Как cтать звездой

Автор: Skjelle
Персонажи: Оптимус Прайм и десептиконы
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: dirty-talking, использование деталей не по назначению, много страшных псевдонаучных понятий.
Краткое содержание: Хотите известности, славы и танкер энергона впридачу? Мечтаете о новом взгляде на жизнь? Желаете получить уникальные знания? Тогда мы предлагаем вам...
Авторские примечания:
1. нет, мне не стыдно. Ну ладно, стыдно. Но это же искусство!
2. есть у меня нехорошая привычка перескакивать между точками зрения персонажей, не ставя перед этим никаких объяснений...
3. место действия - Кибертрон, уже воюющий, но еще не тотально.

Написано для tokyo
в благодарность за способствование рапространению мультфильма в глухих уголках страны

Нейтральные территории были единственным местом, куда можно было почти без опаски прийти и передохнуть, на некоторое время забыв о стратегиях, планах и принятии зачастую мучительных решений.
Оптимус Прайм свято берег эту возможность, тщательно продумав имидж, который позволял ему остаться безымянным и не привлекать излишнего внимания. Вернее, внимание он привлекал, но по совершенно другим причинам.
В данный момент он усиленно привлекал внимание ярко раскрашенной в изумрудные цвета фемки, расположившись рядом с нею у барной стойки. Дани - так она представилась - кокетливо хихикала и многозначительно мерцала изящно спроектированными линзами. Ее спутник сначала грозно хмурился и демонстративно шевелил ракетами на подвесах, но когда Оптимус на пальцах показал ему, что имеет в виду обоих, сразу как-то притих. Впрочем, долго это молчание не продлилось, и вскоре Оптимус с уверенностью мог сказать, что его ждет очень приятное времяпрепровождение на троих.
- Прошу прощения, нейтрал, - дроид-бармен внезапно прервал их беседу, подкатившись к ним по стойке и деликатно постучав Оптимуса манипулятором по плечу. - Наш посетитель за семнадцатым столиком выражает настойчивую просьбу переговорить с вами.
- Не сейчас, - раздраженно произнес Прайм.
- Он настаивает.
- Ну поговори с ним, Шайни, - промурлыкала фемка, элегантно закидывая ногу на ногу. - Такие типы обычно очень привязчивы, проще лично побеседовать с ними, чем отмахнуться.
Оптимус не мог отказать даме, поэтому улыбнулся ей, кивнул ее спутнику и неспешно проследовал к семнадцатому столику. Уже на подходе он понял, что гость ему не нравится. Это был весьма знакомый ему трёхрежимник-заправщик из десептиконов. И хотя Октан, соблюдая правила нейтральных территорий, закрасил свою маркировку, Оптимус его все равно узнал. Оставался только один вопрос, нет, два: первый - узнал ли его Октан, и второй (частично вытекающий из первого) - что ему нужно?
Остановившись прямо перед столиком, Оптимус демонстративно сложил руки на груди.
- Привет, красивый, - развязно улыбнулся ему заправщик.
- Привет, летучий, - отозвался Прайм, поддерживая непринужденный тон. - Чего хотел?
- Не хочешь присесть и выпить энергона? - поинтересовался Октан, шевеля крыльями.
- Я хочу поскорее услышать, по какой именно причине меня оторвали от беседы.
- Хорошо, - с легкостью уступил заправщик. - Во-первых, один маленький вопрос: к какой фракции ты относишься?
- Я из нейтралов, - прохладно ответил Оптимус.
- Нейтралы так не красятся, - протянул Октан. - Они все о-очень мирные.
- Значит я не очень мирный нейтрал. Итак?
- Куда-то торопишься? А я только-только настроился на беседу, - Октан постучал пальцем по наполовину пустому кубу энергона.
- Ты мешаешь мне развлекаться - прорычал Оптимус. - Еще раз повторяю: что ты хотел? Это должно быть что-то очень важное, иначе я просто оторву твои крылья!
- Ты точно не десептикон? - разулыбался Октан. - Мне кажется, я где-то слышал подобные интонации...
Раздраженно вздохнув, Оптимус мысленно пристрелил навязчивого летуна и собрался его покинуть. Во всяком случае, он убедился в одном - Октан не выказывал ни малейшего признака узнавания, и этого было достаточно, чтобы успокоиться.
- Погоди, погоди, - Октан вскинул руки. - Да, у меня есть к тебе важное дело.
- Ну? - Оптимус покосился в сторону барной стойки, и внезапно обнаружил, что фемка вместе с гонщиком уже куда-то ушли. Бесстрастный и героический предводитель автоботов почувствовал, что страшно зол. Теперь он собирался очень хорошо выслушать Октана, а потом вытащить его на улицу и переломать ему ноги.
- Финансовое дело, - произнес Октан и замолчал.
- Ну?!
- Мм... хочу предложить тебе сняться в одном видео.
- В каком же? - настороженно поинтересовался Оптимус.
- Только ты сразу не начинай орать и стрелять, хорошо?
- Та-ак? - протянул автобот.
Десептикон улыбнулся ему, и его линзы внезапно недвусмысленно замерцали.
- В интерфейс-видео.
Оптимус с трудом удержался, чтобы не врезать в самодовольную ухмыляющуюся морду. Ему, великому... так, ну ладно. Ему, безымянному нейтралу... Он шумно выдохнул, распространяя клубы испаряющегося хладагента.
- Нет.
- Неужели ты все еще не надорванный? - восхитился Октан.
Оптимус выразительно сжал кулак и поднес его к лицу десептикона. Тот сделал вид, что обнюхивает предложенное, и тихо засмеялся. Оптимус с трудом подавил естественное желание схватить Октана за горло и вырвать все топливные артерии напрочь. Но нахождение в баре на нейтральной территории предполагало запрет на любые военные действия, а также обычные драки под угрозой немедленной дезактивации всех участников. Впрочем, он все равно собирался вытащить его на улицу...
- В конце концов, что такого страшного в столь выгодном предложении? - Октан даже не думал хоть сколько-нибудь испугаться или проникнуться уважением к сверлящему его мрачным взглядом автоботу.
- Да я тебя заложу полиции нравов. За нелегальные съемки.
- Нелегальные - не значит бездокументарные, - хмыкнул Октан.
- То есть?
- Все вполне официально, - Октан толкнул по столу миником, жестом предлагая изучить содержимое. - Если хочешь, можешь сам убедиться. Это типовой контракт. Там все оговорено.
Оптимус раздраженно плюхнулся в кресло и сграбастал энергоновый куб одновременно с контрактом. Внезапно ему стало интересно - он никогда не задумывался над тем, как появляются записи такого рода. Ведомый этим несколько болезненным любопытством, он считал информацию, изложенную сухим протокольным языком. О да, в таком виде она не вызывала практически никаких нареканий. Желающему предлагался контракт на участие в съемках фильма, содержащего сцены интерфейс-характера... оплата... условия и бонусы... даже страховка, однако...
- Нашел что-то забавное? - поинтересовался Октан.
Оптимус спохватился, торопливо придавая лицу бесстрастное выражение. За маской было слишком легко прятать эмоции, и потому он, к сожалению, совершенно не мог контролировать их проявление. Рассмешил же его именно пункт о страховке. Он живо представил, как является в страховую контору, размахивая этим листком, и требует немедленно возместить ему ущерб, причиненный слишком бурным интерфейсом.
- Ну как, не слишком незаконно? - снова проявил интерес десептикон.
Оптимус опустил взгляд на нижнюю строчку. Сумма в энергоновом эквиваленте была... очень серьезной. Плюс в будущем контрактеру причитался процент от продажи каждой копии. Оптимус сомневался, что подобное видео будет насчитывать хотя бы сотню-другую экземпляров, но базовая оплата действительно впечатляла. Он еле удержался от очередной ухмылки, когда представил, что в его случае это вознаграждение целиком пошло бы на нужды военного дела. Оптимус Прайм, зарабатывающий энергон собственным телом! Роскошно.
- Я не собираюсь в этом участвовать, - сказал он, роняя миником на стол.
- Что тебе мешает? Честь? Совесть? Стыд? Обязательство перед кем-то?
- Я. Просто. Не. Хочу, - раздельно произнес Оптимус.
Десептикон приподнял надлинзовую пластину в легкой усмешке. Прайм нахмурился, не понимая этой мимики.
- Я вижу тебя здесь часто, - лениво проговорил заправщик. - Ты явно не связан моральными нормами.
Он еще и следил за ним. Десептиконская крыса.
Упомянутая крыса отпила глоток энергона и довольно облизнулась. Прайм задумчиво уставился на Октана, машинально постукивая пальцем по краю куба. Вообще, если посмотреть здраво - зачем он, вождь сопротивления, приходит сюда? Ведь сейчас он мог бы находиться на базе, занимаясь куда более полезными вещами - например, планированием очередной военной операции... Аагрх. Военные операции! Неизбежная скука, порождаемая зацикленностью на одной глобальной задаче, выгоняла его сюда, на нейтральную территорию - искать приключений, разгоняющих энергон в трубопроводах. Несмотря на то, что он был создан из металла, Искра его вовсе не была такой же твердой и холодной. Он ничуть не меньше других нуждался в обычных радостях жизни. Однако если бы его подчиненные узнали, как развлекается идеологически правильный Оптимус Прайм, они бы его точно сместили. Это щекочущее чувство опасности крайне нравилось ему.
- Я... я должен подумать, - очень медленно произнес он.
- Обязательно подумай, - Октан сделал почти незаметное движение и схватил Оптимуса за запястье. - Потому что ты мне очень понравился. А у меня хороший вкус.
Оптимус высвободил руку с секундной заминкой. Он не хотел себе признаваться, но мимолетное прикосновение десептикона заставило его схемы слегка нагреться. Он очень рассчитывал на парочку у стойки, и взбудораженные предвкушением нейронные связи не собирались так быстро успокаиваться.
И он действительно думал. Трое местных суток он вертел эту мысль в процессоре, то преисполняясь решимости, то ужасаясь. Одна его часть вещала о восхитительном новом опыте, другая скептически предлагала сходить к Рэтчету и провериться насчет сбоев в базовых программах. Но когда он начал останавливаться на полушаге, задумываясь о том, как это могло бы быть... Вот тогда даже рациональная часть фигурально махнула рукой и сдалась.
Отыскав первый же работающий уличный терминал, он нацепил наушники - это было необязательно, но придавало действиям большую конфиденциальность - и вбил в окне вызова длинный номер, продиктованный ему Октаном в том баре.
- Да? - почти моментально отозвался знакомый голос.
- Это я, Лайтшайн, - представился Оптимус выдуманной кличкой, которой пользовался на нейтральной территории.
- Не знаю таких, - холодно произнес Октан.
- Мы встречались в баре три дня назад, - неторопливо пояснил Оптимус. - Разговаривали насчет видео.
- А-а, так это ты? - теперь Октан, судя по всему, улыбался. - Хорошее имя. Сам придумал?
- Какое досталось, с тем и живу, - парировал Оптимус.
- Ладно, оставим этот вопрос в стороне. Ты все-таки решил.
- Да. В целом, я согласен.
Мембраны наушников передали тихий смех. Затем Октан продиктовал ему адрес, где они должны были встретиться - для подписания контракта и утрясания мелочей, как он выразился.
Не страдая излишней доверчивостью, Оптимус тщательно проверил по всем своим каналам, что это за место. Оказалось - бывшие научные лаборатории, нынче переоборудованные под очередное увеселительное заведение. На войне процветали развлечения, но никак не наука. Впрочем, если быть совсем точным, увеселительное заведение находилось в корпусе номер пять, а нужное ему место - в корпусе номер три.
- Оптимус Прайм, твой процессор разладился, - сообщил он сам себе, глядясь в зеркальную панель. Привычная для вылазок черно-фиолетовая узорчатая раскраска покрывала его с ног до головы. Немного подумав, он вытащил Матрицу и убрал в сейф. Ему не хотелось подвергать столь драгоценный предмет случайному риску, потому что на встречу он шел в абсолютном одиночестве. Если, конечно, не считать верный плазмомет, лучевой резак, нано-сеть и еще парочку мелочей.
С базы он выскользнул по коридорам, в которых не велось постоянное видеонаблюдение. Он пошел на этот риск, сделав часть собственной базы неподконтрольной, но при этом обезопасил себя.
К заброшенным корпусам он подобрался со стороны замусоренного, разбитого проспекта, не желая светиться у пятого корпуса, рядом с которым толкалась куча галдящих трансформеров. Он быстро, но осторожно прошел между горами щебня и останками ржавых механизмов неизвестного назначения. На крыльце третьего корпуса маячила знакомая крылатая фигура, правда, полностью перекрашенная в черный цвет. Оптимус хмыкнул, отметив занятное совпадение: обе стороны старательно маскировались друг от друга.
Он остановился шагов за пять до крыльца. Октан помахал ему рукой, развернулся и скрылся в темном дверном проеме. Оптимус направился за ним, включив собственную подсветку, однако мрачный коридор очень быстро закончился, и Оптимус шагнул в тускло освещенную комнату.
- Это место напоминает декорации ко второсортным хоррор-записям, - скептически заметил он.
