The Terms of Swarm

Автор: Nueteki
Вычитка: [anzzy]
Иллюстрации: [anzzy] (aka MamonnA)
Персонажи: инсектиконы/Кнокаут
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: если по соседству поселилась другая раса, стоит заранее изучить ее обычаи. Если, конечно, вы не хотите нарваться на близкие контакты четвертого рода.

Кнокаут считал, что у него редко бывают неудачные дни, но этот грозил стать именно таким. Все не задалось с самой первой смены: очередной отряд эрадиконов, вернувшийся с задания, практически поголовно восстановлению не подлежал, само задание было провалено, из-за чего лорд Мегатрон пришел в ярость, и в его присутствии чувствовать себя в безопасности мог только Саундвейв, а остальные на всякий случай предпочитали не высовываться. В довершение ко всем проблемам его новая полироль не только сверкала куда больше предыдущей, так, что он едва ли не сиял собственным светом, но еще и пахла намного сильнее. В общем-то, уже весь Немезис привык к сопровождающему его неизменному запаху автоэмали и полиролей, но в этот раз концентрация раздражала даже самого медика. Вдобавок ко всем бедам она не желала выветриваться, окружая Кнокаута своеобразным ароматным облаком и преследуя его везде, где он появлялся.

Побывав на мостике Немезиса и получив даже от Дрэдвинга вопросительный взгляд со слегка приподнятым надлинзовым щитком, Кнокаут пришел к выводу, что эксперимент с новой смесью полностью провалился, и счел разумным в ближайшие сроки сменить покрытие на более привычное. Лорд Мегатрон и так в последнее время часто был не в духе, не стоило привлекать к себе его внимание сейчас, так что медик направился кратчайшим путем в медбей, оснащенный персональной мойкой. Буквально на каждом перекрестке ему попадались инсектиконы, и Кнокаут нахмурился, вспомнив, что отсек их роя находится в одном блоке с его собственным. Удачное соседство, ничего не скажешь. На очередном повороте он вышел в коридор, где освещение и вовсе не работало, и ориентироваться можно было только по красным визорам под потолком и ярким меткам-кольцам - висевшие вместо ламп инсектиконы дорогу не освещали, но хотя бы указывали направление. Один из них замер у стены, и Кнокаут едва не запнулся об выставленную стопу.
- Сидел бы на потолке с остальными, - раздраженно бросил ему медик, и, услышав приглушенный рык, ускорил шаг. Как все неудачно сложилось, надо будет послать сюда ремонтную бригаду, а лучше самому больше не заглядывать. Выйдя, наконец, на освещенный участок, Кнокаут скривился, передернув плечами, и тут же услышал позади грохот. Обернулся он как раз вовремя - двое инсектиконов, спрыгнув с потолка, трансформировались перед ним.
- В чем дело? - прямиком поинтересовался Кнокаут, не сомневаясь, что эти двое заинтересованы именно в нем. Инсектиконы промолчали, затем оба синхронно опустились на одно колено, при этом их мандибулы разошлись в стороны, слегка подрагивая, как будто они принюхивались.
- Очень смешно, - пробурчал медик. Сегодня только ленивый не дал ему понять, какая стена аромата свежей полироли от него расходилась. - Еще пантомимы будут? Замечу, что актеры вы бездарные.
Принюхивающиеся инсектиконы встали, молча обошли его кругом, а затем внезапно пол перед ним перевернулся, и Кнокаут обнаружил себя висящим вниз головой в лапах одной из этих громадин. Один крепко схватил его за руки, второй - за ноги, и сыплющего угрозами медика в несколько шагов донесли до ближайших дверей.
