Золотые Спиральки

Автор: Skjelle
Персонажи: Хангрр/автобот_ин_дисгайз
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: исполнение священной фанатской мечты в полный рост и на всю катушку. Счастье приваливает лидеру террорконов, а заодно всплывают любопытные послевоенные тайны.
Комментарий: написано для всех тех, кто фапает на каких-нибудь звезд музыкальной сцены. Задумывался стеб на тему поп-мусора. Получилась порнография и сюжет.

«Только в седьмой цикл пятой декады! Только на центральной арене Ибекса! Не пропустите! Роскошный и неповторимый концерт самой популярной группы Кибертрона! Билетов осталось совсем немного! Спешите!»
Кричащая реклама полыхала в небе всеми голографическими оттенками, бросая на здания и трансформеров красочные блики. Периодически полотнище взрывалось на сотни золотых спиралей, и те, некоторое время покружив в высоте, снова собирались в гигантскую надпись, переливающуюся огнями.
Хангрр раздраженно вздохнул. Уников на такие развлечения у него не было. Даже с учетом того, что не нужно было тратиться на поездку до Ибекса, поскольку он сам сейчас тут и проживал. Очередь его команды до рейса на очередной мир, годный к исследованию и завоеванию, была только через пару декациклов, а значит и рассчитывать на внезапно привалившее богатство не стоило. Понятное дело, что с топливной недостачи он бы не помер, ремонтом был обеспечен по умолчанию, да и за жилье выкладываться не приходилось, но на масштабные мероприятия зариться не представлялось возможным. Оставалось шляться по припортовому городу, тратить последние финансы на мелкие дела да грабить припозднившихся прохожих и проезжих. Так, несильно, чтоб не вздумали вызвать полицию.
Но ничего, вот когда они побывают в очередном мире, промаршируют по нему непобедимой армией - вот тогда награду отвалят такую, что можно будет еще долго не просчитывать возможности.
Он вразвалку прошел мимо здания роскошной парковки, где у дверей толкалась кучка возбужденных чем-то трансформеров, и по привычке свернул в темный и тихий проулок, чтобы не толкаться с цивилами. Глухая стена какого-то исследовательского центра с одной стороны, такая же глухая стена парковки - с другой. Отлично. В таких укромных местах ему думалось лучше, а еще был шанс нарваться на какого-нибудь случайно напившегося трансформера и пощекотать ему нервишки. Может даже съесть, если это какой-то забулдыга, чье тело не станут искать. Мнда...
- Эй ты! - сердито и звонко пискнули сверху. - Да ты, красный!
«Я не красный!» - хотел было привычно рявкнуть Хангрр, уже поднимая голову и заранее сильно не любя идиота, не умеющего различать цветовые оттенки, но так и замер на месте.
Через гравированные перила третьего уровня свесился ослепительно блистающий украшениями и жидкой полировкой автобот с фигурными растопыренными локаторами.
Вообще-то сейчас не принято было делить кибертронцев на автоботов и десептиконов, но Хангрр никогда не воспринимал столь ярко раскрашенных трансформеров иначе как автоботов. Тем более, что... Лазурные драгоценности оптики сверкали волшебным сиянием, гладкий капот волнительно вздымался и опадал... О Праймас, это просто невозможно.
- Ну чего ты застыл?! – опять запищал автобот, нетерпеливо маша рукой. - У меня деталька упала, подними!
Хангрр перевел обалделый взгляд себе под ноги и действительно увидел там что-то крошечное, точно так же сверкающее и переливающееся. Медленно наклонившись, он двумя пальцами поднял внезапно податливую и гибкую деталь... Покрутил находку в руках и с неожиданной ясностью понял, что это защитные набедренники. Подавив желание обнюхать и облизать их, он снова поднял голову.
- И как это можно было уронить такую детальку? - насмешливо спросил он.
- Не твое дело! – преувеличенно храбро (на взгляд терроркона) пискнул автобот и подпрыгнул на месте. - Ну отдай же!
- Только если ты спустишься, - Хангрр пожал плечами, - я тебе не Омега, чтобы до третьего уровня дотягиваться. И в пожарный подъемник не трансформируюсь.
Автобот запыхтел, что было слышно даже с такой высоты. Подвески, болтающиеся на его антеннах и раскрытых фальш-дверцах, сердито зазвенели. Видно было, что расставаться со столь пикантной деталью накладной брони ему не хочется, но и прыгать вниз в объятия незнакомого десептикона тоже не сладкий энергон. Хангрр выразительно растянул набедренники на пальцах и сделал вид, что сейчас начнет творить с ними всякое непотребство.
- Прекрати! - негодующе закричал автобот, едва не свалившись за перила. - Сам сюда поднимайся, ты же из бывших десептиконов! Вы все летающие!
- Защиту сначала отключи, - почти мирно отозвался Хангрр, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не зарычать в предвкушении и не кинуться на заманчиво пахнущий болтливый кусочек металла.
Автобот скрылся на несколько мгновений, а когда появился, Хангрр почувствовал исчезновение напряжения блокирующих полей. Теперь он действительно мог взлететь, что и проделал.
Перемахнув через перила, он почти бесшумно для своей конструкции приземлился на гладкий пол, выложенный плиткой. Выпрямившись во весь рост, он оказался как минимум на три головы выше автобота. Тот упер руки в бока и задрал голову, осматривая его так, словно сам был огромным и злым террорконом.
- Моя деталька, - сказал он и требовательно протянул руку.
Хангрр всмотрелся сквозь широкое окно в большой парковочный номер и обнаружил, что там резвятся и остальные сияющие крошки, причем развлечения у них отнюдь не невинные... Он сглотнул антифриз и внезапно понял, каким именно образом его собеседник оказался лишен скромного клочка индивидуальной защиты. А еще он увидел охранников, скучающих у стен, и понял, что присоединиться к забавляющимся автоботам вряд ли удастся.
Тяжко вздохнув, он отдал нежный приз и почувствовал, что вот-вот окажется выставленным прочь. Автобот радостно цапнул пропажу, запрыгнул на столик, опрокинулся на спину и начал натягивать свое добро. Аккуратная интерфейс-панель на мгновение показала свои сегменты, маняще блеснув, и тут же оказалась спрятана под такой невесомой, но все же непрозрачной броней. Держатели прочно защелкнулись на бедрах и в паху, и броня тут же интегрировалась в общий слой, скрыв соединительные швы. Хангрр переступил на месте и угрюмо сделал шаг назад, собираясь прыгнуть с сияющего балкона обратно в темноту.
