Стартер

Автор: Skjelle
Вычитка: Megan Z. Marble
Персонажи: Вортегс/Дрэгстрип
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: внезапные проблемы гештальта, собранного "на коленке".

Силовое поле во второй раз без гиперстимуляции не запускалось.
Новособранный гештальт наземных десептиконов воспринял эту новость с яростью и скрытым за ней страхом – без своих способностей они не были нужны Мегатрону, без них они просто составляли очередной гештальт, не блистающий умом и особыми боевыми навыками.
Их создали с нуля и не выделили никаких информационных архивов кроме пакета базовых функций. Гештальт был слишком узкопрофильным. К тому же, у каждого нашлась хоть одна, но пробоина в психо-прошивке, и это тоже делало их всего лишь мусором без той специфической особенности, которую закладывал создатель. Наконец, со своими психозами они были опасны для более-менее выстроенной иерархической системы. Несмотря на короткий срок собственного осознанного существования, понимали это стантиконы прекрасно.
Мотормастер первым смог добраться до информационных каналов "Немезиса" и вытащить из обширной базы данных все что только попалось под граббер, пока не угодил под пристальное внимание Саундвейва. Но его не интересовали планы, секретные записи, научные исследования. Десептикону срочно требовалось найти техзадание, в котором описывался бы его собственный гештальт. Возможно, оно навело бы их на разгадку.
К счастью у стантиконов еще была фора, страшную тайну никто не успел раскрыть – Мегатрон не слишком интересовался собственными созданиями в свободное от сражений время. Пока у лидера не появился новый план, гештальт был предоставлен самим себе, а судя по обмолвкам остальных десептиконов, до очередного конфликта предполагалась целая местная декада. Весь состав немезиса мог хоть утопиться в дармовом энергоне с присадками, кругом могли происходить соревнования по разрыванию автоботов на части, но все это не могло отвлечь Мотормастера от поставленной им самим же задачи.
Первые несколько местных дней Мотормастер полностью убил на изучение украденных архивов и торопливую передачу структурированных данных своей команде. На самом деле ему было лить топливом на четверых трансформеров оскорбительно мелкого размера – самый высокий едва доставал ему до нагрудной решетки – но крепко держать выданный в пользование сброд было в его же интересах. Не то чтобы кто-то пытался притеснять новичков, но внимание они получали чрезмерное, и это уже выглядело нехорошо. Вернее, к Мотормастеру никто не лез из-за его сверхтяжелой весовой категории, в которую до сих пор попадали только Мегатрон и Оптимус Прайм. Но вот остальных членов гештальта то и дело кто-нибудь пытался прижать у стены. Мотормастер чувствовал это по открытой связи, которую они до сих пор не умели контролировать, и невероятно злился, не в силах расшифровать происходящее. Согештальтники испытывали легкое недоумение, не всегда даже будучи в состоянии понять вербальные сигналы, исходящие от десептиконов. Какие-то болты, гайки, полировка резервных каналов... Впрочем, пока что ничего выходящего за рамки ширканья броней не случалось. Подобная осторожность для десептиконов была непривычна, и явно никто из них еще не выяснил, что силовое поле, внушительно продемонстрированное при первом показательном бое, попросту не работает. Эффект оказался одноразовым.

Первым в ситуации разобрался не командир группы, а Вайлдрайдер. Именно ему принадлежало открытие такой вещи как трансляция в низшем спектре волновых частот, которой пользовались люди. Именно он выкачал себе гигантский архив информационного мусора, содержащий сплошные выдуманные постановки, и именно он первым догадался сопоставить кое-что из увиденного с происходящим на «Немезисе».
Открытие было удивительным и при этом не очень веселым, поэтому Вайлдрайдер начихал выхлопом на желание подставить согештальтников и тут же помчался с докладом к Мотормастеру. Командира они не выносили, друг друга не выносили чуть меньше, но Вайлдрайдер считал, что лучше команде быть готовой заранее к возможным неприятностям.
Он и представить не мог, что их туповатый предводитель попытается использовать возникшую проблему для решения другой проблемы.
Мотормастер не любил долго думать и прикидывать последствия. Судя по тому, что слил постоянно дергающийся Вайлдрайдер, максимальный стресс, необходимый для запуска силового поля, достигался как раз при взаимодействии двух равных трансформеров – или не очень равных, тут уже не слишком важно. Главное, перевести всё в горизонтальную плоскость, а там должно хорошо получиться, если повезет.
Дрэгстрип был самым удивительным в их линейке, самым красивым, если можно так сказать о тщеславном маньяке, и ему же доставалось больше всего внимания от окружающих. Мотормастер сложил два и два, получил самодостаточную функцию и велел гонщику немедленно явиться для интенсивных тренировок.