Его не слишком-то вежливо уронили на пол, и Кнокаут раздраженно провентилировал системы от возможной пыли, которой, впрочем, не оказалось. Еще бы, откуда ей взяться при столь высокой влажности. Стоять, влажность на Немезисе? Кнокаут ошарашенно огляделся, поднимаясь на ноги: в логове роя он не был еще ни разу и добровольно не заглянул бы ни за какие кредиты. Из-за слабого даже по меркам Немезиса освещения почти весь отсек тонул в темноте, и видны были в основном мерцающие визоры и красные метки сидевших вокруг инсектиконов. Они были повсюду: на потолке, на стенах, гроздьями свисали даже с обратной стороны мостика, где он стоял. Несколько сотен, если не больше. Часть перезаряжалась, часть явно находилась онлайн, но хранила молчание, диапазоны частот тоже были пусты. Темно, тихо и тепло - впрочем, последнее вполне объяснялось банальным наличием стольких тел в одном замкнутом помещении с явно не справлявшейся вентиляцией. А может, им самим так удобно, шлак их знает. Притащившие его инсектиконы так же молча стояли рядом, пока он осматривался.

- Что вам нужно? - мрачно поинтересовался Кнокаут, вглядываясь в одинаковые жуткие морды.
Один из них вышел вперед, занес лапу с огромными когтями, и, прежде, чем Кнокаут успел хотя бы отклониться, последовательно ткнул в затылок, спину и ноги медика, после чего проскрежетал:
- Ты сигналишь.
Ох, прекрасно. Его персональная гордость, инфракрасная подсветка - единственная среди десептиконов на всем Немезисе - оказалась заодно своеобразным передатчиком для этих тварей. Одному Праймасу известно, что они там себе считали.
- Я, - Кнокаут задумался, подбирая максимально простые и однозначные, по его мнению, слова. - Я никому из вас не сигналил и не собираюсь. Если мне внезапно понадобится ваше содействие, я извещу об этом по коммлинку командира вашего отряда или кто там у вас есть.
Инсектикон неодобрительно повел головой, словно что-то прикидывая.
- Не сигналил? - повторил он с некоторой долей сомнения.
- Да. Я могу идти? - Кнокаут раздраженно переступил с ноги на ногу. Чтоб их ржа разъела, вот стоило тащить его в свое логово, чтобы сообщить о совпадении диапазонов его тюнинга с их боевыми отметинами!
- Нет, - лаконично отрезал инсектикон и соизволил пояснить, - Сигналишь не только этим.
- Ах, даже не только? И чем вас еще так заинтересовала моя персона, может быть, великолепной внешностью? - Кнокаут даже не пытался скрыть сарказм - вряд ли этим тварям знакомо это понятие.
- Запах, - сообщил ему инсектикон тоном, не допускающим возражений.
Кнокаут поморщился:
- Мне сегодня не сообщил об этом только Саундвейв, и то исключительно потому что вслух он не говорит, а времени любоваться на его экран у меня не было. Как только я доберусь до мойки, я счищу эту новую полироль к Юникрону, хотя это и не ваше дело.
Инсектиконы вновь переглянулись, почти соприкасаясь мандибулами. Кнокаут молча схватился за голову: ну нельзя же быть настолько идиотами! Даже дроны и те понятливее. Он не общался с инсектиконами вне заданий, и сейчас они ему казались не то тупыми с глубокими психиатрическими отклонениями, не то просто очень тупыми.
- Этого запаха скоро не будет, - четко и раздельно произнес он. - Можете не беспокоиться.
- Убрать запах? - уточнил один из них.
- Ну да, - Кнокаут раздраженно повел плечами, пожимая колесами за спиной и не обратив внимания на странную формулировку. Инсектиконы дружно разошлись в стороны, и медик было шагнул вперед, думая, что они пропускают его к выходу, но тут же уперся в стоявших за ними особей. Кнокаут нервно оглянулся и увидел сзади еще двоих. Ему сразу же вспомнился недавний конфликт эрадиконов с этими тварями: оставшийся после комплект металлолома восстановлению не подлежал даже частично, и медику стало не по себе. Шлак, они же не решили убрать неугодный им запах вместе с его источником? Долго гадать ему не пришлось: сзади его схватили за плечи, еще двое - за ноги, и он не успел даже вскрикнуть, как оказался в стальной хватке сразу нескольких гигантских тварей.