- Подожди, не уходи, - автобот с любопытством посмотрел на него. - Ты на наш концерт пойдешь?
- Нет, - буркнул терроркон.
- Не нравится? - фыркнул крошка-автобот, обидчиво задрав подбородок.
- Дорого, - все так же коротко пояснил десептикон.
- Хмм... Тогда подожди!
Автобот умчался в номер. Уворачиваясь на ходу от приятелей, он добрался до очередного стола, погребенного под всякими инфорамками, полминуты копался там и наконец побежал обратно, размахивая сияющей полоской.
- Вот! - объявил он, выскочив на балкон. - Это вип-браслетик. Мы такие раздаем мало кому.
- Че, серьезно что ли? - очарованно протянул Хангрр. - Давай сюда!
Автобот попробовал надеть браслет ему на запястье, но тот не замкнулся, оказавшись слишком мал. Озадаченно почесав за локатором, трансформер на мгновение задумался, а потом просиял, что-то потыкал на золотой игрушке и торжественно надел десептикону на палец ужавшийся браслетик.
- Теперь не упадет, - важно сказал он.
- А снять-то потом можно будет? - рассеянно спросил Хангрр, разглядывая непривычное украшение.
- Как снять только я знаю, - очаровательно хихикнул автобот и мигнул обеими линзами. - Думаю, он тебе не мешает. Правда красивый?
Хангрр хотел ляпнуть какую-то глупость типа «это ты красивый», но смутился и промолчал. Автобот потыкал пальцем в его руку, потом достал откуда-то из набедренного кармашка такой же сияющий как и он сам энергоновый кристаллер, сунул за щеку и сладко зачмокал. Запах подаваемой слабой кислоты, призванной растворить полимерную оболочку кристаллера, ударил в фильтры Хангрра почти одуряющее.
- Ну пока! - бодро сказал автобот, развернулся и побежал обратно в номер.
- Эй, поле-то включи! - крикнул Хангрр ему вслед, но трансформер уже кидался в кого-то цветной мишурой и, похоже, вообще забыл о его существовании.
Наверное, они и правда были глупыми, хоть и красавчиками и с приятными голосами, не говоря уже о фигурах.
Хангрр непроизвольно сделал движение в сторону освещенного помещения, но оттуда уже выворачивал охранник.
- Что, получил пропуск? - неприветливо спросил он. - Теперь топай отсюда, это выкупленная территория.
- А ты хоть кого-нибудь из них уже трахал? - жадно спросил Хангрр.
Охранник выразительно отстегнул парализатор. Хангрр зарычал, мгновенно перекинулся в трансформу, опасно щелкнул обеими парами челюстей и прыгнул за балконное ограждение. Темнота подхватила его, антигравы загудели, и тяжелая рептилоидная форма скользнула вдоль проулка. Кольцо по-прежнему надежно сидело на пальце, теперь свернутом вместе с остальными в подвижный сустав для широкой когтистой лапы.
Уже не помышляя о сторонних развлечениях Хангрр с максимальной скоростью добрался до собственной стоянки - вернее, до логовища, как в Ибексе называли парковочные отсеки, предназначенные для трансформеров без транспортной альтформы. Завалившись в логовище, он поспешил к терминалу прямого подключения и нырнул в глобальную сеть.
Будучи в числе огромной армии фанатов, Хангрр вовсе не чурался захаживать в сектор на одном из фанатских блоков, ограниченный значком интерфейса, и смотреть, кто что там накреативил по любимой группе.
Пылающие чистым похотливым фанатизмом десептиконы и прочие фантазеры неутомимо строчили бэк-стори и лепили трехмерные модификации, а то и полноценные ленты. Конечно, каждый спешил поставить себя на место главного героя, который могучим интерфейсом покоряет восхищенных звездочек большой сцены, и впоследствии они живут долго и счастливо. И регулярно, само собой.
Хангрр шумно вздохнул, вызвал моделировщик, отключил оптику и сосредоточился.
Восстановление линейки образов заняло не слишком много времени, и вскоре он бережно сгрузил в сетку свое коротенькое творение, в котором позвякивающие драгоценными украшениями автоботы предавались пылкой страсти под равнодушными взглядами охранников. Хангрр хитро скрутил видеоообразы, в основном слепив их с точки зрения охранников, но постарался передать и то, что могли видеть автоботы, тесно трущиеся деталями друг с другом.
Комментарии посыпались почти сразу, начиная от одобрительных - "вот это плавит всю пайку!" - до откровенно-завистливых - "в каком холо сюжет слизал?!"
Хангрр с достоинством принимал похвалы и матом посылал всех остальных изучать резьбу в собственных шлюзах. Еще были критики, утверждавшие, что трансформеры так себя не ведут и приемные порты блестками не посыпают, но на них Хангрр вообще не тратил внимание.
Последующие два цикла терроркон провел в безделье, шатаясь по торговым центрам и морально готовясь к тому что придется прорываться на места с боем, а заодно планировал где бы лучше встать у сцены, раз уж ему выпало увидеть столь знаменитых и роскошных автоботов в естественной среде обитания.
Потом настал знаменательный момент, тот самый седьмой цикл пятой декады, когда должно было состояться великое событие. Всю первую половину цикла Хангрр вдумчиво и тщательно чистился и полировался, причем не только снаружи. Он не был уверен зачем это делает, ведь все равно в алчущей зрелища толпе его порядком обдерут и оцарапают, а местами могут даже и погнуть - в угаре фанатской страсти в монстра превращается даже какой-нибудь скромный путевой обходчик.
К центральной арене он выдвинулся заранее, опять-таки прекрасно отдавая отчет себе в том, что является вовсе не одним таким умным. Но по крайней мере он был достаточно сообразителен, чтобы не идти воздушными коридорами - он предполагал, что их заблокируют и оказался прав. Летуны массировано закладывали петли и уходили на дальнюю посадочную линию. От многих слышался забористый мат - посадочная линия была далеко, и топать оттуда пешком предстояло изрядно, в то время как различные тяжеловесы уже успели заполнить все подступы. Утешало одно - концерт не начнется, пока все посетители не окажутся внутри.