– Чего-чего тебе нужно? – натурально удивился винтолет, едва Мотормастер озвучил свои планы.
– Нужна прокачка гидравлики, – максимально равнодушно повторил командир гештальта.
– Что, со своими колесиками не можешь? – восхищенно присвистнул Вортекс.
Дрэгстрип сохранял на лице выражение полной ненависти к окружающему миру, а после комментария винтолета его совершенно перекосило.
– Подобными вещами со своей командой не занимаюсь, – отчеканил Мотормастер. – Будешь делать предположения – вырву лопасти одну за другой.
– Ммм, свежая резина, – лица Вортекса не было видно, да и вообще возникали сомнения в наличии, собственно, лица, но Дрэгстрип готов был поклясться, что винтолет ухмыляется.
– Да я... – начал гонщик и тут же заткнулся, удерживаясь от брани. Кулак, продемонстрированный командиром, являлся слишком весомым аргументом.
– Что, масло подтекает? – Вортекс даже перестал протирать инструменты.
– Испортишь мою собственность – изувечу, – дополнительно пообещал Мотормастер. – Я уже сказал, что ему нужно. Решай быстрее.
Вортекс осмотрел предлагаемого партнера и одобрительно фыркнул, представляя, как невысокий десептикон вскоре окажется в каком-нибудь интересном положении с разведенными ногами и полной кобурой. Изящный трансформер немедленно пошел злобными статическими вспышками.
– Годится, Мото. Я на колесных уже натренировался, всё гладко пройдет, – дал винтолет ответное обещание. – Ему понравится.
Дрэгстрип мигнул оптикой и помедлил секунду, прежде чем заорать, что он все-таки не согласен, но Мотормастер уже развернулся и протопал к выходу, оставив разъяренного подчиненного перед нелегкой проблемой – попытаться удрать и тем самым нарваться на дисциплинарное взыскание или же приступить к делу как настоящий десептикон без страха и упрека.
За это короткое время его опередили. Вортекс обманчиво легко поймал стантикона за локоть, стиснул и потянул на себя. Силовое полет Дрэгстрипа качнулось, но не развернулось, только намекая о своем существовании.
– Ну-ну, – Вортекс примирительно помахал свободной рукой. – Не надо мне угрожать. Все же для твоей пользы дела, разноцветный мой. Как там сказал этот громила? Ах да, для гидравлики.
– Не зови меня так, – Дрэгстрип почти зашипел, хотя раньше таким звуком не пользовался. – Давай быстро делай что надо, и я пошел.
– Ой, даже не даешь времени похвастаться, – притворно огорчился Вортекс. – А я хотел тебе провода показать... Гляди!
Мощно заизолированные кабели вывалились на блестящий верстак и тяжело свесились через край. Дрэгстрип с отвращением посмотрел на безобразие, частично заляпанное маслом, частично охладителем, а частично энергоном, и уставился в потолок, чтобы пережить моральную травму, нанесенную его сиятельной персоне.
– Давай тоже расстегнись, – Вортекс двумя пальцами провел у него между ног, подпустив несильного электромагнитного напряжения. – Надо же мне куда-то вставить.
– Присоединить, – брезгливо поправил его Дрэгстрип и убрал защиту. – Только осторожно, не поцарапай меня.
– Ты хотел сказать – будь со мной нежен? – Вортекс хихикнул.
– Нет я сказал именно то что хотел, – Дрэгстрип скучающе осмотрел полировку на собственных пальцах. – Мне лить топливом, что ты сделаешь с моими портами, но если оцарапаешь хотя бы одну деталь...
– Не волнуйся, я буду осторожен. Первого раза боятся многие.
– Да не боюсь я!
Дрэгстрип собирался выдать еще чего-нибудь оскорбительного для упрочения собственных позиций, но в этот момент Вортекс рванул его к себе, развернул и силком усадил прямиком на широкие бедра.
- Изолетик подстели-и! – скандально заорал Дрэгстрип и тут же взвыл.
Взметнувшиеся кабели разом воткнулись в порты на бедрах, в паху, под защитной пластиной внизу живота, два кабеля пробили острыми клеммами диафрагму дублирующего топливоотвода и подцепились к плотным стенкам изнутри.
– Ух ты, сколько старого масла! – Вортекс откинулся назад, утягивая гонщика за собой, пока не пересек точку баланса. Грохнувшись на спину, он с удовольствием ощутил, как упомянутое масло брызжет густыми струйками, расплескиваясь ему на ноги. – Ты никогда себя пальчиками не натирал, грязнуля?
– Какое масло, дебил алюминиевый? – Дрэгстрип брыкнулся, дурея от непонятных ощущений.
Хлестанувшее электричество заставило гонщика заорать. Мигом перехваченное управление позволяло только дергать ногами и запрокидывать голову – и благодаря нарастающей амплитуде вспышек это получалось все лучше и лучше. Топливоотвод пронзило такой же горячей вспышкой, гонщик непотребно взвыл, и концентрированное топливо, хранившееся в резервных накопителях, обильно потекло. Сволочной боевикон не просто отнял у него контроль, но еще и деловито начал переделывать все базовые настройки, накручивая такое удовольствие, которого Дрэгстрип в жизни не получал от самого лучшего энергона. Хотя... Он существовал-то всего лишь пару декад! Ааа, шлак!