Пока его раскладывали прямо на узком мостике отсека - при этом пара инсектиконов прицепились с обратной стороны, удерживая его за руки и за ноги - Кнокаут успел не только описать весь рой разными медицинскими терминами, но и последовательно применить на инсектиконах пилу, дрель и еще несколько инструментов - с одинаковым результатом. Инсектиконы недовольно ворчали и попросту блокировали опасную конечность, предварительно развернув от себя, а полученные царапины особого дискомфорта им не доставляли. Что удивительно, кроме занявшихся непосредственно им, все остальные никак не отреагировали на происходящее, словно рядом с ними ничего не случилось, и посторонний десептикон на территории колонии не орал во всю мощь вокалайзера, угрожая расправами от доноса Мегатрону до разбора заживо. В итоге злобно рычащего медика распяли, надежно зафиксировав, и два инсектикона нависли над ним с разных сторон. Снизу Кнокауту показалось, что они еще огромнее, чем остальные. Он замер, приготовившись было к самому худшему, когда огромные морды опустились ближе, почти утыкаясь мандибулами в его броню. Инсектиконы снова обнюхали его, а затем синхронно раскрыли клыкастые пасти, и Кнокаут искренне пожалел, что не включил аварийный сигнал бедствия - шлак с ней, с гордостью, когда его прямо сейчас начнут онлайн... он изумленно замер, не веря своим окулярам. Затем нервно мигнул оптикой, перезагружая видеопоток, но картина не поменялась, а ощущения только подтвердили увиденное. Оба инсектикона тщательно его вылизывали. Две широкие глоссы методично проходились по его платам с легким нажимом, оставляя за собой матовые полосы - их шершавая поверхность почти полностью снимала полироль, оставляя взамен дорожки прозрачной, но быстро подсыхающей смазки. Когда до медика окончательно дошло, что инсектиконы вознамерились его полностью облизать, а не отрывать конечности, интерфейсить или еще чего, Кнокаут утратил остатки самоконтроля и истерически захохотал, не в силах сдерживаться. Эти твари поняли его желание избавиться от нежелательного запаха буквально и сейчас в прямом смысле пожирали всю его новую полироль, старательно собирая ее глоссами с алой брони. Впрочем, истерика быстро прошла, уступив место праведному возмущению:
- Осторожнее! Краску не сожрите, уроды, я ее три мегацикла назад обновил!
Уроды не обратили на его крик никакого внимания, а тот, что справа, особо тщательно прошелся языком по узору аэрографии на его дверце, стремясь снять все инородные покрытия.
- Чтобы ты топливопроводы себе забил! - от всей искры пожелал ему Кнокаут, с тоской наблюдая, как яркий блеск полироли постепенно растворяется под лужицами смазки.
Инсектиконы его возмущенные вопли игнорировали, продолжая свою работу с невозмутимостью и усердием дронов. Успокоившись и обнаружив, что ему ничего, кроме перспективы провести несколько циклов в мойке, не угрожает, медик подергался еще немного для виду, никакой реакции не добился и откинулся на колеса за спиной, полностью расслабившись. Если им так охота облизать его и ничего больше - то болт с этими тварями, пускай работают. Запах их вместе с подсветкой смутил, надо же. Подставляясь под размеренные и чем-то даже приятные прикосновения теплых глосс, Кнокаут отстраненно размышлял, что теперь новые составы полироли лучше сначала тестировать на дронах, чтобы не нарваться еще раз так же. А можно и вовсе попробовать управлять этой армадой через оверраны, вот только найти бы дешифратор…
Закончив с его руками и плечами, инсектиконы легко приподняли медика и начали зачищать спину и колеса. Кнокаут нервно подергал плечами, когда длинные глоссы задели особо чувствительные элементы, и даже пару раз раздраженно зашипел, но не добился даже взгляда: огромные твари работали молча и сосредоточенно, не отвлекаясь на провокации. Впрочем, на самые ядреные выражения Кнокаут поскупился, не желая, чтобы ритуал чистки перешел в ритуал расчленения.