Хангрр неумолимо пер к цели наравне с общей массой, то и дело на кого-нибудь огрызаясь и с усилием удерживаясь от перекидывания в рептилоидную форму. Иначе он бы тут половину идиотов пережрал бы. Самые крикливые обычно оказывались самыми вкусными, напичканными энергией под завязку. В конце концов он не сдержался и отломил какому-то излишне резвому идиоту кусок наплечника, а когда идиот обернулся, уже изрыгая недобрые пожелания, Хангрр демонстративно сжал кусок металла в пальцах и включил плавку. Увидев, как сминается и размягчается его деталь, а потом закидывается в пасть и пережевывается, идиот внезапно неистово поумнел и, замолчав, отвернулся.
- Пальчики оближешь, - прокомментировал Хангрр ему в спину, чавкая тянущимся металлом. Плавка у него была и во рту тоже.
Идиот отчетливо вздрогнул и немыслимым образом просочился куда-то в сторону между двумя идентичными бурильщиками одинаковой же расцветки. Проводив ускользнувший десерт разочарованным взглядом, Хангрр тряхнул головой и вновь сосредоточился на движении.
Движение было медленным еще и потому, что система проверки была крайне консервативной, использовались не массовые сканеры с высокой пропускной способностью, а десяток охранников, вооруженных считками. Хангрр знал, что такое происходит везде, и дружным общественным мнением это было приписано к самодурству и взбалмошности сверхпопулярных звездочек музыкального небосклона.
При входе на арену - на первой линии контроля - все демонстрировали пропускные коды, и в какой-то момент Хангрра посетила ужасная мысль - вдруг дурачок-автобот вручил ему вовсе не вип-браслет, а обычную побрякушку?
Стиснув дентопластины, он протянул охраннику руку, и тот равнодушно махнул над ней считывающим устройством. Раздавшаяся бодрая мелодия заставила охранника сбросить маску равнодушия, а Хангрра - переполниться радости.
- Хмм? - охранник приподнял надлинзовый щиток. - Откуда у тебя это? Украл небось?
- Да пошел ты, - самодовольно сказал гештальт-лидер. - Откуда он у меня, не твоего проца дело.
Охранник посмотрел на него взглядом, в котором читалось "я тебя запомню", но владельца заветного кольца пропустил, игнорируя глухой завистливый ропот остальных, да еще и вызвал напарника. Тот подхватил Хангрра за руку и повлек в обход последующих линий защиты.
- Вы что, каждого с пригласительным браслетом так таскаете? - изумился Хангрр по дороге.
- Ага. Всех шестерых, - хмыкнул сопровождающий. - Что ты сделал, чтобы заработать такой ценный подарок?
- Оказал услугу, - Хангрр сдвинул диафрагмы на линзах, припоминая сладкий автоботский запах и тонкий металл в собственных пальцах.
- Удивительные дела, - философски сказал охранник.
Таким манером в вожделенном фан-секторе Хангрр оказался гораздо раньше всех остальных и с комфортом занял место у самой сцены строго посередине, влившись в скудный коллектив остальных избранных. Попереглядывавшись друг с другом и оценив внушительность форм трансформеры молчаливо приняли нейтралитет.
А когда на арену ломанулась основная масса, им стало не до сравнений друг с другом. Хангрр чувствовал, как его плющит о непоколебимое ограждение - не потому что кто-то вздумал причинить ему вред, а в силу того, какое огромное количество трансформеров оказалось на одном пространстве.
Четверть стандартного часа спустя все посетители расфасовались, и под куполом засветились сигнальные полосы, обозначавшие максимальную заполненность и герметизацию входов. Опоздавшим влезть уже не удалось бы ни под каким предлогом.
Мгновение зрители молчали, а потом начал разрастаться шум. За несколько секунд уровень звука поднялся до нестерпимой громкости, и Хангрр с удовольствием добавил собственный мощный голос в общий ор.
Эта традиция, сопровождавшая все концерты «Золотых спиралек» тоже была ему прекрасно известна - участников группы от беснующихся зрителей отделял толстый стеклопласт, намертво впаянный в пол, потолок и боковые части купола. Он был монолитным, и убирался только одним способом - разрушением путем звуковых волн. Поэтому Хангрр добросовестно орал вместе со всеми, задирая частоты все выше и выше. До тех пор, пока стеклопласт не начал покрываться трещинами. Обрадованные зрители наддали еще, и еще немного, и еще чуть-чуть...
Стеклопласт зримо вздрогнул, трещины брызнули в разные стороны, и осколки градом посыпались в проход, отделявший сцену от фанатской зоны. Огромные проекционные мониторы дружно выдали полную развертку, и даже наиболее отдаленные ряды зрителей смогли насладиться феерическим великолепием маленьких фигурок, причудливо изогнувшихся и застывших на слишком большом для них пространстве.
Сияющий золотой полировкой автобот крутанулся на месте, наклонился вперед, открывая широкое объятие, и завизжал со сцены, раскрывая челюсти в диком оскале.
Хангрр почувствовал, как его с ног до головы сотрясает не менее дикое желание. Причем он не мог бы сказать - чего именно. Убивать кого-то, жрать, умирать самому, изнасиловать, взрывать... Решиться он не мог и потому взвыл, вскидывая руки. Вместе с двумя десятками тысяч точно таких же одержимых.
Непосвященному - а в особенности гражданскому автоботу - могло показаться, что «Золотые Спиральки» очень посредственная группа, участники которой беспорядочно верещат и прыгают по сцене под рвущие аудиодатчики запилы. Но на самом деле... На самом деле надо было быть кем-то вроде десептикона, военного или наемника, или еще кого угодно, кто мог услышать в жизнерадостных писках внезапный визг автономной пилы, смачно вгрызающейся под броневые пластины.
Порядочные и правильные трансформеры не понимали, почему так дорого обходятся волшебные билеты, почему каждый десятый на улице напевает плохо отрегулированным голосом что-то вроде «а я тебя любииил, а ты к другому ушееел, ну и пускай, ведь у меня все будет хорошоооо...» или «мы поссорились с тобой, ну и пууусть, а в другого, я в другого влюблюууусь...»
