- Хватит валяться, - сказал патрульный невероятно низким голосом.
Оптимус со всем возможным достоинством поднялся на ноги и отряхнулся. Патрульный бесцеремонно его разглядывал, словно собирался разобрать на донорские детали и загнать на черном рынке.
Оптимус постарался остаться от него не слишком близко, чтобы не задирать голову каждый раз, общаясь с офицером. В конце концов, двухметровая разница в росте вряд ли кого в этом мире порадует. К тому же в плечах служитель закона был куда шире, да и внешний вид его совсем не отличался мирностью и дружелюбием. Казалось, каждая видимая глазу деталь была предназначена исключительно для поражения и уничтожения. Перестав сканировать Оптимуса острым взглядом, офицер перенес внимание на откидную панель коммлинка. Оптимус покосился на три когтистых пальца, щелкающих по клавишам. Четвертый палец хищно подогнулся. Да, такими клешнями только головы отрывать... Оптимус непроизвольно поежился, но тут же снова гордо поднял подбородок. Он курсант Военной Академии или кто?
- Значит так, Оптимус, - дорожный офицер поднял взор красных линз на гонщика-неудачника. - Поздравляю тебя с очередным, финальным предупреждением.
- Н-но... - Оптимус подавился словами.
В системе правил дорожного движения существовала весьма ограниченная система наказаний. Пять предупреждений подряд - и на нервную систему устанавливается чип-блокатор, не дающий трансформироваться в транспортный режим. Исключение автоматически делается для тех случаев, когда самому трансформеру угрожает опасность или же трансформация необходима для спасения окружающих.
- Но? - переспросил офицер.
- Я же ничего не сделал! - возмутился Оптимус. - Выехал на пустую дорогу, только и всего!
- А предупреждающую табличку ты видел? - осклабился трансформер.
- Таких табличек по всему Кибертрону наставлено, - парировал Оптимус. - Некоторые еще с прошлой эпохи стоят и давно устарели.
- Даже если учесть эти обстоятельства, предупреждение тебе будет вынесено за неподчинение приказу должностного лица.
- Офицер! Я прошу прощения. Я от неожиданности испугался и... и сработала базовая программа самосохранения, - Оптимус врал с самым честным выражением оптики, - поэтому я сбежал.
- Курсант Академии испугался громкого крика? - офицер явно развлекался. - Так я и поверил. Итак, нарушение территориальных границ, вторжение на дорогу планетарного значения номер восемьдесят, неподчинение приказу, попытка уклониться от ответственности... Ммм, - пылающий свет линзы на секунду угас и снова вспыхнул. - Тянет на семьдесят-восемьдесят стандартных циклов.
- Праймас... - Оптимус сжал руки, чувствуя бессильную злость.
Мегатрон отметил, как переливается отполированная броня тракера, и слегка отстраненно подумал, что если бы они встретились при других обстоятельствах...
- Послушайте, офицер, у меня именная стипендия, - уже почти отчаянно произнес Оптимус. - Я могу перечислить ее на ваш личный счет.
- Та-ак, - протянул офицер, с большим интересом разглядывая его с ног до головы.
- А еще... - шлак его забери, что же предложить? - А еще есть энергон высшей взгонки с присадками.
- Очень хорошо, - офицер оскалился и наклонился так, что они почти столкнулись лбами. - Это называется "взятка должностному лицу при исполнении", параграф восьмой, статья...
- Нет-нет-нет! - Оптимус замахал руками, мысленно прокляв упертого патрульного. - Я просто хотел оказать благотворительную помощь, не более того. Или, если так можно сказать, возместить ущерб, причиненный... эээ... случайным вторжением на закрытую территорию.
- Мне достаточно платят, чтобы у меня не возникало искуса заработать еще и на стороне.
Офицер занес когтистый палец над коммлинком, и Оптимус буквально почувствовал холодное прикосновение хирургического ланцета к шее под самым краем шлема...
- Нет! - страх потерять трансформу был настолько велик, что он совершенно утратил способность трезво соображать. - Я сделаю все что угодно! Я многое умею!
Патрульный снова просканировал его взглядом от кончиков антенн до кончиков ступней.