- Что-то вроде того, - легко согласился Октан, присев на край стола, больше смахивающего на разделочный. - И потом, ты же не ждешь, что я приглашу тебя в офис.
- Точно, - хмыкнул Оптимус, подтаскивая к себе ближайший стул и садясь на него верхом. - Итак, я здесь. Начинай утрясать детали.
- Во-первых, наконец-то представлюсь. Октан.
- Сам придумал? - мстительно сказал Прайм, едва удержавшись от предательского "сам знаю".
- Это профессиональное, - гордо сказал десептикон. - Я заправщик.
- А почему же ты, заправщик, не представился еще тогда?
- Потому что не был уверен, что ты согласишься, - пожал плечами Октан. - Но теперь нам не нужно разводить дипломатию, верно?
- Не радуйся заранее, д... дружок, - Оптимус почти грохнул привычно-грозное "десептикон". - Прежде всего я хочу быть уверен, что в итоге меня не обнаружат на свалке деталей.
- Как ты мог подумать? - очень искренне возмутился Октан.
- Процессором. Так что насчет повреждений?
- Ну, как ты понимаешь, это интерфейс, а не коннектика, поэтому повреждения будут. Где-то может быть весьма больно. Но мы гарантируем твое наслаждение и оплачиваем ремонт, если возникнет необходимость.
- В обычной больнице? - презрительно хмыкнул Оптимус.
- Как можно, - Октан засмеялся. - Конечно же в закрытом секторе.
- На нейтральной территории.
- Да.
- Прекрасно, - Оптимус вздохнул. - Следующий вопрос: сколько вас будет?
Октан молча показал ему четыре пальца.
- Стандартные трансформы? - подозрительно уточнил лидер автоботов.
- Я, еще два трехрежимника и один транспортник. Про квинтессонов мы не снимаем, - хихикнул десептикон.
- А я бы не удивился... Продолжительность съемок? - Оптимус поймал себя на каком-то нездоровом азарте.
- Мм... справимся за несколько часов. У нас хорошее оборудование, - Октан небрежно провел пальцем по столу, снимая металлическую стружку. - Ты станешь невероятно богат, я предчувствую это.
- Да-да, я помню, процент с продаж, - Оптимус замолк и поерзал. - Я могу заранее увидеть тех, с кем мне предстоит так... близко познакомиться? - поинтересовался он со смешком.
- Несомненно, - Октан послал ему обольстительную усмешку и махнул рукой.
Тени, затаившиеся в углах помещения, зашевелились. Оптимус с трудом удержал собственную челюсть от полного отвисания. Потрясение было настолько сильным, что он невольно поднялся с места.
- Астротрэйн, - представил первого Октан. Огромные крылья шевельнулись, словно приветствуя автобота.
- Блитцвинг, - продолжил Октан. Танк-бот слегка склонил голову к плечу и вполне дружелюбно мигнул Прайму оптикой.
- И Мотормастер.
Оптимусу показалось, что он находится в овеществленном кошмаре. Он думал, что столкнется с малоизвестными десептиконами, однако вместо этого встретил мучительно хорошо знакомых личностей. Кандидатура Мотормастера выбила его из колеи окончательно, поскольку именно этот десептикон считал своим личным делом оторвать ему каждое колесо и завязать выхлопную трубу узлом.
- Эхм... вы уверены, что я вам подхожу? - заикнулся Оптимус, непроизвольно отступив. Нет, он был категорически к этому не готов. Морально не готов, физически, еще ржавчина знает как...
- Более чем, - внезапно оказавшийся за его спиной Октан взял его за плечи и слегка потянул на себя.
- А если я откажусь? - Оптимус сам вжался в него, когда перед ним встал Мотормастер, глухо урча ровно работающим мотором. От него исходил запах разогретого железа, оружейной смазки и энергона с предельно высоким градусом заряженности.
- Ты не откажешься, - спокойно произнес Октан.
- Страшно? - неожиданно осведомился Мотормастер. Его голос отдался внезапным резонансом в корпусе Оптимуса.
- По-моему, надо быть идиотом, чтобы не бояться, - ответил автобот.
- Это верно, - Мотормастер засмеялся. - Но мы добрые. Давай пятерню.
Оптимус медленно вложил руку в протянутую ладонь. Странное поведение врагов буквально гипнотизировало его. Мотормастер склонил голову и неожиданно церемонно коснулся губами его запястья.
- Мы доставим тебе удовольствие, - вкрадчиво прошептал он, и звук снова завибрировал в теле автобота. Оптимус вздрогнул от неожиданной покалывающей волны, распространившейся по его датчикам. Мотормастер замерцал линзами, и Оптимус увидел в этих линзах обещание таких вещей, что приличному автоботу полагалось бы уже бежать с криками ужаса. Но сам даже не двинулся.
- В этом-то и прелесть нашей съемки, - промурлыкал Октан, поглаживая его плечи. - Ты даже при всей своей боевой раскраске, - тут он хихикнул, - выглядишь на редкость... невинно. Тебе не помешало бы что-то изменить во внешности.
- Надстроить корпус? - мрачно поинтересовался Оптимус, невыносимо оскорбленный тем, что его сочли невинным. Разумеется, исключительно в смысле военных знаний.
- Нет. Допустим, надеть маску...
Оптимус передернулся. Хладагент нервно забурлил в трубопроводах, когда он представил, что в нем признают лидера автоботов. Он не был уверен, что вырвется отсюда без потерь.
- Значит, я выгляжу слабым? - свирепо вопросил он, старательно уходя в сторону от опасной темы маски, и демонстративно попробовал высвободиться.
- О, ну извини, не злись, - Октан с неожиданно пугающей легкостью удержал его и подышал в аудиодатчики горячим воздухом.
Между тем перед Оптимусом очутился Блитцвинг, подвигал плечами и фыркнул.
- Можешь меня потрогать, - утробно сообщил он. - Не бойся. Я не кусаюсь.
"А то я не знаю", - пессимистично подумал Оптимус, осторожно касаясь его траков. Двигатели Блитцвинга заурчали громче.
- Ты очень нежный автобот, - подвел он итог. - Я бы не хотел причинять тебе боль. Больше, чем надо.
Сделав столь воодушевляющее заявление, он отступил. Его место занял Астротрэйн, раскинувший свои крылья прямо перед обалдевшим от всего навалившегося на него автоботом. Оптимус кашлянул что-то приветственное, чувствуя, что голос ему отказывает окончательно. Он знал своих врагов только с военной точки зрения, но теперь ему открылись их маленькие темные секреты. И он собирался погрузиться в эти секреты с головой... Астротрэйн проурчал нечто неразборчивое и продемонстрировал будущему партнеру подобие улыбки, которой можно было напугать кого угодно.
- Пару дней назад повредил голосовой процессор, - прокомментировал Октан. - Но он так же заверяет тебя в своем уважении. И еще он читает тебя юникроновски соблазнительной хорошенькой штучкой, - и в который раз захихикал. Оптимус подумал, что у заправщика не все в порядке с головой.
Астротрэйн погрозил ему кулаком, но Октан только захихикал еще наглее. Сверкнув оптикой, Астротрэйн снова что-то прохрипел и неожиданно сунул руку между бедер Оптимуса, нетерпеливо ощупывая его.
- Стоп, эй, вы хотите начать это прямо сейчас? - Оптимус дернулся, приподнимаясь на кончики стоп.
- А зачем тянуть? - изумился Октан. - Господа, вы же готовы сделать это немедленно?
- Хоть сию минуту, - отозвался Блицвинг, сверкая оптикой.
- А контракт? - возопил Оптимус, безуспешно уворачиваясь от ловких пальцев.
На стол тут же легла пластина с контактным разъемом. Формально, он мог отказаться. Однако прекрасно понимал, что этот вариант вообще не рассматривается. Десептиконы точно не возликовали бы, вздумай он заявить о том, что не собирается в этом участвовать. Астротрэйн уже всерьез облапил его, явно вознамерившись заняться с ним интерфейсом в самое ближайшее время.
- Дай мне прочитать контракт! - рявкнул Оптимус в полную силу.
- Ого, - заметил Октан. - Нейтрал показывает совсем не нейтральные зубы.
Астротрэйн с ворчанием отступил.
Еще раз параноидально изучив все условия, Оптимус на миллисекунду потушил оптику и ткнул пальцем в разъем. Рациональная часть сознания плюнула и ушла в стазис. Цифровая подпись отпечаталась в контракте.
Астротрэйн тут же раскинул жаждущие объятия и остановился только в самый последний момент, пакостно расхохотавшись. Оптимус, уже приготовившийся свирепо отбиваться, разозленно фыркнул клубами пара.
- А теперь прочие детали, - возвестил Октан, наконец-то отпуская его. - Как видишь, мы все перекрашены в черный, ну и тебя тоже перекрасим... Если, конечно, ты не хочешь выступать в своем истинном облике.
- Да нет... - начал было Оптимус и судорожно закашлялся, сообразив, что едва не ляпнул "я и так перекрашенный". - То есть... что я говорю? Конечно перекрашивайте! В какой цвет?
- Мм... красный? - задумался Октан.
- Оранжевый, - бухнул Блитцвинг.
- Розовый? - усмехнулся Мотормастер.
- Ярко-голубой, - неожиданно хрипло произнес Астротрэйн и булькнул чем-то. - Светящийся в темноте.
- Отлично, - Октан потер руки. - Это ничуть не хуже, чем замечательные узорчики.
- Будешь напуганным светляком, - Мотормастер улыбнулся Оптимусу.
"Тоже мне, великий специалист по части местной фауны", - склочно подумал хладнокровный Оптимус Прайм, ответно улыбаясь.
- И еще одно, - вспомнил Октан, когда они прошли в пульверизаторную. - У тебя есть свободная закрытая частота? Мы тебе будем по ходу дела подсказывать, что и как.
- На третьей линии, - кивнул Прайм, заходя в кабинку и отключая оптику.
"Слышишь меня?" - пришел тихий, но отчетливый запрос.
"Да".
"Отлично. Включаю распылитель".
Три минуты спустя Оптимус критически разглядывал свое отражение в панели, постепенно приходя к выводу, что этот необычный яркий цвет ему действительно идет.
- А теперь сядь вон в то кресло и расставь ноги, - потребовал Блитцвинг, ввалившийся в крохотное помещение и буквально выпиннувший Октана.
- А почетный танец тебе не сплясать? - ласково-ядовито поинтересовался Оптимус.
- Мелкие детали мы закрашиваем вручную, - пояснил Блитцвинг, легкомысленно помахивая магнитной кистью. - Съемки не терпят небрежности.
Признав верность этого замечания, Оптимус неохотно опустился в кресло, больше напоминавшее электрический стул. Сначала Блитцвинг возился с его шейными, плечевыми и локтевыми суставами, потом долго наводил блеск на все пальцы, не забыл про колени и ступни, и только потом добрался до главного.
Оптимус поерзал, сдавленно хихикнув, когда кисточка прикоснулась к его промежности, нанося прохладную краску. Пока что это было всего лишь щекотно.
- Давай, расслабься, - нетерпеливо произнес танк-бот, - открывай переходники, я их тоже закрашу.
- К чему такая дотошность? - уперся Оптимус, начиная волноваться.
- К тому, что мы снимаем крупные планы тоже. Ты что, никогда не видел таких записей?
- Я предпочитаю заниматься этим сам, а не удовлетворяться перед монитором, - буркнул Прайм, почти через силу выполняя требование десептикона. Очень недолгое время спустя он снова заерзал. - Хочу заметить, что это мало похоже на покраску, - чуть дрожащим голосом произнес он.
- Ну ты же понимаешь, что перед камерой необходимо блистать, - Блитцвинг пощекотал его кисточкой в зазорах между броневыми пластинами.
- Так меня надо красить, а не... нхм...
- Ха?
Блитцвинг ухмыльнулся, затолкнув тонкий инструмент чуть глубже и наслаждаясь звуком лихорадочно пощелкивающих внутренних механизмов нейтрала.
- Э-это же еще не съемка, - одной рукой Оптимус вцепился в подлокотник, другой прикрыл оптику.
- Считай, что это маленькая тренировка.
"Я поражаюсь, как он до сих пор не накинулся на этого Лайтшайна и не сконнектил его во все порты", - поделился мнением Астротрэйн, поглядывая на монитор, где отражалось все происходящее в пульверизаторной.
- Ничего, скоро нам представится такая возможность, - хмыкнул Октан, рассматривая дрожащего нейтрала.
Между тем Блитцвинг закончил с крайне глубокой покраской деталей и вытащил ярко-голубую фигуру из кресла. Перекрашенный нейтрал пошатнулся, но затем гордо выпрямился и задрал подбородок. Блитцвинг ухающе расхохотался, обхватив его поперек корпуса.
Мотормастер нетерпеливо фыркнул и покинул студию, направляясь туда, где отчетливо пахло свежей краской. На входе он столкнулся с Блитцвингом и тот одобрительно кивнул, глядя на видоизмененную конструкцию товарища. Мотормастер оскалился, заходя в помещение.
- Гхрм! - только и сказал Оптимус, с немалым потрясением глядя на фигуру, выросшую в дверном проеме.