Очередной хит «Моя черная карамель» грохотал в динамиках, каждый из которых был размером с гештальт, и низкие инфразвуковые частоты, которые не прописывали ни на одном студийном альбоме, взрывались где-то внизу корпуса, стекая расплавленным ураном между ног.
Хангрр весь изогнулся, вздергиваясь и раскачиваясь в такт сдирающим калибровку ритмам. В какой-то момент он скользнул взглядом по ближайшему соседу, и выхватил четкую картину - перекошенное в крике лицо, нитевидно треснувшие линзы, и бешено вращающиеся под ними кольца оптических датчиков.
Спиральки на сцене бесновались ничуть не меньше тех, кто пришел полюбоваться на них. Сверкающие украшениями близнецы гнули спины, раскачиваясь на четвереньках и роняя из раскрытых ртов густую черную нефтемассу, сияющую радужными бликами. Недавний знакомец Хангрра извивался на своем синтезаторе, извлекая мелодию всем телом, ерзая на нем так, будто занимался интерфейсом. Вокалист вытворял что-то немыслимое у ретранслятора. Еще двое на ритм-установке работали в слаженном упоенном экстазе, роняя капли конденсата и охладителя. Все они так восхитительно бесстыдно отдавались собственной музыке, что Хангрр ощущал себя так, будто он трахается с этой музыкой самолично. Впрочем, не только он один.
Все чаще до аудиодатчиков долетали хриплые завывания трансформеров, вылетающих на перезагрузку. Апогей настал, когда на сцене переключили освещение, и зрители точно так же переключились на дополнительный спектр. Несколько мгновений спустя Хангрр поймал себя на том, что самым настоящим образом визжит от восторга. В новом раскладе стали видны хитро изогнутые и разветвленные игрушки, сияющие горячим светом глубоко в интерфейс-системах Спиралек.
Арена сотрясалась от диких воплей, и, подчиняясь им, вокалист немного подразнил себя переливающимся резонансным генератором, а потом с потрясающим чувственным стенанием отсоединил его от себя - весь сверкающий, обтекающий крохотными разрядами - и швырнул в толпу. Драгоценный генератор был моментально разорван на миллиард крошечных кусочков. Следом в толпу полетели точно такие же желанные для фанатов магнитные шарики и колечки расширителей, а так же все еще горячие блокираторы шлюзов. Потом декоративные нафарники, щитовые накладки и множество безумно сладких черных кристаллов, несколько которых удалось схватить и терроркону. После этого Хангрр потерял счет времени, и очнулся от безумного растянутого экстаза только когда феерическое шоу уже подходило к концу.
Напрыгавшиеся и навизжавшиеся Спиральки утомленно ласкали друг друга прямо на сцене, причем вокалист не забывал тянуть странную выворачивающую мелодию, которую тоже не записывали ни для одного альбома. От нее хотелось извиваться и целовать крохотные возбуждающие ножки, слизывая с них пыль обычного дорожного покрытия. Чтобы презренная грязь не смела касаться сияющих пластин.
Потом сверкающий драгоценным напылением автобот встал в позу завоевателя, попирающего ногой блок усилителя, запрокинул голову, провел пальцами от шеи до самого паха и повелительно запищал.
Возможно, на самом деле это был не писк, а стандартный голос трансформера, но Хангрр в силу конструкции не воспринимал частоты выше определенного уровня как адекватные звуковые колебания. Для него и для многих других тяжелых альтформ небольшие трансформеры все время забавно пищали. Если, конечно, не переключиться в другой режим восприятия, что лично Хангрр ленился делать. Иногда это пищание даже было забавно и приятно. Или заставляло сотрясаться от вожделения - прямо как сейчас, когда подчиняющиеся совершенному высокому голосу трансформеры выгибались, склоняли головы, надрывая шейные сервоприводы, и один за другим опускались на колени, запрессованные до состояния бездумных и покорных служителей сияющих божеств.
Но Хангрр все еще стоял на ногах. Вместе с несколькими другими фанатами, в которых он узнал всех, кто был приглашен по-особенному. Теперь он был уверен, что не он один это слышит - автобот пищит не только повелительно, но и призывно. Просит, чтобы кто-то большой и сильный пришел к нему, добыл топлива, отдал нужные запчасти, помог собрать конструкта...
Хангрр мотнул головой, наполовину зарычал, наполовину застонал и прыгнул с места.
Как он и ожидал, добраться до сцены ему не дали. Блокирующие поля сомкнулись на теле, и вместе с ним яростно задергались другие трансформеры, подчинившиеся требовательному крику. Затем отловленных мягко опустило уже за оградой, и подбежавшие охранники вежливо, но твердо повлекли их вдоль сцены к служебным выходам. Хангрр сначала засопротивлялся, но услышав заветное «особая вечеринка» мгновенно стал послушным как дрессированный дрон.
Спиральки снова включили гипердрайв и активно запрыгали, работая на бис и стимулируя публику, но главе террорконов было уже все равно. Открывшиеся перспективы сияли гораздо более заманчиво.
Впрочем, «особого» пришлось подождать. Всех их препроводили в явно заготовленную для этого люкс-парковку, размерами напоминавшую полигон. В одном конце находился масляный резервуар, в другом располагался целый энергозаправочный уголок с непременным доливщиком, вдоль стен переминались представители различных новостных каналов. К каждому прилагался оператор, оснащенный тяжеленным визором, транслирующим все записываемое напрямую в инфосеть. Завидев фанатов, удостоенных чести посетить знаковую вечеринку, представители медленно, но верно двинулись к ним, сохраняя на лицах вежливые улыбки и при этом хищно сверкая линзами.
Хангрр не успел опомниться как оказался в эпицентре массы вопросов, отвечать на которые в его состоянии было сложно до такой степени, что отказывал процессор. Эти придурки даже спрашивали его мнения по политическим вопросам!
К счастью, экзекуция продлилась недолго - к своим поклонникам наконец-то снизошли сами Спиральки. Хангрр успел заметить, что они так и не почистились, прежде чем алчная толпа скрыла маленьких красавчиков из виду.
Однако музыканты тоже были не промах и быстро расчистили себе дорогу, вынудив интервьюеров следовать за важно вышагивающими звездами. Участники группы с удобством расположились на полуплатформах, а новостники дисциплинированно выстроились полукругом. Охранники расположились за спинами своих подопечных.