- Это предложение? - интонация была совершенно неописуемой, как будто кто-то уронил в бочку с нефтью камни, и они там медленно перекатываются.
- Да, - быстро сказал Оптимус. "И чтоб тебя ржа съела", - прибавил он мысленно.
Кое-кто из курсантов и просто знакомых, посмеиваясь, рассказывал, что уже сталкивался с патрульными и в обмен на невынесение предупреждения по быстрому давал сконнектить себя где-нибудь в темном переулке. Несмотря на то, что это всегда выливалось в легкие (или не очень) повреждения, никто из таких "менял" особо по этому поводу не страдал. Может они даже с этим типом сталкивались. Оптимус припомнил многочисленные царапины на чужих корпусах. Гмм... Хотя сложно сказать - все патрульные отличались повышенной агрессивностью дизайна.
Разумеется, в данный момент гордость Оптимуса бунтовала, но здравый смысл подсказывал, что лучше позволить загнать в себя несколько соединителей, чем ближайшие восемьдесят циклов медленно и печально таскаться с одного полюса Кибертрона на другой посредством общественного транспорта. В компании таких же неудачников... Брр.
- Торговля собственным телом, параграф девятый, вступление в интимную связь с представителем патруля, глава третья, - процитировал офицер на память и взял мучительную паузу. - ...Согласен.
О какая удача! Оптимус выдохнул клубы пара из перегретых от нервного ожидания систем. Осталось только настроиться на то, чтобы перетерпеть одну ма-аленькую неприятность, а потом - свобода!
- Только не думай, что просто так отделаешься, - и без того жуткая физиономия разъехалась в предвкушающей ухмылке. - В конце концов, это финальное предупреждение. Иди за мной, - приказал он, направляясь в постовую будку.
Резко помрачневший Оптимус просчитал, стоит ли попробовать сейчас смыться, нашел ответ неутешительным и неохотно последовал за патрульным.
- Добро пожаловать на вахту, - остановившись посередине помещения, офицер взмахнул рукой, как бы демонстрируя внутреннюю обстановку.
Оптимус проследил взором за его рукой и обнаружил, что здесь, похоже, действительно регулярно несли вахту. Нигде ни малейшего следа пыли, отполированные поверхности ровно блестят, слышен гул работающих серверов. И всюду мониторы, передающие изображение с камер слежения.
- Видишь? - патрульный постучал когтем по экрану. - Это датчики движения. Дорога вовсе не заброшена, и если бы ты не летел как бешеный, то заметил бы.
- Больше не повторится, - пробормотал Оптимус заученный еще в Академии ответ на все претензии.
- Само собой. Когда обратно пойдешь, присмотрись к обочинам.
- Почему пойду, а не поеду? - Оптимус сделал движение, словно собирался тут же сбежать. Неужели патрульный его обманул?
Офицер взял его своими жуткими пальцами за плечо.
- Потому что от меня не уезжают, а уползают, - оскалился он.
В это мгновение Оптимус окончательно уверился, что многие его знакомые сталкивались именно с этим летуном. Высокий, тяжелый, когтистый и с абсолютно черным чувством юмора - все приметы подходят.
Патрульный небрежно смахнул с широченной серверной стойки ворох пластиковых папок и жестом предложил Оптимусу сесть на нее. Места там было впритык между двумя угрожающе гудящими серверами. Внизу стоял еще один.
- И только попробуй их попортить, - многообещающе сказал офицер.
- Ну так может и не будем трогать оборудование? - поинтересовался Оптимус.
- О нет, уверяю, оно нам очень понадобится, - как-то двусмысленно заверил его патрульный.
Оптимус нервно усмехнулся, повернулся к стойке спиной, оперся на холодный металл руками и вспрыгнул на место, куда ему столь любезно предложили сесть. Он не представлял, чего от него потребует офицер - вариантов для тесного контакта было очень много, и только одно знал точно - Искру он никому не откроет даже под страхом приговора к вечной блокировке трансформы.
- Вариант с Искрой рассматривать не будем, - задумчиво сказал офицер, словно услышав его мысли. - А вот все остальное...
- Что, все разом? - с долей ехидства поинтересовался Оптимус.