Узнать Мотормастера в этой фигуре было несколько... затруднительно. Больше всего он напоминал одного из тех трансформеров, которые взяли в качестве прототипов древних демонов. Огромное количество шипов, лезвий и когтей заставляло задуматься о том, что будет с тем несчастным, которого Мотормастер вздумает нежно прижать к широкой груди.
- Нравится такая модификация? - поинтересовался десептикон.
- До перегорания предохранителей, - ухитрился сострить Прайм.
Мотормастер захохотал и резким движением бросил Оптимусу куб с энергоном ярко-зеленого, фосфоресцирующего цвета.
- Хм? Что это? - автобот повертел подозрительный куб в руках.
- Скажем так: это твой допинг.
- Это еще зачем? - Оптимус нахмурился.
- Ох уж извините! - Мотормастер вновь захохотал. - Ты серьезно думаешь, что сможешь выдержать все, что с тобой будут делать, без стимуляторов?
- Вы, десептиконы, меня пугаете все больше, - мрачно сказал Оптимус.
- Замечательно, - теперь Мотормастер просто ухмылялся. - Тем реалистичнее будет наше видео.
- Пить прямо сейчас?
- Нет-нет, ни в коем случае. Это будет отдельная часть съемок, в которой мы заставим тебя это сделать. И, о да, будет весьма неплохо, если ты будешь задавать панические вопросы, а также сопротивляться.
Прайм кивнул, отдавая зеленый кубик. Мотормастер шагнул ближе и внезапным неуловимым движением пришлепнул ему на грудь самоклеящуюся пластинку. Оптимус опустил взгляд и еле удержался от улыбки - на его новой броне красовался знакомый символ автоботов.
- Зритель любит такие сюжеты, - пояснил транспортник. - Поймали десептиконы автобота...
- А что, вы и впрямь снимаете такие записи в реальном времени? - как бы между прочим поинтересовался Оптимус.
- Слушай, Лайтшайн, - Мотормастер подцепил его когтем за подбородок. - Это совершенно не должно тебя волновать.
Прайм оскалился и зарычал.
- Тц-тц, - ответно оскалился Мотормастер. - Побереги эту экспрессию для съемок, нейтрал.
Отпихнув его, Оптимус самостоятельно прошествовал по коридору, ориентируясь на звуки голосов. Остановившись на пороге очередного помещения, он огляделся. Видимо, это как раз и была студия, если судить по количеству камер и яркому освещению. Занятые подгонкой деталей, десептиконы не сразу обернулись на звук, но вот когда обернулись... Прайм слегка передернулся. Если бы он не знал, кто они такие, то решил бы, что попал в заброшенный храм демонов.
- Отлично, - Блитцвинг похлопал, выражая одобрение. - Тебе идет.
- Благодарю, - буркнул Оптимус. - Долго вы еще будете прихорашиваться?
- Мотормастер, признавайся, что ты с ним сделал, что он стал настолько нетерпеливым? - прохрипел Астротрэйн, заканчивая прилаживать к правому крылу угрожающе иззубренное лезвие.
- Пока ничего. Но потом сделаю.
На плечи Оптимуса легли когтистые руки, и он с трудом заставил себя промолчать, не сказать что-нибудь едкое. Мотормастер царапнул его броню и отступил. Видимо, он что-то сообщил по своей частоте остальным десептиконам, поскольку Блитцвинг и Астротрэйн сразу направились к выходу. Оптимус шагнул в сторону, уступая им дорогу.
- Ты слишком напряжен, - прохрипел Астротрэйн. - На, глотни.
На этот раз энергон был обычным, без всяких подозрительных расцветок и бликов, поэтому Оптимус залпом уговорил предложенный куб. Трехрежимник кивнул и последовал за своими коллегами. Они свернули в какой-то незаметный боковой проход.
- Прошу за мной, - снова дал знать о себе Октан. - Сейчас ты попадешь в лабиринт. Сначала съемка пойдет как любительское видео, всего с одной камерой. Потом основное действие переместится обратно в эту симпатичную лабораторию, где злобные и хитрые десептиконы соорудили подпольную студию, чтобы профессионально снимать на видео мучения своих несчастных жертв.
Оптимус засмеялся против собственной воли. Ему нравилось чувство юмора Октана. Ему нравилась его новая флуоресцентная покраска, мерцающая электрическим синим цветом. Ему, шлак побери, очень нравилось, как выжидательно и нетерпеливо смотрели на него десептиконы. Праймас, он чувствовал себя невероятно привлекательным.
Кажется, этот проклятый энергон был каким-то неправильным.
Они прошли по длинному коридору вглубь корпуса, и наконец Октан остановился перед тяжелой бронированной дверью. Кодовый замок пискнул, и дверная пластина медленно пошла вверх. За ней притаилась непроглядная тьма. Октан слегка подтолкнул Прайма в спину, заставляя переступить порог. Оптимус обернулся, вопросительно посмотрев на него.
- Здесь действительно настоящий лабиринт. Попробуй из него выбраться, не наткнувшись на нас.
- Стрелять можно? - с легкой ехидцей поинтересовался Оптимус.
- Только если ты хочешь сделать из нашей задумки видео категории "дезактив".
- А в... - Оптимус поперхнулся, заслышав название запрещенных дисков, на которых в реальном времени демонстрировалось, как вручную разбирают на запчасти функционирующего трансформера. - Вы и такое снимаете?
- Пока-пока, светлячок, - пропел Октан, тыкая в кодовую панель.
Бронированный сегмент опустился, полностью отрезая Оптимуса от внешнего мира. В процессоре поселилось четкое ощущение ужасающей подставы. Кажется, он влип.
Энергон, подсунутый ему Астротрэйном, явно был замешан на чем-то левом. Прямо сейчас Оптимус чувствовал, как его сервоприводы медленно начинают вибрировать от неподдельного страха. Он никак не мог заставить мыслить себя подобно лидеру автоботов. Больше всего ему сейчас хотелось заметаться по темным переходам, тычась во все стены с воплями о помощи.

- Астротрэйн, ты со своим химическим энергоном просто гений, - пробормотал Блицвинг, наблюдая на мониторах нервные перемещения нейтрала, передаваемые системой тепловых датчиков. - Я его уже хочу. Почти чувствую его страх.
- А ты, Октан, скажи нам, где раздобыл такого нейтрала? - поддержал Мотормастер.
- Снял в баре, - ответил тот, накручивая на заправочные шланги мощные переходники.
"Ты собрался его порвать?" - усмехнулся Астротрэйн, потирая горло.
- Он же не мини-бот, - Октан пожал плечами. - И потом, такую сумму нужно отработать по полной программе.
Между тем Оптимус уходил все дальше в лабиринт, тоже пытаясь ориентироваться в инфракрасном режиме, но с неприятным удивлением обнаружил, что датчики работают только на десять процентов. Видимо, хитрые десептиконы что-то с ними сделали во время покраски. Он остановился и начал торопливо тестировать все системы. Ничего подозрительного, разве что уровень нейронного возбуждения повышен. Оптимус вспомнил легкие прикосновения магнитной кисти и непроизвольно вздрогнул. Это было... изобретательно.
Продолжая машинально вертеть головой, он пошел практически вслепую, с трудом угадывая, где начинается очередной поворот и пытаясь выстроить объемную карту лабиринта, исходя из весьма скудных знаний о том, какие именно лаборатории тут были и какие опыты проводились. Но иррациональный страх продолжал исподтишка терзать его процессоры. И когда прямо по курсу вспыхнули четыре пары багровых линз, у великого Прайма едва не взорвался топливный насос от самого настоящего приступа ужаса.
- Кто здесь? - заорал он, в точности по плану сценария, но совершенно не отдавая себе в этом отчета.
"Какая неподдельная экспрессия!" - восхитился Мотормастер по закрытой частоте, слегка приведя Оптимуса в себя. Автобот попятился, споткнулся и выругался. Этого в сценарии не было, но получилось неплохо.
- Кто это ходит по запретным местам? - прохрипел Астротрэйн. Он точно добавил в свой голос какие-то частоты, потому что от этого вопроса у Оптимуса заныли сервоприводы.
- И кто же их сделал запретными? - в тон полюбопытствовал он.
- Мы.
Линзы разгорелись ярче, Оптимус развернулся на месте и метнулся в темноту. Насколько он помнил, никто не оговаривал, что он тут же должен сдаться. Поэтому он намеревался хорошенько потаскать десептиконов по этим катакомбам...
Вслед ему метнулись длинные мономолекулярные нити, тут же спутавшие беглеца по рукам и ногам. Оптимус рухнул на пол с грохотом, сделавшим бы честь Метроплексу, и руганью, посрамившей бы даже космических старьевщиков.
- Какой быстрый трансформер, - промурлыкал Блитцвинг. - Но мы быстрее.
Десептиконы окружили извивающегося пленника, подсвечивая обстановку собственными линзами. Оптимус скользнул взглядом по всем четверым и наконец-то обнаружил, у кого на плече закреплена камера. Почетную должность оператора взял на себя Октан.
- Как тебя звать, бродяга? - поинтересовался Мотормастер, толкая автобота кончиком ступни.
- Не ваше дело, отбросы, - повторил Оптимус беззвучно подсказанную фразу.
Его тут же пнули сильнее, и Оптимус перекатился на живот. Он повернул голову и автоматически выстрелил из наплечных лазеров. Последовали ругательства.
- Ах вот значит как? - прошипел Блитцвинг, резко садясь рядом с ним на корточки.
Трехрежимник схватил неожиданно проявившего характер пленника за затылок и приложил лицом об пол. Во все стороны брызнул энергон, Прайм коротко вскрикнул и попробовал ударить его спутанными ногами.
"Я не нанимался участвовать в побоях! - рявкнул Оптимус. - Я не мазохист!"
- Только попробуй выкинуть еще что-нибудь в этом духе, и твоя голова очень быстро окажется отделенной от тела, - прошипел трехрежимник, оттягивая его назад за рожки антенн.
- Надо его обыскать, - наконец вступил в разговор Октан. - Он из воюющих, вон символ какой четкий. Мало ли что у него еще припрятано?
Обыск очень быстро перешел в жадное ощупывание, сопровождаемое изощренными ругательствами со стороны автобота. Но когда десептиконы начали исследовать его под броней, ругательства сменились жалобными просьбами и мольбами остановиться.
"Сейчас мы тебя развяжем, - предупредил Октан. - С этого момента считается, что ты сдался"
Оптимус снова содрогнулся, когда искры с кончиков пальцев Мотормастера соскочили под его броню. Он не был уверен, что сейчас смог бы изображать активную борьбу, поэтому даже обрадовался такому развитию сценария. Мотормастер и Блитцвинг подхватили его под руки и поставили на колени. Октан попятился назад, снимая обстановку общим планом, а Астротрэйн потянулся к Оптимусу с весьма различимыми намерениями.
"Не надо меня целовать!" - почти зарычал тот по внутренней связи.
"Что такое?" - удивился Астротрэйн.
"Ненавижу протоформенные нежности", - тут же сориентировался автобот. Не мог же он в самом деле признаться, что вся нижняя половина его лица крайне остро реагирует на прикосновения.
"А кто сказал, что мы будем нежными?" - Астротрэйн ухмыльнулся и взял его за подбородок.
Сплошная полоса челюстных резцов распахала губы Оптимуса в одно мгновение. Металл отчаянно взвизгнул, заглушив короткий болезненный вскрик. Прайм дернулся в полную силу и почти вырвался, но десептиконы быстро сориентировались, выворачивая его руки под опасным для сочленений углом.
- Очень сладкий энергон, - оповестил всех Астротрэйн.
- То есть ты хочешь сказать, что было бы нецелесообразно прикончить этого типа? - уточнил Блитцвинг.
Астротрэйн кивнул и выразительно провел ладонью по животу автобота, пытаясь нащупать замки брони.
- Давайте отделаем его прямо здесь, - предложил Мотормастер, подмигивая в камеру.
- Что вы затеяли, а? - Оптимус плюнул энергоном в Астротрэйна. - Ублюдки!
- Тишина, автобот, - угрожающе произнес трехрежимник, хватая его за лицо всей пятерней и сжимая до скрежета.
- Только не здесь, - подал голос Октан. - У нас же есть Гнездо. Там гораздо более профессиональное оборудование. Вы понимаете, о чем я?
- Я тоже за Гнездо, - поддержал Астротрэйн, скривившись от боли в горле.
Старательно отбивающегося Оптимуса протащили по лабиринту, пару раз приложив головой о стены и в корне пресекая все его попытки трансформироваться. Уже знакомая студия встретила их темнотой, рассыпавшейся в то же мгновение, когда автобота повалили на стол. Яркие хирургические лампы залили светом бывшую лабораторию, и Оптимус непроизвольно опустил защитные фильтры на линзы.
- Не так ярко, - Астротрэйн уже не хрипел, а рычал. Специально он делал это или нет, но получалось устрашающе.
Октан сбросил портативную камеру и пошел орудовать с освещением. Между тем Блитцвинг и Мотормастер прижали Оптимуса к столу, а Астротрэйн методично принялся ослаблять его броню. Заодно он снял заглушки со всех приемных портов и вытащил наружу несколько топливных шлангов.
- Прекрати! - сорвался Оптимус, до сих пор хранивший гордое молчание. - Нет! Убери руки! Ржавчина!..