- Спрашивайте, - милостиво разрешил вокалист.
Буксующие от нетерпения интервьюеры моментально дали общий залп. Хангрр предпочел не вслушиваться, что там спрашивали, но все равно отлавливал некоторые особо громко выкрикнутые фразы. Когда будет новый альбом... собираются ли они давать концерты там-то и там-то... Что они могут сказать своим фанатам... Правда ли что в их музыке используется субкодовое воздействие...
- Откуда вы берете вдохновение для таких шоу?! - выкрикнул кто-то и сунул таблетку передатчика прямо в лицо ударнику.
Перламутровый красавец задумчиво сунул палец в рот и пососал. Спрашивающий сделал странное движение плечами и отчетливо икнул вентиляцией. Хангрр не смог сдержаться от хихиканья. Великолепный ответ. Самый выразительный.
- Мы любим, когда нам приятно на сцене, - сказал со своего места напарник перламутрового.
- Я вижу, - растерянно отозвался журналист, что породило общий хохот.
После утомительного для хорошеньких головок интервью началась пора холо-съемок. Тут уже Спиральки с удовольствием принимали самые разные позы, играли с аксессуарами и посылали обязательные воздушные поцелуи. Все блистало, сверкало, хорошо пахло и заставляло каждый проводок похотливо вставать дыбом.
Хангрр уже думал, что от давления гидравлики у него вот-вот выбьет все заглушки, когда надоедливые трансформеры были все-таки выдворены вон. Вместо них появились какие-то неопределенные тусовщики, тут же начавшие шумно веселиться. Врубилась традиционная клубная музыка, не имеющая ничего общего с «карамельными» хитами. Хангрр за несколько мгновений потерял из виду всех Спиралек, и сердито двинулся сквозь толпу, намереваясь провести самый активный розыск. Но долго искать не пришлось. Его знакомый отдыхал на антигравитационном лежаке у резервуара.
- Иди сюда! - пискнул синтик и помахал ему.
Хангрр не слишком уверенно сделал несколько первых шагов, а затем взял себя в руки и решительно направился к ерзающему автоботу.
- Привет, - неоригинально сказал он, плюхаясь рядом. Лежак просел, но потом выровнялся.
- Здорово, что ты пришел, - сообщил красавец, с очаровательной непосредственностью влезая к нему на колени. - Ты мне понравился. Такой большой и вкусно пахнешь.
- Ты тоже очень вкусный, - не кривя процессором сказал Хангрр.
Запах взмокшего от тяжелого сценического труда автобота, пропитавшегося собственным конденсатом и множеством химических присадок, будоражил похлеще любого синтетика. Хангрр с наслаждением обнюхал довольно ворчащего трансформера, а затем не сдержался и слизнул несколько сладких капель, застывших на шее автобота. Проследил завлекательную дорожку дальше вплоть до изящного плеча, автоматически подцепил подвижные пластинки, чтобы помассировать подвижные шарниры под ними... и остановился. Что-то было неправильно.
Занятый обработкой сигналов удовольствия процессор не сразу переключился на сторонние вещи, и Хангрру пришлось выдержать несколькисекундную паузу, прежде чем наконец-то пришло понимание.
- Интересно, - сказал терроркон, проводя по плечу уже с нажимом. - Откуда такая конфигурация?
- Мм? - удивленно отозвался автобот, чуть отодвигаясь.
- У тебя в основе не гражданский конструкт, - терроркон недобро ухмыльнулся. - Зачем такой популярной крошке военные модули прямого встраивания?
- Это плохой вопрос, - сердито сказал автобот, отталкивая его руку. - Не буду говорить!
- А по-моему это очень нужный и важный вопрос, - Хангрр стиснул замершего красавца, показывая свою силу, и беззастенчиво задрал несколько других щитков на теле Спиральки. Он точно знал где нужно смотреть и не ошибся. - О, а вот еще и еще! Подрабатываешь наемником?
Автобот возмущенно задергался, скривил хорошенькое личико, отвернулся и ударил Хангрра по груди острыми пластинками, вплавленными в кончики пальцев.
- Какое твое военное обозначение? - прорычал гештальт-лидер. - Говори!
- Кранчер! - завизжал автобот, брыкаясь у него в руках. - Кранчер! Иди сюда!
Хангрр не успел даже сообразить, что автобот не называет себя, а зовет кого-то, как упомянутый Кранчер тут же оказался рядом. Судя по всему, у всех охранников была прямая коммлинковая связь, иначе в музыкальном грохоте Спиральку бы никто не расслышал.
Устрашающих габаритов охранник навис над мгновенно напрягшимся фанатом. Автобот еще раз извернулся в крепком объятии и пнул терроркона куда дотянулся.
- Кранчер! - запищал он жалобно и негодующе. - Скажи ему! Он меня спрашивает!
- О чем, мой сверкающий? - охранник говорил увещевающим голосом, но смотрел на Хангрра так, что даже лишенный чувства самосохранения лидер гештальта слегка забеспокоился.
- Онн.. ммнхх... Про кх... хх... войну, - сказал автобот и внезапно задергался в процессорных сбоях.
Голубые линзы сверкали яростью и обидой, но он не мог даже говорить, только резко дергался с ног до головы, часто втягивая воздух и издавая тихие стонущие звуки.
Вот тут Хангрр по-настоящему растерялся. Он ожидал чего угодно, вплоть до того, что сейчас все Спиральки разом поскидывают личины, окажутся пламенными революционерами и с криком «Смерть десептиконам!» начнут энергонопролитную резню. Но автобот засбоил, и что надо делать в таких случаях - терроркон не знал. Автоматически сжав маленького трансформера еще крепче, он беспомощно посмотрел на охранника. Тот оскалился по-звероконьи, присел на корточки и потянулся к автоботу.
- Не надо расстраиваться, прекраснейший мой, - проворковал он, вытирая дорожки конденсата, покрывшие лицо автобота. - Он глуп и невоспитан.
Хангрр собрался было сказать все что думает по этому поводу, но удостоился такого взгляда, что счел за лучшее поддержать нелицеприятное мнение о собственной персоне.
- Да, я глуп и невежлив, - согласился он. - Я больше не буду.