Несмотря на то, что инсектиконы проходились по всем швам и стыкам брони, ощущения были далеки от интерфейса, так что Кнокаут быстро заскучал. Уйти в перезарядку он не рискнул, зато соединился с терминалом медбея, который для данных целей никогда не отключал, и через него вышел на базу данных Немезиса. В результате очень быстрого серфинга выяснилось, что инсектиконы особо ценились в рядах десептиконов, поскольку их не останавливали нулевая видимость в половине спектров и забитый помехами эфир. В пространстве они ориентировались по запахам и своим радиационным меткам, а между собой общались языком тела и жестов. Отдельным утешением медику послужил параграф, сообщавший, что бесполезные для колонии занятия инсектиконы не одобряют и, как следствие, интерфейс-системой не оборудованы. Изучать огромный документ дальше Кнокауту не дали: что-то теплое приятно пощекотало пах, и Кнокаут едва успел заблокировать команду открытия интерфейс-панели. Шлак, он уже успел забыть, где он и с кем. Медик свернул внутренний монитор с текстом и встретился взглядом с инсектиконом, наклонившимся к его бедрам.
- Тебя там ничего интересовать не должно, все равно нужных деталей нет! - строго сказал Кнокаут, стараясь придать своему голосу как можно больше убедительности.
Инсектикон пошевелил мандибулами и вернулся к работе, тщательно очищая каждый микрон поверхности от полироли. Кнокаут пристально наблюдал за ним, приготовившись, если понадобиться, выдираться во всю силу: в полном отсутствии джамперов он несколько сомневался. Может, у того роя, который описан в исследованиях, их не было, а этот проапгрейженный, шлак их знает.
Оставив, наконец, его паховую броню в покое, инсектиконы завладели его ногами и начали трудолюбиво проходить глоссами все детали, включая тяжи колес. Пока Кнокаут ошалело думал, что вот пятки ему никто в жизни ни разу не облизывал, сенсоры подарили ему еще одно открытие: внутренние детали стоп оказались крайне чувствительными к щекотке чужими глоссами, забиравшимися так далеко. Не в силах терпеть столь экзотическую пытку, Кнокаут задергался, безуспешно пытаясь освободиться, но инсектиконы хором зарычали, усилив хватку и не отвлекаясь от основного занятия. Медик сжал дентопластины, пытаясь достойно перенести гребаный инсектиконский ритуал, но терпения надолго не хватило, и вокалайзер очень быстро его подвел. В итоге инсектиконы завершали свое дело под недостойное хихикание извивающегося доктора, пытавшегося вяло дрыгать конечностями.

Когда ему, наконец, позволили встать на ноги, с полировкой можно было попрощаться окончательно. Один шлак, он все равно собирался ее менять, хоть и не таким способом. Закончив чистку, инсектиконы разошлись, потеряв к нему интерес, на узком мостике остались только несколько стражей.
- Будем считать, дешево отделался, - пробормотал Кнокаут, на автомате отряхиваясь и пытаясь стереть с себя остатки пахучей смазки. - Чтоб я еще раз с вами связался, полуорганические ксеноморфы.
Один из инсектиконов вопросительно фыркнул, видимо, не распознав ругательство, и медик похлопал его по бедру, пытаясь оттеснить с дороги. Тот не сдвинулся с места.
- Вам какие-нибудь команды знакомы, к примеру: влево, вправо, дай пройти? - раздраженно поинтересовался Кнокаут, задирая голову и вглядываясь в безликий узкий визор.
- Знакомы, - пробасил тот и отошел в сторону. - Иди.
