Самый Талантливый И Верный

Автор: SSC
Персонажи: эрадикон Стив/Старскрим
Рейтинг: R
Жанр: романтика, драма
Краткое содержание: Эрадикон придумал себе цель жизни и сосредоточенно ее исполняет.
Предупреждение: мозгокрутильно.
Комментарий: по заявке Ayamur4ik на фестиваль "Мартовские Бензокролики - 2012" в сообществе TF-porn.

Эрадикон номер 001-018-a считал себя исключительно везучим шарком.
Правда, очередное везение он опознавал иногда лишь через много циклов после его, хм, свершения.
Ему юникроновски повезло оказаться не в первой десятке серийных эрадиконов, целиком ушедшей на расчленение и изучение к Шоквейву.
Ему юникроновски повезло еще при сборке - поймать Искрой джетскую наглость полной мерой. Веселого, полностью функционального, и на диво самостоятельного "серийника" приметил аж сам высокий куратор проекта. Его десятка почти вся расползлась по каютам вышестоящих офицеров - тогда, уверенные, что войне вот-вот конец, они совершенно не стеснялись на своей экспериментальной базе. И если от Шоквейва выходил один горелый шлак, загнанный сверхстрессовыми нагрузками, а личные эрадиконы Саундвейва не распространялись о подробностях, но выглядели абсолютно измотанными, Ноль восемнадцатый влетел сразу к авиакоммандеру Старскриму, один из всей партии. Больше никто к нему не попал - обычно коммандер оказывался загружен по кромки крыльев, и не успевал отдыхать.
Но развеивался он масштабно.

Только потом, много ворнов спустя, Ноль Восемнадцатый, взявший себе имя по аббревиатуре "Самый Талантливый И Верный" - скромности в его проц тоже забыли отсыпать - мог полностью оценить, как ему повезло в первые циклы после схода с конвейра. Тогда это казалось какой-то удивительной прихотью, непонятной - но раз обожаемый коммандер просит молчать, отчего ж не молчать? Даже приятно казалось хранить какой-то его секрет.
Такой роскошный - понимал Стив позже - секрет: пристрастий Старскрима в интерфейсе не знал никто. И о том, что с Лордом Мегатроном его связывают только холодноватые деловые отношения, и что с главврачом Кнокаутом они слегка на ножах, и что третьего-в-командовании Саундвейва он добродушно обзывает шлаковым чайником, и что любит лениво поболтать после коннекта.
И как умеет не стесняться - ведь эрадикон ему не конкурент, не представляет опасности, и можно плюнуть на реноме горячим паром и устроить заезд на пол свободного цикла до полного отвала процессора, а потом лежать, позволяя заполировывать себе царапины. Что Старскрим, второй-в-империи, лицо империи, предпочитает в интерфейсе скидывать ответственность и расслабляться, подставляя порты, и даже не пытается перехватить контроль, пока не грузанется первый раз. А потом - он может смеяться, пересказывая какие-то мелочи - и позволять солдату отвечать, спорить с ним, самим вторым-в-коммандовании, недосягаемой звездой, рухнувшей по какой-то прихоти прямо в руки.

Ноль Восемнадцатый считал себя ужасно везучим, хотя глупо и обидно профукал шанс на небо - в последний клик его партию не стали делать трехрежимниками, опасаясь психических отклонений, и вместо джетских крыльев он получил глупые колеса. Впрочем, Старскрима это ничуть не смущало - ведь Стив выбрал это не сам. А слова "из тебя вышел бы отменный летучка" долго еще хранил в памяти, как изумительную похвалу.

Да, Ноль Восемнадцатый считал себя везучим, а своего коммандера - своего, смешно сказать, помнит ли вообще? - одним из самых феерических неудачников десептиконского знака. И искренне радовался, услышав, что его назначили на Немезис командовать - хоть и знал, что это почетная ссылка, хоть и понимал, что это значит - долго-долго еще не увидеть ему стремительного росчерка серых крыльев.

И особым везением он почитал найти свой номер назначенным на Немезис - через три года, так быстро! - хоть и болтали, мол, там служат смертники одни. Стиву в проц присыпали и здравомыслия, но если он хочет хоть чем-то помочь своему коммандеру - надо быть к нему поближе, а не наоборот. Он с радостью шагнул в зеленый провал Космомоста.