- Как будем определять, кто первый его попробует? - поинтересовался трехрежимник, отходя в сторону и любуясь на дело рук своих.
- А вон пустой куб валяется, на стенках у него имена напиши и бросай, - посоветовал вернувшийся Октан.
"Ты горд тем, что каждый хочет быть первым с тобой?" - поинтересовался он у Оптимуса, мимоходом щекоча его разъемы.
"Я... ух, нет, только не трогай здесь..."
- Неужели ты не хочешь наслаждаться тем, что я делаю? - удивился Октан, наклоняясь ближе.
- Октан, мы еще не определились, - ревниво напомнил Мотормастер.
- Но мы же не хотим, чтобы автобот заскучал в ожидании, - улыбнулся заправщик.
"Хватит, хватит, Октан, ржавчина тебя задери, хватит!"
"Лайтшайн, это реальное видео, - в голосе Октана зазвучало раздражение, - тебя будут интерфейсить, я доступно выражаюсь?"
- Ага! - радостно завопил Блитцвинг. - Я первый!
- Везучая скотина, - кисло заметил Мотормастер.
- Умолкни, неудачник.
Оптимуса сдернули со стола, и Астротрэйн занял место товарища. Октан нырнул вниз, зазвенел там чем-то, и на ногах Оптимуса защелкнулась тонкая цепь. Автобот дернулся, но Октан быстро наступил на цепочку, и дерганья пропали впустую. Вдобавок он схватил болтающиеся шланги и сдавил их наконечники. Оптимус резко выгнулся, невольно подаваясь навстречу Блитцвингу. Танк-бот сверкнул оптикой, ухмыльнулся и сунул обе руки под его грудную броню. Кабели автобота сыпанули искрами.
"Эй, погоди, погоди, ты что делаа... оо..."
- ...оох!
Стон прозвучал сразу в двух диапазонах. Блитцвинг расплылся в улыбке еще шире, продолжая перестраивать тонкие схемы, на скорую руку спаивая отдельные проводки в одном лишь ему понятном порядке. Оптимус почувствовал себя так, будто сейчас задымится.
- Ну что, я попал в правильное место? - проворковал Блитцвинг, шевеля пальцами. - Ох-ох, надо же, как здесь горячо...
- Ммм...ооо!
Дикое возбуждение разгоралось в центральном процессоре, и вскоре насквозь логичный и уравновешенный лидер автоботов начал бесконтрольно дергаться, одновременно пытаясь потереться о своих партнеров.
- Давай, сделай его, - не выдержал Мотормастер. - Он сейчас уже нас зальет.
- Заткнитесь, - самодовольно произнес Блитцвинг. - Эй, автобот, ты готов?
- Да, - смиренно пробормотал Оптимус, следуя переданным инструкциям.
- Я тебя порву, - предупредил Блитцвинг с садистским наслаждением в голосе.
- Я... знаю...
- Разорву твои переходники, - еще раз повторил танк-бот. - Ты понимаешь?
- Да...
- Ты хочешь этого?
- Да!
- Тогда попроси меня.
- Чт... как? - слабо удивился Прайм.
- Повторяй за мной: пожалуйста, порви меня.
- Я не могу... не хочу... - Оптимус почти стонал, извиваясь в руках десептиконов.
- Порви меня, пожалуйста, - нараспев повторил танк-бот и пощекотал его кончиком штекера.
- Нн... нгхх... пожалуйста...
- Пожалуйста что?
- П-порви меня...
- А теперь всю фразу целиком.
- Пожалуйста, порви меня! - отчаянно завопил автобот, дергаясь ему навстречу.
- Если ты надеешься, что демонстративная покорность сделает это легче, то надеешься зря.
- Я хочу! Хочу этого! О, пожалуйста-а!
"Умница, - одобрительно сообщил Блитцвинг по внутреннему каналу. - А теперь расслабься и приготовься немного потерпеть"
"Что-то мне это не нравится", - успел передать слегка пришедший в себя Оптимус, а затем вновь сорвался на крик.
- Шлак вас забери! - он выгнулся, со скрежетом проехавшись ногами по полу. - Охх! Аа!
Октан снова потянул его за шланги, напоминая о своем присутствии, и Оптимус внезапно почувствовал, что его внутренние шлюзы ослабевают. Блитцвинг опять сунул пальцы под его броню и очень уверенно перещелкнул несколько реле. Прайм едва удержался от недостойного вопля, когда понял, что с ним сделал трехрежимник. Он запустил слив топлива!
Шланги в руках Октана завибрировали, напряглись, и на пол брызнул энергон.
- Какой у тебя нижний порог? - поинтересовался Блитцвинг, глядя на радужные струи.
- Семьдесят процентов! Останови! Останови его!
Автобот чувствовал, как быстро отключаются второстепенные функции, а основные переходят в экономичный режим. Ноги у него подломились.
- Хва... тит...
Блитцвинг кивнул и снова защелкал чужими устройствами. Октан пробурчал что-то насчет хиляков и задумчиво потянул шланг в рот, тут же слегка прикусив плотную резину. По студии прокатился настолько гортанный стон, что звукоуловители завибрировали.
- Давай, автобот, не сопротивляйся.
Блитцвинг притянул его поближе и врубил собственные силовые установки. Разъемы, стискивающие его штекеры, казалось, сжались еще сильнее, в коннекторах аж задергало. Яростные электрические уколы пробежались по соединительным проводам. Нейтрал тоже задергался, и на броню трехрежимника брызнуло горячим. Танк-бот глумливо оскалился - не только стараясь для камеры, но и ради собственного удовольствия. Он не стал закрывать шлюзы Лайтшайна так же хорошо, как раньше, оставив их чуть ослабленными. Теперь любое мало-мальски приличное сотрясение заставляло того течь.
- Ннн... мм... что это за... умм...
Оптимус еще пытался выговорить разбегающиеся слова, а датчики безопасности уже определили, что с ним происходит. Электромагнитное поле Блитцвинга захватило все его системы и начало изменять состав энергона. Автобот завертелся в меру своих сил, задергался и в конце концов взвыл. Десептиконы наслаждались лихорадочными просьбами и мольбами, транслируемыми одновременно по обеим частотам. От его содроганий энергон так и летел во все стороны, все больше изменяя цвет. Чем темнее он становился, тем сильнее изменялась консистенция, пока наконец бывшая сверхлегкая жидкость не начала стекать по броне Оптимуса густыми каплями.
Блитцвинг чувствовал, как собственное поле автобота восхитительным образом съеживается, уплотняется и начинает едва заметно пульсировать от напряжения. Так чувственно, так безумно сладко и так беспомощно. Он прекрасно знал, что это насильно сжатое поле сейчас погружается в самого автобота и окутывает каждую его деталь мучительным, но блаженным до крика напряжением. Блитцвинг надавил еще сильнее, а потом дал чужому полю крохотную лазейку. В спектральном режиме можно было видеть, как оно метнулось на свободу безумным протуберанцем. Нейтрал дернулся, запрокидывая голову. Трехрежимник снова нажал и снова отпустил - еще одна судорога. Удовлетворенно фыркнув, он продолжил эти нехитрые действия и даже не сразу заметил, что Лайтшайна уже никто не держит, а он сам изо всех сил цепляется за плечи десептикона.
"Хва..! тит…! - слабо раздалось по закрытой линии. - Я… не… мог..! гу..!"
Блитцвинг хрипло засмеялся, хватая его за левую антенну - уже и так слегка погнутую - и заставляя запрокинуть голову. Танк-бот давно заметил, что ему то и дело невыносимо хочется пустить челюсти в ход, ну а сейчас для этого был просто замечательный повод. Главное - не увлечься. Свободную руку он с трудом, но все же пропихнул под наспинную броню своей жертвы, тут же начав покручивать все доступные кабели. Нейтрал почти заскулил. К этим прекрасным (по мнению Блитцвинга) звукам добавился мелодичный звон, и трехрежимнику понадобилось целых несколько секунд, чтобы понять, что это звенит цепочка на дергающихся ногах Лайтшайна. Где-то там внизу орудовал заправщик, перебирая чужие шланги, и все это вместе очень быстро привело к тому, что Блитцвинг сорвал главный приз: нейтрал в его руках начал каскадно перезагружаться под треск электричества и неконтролируемые вспышки всего поля. Трехрежимник почувствовал, как эти вспышки пробивают его защиту, быстро нагружая все сенсорные датчики. Он конвульсивно сжал пальцы, выкручивая чужие кабели, и взревел от чистого восторга, когда его собственные системы почти взорвались, утопая в хаосе беспорядочных кодов.
В онлайн Оптимус вернулся уже лежа на полу и тут же схватился за разъемы, в которых саднил надорванный металл. Броня на ногах, похоже, была вообще сорвана, но хотя бы цепь с него сняли.
- Ну как тебе танковое топливо?
- Ммм...
На более внятный ответ сил у Оптимуса не хватало. Он повернулся на бок, сворачиваясь в клубок и прижимая руки к брюшной секции. Вообще-то, он был уверен, что окажись на его месте любой другой трансформер, то уже помер бы от такой резкой замены. Модифицированный энергон тяжело катился в трубопроводах, обжигая тонкие стенки. Еле отошедшие от перезагрузки системы крайне спешно перекалибровывались в автоматическом режиме.
- Нет, он так долго не выдержит, - разочарованно вздохнул Блитцвинг. - Тащите сюда энергетик.
- Какой энергетик? - проскрежетал Оптимус
- Цыц, автобот.
Знакомый зеленый кубик вплыл в поле зрения, и Оптимус вспомнил, что должен решительно отказываться от него. Поэтому он для начала попробовал пнуть Блитцвинга, потом отпихнуть Астротрэйна и, наконец, хотя бы плюнуть в Мотормастера. Радостно гогоча, десептиконы схватили его за издерганные Октаном шланги.
- Ржавчина вас доконай! - взвизгнул Оптимус, пытаясь расцепить чужие пальцы.
- Пей.
Несчастные шланги, пережатые у оснований, сладко заныли, и Оптимус послушно начал давиться жутковато мерцающим допингом. У него действительно было мощное действие. Перемешавшись с танковым энергоном, он дал такой эффект, что Прайм заскулил, сжимая кулаки. Его двигатель басовито зарокотал.
"Отличная штука, - прокомментировал Мотормастер. - А теперь поехали по полной программе!"
- С полями мы поиграли, - задумчиво протянул он уже вслух. - Что еще? О да, я знаю.
"О нет", - коротко произнес Оптимус.
Транспортник легко запрыгнул на стол и похлопал себя по колену. Астротрэйн с Октаном гнусно захихикали на два голоса, поднимая автобота и подталкивая его к следующему этапу развлечений.
- Любишь электричество? - поинтересовался у него Астротрэйн почти в самый датчик.
Оптимус застонал как вслух, так и мысленно. У судьбы определенно было отвратительное чувство юмора, такое же тупое и прямолинейное, как... как Девастатор.
- Будет справедливо, если этим займусь я, - промурлыкал Мотормастер. - У нас, если меня не подводит видеосистема, почти одинаковые трансформы, и я-то точно знаю, как сделать тебе хорошо.
В соответствии с подсказками, Оптимус молча, но ожесточенно отбивался, пока его все-таки не заставили сесть верхом на Мотормастера. Заталкивание штекеров происходило под аккомпанемент хрипов и стонов, а также завывания перегретых двигателей.
- Блитцвинг, ты не очень-то постарался, - почти прорычал Мотормастер, удерживая стонущего партнера за бедра.
- Я решил, что тебе будет приятнее иметь дело с неразношенными разъемами, - сразу же отреагировал трехрежимник.
- Меньше разговоров, больше дела, - потребовал Октан. - Или кое-кто сегодня пил мало энергона?
Сверкнув на него оптикой, Мотормастер жутко улыбнулся Оптимусу и открыл доступ к своим генераторам. Оптимуса подбросило на месте, а его голосовые датчики выдали какое-то захлебывающееся скрежетание. По десятку кабелей текло настолько высоковольтное электричество, что у Оптимуса что-то искрило в процессорах. Он схватился за треклятые кабели, сжимая их в экстатической муке, и Мотормастер застонал, вздрагивая. Они действительно очень хорошо знали слабые места друг друга. Но десептикон не собирался уступать какому-то нейтралу и быстро начал выстраивать обратную связь. Он с восторгом чувствовал, как переходит к нему управление чужими системами.
Пару минут он развлекался тем, что гонял в тестовом режиме все системы партнера, проверяя их на выносливость, и остался весьма удовлетворен результатом. В конце его экспериментов Оптимус начал лихорадочно хватать ртом прохладный воздух, особенно после того, как Мотормастер разогнал его двигатель до максимальных оборотов. Он все больше перегревался, не в состоянии контролировать этот процесс, и даже не мог транслировать хотя бы пару слов. Видимо, Мотормастер почувствовал что-то неладное в его рваных телодвижениях и вернул ему возможность говорить.
- Ты, озабоченный ублюдок, у меня сейчас полетят все предохранители, - тут же выдал Прайм.
- Что? - Мотормастер приподнял надлинзовую пластину.
- Я… медленнее! Пожалуйста.