Дрэгстрип не выдержал и отчаянно замычал, изнемогая. Линзы погасли сами собой, поэтому он не видел одобрительного жеста, продемонстрированного Вортексом. Ценитель обдирания штамповок, винтолет просто обожал выслушивать как звучат трансформеры, достигшие первого блаженства. И, конечно же, сам момент этого блаженства тоже был важен. Тратиться на долгие игры Вортекс не собирался, во всяком случае не в первый раз, когда самым сладким был результат, а не методы его достижения. Поддав напряжения, он дал команду на разворот потолочного рефлектора.
В здоровенной слегка вогнутой чаше взгляд сам собой сфокусировался на промежности десептикона, чьи ноги уже характерно поднимались и поджимались. Ничего не умеет, такой открытый и быстрый...
А потом захваты вокруг занятых портов напряглись, приподнялись в ложементах и разом прорвали защитные штампы. Дрэгстрип схватился за промежность, то ли пытаясь выдрать из себя чужие инструменты, то ли запихнуть их еще глубже. Вортекс частично вернул ему контроль над моторными функциями, и Дрэгстрип сам извивался, насколько позволяли подвижные пластины, сам раскачивал тазом, словно мог заставить энергон течь быстрее.
Замкнувшись на головках чужих переходников, захваты замерцали подсветкой полной готовности к откачке энергии. Вортекс застонал в голос, мощные ноги тоже напряглись, накопители раскрылись и дали прямой залп. Дрэгстрип не просто заорал, а перешел на музыкальную ноту чистого экстаза.
Едва хаотические метания прекратились и гонщик расслабленно откинулся на разогретый корпус, Вортекс пошарил под чужой челюстью, нащупал несколько знакомых точек и последовательно нажал. Дрэгстрип возмущенно булькнул и пустил охладитель из уголков рта. Вортекс приглушенно засмеялся ему в плечо – сработало как со всеми колесными. Ему так нравился этот развратный вид... Он засунул два пальца в приоткрытый рот и щелкнул электричеством. Дрэгстрип натурально взвизгнул, подкинув бедра – поперек груди располагалась совершенно неподъемная рука, поэтому сбежать было невозможно.
– Хорошо было? – поинтересовался десептикон, поглаживая острые дентопластины.
– Ух... да, – отозвался Дрэгстрип, благоразумно включив внешние динамики.
– Я старался, – промурлыкал ВОртекс.
– По-моему я дал топливную течь, – мрачно резюмировал гонщик.
А еще он чувствовал как раскрывается силовое поле, тяжело и мощно пульсируя, но предпочел об этом умолчать. Но зато он уже имел планы на остальных участников гештальта и уже выстраивал в уме прекрасные картины, подкладывая их по очереди под самых злобных и буйных обитателей «Немезиса».
– Отлично, – Вортекс нащупал его основной шланг и начал прицельно натирать заглушу на самом кончике, – можешь и тут ослабить шлюзы. Кстати, ты как относишься к общим заездам?
– С подозрением, – Дрэгстрип дернулся, однако чужие пальцы пробрались уже в самую глотку, щекоча ребристые стенки основного шланга, а второй шланг переживал возмутительно острую стимуляцию. – Аа, ты что делаешь, ай, шлак, стой, уммх!
До сих пор присоединенный к чужим системам винтолет отправил сложную команду в управляющие контуры гонщика, и топливная система немедленно сработала, погнав тяжелый, перенасыщенный энергон через верхнюю подачу. Дрэгстрип захлебнулся и задергался, панически упираясь согнутыми ногами в верстак. Вортекс легко удерживал его, нетерпеливо ожидая результатов. Чем больше пьешь собственного топлива, тем быстрее рушатся логические связи, тем сильнее хочется добавить себе чего-то нового, и если рядом кто-то есть, то безумно хочется немедленно заняться интерфейсом и погорячее...
Вортекс почти неохотно, испытывая натуральную жадность, бросил разрешение по коммлинку, и неподвижная угловатая громада в углу ремонтного отсека начала разворачиваться, приобретая знакомую альтформу.
– А теперь я хорошо себя вел? – прогудел Браул, вплотную подходя к верстаку. – Теперь мне можно кого-нибудь трахнуть?
Дрэгстрип неожиданно рванулся, и отвлекшийся Вортекс упустил золотую добычу. Стантикон сел на нем верхом, потряс головой, обеими руками утираясь и все еще непроизвольно стравливая энергон, после чего молча потянулся к темно-зеленой фигуре, жадно растопырив перемазанные пальцы. Браул немедленно отстегнул паховую защиту и с облегчением вздохнул, наконец-то позволив джамперу раскрыться и развернуться во всю мощь.
Одного раза ему точно будет недостаточно.

Вернуться к фанфикам