- Праймас, какой прогресс, вы даже понимаете кибертронский! - съязвил медик. Что ж, всего хорошего, спасибо за сервис, надеюсь никогда им больше не воспользоваться! - не удержавшись, Кнокаут картинно щелкнул когтями за наноклик до раскрытия дверей. Он уже шагнул в открывшийся проем, когда мощная лапа поймала его за плечо и рывком отбросила назад, в глубину улья.
- Какого?! - рявкнул медик, тут же вскакивая на ноги и с трудом удержавшись от желания запустить все-таки пилу. Путь к выходу ему молча перегородило сразу несколько, пилить слишком долго. Нахмурившись, Кнокаут замер, скрестив руки на груди и сверля их взглядом. Шлак, что это еще за шутки - они же только что были готовы его выпустить. Где-то за спинами зажавших его тварей послышалось лязгание, стоявшие перед ним инсектиконы переглянулись и расступились, пропуская одного вперед. Всего несколько шагов, и над ним навис огромный корпус, с виду ничем не отличавшийся от остальных. Инсектикон обнюхал его, еле заметно подергивая мандибулами, которыми он периодически едва касался алых пластин, удовлетворительно фыркнул, после чего наклонился, сложившись при этом почти втрое, и щелкнул огромными когтями, повторяя его недавний жест. Кнокаут медленно попятился, невольно активируя систему охлаждения в форсированном режиме.

Язык тела. Он забыл про язык тела.
Пока процессор медика решал сразу три задачи: что он такого умудрился им сказать, как распилить инсектикона за короткое время, и есть ли из улья другие выходы, инсектикон определился с тактикой и, протянув лапу, попросту дернул его к себе за ногу.
Потеряв равновесие и грохнувшись на заспинные колеса, Кнокаут взвыл и немедленно перешел в атаку, успев достать левой рукой шокер. Но прицельного удара не получилось, а когда инсектикон перехватил посох, другой рукой сжав его плечо и одновременно блокируя левую руку, исход схватки был предрешен. Проводив взглядом улетевший вниз шокер, Кнокаут сдался и мрачно уставился на зафиксировавшую его тварь.
- Чего тебе надо, низкопрограммируемое? - медленно проговорил он.
Инсектикон еще раз щелкнул длинными когтями свободной руки и уставился на него. Кнокаут попробовал его пнуть, но тот лишь недовольно заворчал, перехватил его ногу, а другую и вовсе зажал под мышкой. Медик разъяренно выдохнул и без того теплый воздух, продувая системы. Отлично, он опять вернулся к тому, с чего начал. Облизать они его уже облизали, что теперь? Инсектикон повел мордой, утыкаясь жвалами ему в бедра, и вдруг резко ударил слабой магнитной вспышкой, заставив раскрыться замки на паховой броне, после чего недвусмысленно потянул его тазовую секцию вниз и на себя. Кнокаут тут же позабыл о теоретическом отсутствии у инсектиконов интерфейс-систем и начал неистово биться, пытаясь освободиться из-под огромных когтей и заодно съездить ногой по нависшим над ним жвалам. На коннект с инсектиконом он был принципиально не согласен, как и на коннект с любым, кто больше его в два с лишним раза. К сожалению, режим паники сил ему не придал, и алые бронепластины полностью разошлись, открывая доступ к порту и шлюзу - к счастью, диафрагмы обоих были плотно закрыты, вопрос в том, надолго ли.