Много позже - время на этой Зем-ле шло так стремительно, как никогда на Регулоне-4 - он понял снова, как ему повезло попасть в это назначение. Да, если считать целью своей жизни служение Старскриму - коммандеру и самому невезучему джету Вселенной. Но не ради ж энергонной пайки жить, в конце концов, считал Стив, и не заморачивался подробнее.
Ему повезло видеть каждый клик - от вознесения Лорда Старскрима до падения Предателя Старскрима.
Каждый жуткий клик он стоял рядом - снося приступы плохого настроения, находя какие-то незаметные улучшения - невидимые коммандеру, но идущие на пользу делу. Джет не сразу распаковал архивы по слишком уж настойчивому эрадикону из старой партии.

- А, это ты, Стив, - просто сказал он, когда эрадикон помог ему подняться возле самой каюты. Исцарапанный, избитый, он с трудом шел, да и отравление Темным энергоном все еще сказывалось на работе систем.
И не стал спорить, когда солдат зашел следом, закрывая дверь. Просто с трудом доковылял до койки, тяжело на нее падая всем весом. И снова не стал спорить, увидев в его манипуляторах активную краску, и только молча позволил наносить ее на изодранные наплечники.
Стив, прослужив на передовой уже много ворнов, облегчивший не один дезактив товарищей и даже настоящих кибертронцев, понимал, когда стоит молчать в ответ. Он просто осторожно восстанавливал краску, зная, как неприятно тянет по открытому металлу статикой, снимал несхватившуюся лишку, бережно заполировывал - начерно, потом касание когтей его останавливало. Не хочешь блестеть? Как будет угодно.
Он снова бережно закрашивал пластины - очень-очень осторожно, чтобы сикер не отзывался болезненным тихим шипением. Кто высоко летает, тот больно падает, говорил Старскрим когда-то, покручивая Стиву колесо кончиком пальца, и не думая даже отказаться от крыльев. И сейчас, Стив отлично чуял, не откажется. Снова полетит - только чуть надо восстановить краску. Передохнуть.
Совсем чуть-чуть.

Вспомнить живое тепло другого меха - пусть чуть-чуть ненастоящее, от простого серийного солдата, особенного лишь тем, что он из первой серии. Вспомнить, что на него могут смотреть вот так - холодновато-невозмутимо сквозь глухой визор, чувствуя мерцание за ним.
- Стив, - Старскрим расслабленно лежит на платформе, позволяя себя... трогать. Гладить острые грани крыльев, перебирать тонкие распорки предкрылков, прокачивать гидравлику крыла - осторожными мягкими нажатиями, перебирать один за другим выступы брони, - Стив.
Он знает, что эрадикону Ноль Восемнадцать слышать его самолично выбранное имя - лучшая похвала, лучшая награда и самое дорогое воспоминание. От хриплого глубокого голоса Старсркима он теряет последнюю волю - но даже тогда не снимает маску.
Это - маленький ритуал, родившийся в первые дни после конвейера. Длинные острые когти с коротким щелчком складываются - оставляя столь же длинные тонкие пальцы. Сикер, стремление к полету в каждой черте - сам отщелкивает ему магнитные замки, и проводит по скрытому обычно фейсплейту. Гладит. Ка-са-ет-ся.
И у Стива срывает мгновенно всякий пиетет и прочие сомнения - в конце концов, он всего лишь солдат и может поддаться секундной эмоции, сграбастать крылатый корпус, и сразу запустить пальцы под чуть приоткрытые пластины брони в мягкое переплетение проводки. Это крылья надо выглаживать бережно - Старскрим их ценит, и нервничает от слишком сильно сжимающихся пальцев, а корпус у него, истинного кибертронца, прочный - можно тянуть провода, пускать по экранирующей оплетке тон - все, что эрадикону вышибло бы половину предохранителей, у него вызывает только несдержанные стоны.
Нет смысла сдерживаться в личном отсеке, запертом параноидально на физический замок, с тем, кто знает каждый изгиб корпуса, каждую магистраль с начала функционирования, много тысяч местных лет.
Ноль Восемнадцатый даже не задумывается над воздействиями - тонкости прошиты уже наравне с навыками владения оружием, будто случайно коммандер создал себе совершенный инструмент заботы и понимания. Случайно?
Не важно - пока он так стонет, ничего не важно.
По малейшим движениям, по фону полей Стив читает, чего от него хотят - и тут же принимает к исполнению, осторожно ложась сверху. Приходится напоминать себе, что джет куда как крепче эрадикона, что его не помять, даже если сверху рухнет Мегатрон в полный рост. И все равно, когда чуть выше бедренных броневых пластин ложатся невыносимо-чудесного дизайна ноги, скрещиваясь за спиной, он чуть-чуть медлит перед полной стыковкой. Вид открывается такой, что Стив сглатывает подступающий охладитель, пытаясь защитить проц от перегрева, гладит судорожно, открытой рукой - от прохладного металла наплечника, по теплой скуле, касается приоткрытых губ, замирает снова - потому что убрать руку почти невозможно. И дальше - по тяжело пульсирующим шейным магистралям, по яростно-горячей грудной броне, прохладному стеклу кокпита, выходам ребристых фильтров на узкой талии, до искрящих схем открытой интерфейс-панели.
И еще чуть- по гладкому металлу бедра, до коленного шарнира с чувствительным серво, одно удовольствие дать пару искр - и плавно качнуться вперед, навстречу судорожно дернувшейся вверх бедренной секции, до стыковки.
Системы давно подогнаны одна под другую, и соединяются безболезненно - каждый провод в свой разъем, объединяя их схемы в одну. Стив смутно осознает, что в него впиваются до боли длинные пальцы, что от их соединения почти больно - волны загрузов прокатываются бесконтрольно, оставляя краткие доли клика - втянуть воздух не справляющимися вент-системами, попытаться охладить перегретые схемы. От яростных искр хочется стонать - они пробивают экраны проводов, ввинчиваясь в схемы напрямую, и что-то, кажется, подплавилось - Стив не чувствует, судорожно двигаясь - нет никаких сил удержаться. И теперь можно впиться в крыло, рывком поднять истребителя с платформы, держа на руках, не чувствуя веса - налить на растянутые серво в руках, сейчас это не важно. Единственное важное - расширенная алая оптика, распахнутые в стоне губы, который можно - только сейчас! - поцеловать коротко, размыкая контур.
Пробой обжигает обоим тонкий металл фейсплейтов, от резко сменившегося напряжения первым рушится в блэкаут Стив, утягивая следом Старскрима в горячий оффлайн перезагрузки.