Патрульный шагнул к нему плотную, протиснувшись между колен, и уперся руками в серверы.
- А ты разве так не умеешь? - вкрадчиво поинтересовался он.
Оптимус моментально осознал, что влип в неприятности по самый топливный конвертер.
- Не умею, - признался он, и его внутренние сервоприводы начали заранее сжиматься.
- Значит, я тебя научу.
Оскаленная физиономия была так близко, что Оптимус снова задумался об обычном наказании. Впрочем, он прекрасно понимал, что если сейчас пойдет на попятный, то взбешенный патрульный влепит ему не восемьдесят циклов, а все сто двадцать. Уж лучше сейчас перетерпеть, а потом обратиться к частному ремонтнику, чтобы тот все как следует запаял... выпрямил... и заменил... Оптимус вздрогнул. Перспективы рисовались самые мрачные.
- Маска у тебя снимается? - патрульный постучал по глухой пластине, защищающей лицо тракера.
- Нет, - моментально ответил Оптимус. - Давняя травма, сейчас реабилитационный период, трогать нельзя.
Соврал он без запинки, мстительно утешаясь тем, что если и будет вынужден заорать, то патрульный его лица при этом не увидит.
- Жаль. Ну что ж, разворачивай броню.
Оптимус поерзал, еще раз выдохнул пар и наконец исполнил приказ. Пластины поднялись, сегменты раскрылись, створки шлюзов разошлись. Патрульный удовлетворенно кивнул, изучая предоставленное ему поле деятельности, и подразнил чужие датчики длинным когтем. Электрические искорки охотно запрыгали по выставленным оголенным контактам, заставляя Оптимуса елозить и сжимать коленями массивный корпус офицера. На броне, покрывавшей его ноги, появились первые царапины. Оптимус подумал, что теперь тоже сможет небрежно помахивать рукой, вскользь упоминая, как отмазался от неприятностей, а посвященные будут понимающе ухмыляться, кивать и поддакивать. Раньше он не понимал, чем все они гордятся, ведь по сути-то это выглядело унизительно, но теперь понял, что выйти из такой переде-елки... - снова щекотание когтем, но уже по более глубоко запрятанным датчикам, - ...живым и относительно невредимым уже само по себе подвиг. Патрульный буквально зарылся когтями в его внутренности и вытащил оттуда под тусклый свет мониторов тонкие соединительные провода. И невозмутимо взял их в рот, прикусив мягкую оплетку. Оптимус простонал что-то невнятное, представляя, что сейчас ему просто откусят важнейшие соединительные штекеры. Однако вместо этого их окутало электрическое напряжение, и вот тут уже Оптимус серьезно задергался, хватаясь за далеко выступавшие наплечники патрульного. А тот, словно именно этого ждал, тут же начал подсоединять к нему все наличные штекеры, которых у него оказалось очень много. И все как один - на пределе возможности разъемов Оптимуса. Металл скрипел и стонал, искры летели во все стороны, датчики вопили и молили о пощаде. Оптимус буквально разъехался по стойке, налив топливом на предупреждение офицера. Куда хуже-то, осталось только применить расчлененку - и все.
Как он выразился позже, небрежно рассказывая о своем настоящем опыте нарушителя, "я немножечко ошибался". Осознание этого пришло, когда в него начали всаживать топливные шланги, которых тоже обнаружилось не один, не два и не три. Оптимусу показалось, что он имеет дело с многофункциональным заправщиком - столько в него пропихнули этих несомненно важных деталей. Кажется, даже в совершенно не предназначенные для этого, крайне чувствительные места.
- Так, - офицер погладил когтем его маску, не выпуская его провода из челюстей. - Что еще осталось?
- Не надо, - почти простонал Оптимус, стараясь удержать свои неумолимо расходящиеся детали.
- А раньше-то телесные наказания были в силе, - прошипел офицер. - И это было куда хуже. Раз.
Включившееся во всю мощь электромагнитное поле заставило возбужденно застрекотать счетчики магнитной активности на стенах. Оптимуса оно заставило стонать в голос.
- Два.
Аккуратно взяв соединительные провода нарушителя, Мегатрон воткнул их в стандартные разъемы на обоих серверах.