Оптимус обхватил себя руками, пробуя удержать рвущуюся наружу энергию. Мотормастер даже не думал отключаться от него, но хотя бы перестал насиловать перегрузками. Впрочем, долго спокойствие не продлилось.
- Ну что, ты уже готов? - поинтересовался Мотормастер с десяток секунд спустя.
- Нет-нет, я еще не остыл, - возразил Прайм с отчетливыми паническими нотками.
- А я думаю, все-таки пора, - засмеялся десептикон.
Снова начав перегонять электрические волны, он сунул большие пальцы в бедренные сочленения нейтрала. Где-то там, насколько он помнил анатомию всех транспортников, должны были находиться особые микросхемы… Трансформер, сидящий на нем, резко вздрогнул, и Мотормастер мысленно поаплодировал себе.
- Давай ты сейчас покажешь, как любишь это занятие, - предложил он. - Вот так?
- Мм…
- А может быть так?
- Н-нее…
- Или так?
Каждый вопрос сопровождался нажатием на крохотные контактные пластины и вызывал мгновенный отклик. Нейтрал сжимал его коленями с такой силой, что голубая броня перестала блестеть, покрываясь сетью мелких царапин.
- О мой... Ох Праймас... ааххмм!
Синяя оптика налилась густым фиолетовым цветом, во рту плясали крохотные молнии. Оптимус чувствовал, как внутри него расплавляются тончайшие детали, падая на беззащитные схемы обжигающей капелью. Впрочем, замученные датчики уже не регистрировали толком - боль это или удовольствие, только стенали от перегрузки, сигнализируя о том, что вот-вот взорвутся. Намертво соединившая их обратная связь позволяла Мотормастеру держать его на грани перезагрузки, доводя до отчаянных просьб. Он по-настоящему просил десептикона позволить ему перезагрузиться.
Но просить ему пришлось очень долго.
Когда волны взаимного удовольствия поутихли, Мотормастер позволил себе минутное проявление милосердия, рассеянно поглаживая горячую спину Лайтшайна, прежде чем спихнуть с себя расслабившегося нейтрала. Тот едва не рухнул на пол, чудом удержавшись. В следующее мгновение его уже придержал Октан, дергающий крыльями от нетерпения.
Прайм впервые за множество циклов просто не успевал за событиями. Он только что перезагрузился, раскаленные схемы все еще потрескивали, а его уже перевернули на спину и придавили, настойчиво шарясь по бедрам.
- Раздвигай ноги, - прошептал Октан ему в датчик. Тихо-тихо, но достаточно для чутких звукоуловителей.
Оптимус протестующе замычал, но под воздействием длинной тирады, переданной на закрытой частоте, неохотно уступил. Сначала он медленно согнул ногу в колене, потом приподнял и, наконец, закинул на бедро Октану.
- Молодец, - насмешливо подбодрил тот. - А теперь сделай то же самое другой ногой.
Подергавшись для приличия, Оптимус удовлетворил его просьбу. Октан пробурчал что-то одобрительное и навалился на него всем весом, заставляя почти прижать колени к груди.
- М-мои шарниры! Грр!.. Оох!
"Все видно?" - нетерпеливо поинтересовался заправщик у Астротрэйна, сам разводя ноги.
"По высшему разряду. Начинай, а то я сам к вам присоединюсь!"
"Ну уж нет, сейчас он только мой..."
- Расслабься, автобот, - вслух произнес Октан, придерживая Оптимуса за запястья. - Сейчас я тебя заправлю самым лучшим энергоном.
- Только не надо рвать меня, пожалуйста, - весьма правдоподобно простонал тот.
"У меня не было партнеров-заправщиков", - заметил он по внутренней частоте.
- Наслаждайся новыми ощущениями, - улыбнулся Октан, вталкивая в него массивный переходник.
- Аааа!
Подсказки не приходило, но Прайм счел очень уместным заорать. Октан сладко вздохнул, мерцая линзами. Нейтрал крутился и извивался под ним, явно не испытывая огромного счастья от первого контакта. Чувствуя возбуждающую пульсацию силовых полей, Октан продолжил свое продвижение вглубь чужих механизмов, яростными толчками пробивая себе дорогу. К сожалению, после первого крика нейтрал только скрежетал зубами, больше не радуя слух будущих зрителей. Октан счел это возмутительным и подстегнул партнера электричеством. Вопль разлетелся по студии, нейтрал ударился затылком о стол и отчаянно полыхнул оптикой. Его удовольствие было почти видимым. Октан слышал, как трутся друг о друга металлические части их тел.
"Не так сильнооох, - простонал Оптимус, - я перегреюсь... быстро..."
Шланг уже протолкнулся в него гораздо глубже, чем необходимо для заправки. Прайм начал стонать уже вслух, чувствуя, как переходник раздвигает плотно подогнанные внутренности. Настойчивые толчки увенчались закономерным итогом - окончательно соединившись с ним, Октан начал перекачивать энергон. Оптимус задергался, но заправщик резко нажал на его колени, в бедренных суставах у Прайма что-то хрустнуло, и он подавился коротким вскриком. Вновь начавшаяся перекалибровка сбивала его с толку, а потом Октан снова добавил электричества, из-за которого все внутренности автобота начали мучительно-сладко вибрировать.
"Я больше не могу. Хватит!" - наконец, сдался он.
"А тебе и не нужно мочь. Всего лишь терпи".
Оптимус еле-еле подавил недостойный всхлип, изо всех сил пытаясь контролировать стонущие от нагрузки системы. Толчки энергона становились все сильнее, его собственное электромагнитное поле вспыхивало чуть ли не в зрительном спектре. Нет, он ни разу не пожалел, что согласился поучаствовать в этих съемках, потому что когда бы еще он сумел попробовать интерфейс сразу с четырьмя крайне похотливо настроенными десептиконами? Кто бы из них стал так стараться, изощряясь в доведении автобота до экстаза? Но он слегка не рассчитал свои силы. Вернее, не рассчитал пределы своего терпения. Они требовали от него почти невозможного, заставляя изображать сопротивляющуюся и не желающую интерфейса жертву. Он же сгорал от удовольствия.
"Лайтшайн, открой рот..."
Заправочный шланг внезапно отвердел в нем и, казалось, стал еще больше, раздвигая потрескивающие стенки горловины. В Оптимуса под огромным напором хлынул энергон, вливаясь в и без того уже переполненные топливные баки.
- Нет, нет, только не баки! - не своим голосом взвыл он. - Я не смогу выдержать!
"Еще чуть-чуть, нейтрал. Покричи, какой я твердый и большой, как я сильно тебя разрываю. Умоляй меня остановиться. Та-ак. Хорошо!"
Оптимус отчаянно выкрикивал все, что ему подсказывали по внутренней связи, тем более, что это было абсолютной правдой. Он был чрезвычайно искренен, поскольку десептикон действительно разрывал его и одновременно доставлял сильнейшее, непереносимое удовольствие.
- О Праймас, о Праймас! Я не могу больше! Ооооаааахх!!!
Две камеры снимали параллельно: одна - искаженное воплем страсти лицо автобота, другая - горловину с бьющим из нее энергоном. Поскольку отверстие было плотно заткнуто, энергон брызнул тончайшими струйками, образовавшими мерцающий веер. Оптимус отчаянно дергал тазом, пробуя помочь себе и как можно быстрее избавиться от разрывающего давления изнутри. Астротрэйн подобрался к ним и схватил Октана за твердокаменный шланг, пробуя запихнуть его еще глубже. Заправщик одобрительно застонал. Еще более одобрительно он застонал, когда трехрежимник, убедившись в крайне малой результативности своих попыток, принялся слизывать с него буквально кипящий энергон.
Сквозь ломающие все тело сладкие приступы Оптимус все равно почувствовал скользящее прикосновение к сегментам диафрагмы, и оно окончательно довело его до грани. Однако из начавшейся перезагрузки его выдернул очередной удар электричества: это уже Октан наконец-то достиг пикового напряжения. Остановленная и снова запущенная перезагрузка продолжила отключать системы Оптимуса, спасая его от выгорания.
Октан ненадолго замер, остывая, затем опустил бедра и резко поднял - шланг выскочил из горловины с отчетливым влажным звуком. Волна энергона выплеснулась из развороченного отверстия и медленными языками растеклась по голубой броне.
- Это лучшее из виденных мною зрелищ, - с чувством произнес Блитцвинг.
- Неужели, неужели наконец-то пришла и моя очередь? - прохрипел о своем Астротрэйн.
Со стола донесся стон и скрежет сервоприводов.
"По-моему, у меня заклинило суставы", - пожаловался Оптимус, оставив бесплодные попытки привести себя хотя бы в относительный порядок.
- О, кажется, я перестарался, - сверкнул оптикой заправщик. - Кое-кто не может сдвинуть ноги.
- Ты почти взбил пену, - заметил танк-бот, дергая запаховыми мембранами.
- Если ты так этим увлекаешься, то можешь облизать, - осклабился Октан и покачал бедрами.
- Ха? Не в этой эпохе, энергосос.
Начавшийся спор прервал громкий сдвоенный щелчок - Оптимус все же справился со своевольными механизмами и с торжеством глянул на дсептиконов.
- Неуемный энтузиазм, - предвкушающее улыбнулся Астротрэйн, подходя ближе.
"Изобрази нам побег", - одновременно передал он автоботу.
Прайм развернулся и соскользнул со стола, уже составив четкий план мини-сражения, но едва его ступни коснулись пола, как он тут же рухнул. Вой сервоприводов взлетел до крещендо, а Оптимус задергался, чувствуя, как простреливает электрическими искрами всю его скелетную систему.
- Ты уже почувствовал, что придется поделиться самым сокровенным? - улыбнулся Астротрэйн, присаживаясь рядом.
- Что?
- У тебя остался только один секрет, - Астротрэйн наклонился к нему близко-близко. - Это твоя Искра.
- Что?! Мы так не... мм!
Шаттл зажал ему рот. Оптимус яростно задергался, разливая энергон, и попробовал укусить трехрежимника.
"Говори по внутренней связи", - зарычал подошедший Мотормастер.
"Мы так не договаривались! Я сразу предупредил, что от слияния отказываюсь! Я не предохранялся!"
"Доверься профессионалам, Лайтшайн", - пафосно произнес Астротрэйн.
"Грр!"
Рассвирепевший автобот рванулся к свободе с утроенной силой, и только благодаря численному перевесу противника, сдобренному отравленным допингом, ему не удалось довести порыв до конца. Его вновь уложили на стол.
- Все равно тебе некуда деваться, - жутко прохрипел Астротрэйн, нажимая коленом ему на живот.
"Не будь таким идиотом - МЫ предохраняемся", - одновременно пришло сообщение.
- Отпусти! - Прайм выгнулся, застыл на мгновение и обессилено опустился на спину.
"Предупреждать надо заранее!"
- Хочешь от нас завести Искорку? - сладко спросил Астротрэйн.
"Тогда ты был бы не столь искренен".
- Не хочу! Нет! Не надо!
"Ах ты ржавчина..."
- Просто не дергайся... Подержите его крепче.
На внутренней связи Астротрэйн ничего не добавил, но остальные сразу надавали кучу рекомендаций: как дергаться, как сопротивляться и что орать. Астротрэйн навалился на него, жадными пальцами вскрывая грудную броню. Это на самом деле было жутко, хотя его вроде бы и уверили в кристальной честности намерений. Но самая уязвимая часть его сущности дрожала и сжималась от близости десептиконов.
- Чистая драгоценность, - высказался Мотормастер, когда Астротрэйн наконец-то снял все блокировки и небрежно раскрыл створки грудной брони автобота.
Драгоценность действительно была чистой, и поэтому Оптимус порядком подергался, прежде чем поддаться настойчивому зову слияния. Его даже пару раз приложили затылком об стол - не сильно, но с намеком на "сейчас мы кому-то сделаем больно". Давно вроде бы отключившаяся рациональная часть сознания отчаянно сопротивлялась полному соединению с врагом, однако когда его начали щекотать электричеством, Оптимус моментально сдался. Чужая Искра осторожно тянула микропротуберанцы к его собственной, а потом осмелела и выпустила длинный светящийся язык, моментально погрузившись в подрагивающий энергетический сгусток. Оба трансформера застонали почти в одной тональности. Прайм стиснул кулаки до скрежета.
- Какая героическая сдержанность, - заметили со стороны.
Кто-то из десептиконов ухватил его за рожки на шлеме, не давая двигать головой, а сверху медленно начала опускаться миникамера на тонкой бионической нити.
- Вот теперь попробуй сохранить лицо, - хихикнули голосом Мотормастера.
Оптимус стиснул челюсти, действительно пробуя сохранить безразличное выражение и напрягаясь для этого до треска сервоприводов в шейном отделе, но мгновением позже Искра трехрежимника вспыхнула, накачивая его энергией, и он закричал. Оптика стробоскопически замерцала, в горле что-то булькнуло, и энергон заполнил его рот, тут же вытекая из уголков губ.
Его наконец отпустили, и он совершенно без всяких подсказок начал хвататься за крылья Астротрэйна, запрокидывать голову и вести себя совершенно не соответственно образу автобота, стоически переносящего вражеские пытки. Астротрэйн чуть приподнялся над ним на локтях, и Оптимус уже машинально обхватил его корпус ногами.