Автобот всхлипнул вентиляцией еще раз и замолчал, а потом завозился, сердито шипя. Судорожное дерганье тоже прекратилось. Охранник с гудением сервоприводов поднялся во весь рост. Всучив радостно ахнувшему автоботу разноцветную горсть кристаллоновых шариков, вытащенных неведомо откуда, он угрожающе стиснул пальцы на наплечнике терроркона.
- Еще одна попытка взломать его блоки, и ты отсюда выедешь в утилизаторе, - тихо и внятно пообещал он. - Все понял?
- Отвали, - неубедительно рыкнул Хангрр, наметанным взглядом выхватывая многочисленные оружейные секции, припрятанные за фальшпанелями.
Автобот у него на коленях увлеченно хрустел шариками, совершенно успокоившись.
- Понял? - с нажимом повторил охранник.
- Да понял, понял, - сдался трерроркон. - Может скажешь, что это за хитрый полимер на всю полировку?
Спиралька перестала хрустеть, расправившись с угощением с завидной скоростью, и Хангрр почувствовал, как ловкие пальцы автобота шаловливо трогают его за броню между ног, потирая толстый металл, словно могли заставить его открыться.
- Не скажу, - хмыкнул Кранчер. - Судя по всему, сейчас вы будете заняты. Как-нибудь прочитай на досуге про ДНК. Если найдешь, конечно.
Ухмыльнувшись, охранник отступил, оставив Хангрра во власти проснувшегося автоботского сластолюбия. Нетерпеливо дыша, синтик ласкал его бедра, изредка тоненько попискивая в базовом диапазоне. Хангрр не чинясь схватил его за нагретую задницу, сжал ее широкими ладонями, и включил двигатель на холостых.
- Может где-нибудь уединимся? - предложил он вполголоса, ну или по крайней мере постаравшись приглушить обычное раскатистое звучание.
- Дааа, - довольно протянул автобот, вынудив-таки его монументальную пластину разъехаться и щекоча пока что сложенные элементы.
Хангрр оглянулся и понял, что особая вечеринка перерастает в разгульную. Какой-то винтокрылый уже вовсю обжимал ярко-голубую Спиарльку, что сопровождалось крайне довольным выражением лица млеющей поп-звезды; неизвестные ему гражданские яростно обнимались прямо в танц-зоне, и в воздухе отчетливо чувствовался запах разогретых смазочных материалов. Не говоря уже о повышенном уровне оверранового излучения.
Терроркон решительно встал, подхватывая легкого автобота, и потопал к охранникам. Спрашивать их даже не пришлось - стоило ему приблизиться, как высокий желтый трансформер кинул ему пластинку ключа и указал на скрытую за декоративной занавесью дверь. Хангрр кивнул и проследовал куда велели.
Едва они оказались в уединенном месте, как автобот сразу вывернулся из надежных рук и бодро рванул к платформе. Далеко бежать не пришлось - практически все пространство занимала именно она - огромная и роскошная. Хангрр мимоходом подумал, сколько же это все стоит, пусть даже и в аренду, но все внимание уже было отвлечено на Спиральку, с комфортом расположившуюся в центре. Ну конечно, будет звезда такого уровня скромно жаться с краешку, как же. Хангрр неторопливо подошел к платформе, присел на нее и потянулся к своему призу, все еще частично сомневаясь в происходящем. Автобот засмеялся - опять эти высокие мелодичные звуки - и немного отодвинулся. Терроркон потянулся за ним дальше, и веселящийся трансформер вновь увильнул, кокетливо подмигнув подсветкой на бедрах.
Последующие пару минут они играли в увлекательную ловлю золотого шарктикончика. Потом Хангрр все-таки настиг резвящегося синтика, поймал за восхитительно широкие щиколотки и сдавил их обеими руками. Спиралька возмущенно задрала бампер, и Хангрр тут же лизнул выразительную округлость. О да. При других обстоятельствах он бы немедленно начал обгрызать этот прекрасный сплав, восхищаясь богатым вкусом, но только не сейчас.
- Попробуй меня, - спел автобот, убирая защитные пластины. - Прямо там поласкай...
Хангрр немедленно подчинился, разводя ноги синтика как можно шире. Автобот под его стараниями застонал и напрягся, весь задрожал, заелозил... Хангрр удерживал его на месте, стараясь просунуть язык как можно дальше, где обычно скрывались плохо изолированные участки. После чего внезапно наткнулся на какую-то преграду. В этот момент его избранник напрягся еще сильнее, вскрикнул, и Хангрру на язык скатились маленькие шарики. Основное программирование сработало быстрее аналитического сектора, и терроркон раскусил доставшийся сюрприз.
Взрыв обжигающего сладостного вкуса опалил каждый датчик во рту. Хангрр вздернул голову и почти закричал, не видя ничего перед собой. Несколько мгновений спустя шок сгладился, Хангрр встряхнул головой и обалдело уставился на автобота. Тот захихикал, прикрываясь ладонью, но затем не выдержал и расхохотался в голос, что, впрочем, не снизило приятной тональности издаваемых им звуков.
- Что это было? - едва ворочая челюстью поинтересовался терроркон.
- Это сюрпри-из, - очаровательно улыбнулся синтик. - Я видел, что ты любишь сладкое.
Хангрр сглотнул, облизнулся и с рычанием накинулся на автобота. Тот радостно заверещал, оказавшись придавлен до степени полного погружения в амортизатор. Хангрр торопливо закинул его ножки себе на бедра, активировал джампер, лихорадочно просчитал конфигурацию и с лету подключился, кажется, по ходу взломав несколько простеньких файрволов. Спиралька взвизгнула, хватаясь за его плечи. Хангрр приподнялся на руках, дрожащих от напряжения, и посмотрел под себя, дабы убедиться, что с его драгоценностью все в порядке. Автобот сводил диафрагмы, скрывая откровенное сияние линз, а в остальном выглядел просто прекрасно, и явно не страдал от каких-либо неудобств. Хангрр предусмотрительно ограничил собственное подключение только поверхностным уровнем, расставив ловушки для чистых эмоций и не рискуя лезть куда-то глубже. Если охранник говорил про какие-то там блоки... унннгх...