Оптимус запрокинул голову и завопил во все вокалайзеры. Потоки данных чудовищной плотности, предназначенные исключительно для машинной обработки, хлынули в его системы, выведя их на максимальный уровень за три секунды, а на критический - через пять.
Ответные сигналы были настолько сильными, что Мегатрон сам вцепился в стойку, переживая неожиданный, но приятный шок. Этот трансформер был намного сильнее своих собратьев во всех смыслах этого слова. Он обладал мощными защитными системами, явно не боялся физических нагрузок, да и самоуверенности у него был ворох. Тем приятнее было заставить его вопить и извиваться. Мегатрон не рискнул поднять его с места, как обычно делал это с более легкими партнерами, но зато без всякой опаски навалился сверху сам, притискивая злополучного нарушителя к стене, возле которой располагалась сама стойка. Наощупь выдернул провода из серверных разъемов, дождался облегченного стона и воткнул один провод в собственный разъем, предварительно включив сетевой фильтр. А вот другой - обратно в сервер.
Оптимуса начало встряхивать от двойного воздействия. Цифровой вал "белого шума" от сервера, и потоки чужой информации, захлестывающие его системы - этого никто в здравом уме не мог вынести. Потом заработал чужой двигатель, синхронизируясь с его частотами, потом - топливная система... Голосовой процессор начал выдавать недостойный прерывистый визг. Оптимус обхватил патрульного ногами, обнял за шею, растоптал собственную гордость и задвигался всем телом, подчиняясь накатывающим на него волнам сенсорной перегрузки. Они становились все сильнее, а он все больше терял над собой контроль, пока, наконец, грудная броня не заскрежетала, медленно раскрываясь.
Мегатрон получал огромное удовольствие от соединения с таким партнером. Нет, почти равных себе по силе он вполне мог вспомнить, но чтобы в ком-то полыхала такая жадная и нетерпеливая Искра - такого еще не было. Оптимус слегка отклонился, перестав отчаянно прижиматься к нему, и Мегатрон смог просунуть руку между телами, тут же подцепив раскрывающиеся грудные пластины. Чтобы Оптимус не успел опомниться, он раскрыл их одним рывком и уставился на пульсирующее синеватое пламя, буквально тянущееся к нему. Но несмотря на сильнейшее искушение, на такой поступок он не пошел. Слишком личный это вопрос, а потом очнувшийся курсант может накатать на него жалобу. Чего доброго еще всплывут все его маленькие развлечения... Мегатрон потряс головой, а потом его линзы вспыхнули от пришедшей в процессор гениальной идеи. Он еще немного отстранил Оптимуса, а потом наклонился и опустил лицо в синее марево.
Оптимус взвыл, царапая враз ослабевшими пальцами острые грани и выступы, образующие шлем патрульного. Он почувствовал, как в его Искру вторгается что-то слишком тонкое, чтобы причинить вред, но достаточно подвижное, чтобы порождать в пульсирующем сиянии завихрения, которые в свою очередь заставляли Оптимуса изгибаться и извиваться, корчиться и стонать, и притягивать патрульного все ближе, желая, чтобы тот ни в коем случае не останавливался. Случайно брошенный в сторону взгляд поймал отражение на одном из мониторов и запечатлел его навеки в совершенной памяти трансформера. Хуже, чем в интерфейс-видео: высоко поднятые и стиснувшие патрульного ноги, запрокинутая голова, куча связующих проводов и шлангов, брызги топлива и смазки, и сам патрульный, зарывшийся в раскрытую грудь Оптимуса лицом. Даже потом, множество солярных циклов спустя, этот кадр-воспоминание заставлял тракера вздрагивать и моментально терять текущую мысль или нить беседы, потому что сразу возрождал те чувства едва ли не в полном объеме: дергающее в разъемах электричество, извивающиеся и перегоняющие топливо шланги, острая пульсация электромагнитного поля, и совершенно безумное, невыносимое наслаждение от стимуляции Искры.