- Молоде-ец, - протянул шаттл и на последнем слоге вновь опустился на него, почти вбивая одну Искру в другую.
- Ох!
В который раз обругав себя за непроизвольные вскрики, Оптимус в тысячный раз попробовал восстановить над собой контроль, но когда Астротрэйн снова поднялся на локтях, и спаянные Искры потянулись следом за его движением... Удерживаемый на месте чужим весом, Оптимус понял, что о самоконтроле можно вообще забыть. Он выдал весь спектр звуков, на которые был способен его голосовой процессор - вплоть до возмутительно недостойных рыданий - наверняка услаждая этим слух десептиконов. Но повести себя иначе он просто не мог. Он никогда не был мазохистом и не мечтал им стать, однако ему просто не оставляли выбора. Возможно, столь жестокая стимуляция и не оказала бы на него задуманного эффекта, если бы не науськанные Октаном десептиконы. Оптимус подозревал, что в итоге ему придется заменить все шланги, потому что они снова попали в жадные руки и уж тем более в жадные рты. Извращенцы присосались к ним как мутанты-прилипалы с… с… он даже не мог вспомнить название планеты, столько ресурсов отнимало у него это слияние. Ему казалось, что его просто хотят выпить досуха, а воспротивиться этому не было никакой возможности, потому что хитроумный засранец Блитцвинг отключил автоматическую блокировку топлива. И, по правде говоря, даже если бы он мог - он бы не стал ее включать. Так как удовольствие было просто безумным.
Астротрэйн начал раскачиваться из стороны в сторону, обдирая его броню своими идиотскими надставленными шипами, но Оптимус очень, очень охотно двигался вместе с ним. Собственная Искра уже разгорелась до предела, и он содрогался от кончиков антенн до кончиков стоп, изнемогая от ощущения куда большей заполненности, чем это было с Октаном. Собственный оргазм был неизбежен и неумолим.
- Пожалуйста… - простонал автобот, совершенно без всякого смысла. - Пожа-алуйста…
"Как пожелаешь", - пришел ответ.
Безостановочно пульсирующая Искра трехрежимника на мгновение замерла, а потом вспыхнула, освещая пространство вокруг себя едва ли не на полметра. Оптимус подавился криком, выгнулся, отчаянно стремясь погрузиться в эту вспышку, и снова ушел в перезагрузку, заливая многострадальный стол уже чистым антифризом.

Первым делом он проверил, как долго находился в отключке. По внутренним часам выходило, что около ста астросекунд. Оптимус приподнялся на локтях, с трудом держа собственную голову так же приподнятой, и тут же наткнулся взглядом на десептиконов.
- Какой выносливый, а... - протянул Астротрэйн. - Мне кажется, ему нужен еще один этап.
- Пустите-ка меня, - Мотормастер отпихнул товарища и встал над Оптимусом. - Я его добью.
- Мы добьем, - поправил Октан, заходя автоботу за спину.
"По-моему, я продешевил", - заявил Оптимус, когда его вздернули на ноги. Колени у него подгибались.
Ему никто не ответил, а Октан достал откуда-то мини-пульт с парой кнопок и щелкнул по одной из них. Сверху, перекрывая рокот нескольких взбудораженных двигателей, что-то заскрежетало. Оптимус поднял голову и с нехорошим холодком в трубопроводах увидел, как медленно опускается некая подозрительная конструкция, больше всего напоминающая…
- Подними руки, автобот, - почти ласково произнес Октан.
- Нет, нет, я отказываюсь, я...
- Быстро.
Под нижний край шлема ему уперлось что-то острое и холодное. Прикусив губу и тут же поморщившись от боли, Оптимус медленно поднял руки. Разомкнутые кандалы закрылись на его запястьях с громким щелчком.
Октан захихикал, включая обратную подачу и вынуждая нейтрала подняться на кончики стоп. Возможно, Лайтшайн действительно продешевил. Но кто виноват, что он оказался настолько соблазнительным? Только он сам. Изначально они не планировали наваливаться на него вчетвером, но его отклик на все их эксперименты был настолько приятным, что они просто были обязаны придумать для него что-то особенное.
- Ты никогда не пробовал делать это впятером, а? Никогда не отдавался сразу нескольким?
- Эй! Что вы еще задумали? Вы, жалкие... угхх...
Мотормастер схватил его за открытые кабели и дернул так, что искры посыпались.
"Вот это было грубо!" - возопил Оптимус по закрытой частоте.
- Значит, мы будем первооткрывателями. Очень, очень приятно...
- Я отомщу... - неуверенно пригрозил пленник.
"Можешь начинать кричать".
Четыре разных Искры жадно заполыхали, протягивая светло-голубые, почти призрачные протуберанцы под его броню.
- Нет! Нет, не-ет!
Отчаянные крики на грани визга прорезали замкнутое пространство студии. Понатыканные всюду камеры в мультирежиме снимали волнующий процесс объединения пяти Искр. Ярко-голубая фигура извивалась, полыхая так, словно Искры ее подожгли. Глухая черная броня десептиконов охотно пожирала этот свет, не пропуская даже малейшего блика.
Оптимус дергал цепь, раздирая собственные запястья, но в пылу объединения совершенно не замечал этого. Четыре партнера буквально рвали его в клочья, потому что каждый из них силился захватить как можно больше от его Искры и дать ему взамен столько же.
"А теперь - сюрприз", - радостно транслировал Мотормастер.
Оптимус почувствовал, как электромагнитные щиты поднимаются, убирая предохранение, и бессловесно закричал. Теперь хватило бы одного чересчур экспрессивного толчка, чтобы он понес от всех разом. Прежде чем он успел выкрикнуть что-нибудь членораздельное и тем самым запороть всю съемку, Мотормастер наклонил голову и поцеловал его почти до брызг энергона.
"Тшшш, считай это испытанием на прочность", - хихикнул он.
"Прекратите! Прекратите! Это нече...че-естно!"
В реальности последовал сдавленный, захлебывающийся стон.
- Наша игрушечка так боится, так боится, - снова пропел Блитцвинг.
"Чем больше ты этого боишься, тем больше вероятность, что это случится", - добавил Октан.
Астротрэйн ничего не сказал ни в одном из диапазонов, но нажал так, что Оптимус дернулся вперед.
"Ооо, я, кажется, сейчас сделаю этоо!" - сладко застонал Мотормастер, кусая губы Оптимуса.
"Н-нет! Пожа... все что угодно-ох!"
- А ну разом! - зарычал Астротрэйн. - Сделаем ему искрение!
Протестующий визг прорвался даже сквозь все еще продолжающийся поцелуй. Октан пнул медленно обползающую их камеру, и полубиологический приборчик влетел прямо им под ноги. Изображение на боковом мониторе на секунду пошло помехами, а затем снова появилась четкая картинка: длинные ноги, болтающиеся кабели и шланги, широко открытые разъемы - и все это щедро залито светящейся жидкостью. Октан зарычал от возбуждения и попробовал поймать эти шланги. Монитор исправно отобразил, как черные пальцы скользят по голубой броне, покрываются светящейся пленкой и наконец хватаются за шланги. Заправщик тут же намотал добычу на кулак и начал быстро дергать.
- Аа... аааа... а-а! Ааах!!!
Оптимус не сдержался и вспыхнул первым. Его изнасилованная Искра взорвалась, полыхая как сверхновая и заливая все тело сладким огнем. Безжалостно стиснутые топливные шланги напряглись и брызнули тугими струями, орошая все окружающее пространство энергоном. Десептиконы взревели почти хором, наполняя его энергией собственных Искр. Замершую под ногами участников камеру залило водопадом энергона, перемешанного со смазкой и антифризом.
После такого коллективного взрыва любой трансформер мог бы с уверенностью сказать, что безымянная жертва десептиконов залетит по полной программе. Прайм обвис на руках, низко уронив голову. В гудящем от безумной перезагрузки процессоре билась только одна мысль - не случилось, не случилось... Они опустили щиты в последний миг.
"Теперь молчи и расслабься", - потребовал кто-то из них.
Вышибленные напрочь датчики перестали распознавать окружающую действительность, и Оптимус только что-то простонал. Его расковали, и он безвольно рухнул в лужу, растекавшуюся по гладкому полу. Вой двигателей постепенно стихал, так что он смог разобрать, что десептиконы переговариваются.
- ...функционирует?
- Вроде бы да. Вон, оптика мерцает.
- Х-хах, давно не было такого роскошного интерфейса...
- Что с ним будем делать?
- Есть у меня одна идея...
Он почувствовал движение, над ним кто-то наклонился и наконец-то поднял его из треклятой лужи, начавшей не только остывать, но и застывать. Энергон потянулся за ним вязкими нитями. Чья-то пятерня - тоже вся насквозь мокрая и липкая - ткнулась ему в лицо. Прайм застонал громче и завертел головой, так и не включая оптику в полную силу.
"Оближи", - пришло очередное требование.
"Тьфу. Ни за что".
"Не хочешь остывшее? Сейчас быстро сообразим свежего и горячего..."
Оптимус едва не откусил сунутые ему в рот пальцы, торопясь исполнить эту маленькую и совершенно необременительную просьбу.
- Хороший автобот, - покровительственно произнес Блитцвинг, лязгая траками.
- Да, хороший. Подвинься, приятель.
Мотормастер с удовлетворением оглядел свои чисто облизанные пальцы, с показной легкостью перебросил жертву съемок через плечо и неторопливо пошел к двери. Остальные чуть выждали, потом расправили все фальшивые накладки и надставки, разом превратившись в монстров из древности, и точно так же безмолвно направились следом. Камеры очень удачно сняли, как проблеск голубой брони исчезает в темном дверном проеме, а потом туда же уходят огромные черные тени, сливаясь с потусторонним мраком.
Прямо за дверью торжественная процессия остановилась.
- Все, - Мотормастер снял автобота и поставил его на пол. - Дальше сам, собственными ногами.
- Нет, я не могу, - категорически отказался Прайм, всем весом наваливаясь на десептикона.
Он действительно не мог стоять, а о том, чтобы куда-то идти вообще не было речи. Оптика, и та заработала с трудом.
- Кто-нибудь, зажгите здесь свет, а то у меня тепловые датчики отрубились, - пожаловался Октан.
Раздалось скрежетание, как будто кто-то шарит когтистой лапой по стене, а затем неуверенно зажглись потолочные лампы.
В их неярком освещении Оптимус разглядел всех четверых и не смог сдержать усмешку. Перемазанные энергоном и прочими интересными жидкостями с ног до головы, с частично содранной до голого металла краской, с погнутыми шипами и прочей бутафорией...
- Ты на себя посмотри, - хмыкнул Блитцвинг, правильно определив причину его веселья.
- Не во что, - гордо ответил лидер автоботов.
- Уже можно двигать обратно в студию, - сообщил Октан, - камеры вырубились. Заодно и отражатель тебе найдем, - на этих словах он ухмыльнулся так, что у Оптимуса непроизвольно сжалось что-то в центре корпуса.
Возвращаться в студию ему не особо хотелось, однако возражать он тоже был не в состоянии. Общий вид разгромленной комнаты впечатлял. Лужи, потеки и брызги энергона запятнали даже некоторые мониторы.
- Роскошно, - промурлыкал Астротрэйн и за плечо развернул Оптимуса налево. - Отражатель там.
Оптимус взглянул на серебристую поверхность.
- О-о, нет-нет, это не я, - он даже прикрыл оптику рукой, но потом раздвинул пальцы и снова посмотрел на ужас, отражавшийся в панели. Он выглядел точно так же, как десептиконы, только в два раза хуже. К тому же броня еле держалась на креплениях, практически вся трубопроводная система вывалилась, а разъемы, порты и интерфейсы разворочены едва не до лохмотьев. Это было чудовищно, невероятно пошло и непристойно.
- Ты очень вынослив, - резюмировал Мотормастер.
Оптимус слабо усмехнулся. Очевидно, десептикон ему льстил. Его столько раз разрывали и перегружали разнообразными способами, что он даже не мог толком стоять. Вот и сейчас коленные суставы опять отказали, и он начал падать навзничь. Октан и транспортник подхватили его.
- Я полагал, что тебя придется вытаскивать из стазиса, - поделился соображениями Мотормастер. - Однако, как мне теперь кажется, достаточно будет залатать лишь поверхностно.
Он провел пальцем по груди Оптимуса, задевая разношенные переходники, и автобот слегка выгнулся. Остатки электричества искрами пробежались по микросхемам.
- Отключайся, - велел десептикон. - Мы тебя починим.
- Я не...
"Отключайсссся, сссладкий", - прошипел Астротрэйн, и Прайм моментально выпал в оффлайн, не успев даже удивиться, почему так горячо вспыхнули его микросхемы от чужого голоса.
- Что это с ним? - удивился Блитцвинг, сдирая фальшивые лезвия.
"У него даже каналы связи перегружены, - пояснил Астротрэйн. - Я по ним его выбил".
- Отлично. Не нужно тратиться на электросон. Запускай рем-дроида, - велел Мотормастер Октану, когда они взвалили неподвижное тело на стол.