Он с заиканием всех фильтрующих систем втянул воздух. Автобот был хорош, бесстыдно хорош, словно какое-то совершенное устройство, предназначенное для разгона интерфейс-программ до максимума за считанные мгновения. Заработала даже топливная система, жадно напрягая шланги, и Хангрр после недолгого сопротивления все-таки выпустил один из самых тонких. Оснащенный датчиками поиска тот живо завертелся между ног автобота и настойчиво потерся о его шлюз. Красавец громко охнул и открылся. Хангрр вскинулся и зарычал, ощущая еще более тесную связь с предметом своего обожания. Стеная в голос, он начал раскачивать их энергополя, используя для этого все возможности полного соединения. Автобот под ним отчаянно царапался и звонко вскрикивал, явственным образом наслаждаясь происходящим.
Много времени им не понадобилось, и под громкую бессловесную песню автобота, сопровождаемую совсем немузыкальными звуками со стороны терроркона, оба скатились в перезагрузку. Шланг Хангрра выскочил из любезно принявшего его топливоотвода, и брызнул веером.
- Ааааа!... - простонал Хангрр уже в самом конце. - Не бывает такого-о...
Спиралька, тяжко выдыхающая пар ему в броню, слабо хихикнула. У лидера гештальта еще хватило сил и энергии вытащить автобота из-под себя, впрочем, не отключая джампера, и аккуратно откинуться на спину, водрузив напичканного интимным оборудованием автобота сверху. Собственная наспинная часть альтформы ушла до самой платформы, явственно продавив амортизатор, однако он был готов терпеть такие неудобства в обмен на роскошный вид.
Долго его захваты не продержались, и трансформеры медленно рассоединились.
Синтик громко зевнул, стравливая переизбыток давления в пневматических мембранах, и соскользнул под бок к большому партнеру. Хангрр знал, что при такой разности пороговых мощностей нужно затратить немалое время на калибровку, и глупых вопросов задавать не стал.
Автобот уютно сопел всеми фильтрами, а Хангрр занимался несвойственным для себя занятием - думал и анализировал. Слова охранника застряли в процессоре и беспокойно сверлили его, не давая впасть в приятное забытье. ДНК, ДНК... Какое такое ДНК? Как расшифровывается? Лидер гештальта уже прокрутил поверхностный поиск по общедоступной сети и теперь настойчиво рылся на более глубоких уровнях.
Динамически нестабильные конклавы? Достояние национальной консерватории? Доакадемические начальные курсы? Не то, все не то, чушь какая-то. При чем тут странное поведение автобота и его реакция на не очень приятный, но логичный вопрос? Нигде нет подсказок, хоть сам придумывай. Девиантное нейрологическое кодирование?
Ага.
Хангрр шумно вздохнул, наткнувшись на что-то подходящее. Девиантность тут была налицо. Нейрология тоже явно имела какое-то отношение. Значит искать именно в этом направлении?
Труды по психологии послевоенного периода. Исследования центров социологии. Кодекс о социальных нормативах. Медицинские профильные учреждения. Так-так...
Недостаточный уровень доступа.
Хангрр едва не сел от злости, но вовремя вспомнил, что рядом с ним покоится драгоценный груз, который необходимо оберегать всеми силами от различных потрясений. Слегка прочистив вентиляцию, он начал кружить вокруг заблокированной секции, за которой явственно чуял огромный и смачный кусок, в который хотелось впиться обеими парами челюстей.
В конце концов он не сдержался и ломанулся напрямую, использовав для этого тщательно припрятанные куски протоколов, спертые в свое время у Сиксшота. Вряд ли шестирежмник одобрил бы такое применение его способностям, однако МБК сейчас находился на собственном одиночном задании и схватить Хангрра за выхлоп не смог бы.
Размышляя о всяких посторонних вещах, Хангрр автоматически тралил предоставленный массив данных, набитых всяческой непонятной терминологией, пока не наскочил с размаху на знакомое сочетание букв, сложившихся из двух не очень обычных слов.
ДНК. Добровольная нейрокоррекция.
Чем больше он закапывался в сухие отчеты, тем страннее и неустойчивее делалась картина окружающего мира. Гештальт-лидер привык не задумываться о том, куда подевалась масса автоботов и десептиконов, чьи имена звучали на арене боевых действий куда громче остальных. Предполагалось, что они или покинули Кибертрон, или были уничтожены в ходе последней волны боевых столкновений, или... Обычно до этого места он не додумывал, всегда находились более интересные вещи.
Однако если он правильно понял, что написано в этих заумных трудах, никто никуда не улетал. Никого не расстреливали по темным углам. Они все остались здесь. И возможно кто-то из них сейчас отдыхал уютным клубочком рядом с ним.
Может быть даже это вовсе не автобот... Хотя чушь, чушь - ни один десептикон, будь он хоть сто раз переделанным и откорректированным, не может достичь столь потрясающего совершенства соблазна. Да и не позволит себе скатиться с уровня разрушителя миров до экзотического певчего дрона.
Хангрр полез еще дальше, не забывая периодически гладить теплый автоботский зад, вызывая тем самым неосознанные, но довольные вздохи вентиляции. Автоботы, добровольно превратившиеся в очаровательных идиотов, тоже представлялись слабо. Слишком живучими и хитрыми были эти куски шлака, немало попортившие ему энергона. Скорее тут подходила еще одна заумная статья, в которой он точно так же наткнулся на аналогичное сокращение, но образованное уже чуть-чуть другим способом: добровольная нейрокапсуляция. А заодно и на прилагающееся выражение «гиперждущий режим» и попытался размотать клубок пояснений, призванных описать суть явления, однако вместо этого запутывающих еще больше. Если он не ошибался, это было что-то вроде временной консервации всей личности, и накладывания сверху суррогата, собранного из крайне выраженных черт характера и призваний, определяющего дальнейшее поведение. И, наконец, отдельный академический труд крайне муторно и занудно излагал основные наработки трансплантации. Прямой перенос личностной матрицы в любой другой корпус без потери индивидуальности. Технологии промышленного запуска дрон-корпусов. Военные маскировочные прототипы – модель «артист», модель «дипломат», модель «ущербный». Перспективы мгновенной ретрансляции «личность-корпус» через гипермосты. Немыслимый план взрывной экспансии, происходящей без потерь личного состава, а вернее – личностей состава.
Для Хангрра все это было слишком сложно. Во всяком случае сейчас, когда системы были истощены разухабистым интерфейсом и очень хотелось жрать.