А потом он же виновато держит полировочную пасту под тихое ворчание, что хорошо всяким в масках, а ему с такими следами на лице ходить - верный способ нарваться на шлакова лорда с его тупыми вопросами. Но он все равно сидит у Стива на коленях.

Эрадикон привычно хранил связь в секрете, помогал с мелким ремонтом - то восстанавливая тяжи в спине, то еще чем оказываясь нужен, хотя бы вовремя принесенным кубом, вовремя подставленной рукой. Но все это не освобождало его от дежурств - одно из которых закончилось атакой автоботов.
Разбитый алый визор еще долго мерцал между серых корпусов дезактивных собратьев. Наконец, погас и он. Никто не пришел - на Немезисе тоже шел бой. Кому какое дело, что последний солдат серии 001 ушел в болезненный оффлайн беспамятства.

Кому какое дело, что один из эрадиконских сигналов исходит снаружи корабля. Брейкдаун не обратил на это внимания на своем дежурстве, а остальным тем более плевать. Кроме, разве что, все замечающего Саундвейва.
"Координаты 106, 115, `7" - получив короткое сообщение от слишком знакомого офицера, Стив просто отправился по указанным координатам.
Он почти не сомневался, но все равно раздраженно фыркнул сквозь маску, обнаружив там Старскрима - почти без топлива, снова ободранным, но несгибаемо-злым.
- Привет, Стив! - издалека помахал он, - что, онлайн еще, старый шарк?

На этот раз они говорили - Старскрим шипел, где в каком месте Юникрона он видел Лорда и его идиотские идеи, в каком места Эйрахнид видел ее лапы, что бы сделал с автоботами, а Стив только ворчал тихонько-успокаивающе, давая выговориться.
Через трое местных суток джет улетел - и пропал снова. Хорошо, что на этот раз на нем стоял маленький самосборный маячок со специфичным диапазоном, маскирующийся под местный глобальный шум в радиочастотах.
У эрадикона, решившего прожить онлайн старт-площадкой сумасшедшего джета, всегда находились дела: стянуть пару штабелей кубов, уболтав друзей-рабочих, мигнуть чутка летучим солдатам - высокомерным до одури, но к его словам прислушивающимся. Кто бы там не скрипел "на нашего коммандера зарится, несчастное колесное", точно знал настроение Старскрима обычно именно Стив.
Он не сомневался, что скоро бахнет - но бахнуло совсем иначе, чем он мог представить.