Кивнув, Октан направился в диспетчерскую. Блитцвинг гулко протопал за ним, и Мотормастер тоже уже собрался выйти, как вдруг увидел с каким выражением Астротрэйн смотрит на развалившегося на столе нейтрала. Зрелище было, конечно, интересным, но...
- Я бы не возразил сконнектиться с ним еще раз, - задумчиво прохрипел Астротрэйн.
- Так кто тебе мешает? - хохотнул Мотормастер. - Или его нужно подержать?
- Не прикидывайся большим идиотом, чем ты есть, - фыркнул трехрежимник.
- Ну удачи, удачи, мой маленький извращенный друг.
Продолжая посмеиваться, Мотормастер вышел, а за его спиной уже раздался лязг металла и шипение выпускаемого хладагента. Транспортник покачал головой. Астротрэйн хочет все, что двигается, а если оно не двигается, то он толкает его и тоже хочет.

Выйдя в онлайн, Оптимус сразу же запустил сканирование. Одна за другой системы докладывали о полной готовности. Он был целиком восстановлен, ничуть не хуже, чем это сделал бы Рэтчет, однако нервная сеть горела так, будто съемки закончились не пару часов назад, а прямо только что.
- Добро пожаловать в реальность, - произнес знакомый голос.
Этот голос заставил его отдернуть руки, которыми он уже потянулся ощупать свои многострадальные разъемы.
- Пойдем, отметим удачные съемки.
Оптимус покосился на Астротрэйна, возвышавшегося рядом со столом, ухватился за предложенную ладонь, поднялся и сделал несколько неуверенных шагов. Астротрэйн крайне собственнически обхватил его за талию и буквально повлек за собой по очередному коридору. Только оказавшись за пределами студии, Оптимус внезапно понял, что атмосферный состав двух помещений очень сильно отличается друг от друга.
- Ага, ты тоже заметил? - улыбнулся Астротрэйн, видя как подрагивают его запаховые мембраны. - Жаль, что нельзя запечатать этот волшебный аромат в капсулы и... хмм... - он неожиданно замолчал.
- Только десептикон мог додуматься до такого! - возмутился Оптимус.
- Я мыслю инновационными категориями, - на последнем слове голос Астротрэйна снова сорвался на хрип, и дальнейшую речь он продолжил в виде прямой передачи данных. Оптимус дернулся, как будто его стегнули электрохлыстом. Перегруженные слияниями линии связи отозвались болезненно-приятной дрожью.
- Лучше вообще ничего не говори! - простонал он.
"Хор-рошоо", - провокационно мурлыкнул Астротрэйн.
Оптимус почувствовал, что кое-где кое-что у него начинает подтекать.
Удачные съемки отмечались в вип-отсеке пятого корпуса, куда освободившиеся от излишней брони десептиконы ввалились прямо из катакомб. Видимо, у них заранее было забронировано место, так как буквально астросекунду спустя перед ними уже нарисовался официант - не дроид, а настоящий трансформер в унифицированной окраске.
Не прислушиваясь к перечисляемому заказу, Оптимус плюхнулся в удобное квазиживое кресло, тут же принявшее форму его тела, и блаженно вытянул ноги. Поморщился и слегка развел их. Мотормастер толкнул ему по столу куб с энергоном, и Оптимус с благодарностью подхватил заветный кубик. Вычищенные и промытые топливные баки радостно принимали новое топливо.
Официант испарился так же бесшумно, как и появлялся, а пафосный стол раскрылся в механизированный цветок, из недр которого начали подниматься шедевры энергоновой кулинарии, зачастую совершенно неперевариваемые на взгляд Оптимуса. Он снова заерзал в кресле, пытаясь найти удобное положение, в котором можно будет поменьше шевелиться, но подальше протягивать руки. Бескорыстный и прямолинейный лидер автоботов считал, что за все пережитое - опять короткая остаточная дрожь - его должны кормить, поить, холить и лелеять.
Блитцвинг наклонился, поймал его за лодыжку, поднял ногу и игриво пощекотал между распорок. Оптимус благосклонно вздохнул, упираясь ему в колено свободной ступней, и съехал чуть ниже, погружаясь в объятия кресла.
- По-моему, кто-то собирается затеять второй раунд, - предположил Октан.
- Не думаю, - решил Блитцвинг, услышав сдавленный звук со стороны Оптимуса. - Он же не боец.
Оптимус облегченно расслабился и позволил Блитцвингу играть с ногами как тому вздумается. Он находил массаж сервоприводов весьма приятным. Кстати, они даже перекрасили его заново - теперь броня отливала всеми оттенками зеленого. Оптимус хмыкнул, представив, как ему последовательно придется смывать три слоя краски, а потом еще и ретушировать собственную - потому что все эти шипы и прочий антураж продрали его до чистого металла. Полировка, полировка и еще раз полировка.
Десептиконы разговаривали о чем-то своем и, хотя Оптимус старательно прислушивался, ни разу не о делах. Создавалось впечатление, что на Кибертроне вообще нет никакой войны. В конце концов Оптимус перестал концентрироваться на их разговоре и перешел в режим пониженной активности, водрузив очередной куб с энергоном себе на живот и лишь изредка делая глоток-другой.
Когда на столе перед ним возвышалось уже пять опустевших оболочек, он с сожалением пришел к выводу, что его время подходит к концу. Необходимость возвращаться на базу нависла над ним неумолимо, как Юникрон над какой-нибудь заштатной планеткой. Он высвободил ноги и потянулся в кресле.
- Ты уже собрался нас покинуть? - удивился Блитцвинг.
- Дела, - беззаботно пожал плечами Оптимус, поднялся и снова поморщился. Нейросеть беспокойно зудела.
- Сразу дам совет, - Астротрэйн сложил крылья за спиной. - Измени походку.
- Ээ... зачем?
- Пройдись туда-сюда, - велел шаттл.
Оптимус сначала фыркнул, но потом все же исполнил просьбу, если ее можно было так назвать.
- Ох-ох, теперь и я вижу, - Мотормастер низко засмеялся. - По тебе видно, что ты занимался не чтением сводок.
- Хм?
- У тебя походка нейтрала, которого пять часов подряд интерфейсили в разных позах.
- Шлак! - коротко выругался Оптимус, понимая, что Мотормастер прав. Он уже сам заметил, что сильно раскачивает бедренной секцией и ставит ноги теснее, чем обычно.
- Дай-ка я тебе подрежу лодыжку, - внес предложение Октан, выщелкнув лезвие. - Хромота скроет все.
- А иначе никак? - грустно спросил автобот.
- Иначе твою манеру ходьбы примут за прямое приглашение.
- Почему-то в контракте эти моменты не были освещены, - мрачно произнес Оптимус, садясь на край стола и поднимая ногу.
Октан только лязгнул крыльями, мастерски перерезав три сервопривода. Оптимус дернулся от короткой боли и покрутил ступней. Лодыжка слушалась не очень хорошо. Он снова прошелся по кабинке, и на этот раз единогласным решением было постановлено, что больше он не напоминает вздрюченного бота.
- Все. Я пошел, - коротко сообщил он, сверившись с внутренними часами. Ему нужно было возвратиться на базу в пределах астрочаса.
- Даже не хочешь тепло попрощаться? - протянул Мотормастер. - Не хочешь сказать, как тебе все понравилось? Или, допустим, оставить свои контакты?
- Глупые риторические вопросы, - констатировал Прайм, делая еще шаг к двери.
- Нет, постой, - Блитцвинг выскользнул из кресла и схватил его за руку. - Риторические?
- Глупые? - прохрипел Астротрэйн, материализовавшись рядом и беря Оптимуса за другую руку.
- Какое неуважение...
- Вопиющее, - добавили Мотормастер и Октан, присоединяясь к коллегам.
Оптимус внезапно почувствовал, что вел себя... недипломатично.
- Мои контакты вам не нужны, - спокойно сказал он, пробуя не думать о притиснутой к нему броне.
- Тогда хотя бы скажи нам, как хорошо тебе было, - предложил Блитцвинг.
- Что мне стоит соврать? - уперся Прайм. Неожиданно наглый допрос раздражал его.
- Правду и ничего кроме правды, нейтрал. Иначе мы сконнектим тебя прямо сейчас, прямо на этом столе.
- Вы не посмеете, - прошипел Оптимус, выворачиваясь.
- Неужели? - Блитцвинг толкнул его в грудь, заваливая на треклятый стол. - Как ты думаешь, посетителям понравятся твои крики?
- Ржавчина!.. Хорошо, хорошо! Не надо меня коннектить.
- Итак?
- Да, мне было хорошо, - мрачно сказал Оптимус. - Теперь можно встать? Мне неудобно лежать в холодном салате.

Микродиски расходились чудовищным тиражом. Глухой черный конверт, гладкий на ощупь, моментально стал культовым предметом, почти фетишем. Никаких аляповатых надписей и картинок на этом конверте не было, вообще никаких картинок или эмблем, но это как раз привлекало к столь необычной упаковке бешеный интерес. Под определенным углом зрения на плоскости возникала еле заметная гравировка, в которой при большом желании можно было расшифровать старинную вязь троичного алфавита, воспроизводящую очень странные коды. В целом это выглядело так, как если бы ты взял конверт в руки, и он тут же начал бы кричать от страсти.
По этому поводу Оптимус Прайм, бессменный и героический лидер автоботского движения, очень нервничал. Ему постоянно казалось, что кто-нибудь может узнать в нем новоявленную звезду интерфейс-сцены, и тогда... Страшно было даже подумать, что тогда. Он даже перестал наведываться в свой излюбленный бар, перебравшись на другую сторону нейтральных территорий. Ему то и дело предлагали купить этот проклятый диск, а если он отвечал, что уже является счастливым обладателем записи, то сразу же находились желающие ее обсудить. Единственным убежищем для него стала собственная база. Правда, пробыла она таковым недолго.
В один совершенно чудовищный день, проходя мимо контрольной рубки, Оптимус едва не подавился, завидев на экране подозрительно знакомое помещение и знакомые тела. А уж звуки...
- Бластер!
Кассетник буквально подскочил на месте, схватился за пульт, выронил его, рухнул за ним следом и в итоге затаился под столом. Из-под столешницы вынырнула красная рука, отчаянно щелкая кнопками пульта. Безуспешно. Видимо, от сотрясения в микросхемах что-то разладилось. Вопли в динамиках набрали громкость и энтузиазм. Казалось, что монитор вот-вот расплавится от накала страстей. Оптимус прикусил губу под маской, торжественно подошел к экрану и выключил его вручную. Бластер прокашлял что-то из-под стола.
- Кажется, я плохо слышу, - ядовито произнес Оптимус, слегка наклоняясь и заглядывая туда.
- О Прайм, я ужасно извиняюсь, - Бластер судорожно мерцал оптикой. - Мне так жаль! Честное слово!
- Потрудись избавиться от этого образчика... - Оптимус запнулся, подыскивая нейтральное определение. - В общем, ты понимаешь, что я не рад, видя это на главном мониторе.
- Это ошибка, которая больше не повторится! - искренне заверил его Бластер, наконец-то покидая свое нелепое убежище. - Оптимус, я клянусь...
- Я надеюсь, - спокойно кивнул Прайм и вышел.
Он чувствовал себя ужасным ханжой. Вообще-то у него не было ни малейшего права запрещать трансформерам смотреть эту запись. Во-первых, они выкладывали за обладание диском приличную сумму. Во-вторых, процент от этой суммы капал на его счет. В-третьих, он сам снимался в этом видео.
Оптимус покачал головой. К тому же у него в личном "нейтральском" коммлинке уже третий день висело сообщение, приглашающее его посетить третий корпус в районе Сигмы. Но он не собирался этого делать. Довериться десептикону - это как лично прыгнуть в лаву, предварительно содрав с себя всю броню. Он до сих пор вспыхивал возмущением, когда вспоминал их встречу. Они все-таки сделали это с ним прямо в отсеке, зажимая ему рот и крепко держа за руки. Коннект был очень быстрым, почти грубым, но его распаленные схемы моментально отозвались, и три перезагрузки подряд случились так же мгновенно. Он еще не успел прийти в себя, когда посмеивающиеся десептиконы поставили его на ноги, смахнули с брони остатки энергона и вытолкнули в пестрый хаос клубной тусовки. В дверях Оптимус налетел на официанта и явно оставил того под большим впечатлением. Трудно оставить кого-то равнодушным, когда от тебя фонит высокой радиацией, а электромагнитное поле едва не стреляет искрами.
Он пробрался сквозь толпу, то и дело совсем не деликатно распихивая трансформеров, желающих познакомиться с ним поближе, и буквально вывалился на свободу ночных улиц. По дороге к базе он собрал неплохой улов из самых разнообразных предложений, сделанных ему за очень короткое время, и потому на место прибыл разъяренным до крайности. А теперь еще и эти совершенно непостижимые масштабы распространения...
"Поступило новое сообщение, - пискнул коммлинк. - Принять, удалить, отложить?"
- Кусок шлака, - почти прошипел Оптимус и все-таки открыл сообщение.
"Не пытайся отмолчаться, - гласило оно. - Приходи на наше место. Есть разговор".
- Вот же электровошь, - вслух произнес Прайм.