Мегатрон порадовался, что в его конструкции предусмотрены тонкие щупы для взятия проб энергона, и продолжил двигать одним из них, чувствуя, как отзываются все системы сцепленного с ним трансформера. Особенно топливная - там все бурлило, текло и фонтанировало. Чувствуя, что уже недалек от перезагрузки, Мегатрон обхватил столь неожиданно приятного партнера за талию, и осторожно сомкнул челюсти на сияющем сгустке, чувствуя едва заметное сопротивление. Над его датчиками прозвучало совершенно утратившее разумность дикое рычание, переходящие в такой же дикий вой. Искра вспыхнула, окатывая его лицо жаром и, кажется, пробивая яростными протуберанцами энергии до самого центрального процессора. Внутренности тракера судорожно сжались, и Мегатрон начал яростно перезагружаться, едва успев поднять голову, чтобы не задеть ритмично вспыхивающую Искру.
Оптимус вышел в онлайн и первым делом просканировал окружающее пространство. Буквально во вторую микросекунду он вспомнил, где находится, а главное - что тут делает. Вдумчиво ощутил, как гудят все внутренние системы, перегруженные до изнеможения. Прочувствовал бульканье энергона, сгустившегося от таких упражнений в полноценную жидкость. И, наконец, сосредоточился на ленивом и удовлетворенном горении Искры под полуприкрытой броней. Он вынужден был признать, что такого с ним еще никто и никогда не делал. Сервер внизу на стойке возмущенно шипел и трещал вентиляторами, усиленно избавляясь от мерно капающей сверху смазки. Оптимусу показалось, что если бы агрегат мог, то обязательно выругался бы.
Офицер поднял голову, довольно мерцая линзами.
- Будем считать, что правонарушитель обошелся устным выговором, - реюмировал он.
Сделав это заявление, патрульный начал быстро выдергивать и отключать все, присоединенное к Оптимусу. Жертва массированного интерфейса дергалась и хватала патрульного за руки. Мегатрон не возражал. Однако потом с легкостью вывернулся из все еще нескромного объятия ног и сдернул тракера на пол. Оптимус не успел подавить стон, когда все разболтанные детали в его теле дружно лязгнули.
- По-моему, это стоит как минимум трех предупреждений, - возмутился он, с трудом выпрямившись
- Возражение представителю власти! - рявкнул Мегатрон, угрожающе вознося пальцы над коммлинком.
Оптимус моментально поднял руки и безмолвно затряс головой. Патрульный ухмыльнулся, ткнул в сторону дороги и махнул когтями в воздухе, словно выметая нарушителя с территории КПП.
Оптимус хмыкнул, очень медленно вышел, неслышно для чужих датчиков постанывая на каждом втором шагу, и попробовал трансформироваться. По телу прошла болезненно-приятная дрожь, и он мигом отказался от этой затеи. Перегруженные системы не пожелали изменять режим, требуя покоя.
Недавний партнер захромал по дороге, явно не собираясь трансформироваться. Мегатрон ухмыльнулся. Пожалуй, он без всякого блокиратора внушил Оптимусу, что правила лучше соблюдать. Видимо, стоит взять этот объект под самое пристальное наблюдение. Ведь даже совершенная память трансформеров имеет обыкновение давать эдакие странные сбои, почему-то стирающие именно неприятные воспоминания. Во всяком случае, пойманные им нарушители и во второй, и в третий раз делали изумленные лица и клялись Праймасом, что они никогда и не думали о том, что опять совершают противоправные нарушения. Честное слово, офицер, совершенно вылетело из памяти, случайно вышло, больше не повторится...

Три галактических оборота спустя бывший курсант-гонщик стал Исполняющим Правителем целой планеты. Щепетильный и неподкупный патрульный офицер занял должность Лорда Протектора. Разумеется, оба не забыли событий, произошедших на КПП заброшенной дороги. Никогда ранее за всю историю Кибертрона два представителя разной власти не находились в столь дружеских отношениях. Очень и очень дружеских.
Еще два оборота спустя Лорд Мегатрон, одержимый идеей завладеть Кубом, призвал собственные войсковые части, нанесшие удар по главным стратегическим точкам Кибертрона.
Командный бункер располагался в конце дороги планетарного значения под номером восемьдесят.

Вернуться к фанфикам