Ну и кто же из овеянных славой бойцов галактического фронта мог так увлекаться музыкой? Хангрр еще раз осмотрел Спиральку, тщетно пытаясь вычислить, кем на самом деле являлся этот кокетливый негодник. Автобот, словно почуяв, что думают напрямую о нем, пошевелился и включил оптику в четверть мощности. Хангрр подцепил его пальцем за подбородок и совсем на крошечное мгновение... на долю секунды испугался. Прекрасные линзы экзотической формы вспыхнули так жестко, будто их владелец собирался расстрелять беспомощного десептикона прямо на теплой платформе. Но затем мгновение миновало, и томная пелена вновь заволокла чисто-голубое сияние.
- Что случилось? - промурлыкал автобот.
- Ничего. Отдыхай. Я хочу, чтобы бы откалибровался как можно скорее.
Спиралька фыркнула и запустила ладонь ему между ног. Обнаружив причину десептиконского нетерпения, синтик азартно фыркнул и сел. Верхом на терроркона. Хангрр удивленно сверкнул оптикой, однако на инициативу автобота откликнулся очень охотно, невзирая на то, что часть альтформы опять неприятно уперлась в твердое.
Автобот застонал, и Хангрр тоже присоединился к нему, чувствуя странное горячее и покалывающее ощущение вокруг каждого развернутого штекера. До его процессора очень медленно дошла мысль о том, что синтик стимулирует его волновой подачей. Ааа, ооо! Как хорошо! Он едва не сбросил топливо от одних мыслей об этом. Автобот на нем подергивался и выдавал шипение статики, закатив датчики под верхний край линз. Затем подергивания стали более осмысленными, и автобот устремился к светлому перезагрузочному будущему. Хангрр закинул руки за голову, вцепился в амортизатор и застонал совсем в низких тонах. Спиралька раскачивалась на нем из стороны в сторону, сияющие обводы мелькали перед помутившимся взглядом, и несколько мгновений спустя Хангрр не выдержал соблазна. Отцепившись от амортизатора, он схватил автобота за бедра, вынудив притормозить, и быстро прижал низ ладони к выдающимся сенсорным пластинам Спиральки, после чего тоже подкинул несколько скачков напряжения. Автобот вскинулся и застыл в напряженной позе. Хангрр тоже напрягся до последней детали, уже плохо соображая и стремясь как можно скорее перезагрузиться, чтобы сбросить нарастающее давление внизу корпуса.
Финишировали они с разрывом в несколько секунд. Единственное, о чем Хангрр пожалел, так это об отсутствии у автобота достаточной мощности гидравлического сброса, не позволившей терроркону поймать ртом брызнувшие капли охладителя. Спиралька, заламывая руки, отверещала свое музыкальное «ре-экстаз» и медленно завалилась на спину. Хангрр вовремя поднял колени, чтобы не повредить партнера путем заклинивания джампера.
Дальнейший полуоборот был очень приятным и насыщенным. Автобот при всей своей компактности оказался поистине ненасытен, и с удовольствием катался на всех конструкторских решениях Хангрра в разных позах, а так же был откатываем на всех оборотах. Платформу они практически ушатали до непотребного состояния, в основном благодаря альтформенным деталям Хангрра, но и кое-какие взбрыки автобота заставляли предмет меблировки отчаянно скрипеть.
Бурный взаимный интерес стал угасать только ближе к завершению традиционного свободного периода. Порядком вымотав друг друга, трансформеры по молчаливому согласию снизили активность до минимума, и в середине очередного периода отдыха Хангрр сам не заметил как провалился в энергосберегающий режим.

Тревожно пискнувшие датчики оповещения заставили его вернуться в онлайн. Судя по таймеру, в отключке он пробыл пару стандартных часов. Автобот стоял рядом с ним на коленях и сердито смотрел на дверь. Кодовый замок еще раз крякнул в неприятной тональности, и дверь с шипением отодвинулась. Хангрр резко приподнялся, увидел в проеме знакомую фигуру и расслаблено бухнулся обратно в амортизатор.
- Саи Бла...
- Я тебя не звал! - возмутился идол половины Кибертрона.
- Саи Бластах, у вас запись нового трека, - вежливо, но твердо напомнил охранник.
- Не хочу! - капризно сказал автобот, не выпуская из руки тут же демонстративно оприходованный джампер.
- Мы с вами всю декаду это обговаривали, чтобы вы не забыли, - охранник был терпелив как дрон, что по-видимому воспитывалось особенностями профессии. - И в прошлый цикл тоже. Вы выступаете бэк-вокалом, саи.
- Не пойду. У меня есть с чем поработать устно, - невинно сказал автобот, плавно перемещаясь так, чтобы занять позицию на четвереньках над Хангрром. - Оох, как поработать, унмм...
Хангрр задрожал от кайфа, почувствовав вокальные упражнения у себя между ног. Охранник картинно прижал ладонь к лицу, наполовину закрывая оптику и выражая всем видом высшую степень безнадежности. Хангрр собрался с мыслями и слегка извернулся, чтобы видеть не только восхитительный бампер автобота.
- Дай нам четверть часа...
- Унгммм!
- Половину станд...
- Ммммнн!
- Стандартный час... - убедившись, что протестующего мычания не последовало, Хангрр продолжил: - мы сделаем кое-какие утренние дела, и я верну его вам в целости... и... о.. о... и в полной сохра-а...
Охранник отлепил ладонь, выразительно махнул рукой и удалился за дверь. Хангрр тут же накрыл пятерней гладкую корму. Автобот на секунду перестал напевать ему, и почти раскрывшиеся сегменты терроркона нетерпеливо дернулись. Хангрр и не знал, что можно в буквальном смысле слова одним только звуком заставить активироваться передающую систему. Он так не умел. С другой стороны... Терроркон приподнялся на локте, чтобы дотянуться до бампера, и горячо фыркнул на тщательно сложенные пластинки. Ответное мурлыканье обдало его горячей вибрацией.
Архивы с описанием проекта «гиперждущий режим» и ДНК могли подождать. Равно как и секторы с загадочными названиями «стратегическая консервация» и «дипломатическая пропаганда». Он не мог думать о таких вещах, когда над ним извивалась греховно сладкая Спиралька, остро заинтересованная в скорейшем интерфейсе.
А фанатские истории ему читать тем более расхотелось.

Вернуться к фанфикам