Целых несколько месяцев маячок не отвечал. Вольный эрадикон - смешно-то как звучит - а, скорее, агент Саундвейва на просторах Земли, Стив не находил себе места. Информационный голод почти сжигал схемы, он жадно подсматривал за экранами белковых, подключался к из сетям - фиолетовую строгую гоночную тачку даже угнать не пытались, такое интересное поле она излучала. Каждая кроха информации о росчерке серых крыльев, каждый намек. Каждое упоминание.
Он нашел походя для Саундвейва координаты автоботской базы, пока все это искал - и в ответ связист наградил его самым ценным, самым важным - новыми координатами.

Стив не успел вовремя - на базе MECH уже все закончилось. Он только смог поймать, трансформировавшись, падающего Старскрима - еще не понимая, почему он идет на своих двоих, почему не улетел бы, ведь уровень энергии достаточный... не желая пока понимать.
- О, Стив, - всхлипнул коммандер, - тебя-то мне и не хватало.
Прямо на руках он свалился в оффлайн.

Вот теперь-то пригодилось все - каждый куб энергона, каждая уведенная с шахт деталька, все обустроенное дроново гнездо, как с усмешкой называл убежище Стив про себя.
Скинув Саундвейву короткое "пташку поймал", он решительно закрыл канал и взялся за своего коммандера - грубо распаханные схемы требовалось бережно закрыть нанитной пастой, и потом придержать его на платформе - чтобы не вспрыгивал-бежал-ругался-стрелял, как привык обычно.
- Ша, командир, отпуск, - Стив сел на платформу, бережно прихватывая тонкие запястья. Чуть не добавил "налетался", да вовремя прикрутил вокалайзер. Полудохлый там или нет, но выломать оптику Старскрим ему всегда успеет, если болтать не то.
Да и не хотелось давить на больное.
- Что, теперь ты круче? - ухмылка Старскрим выражала только бессильную злость.
- Тише, коммандер, - жесткие лапы - привычные к работе, привычные к трансформации в бластер - на узких запястьях, - не надо.
- Да какой я тебе коммандер... - кривая ухмылка, оскаленные клыки - Старскрим зол, несчастен, устал как последний дрон в шахте, искалечен.
- Мне - коммандер, - Стив улыбается под маской, потом, сообразив, стягивает ее, открывая фейсплейт. На гладком металле едва намечены черты - острый визор только подчеркивает, какие они незавершенные. Но тонкие губы могут изогнуться в улыбку, показывая дентопласт,
И могут прикоснуться легко к презрительно вздернутой надлинзовой пластинки, к окуляру - снимая какую-то органику из леса, а потом - к прохладному щитку воздухозаборника.
Выдержать шипение "нашел время, идиот", скрывая уверенность - ничего, все еще не закончено, его обожаемый коммандер еще повоюет, каким бы неудачливым он не был.
На запасном аэродроме много что есть. Тепло, энергия, детали.
Детали.
- Я немного практиковался в медицине, - шепот в самый аудиодатчик, - я знаю, что нас проектировали как живые банки дополнительных деталей.
От этой концепции отказались позже, к 010-х-серии, когда кибертронцев осталось так мало. Стив знает, хоть и не видит, как вспыхивают коротко линзы. Не надо больше ничего говорить.
- Прямо сейчас? - в старскримовом хриплом, скрипучем голосе слышно деловитое оживление. Выход, новый путь - какой подарок судьбы!
- Через два местных оборота. Вам нужно отдохнуть.
- Ты не сможешь больше гонять, - и в голосе коммандера звучит что-то неправильное. Что-то, что никогда не звучало.
Стив - солдат, обслуга, живой щит. Банк деталей и энергона. Серийный кон. К нему нельзя привязываться, о нем нельзя думать, как о "этом коне", он просто "один из". Но голос коммандера звучит иначе.
- Это совершенно неважно... Старскрим, - Стив улыбается снова, проговаривая имя.
Два слова, обозначение такое же четкое и точное, как заводской номер. Звездный крик.
- Последнее желание смертника? - коммандер улыбается коротко. Тонкое выразительное лицо обозначает эмоцию ярче, чем любые слова - шутка, над которой не смеются. Шутка-для-двоих. То, чего не должно звучать, то, на что не надо отвечать.
Стив и не отвечает, касаясь алого шеврона кончиками пальцев.

А куда улетела маска - кто вспомнит.

Вернуться к фанфикам