- Кто, я?! - раздалось обиженное восклицание.
- Ох, - Прайм опустил взгляд ниже и увидел Бамблби. - Нет-нет, я просто задумался. Ты здесь ни при чем.
- Я рад, - мини-автобот улыбнулся и пошел дальше по коридору.
Оптимус сдавил коммлинк в кулаке и опомнился только когда раздался громкий хруст. Умный приборчик превратился в металлопластиковый хлам. Вместе с ним хрустнуло железобетонное намерение Оптимуса не связываться с десептиконской сволочью. Впрочем, его место тут же заняло еще более твердое намерение - переговорить таки с Октаном и раз и навсегда расставить все по местам.
Именно по этой причине ровно семь часов спустя Оптимус Прайм оказался в третьем лабораторном корпусе.

- Все-таки пришел, - поприветствовал его Октан, расплываясь в улыбке.
- Избавь меня от протоформенных радостей, - Оптимус взмахнул рукой и уселся на край перезарядной платформы, появившейся невесть откуда. Тоже, видимо, реквизит. Он передернулся. - Что ты так хотел мне сказать?
- Исключительно поделиться сведениями о нашем коммерческом успехе. Наверное, ты уже заметил необычайную популярность этой записи? - Октан вытянул ноги и перекинул Оптимусу печально знаменитый конверт. - На сегодняшний день тираж приблизился к отметке, равной девяноста пяти процентам населения Кибертрона, - резюмировал он, потирая руки. - Оставшиеся пять процентов - ханжи либо фемки.
- Ну конечно, - проворчал Оптимус, разглядывая пресловутый конверт. - Кто, кстати, додумался до гравировки?
- Астротрэйн. Ты уже заметил, что его идеи в большинстве своем гениальны?
- Я не удивлюсь, если ему принадлежит сама идея видео, - заметил Оптимус.
- О нет, - Октан захохотал, хлопая себя по коленям. - Хотя... именно ему первому стало скучно. - И он лукаво блеснул оптикой.
- Прекрати так на меня смотреть, - буркнул Оптимус, чувствуя, как к его щекам приливает энергон.
- Кстати, по моим данным, самым любимым у населения является отрезок, где твои топливные баки переполняются, - провокационно сказал Октан. - Ну ты помнишь, это там, где ты кричал, что больше не можешь...
- Заткнись немедленно, - Оптимус заерзал, чувствуя, как невыносимо горят предательские щеки, не спрятанные за маской. - Что за отрезок?
- Ха? Только не говори, что ты не смотрел! Мы же отдали тебе первый, почетный экземпляр.
- Не смотрел, - сердито произнес Оптимус. - Что я там не видел?
- Себя со стороны, - ухмыльнулся заправщик. - Показать?
- Нет, я не думаю... - начал Оптимус, но Октан уже щелкнул клавишей, и на экране вспыхнуло изображение.
- Во имя Праймаса! Вы и это снимали? - возопил Оптимус.
- Крупный план, как видишь.
Оптимус очень хорошо видел. Во весь монитор красовалась его собственная горловина, закупоренная толстым ребристым шлангом, но тем не менее брызжущая радужным энергоном. Растопыренные лепестки диафрагмы вибрировали, резиновое кольцо уплотнителя дергалось и сжималось. Его корпус содрогался, а бедренные сочленения ходили ходуном.
- О Кибертрон... - простонал Оптимус, пряча лицо в ладонях. - Выключи это!
- Потрясающая застенчивость, - заметил Октан, - особенно в свете твоей непосредственной роли...
- Вы меня напоили, - отреагировал Прайм. - А сейчас я трезво мыслю и понимаю, что это было ошибкой.
- Нам нет прощения! - в притворном ужасе воскликнул десептикон, отталкиваясь от стола и подъезжая на кресле прямо к платформе. - Искупить вину может только одно...
- Что? - подозрительно спросил Оптимус.
Октан внезапно соскользнул с кресла и встал перед ним на колени. Потом медленно провел руками по ногам Оптимуса, раздвигая тому бедра. Протиснувшись между ними, он обнял автобота за талию, прислушиваясь к усилившемуся гулу двигателя.
- Я знал, что мне нельзя сюда приходить, - пробормотал Оптимус, глядя на десептикона сверху вниз.
- Ну если ты пришел, значит по кое-чему соскучился, - хищно улыбнулся Октан.
Несмотря на то, что сейчас Оптимус в принципе мог открутить ему голову, не прилагая для этого излишних усилий, бесстрашный лидер автоботов не мог совладать с дрожью в механизмах. Продолжая улыбаться, Октан с тихим шорохом выпустил лезвие и подцепил им броневую пластину, защищающую пах автобота. По лезвию соскочила искра.
- Окхх... Октан! Прекрати! Немедленно!
Оптимус резко ушел на позорные высокие ноты, ухватился за плечевые выступы десептикона, попытался оттолкнуть его, но Октан только зарычал, захохотал и подхватил его под задний бампер, опрокидывая на спину. Прайм задался вопросом, как бы повел себя нахальный десептикон, если бы узнал, что тискает предводителя автоботов. Уж наверное от его смелости немногое бы осталось. Но сейчас он вел себя как абсолютно уверенный в своей безопасности и очень наглый десептикон, дорвавшийся до гражданского нейтрала.
- Итак, что тут у нас интересного... - приглушенно пробормотал Октан.
Защитная пластина с грохотом полетела на пол. Прайм самым настоящим образом взвизгнул, когда заправщик уткнулся лицом в его промежность и выдохнул горячим переработанным воздухом прямо в переплетение тонких и нежных проводков. Твердое намерение пнуть Октана в голову обратилось непристойным слабоволием: Прайм уперся ступнями в его плечи, нашарил за головой край платформы и приподнялся всем телом навстречу изысканиям трехрежимника. Он не видел, что тот делает, но остро чувствовал, как буквально во всех конденсаторах разом начинают закручиваться тугие энергетические спирали. В переплетение проводков словно запустили зонд, который удивительно точно задевал все те места, от прикосновений к которым Оптимус дергался с ног до головы. На этот раз никто не баловался с его системой шлюзов, но смазка текла сама по себе, делая трение тонких механизмов мучительно-приятным.
Спустя бесконечно длинный и восхитительный промежуток времени Октан поднял голову и улыбнулся ему. При виде мокрого лица заправщика Оптимус едва не пробороздил платформу непроизвольно стиснувшимися пальцами.
- Ну так я был прав? - масляно поинтересовался Октан.
- Насчет чего? - пробормотал Оптимус, пробуя заставить свой процессор работать нормально.
- Насчет того, что ты соскучился.
- Мм…
- Так и быть, можешь не отвечать, - ухмыльнулся Октан, устраиваясь на платформе и подхватывая Оптимуса под колени.
- Я чувствую себя идиотом, - Оптимус постарался произнести эту фразу с мрачной интонацией, но в конце получился какой-то просительный стон, что вызвало у Октана еще одну ухмылку.
- Лучше расслабься, Лайтш-шайн…
Сладко блеснув линзами, Октан медленно втолкнул в него первый штекер, заставляя Оптимуса нетерпеливо ерзать. Горячее покалывание распространилось из места соединения по всему телу. Автобот выгнулся, уже по доброй воле разводя ноги. Заправочная диафрагма широко раскрылась, почти выворачиваясь сегментами наизнанку. Октан одобрительно фыркнул и, быстро завершив соединение еще полудесятком проводов, принялся вновь оправдывать свое звание заправщика.
- Умф! - Прайм дернулся. - Надеюсь, в этот раз ты не будешь звереть до такой степени?
- Я не могу тебе этого обещать, - промурлыкал Октан. - Я же все-таки десептикон.
- Если мне не изменяет память, мы на нейтральной, мирной территории.
- Мои инстинкты, увы, не подчиняются соглашениям, - захихикал трансформер.
- Эгоистичный ублюдок, - проворчал Оптимус.
Октан не ответил, но шланг внезапно начал пульсировать, и Оптимус не смог удержаться от жаркого вскрика, когда в него начала поступать бурлящая жидкость. Несмотря на его нервные просьбы, топливо очень быстро достигло критической отметки, а Октан даже не думал останавливаться.
Многие трансформеры отдали бы последние уни-знаки за то, чтобы услышать как нейтрал Лайтшайн дико стонет, по миллилитру принимая в себя энергон. Октан не давал ему даже пошевелиться, придавив к платформе и медленно, но совершенно неумолимо закачивая разогретое топливо в тело партнера.
- Хватит... - с трудом произнес Оптимус, - остановись... ради всего саа... ааа...
- Ну еще немного... расслабься, красивый мой...
- Мхх... - последовало бульканье.
- Да, да, о как жарко у тебя внутри...
- Окхх... тан... мм...
- Оо, еще чуть-чуть, мой хороший, - шептал Октан ему в датчики, и Оптимус подчинялся. Уступал, чувствуя, как что-то внутри него раздвигается, впуская драгоценную жидкость. Совершенно неведомые ему группы сенсорных датчиков ныли от давления, и все это перерастало в безумное возбуждение. Он непроизвольно начал ерзать, причиняя тем самым себе еще больше изысканных мучений. Любое движение заставляло напрягаться миллионы тонких сервоприводов, а энергон... о Праймас, его было так много...
- Все-е! - Оптимус погасил оптику, хватаясь за плечи Октана.
Октан почувствовал, что движение топлива остановилось. Сделав крохотную передышку, он осторожно дожал, и отчетливо услышал треск расходящегося железа.
- Ооо! Оооооо!
Крики автобота заставили его шланг вибрировать от возбуждения. Он ощутил как его патрубок куда-то упирается, и понял, что можно приступать к следующему этапу. И поэтому он пустил по шлангу слабый ток.
- Ооаааааа!!!
Кульминация была подобна взрыву атомного реактора. Внутренние тяжи и механизмы Оптимуса резко сократились, энергон забурлил и буквально выстрелил по шлангу обратно. Октан завопил не своим голосом, запрокидывая голову и приподнимаясь на руках. Сверхзаряженное топливо струей вонзилось в его баки, вызвав мгновенную перезагрузку. Оптимус под ним снова конвульсивно содрогнулся и обеими руками ухватился за топливный шланг, последним сознательным усилием выдергивая его из себя.
Платформа загрохотала, когда Октан рухнул на него сверху. Прайму понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя, ужаснуться очередной луже и зло пихнуть Октана в плечо. Десептикон лениво скатился с него и растянулся на животе, поставив крылья почти торчком.
- Ты хуже квинтессонов, - пробормотал Оптимус, тоже вытягиваясь во весь рост.
- По крайней мере, у меня наличествует не только голова, - заметил Октан. - Ммм, чуть не забыл, - он пошарил где-то под платформой и извлек на свет фосфоресцирующий зеленый куб. - Держи.
- Что? - Оптимус приподнялся на локте. - Ты хочешь сказать, что...
- Ну конечно, - Октан оскалился. - Разве я могу не позвать друзей?
- Ах ты... десептикон! - Оптимус нервно оглянулся.
- А кто же еще? - удивился Октан, предусмотрительно удерживая его за плечо.
- Сюрприз! - объявили от двери, предварительно распахнув ее ударом ноги.
- Насколько я вижу, кое-кто подсматривал в дверные зазоры, - едко произнес Оптимус, безуспешно пытаясь отпихнуть вновь начавшего домогаться его Октана.
- О да. Ведь мы тоже хотим поиграть с твоими шунтами, - пропел Астротрэйн, садясь на край платформы. Голос он восстановил полностью.
Октан совершенно неприлично загоготал, а Оптимус вспыхнул от столь пошлого заявления и автоматически стиснул ноги.
- Не надо стесняться, - почти экзальтированно всплеснул руками Астротрэйн, - мы же прекрасно тебя знаем. Во всех, даже самых труднодоступных местах.
Прайм сверился со временем. До возвращения на базу оставалось восемь часов. Восемь безумно долгих часов.
- Если ты и в этот раз куда-то торопишься, - произнесла очередная тень, нависая над платформой, - то можешь сразу отложить все свои дела. Мы сегодня абсолютно свободны.
Октан потянул его за одно колено, Мотормастер - за другое. Блитцвинг начал вскрывать грудную броню, Астротрэйн сунул любопытные пальцы в диафрагму. Невнятные шумы протеста со стороны автобота остались без внимания.
- Тан, благодаря твоему невероятному энтузиазму я почти до его Искры достаю, - усмехнулся Астротрэйн, шевеля пальцами.
Оптимус издал неопределенный возмущенный звук.
- На правду не обижаются, - засмеялся десептикон, слегка царапая его изнутри. - Итак, с чего мы продолжим? Может быть у тебя есть особые пожелания?
- По-моему, здесь всем щедро налить на мои пожелания, - почти огрызнулся Прайм, одновременно поеживаясь. - Поэтому делайте что хотите. У меня есть только один вопрос… Ахрр! Один вопрос, я сказал! Шлак побери!
- Прошу прощения, - ухмыльнулся Блитцвинг, вытаскивая искрящий палец из чужого разъема. - Увлекся. Какой вопрос?
- Я только хочу знать - тут не понатыканы скрытые камеры?
- Нет, - с совершенно честным лицом солгал Октан.


Вернуться к фанфикам