Кнокаут мрачно уставился на инсектикона, просчитывая оптимальную тактику поведения. Расчеты были неутешительными - даже несмотря на то, что им сейчас занят всего один, а остальные не проявляют никакого интереса, не факт, что они позволят ему сбежать. Да и с этим единственным инсектиконом справиться без подручных средств невозможно. Подчинялись эти твари только непосредственно Мегатрону, а жаловаться ему Кнокаут не рискнул - с лорда еще станется заблокировать отсек снаружи своим кодом вместо того, чтобы приказать оставить его в покое. В конце концов, учитывая силу инсектиконов и их количество, проще подчиниться их желаниям, пока эти желания не создают угрозу для жизни. Иначе пресловутая угроза может и появиться, если они предпочтут избавиться от проблемы вместе с ее источником - поди, докажи этим тварям, что он единственный медик на всем корабле. Инсектикон тем временем завозился, устраиваясь удобнее, и затем, зажав вторую ногу Кнокаута локтем, свободным когтем требовательно ткнул в топливный шлюз.
- Болт отсоси, - с облегчением посоветовал ему Кнокаут, искренне радуясь, что теория отсутствия джамперов все еще работает.
Инсектикон заворчал, после чего занес лапу, недвусмысленно выставив одно длинное лезвие и поджав остальные. Медику пришлось подчиниться и добровольно разблокировать шлюз, чтобы избежать пенетрации когтями, способными нашинковать его изнутри. С одной стороны, Кнокаут был рад, что его порт пока никого не интересует, с другой - судьба собственных топливных баков его тоже очень волновала. Особенно после того, как сегменты брони на животе и тазобедренной секции инсектикона разошлись, явив несколько толстых, туго скрученных в спирали не то шлангов, не то кабелей. Что-то в инсектиконе отчетливо щелкнуло, и теплые скользкие шланги вывалились на пах и живот Кнокаута сплошной кучей. Инсектикон кончиками когтей выбрал несколько и, не церемонясь особо, вогнал их с такой силой, что Кнокаут порадовался разумному решению разблокироваться добровольно. Он зашипел, еле сдерживаясь - ощущения от сразу нескольких шлангов, протискивавшихся в его узкий шлюз, были весьма сильными, и инсектикону пришлось снова перехватить его ноги, уже начавшие подрагивать. Пройдя приемный бак, удлиненные насадки протолкнулись дальше, уже во внутренний приемник, и вот тут Кнокауту стало сложно сдерживаться: из-за прикосновений к тонким стенкам, буквально покрытым рецепторами и анализаторами, сигналы от всего топливного канала стали слишком интенсивными. Какое-то время он пытался терпеть молча, но когда вторая насадка подключилась к шлюзу и началась состыковка третьей, не выдержал.
- Хватит, хватит! Топливо и так пройдет, куда еще глубже?! - взвыл медик, колотя по огромному колену свободной рукой. - Шлак побери, довольно, слышишь?!
Инсектикон даже не вздрогнул, упорно доведя дело до конца и подключившись напрямую в топливную систему. До ошалевшего от такого обращения Кнокаута еле дошло, что тот его попросту не слышит. Видимо, отключил аудиодатчики, как ненужные в данный момент - для общения ему хватит хеморецепции или языка жестов. Вот только на языке запахов медик общаться не мог, а жестами уже наговорил себе на топливный коннект, и ладно, если только на него. От мрачных размышлений его отвлекло тянущее чувство где-то в глубине баков, которое быстро усиливалось, и Кнокаут сообразил, что инсектикон начал перекачивать с него топливо. Сначала Кнокаут пытался расслабиться, но вскоре игнорировать полупустые баки стало сложно, а когда уровень топлива снизился до 65%, медик уже в ужасе начал думать о бесславной гибели в недрах инсектиконской колонии. В конце концов, болт их знает, как и чем они питались, в энергохранилище редко видели больше нескольких особей одновременно... Но, к счастью, вскоре инсектикон остановился, видимо, посчитав уровень топлива достаточно низким, и после небольшой паузы запустил обратную подачу. Медик выгнулся и зашипел от острых ощущений: энергон подавался уже более концентрированным и с таким количеством присадок, которые, смешиваясь, делали его еще более густым. Даже шланги при передаче раздулись от давления, а шум насосов стал намного громче. Вот почему их дозаправка требует несколько подключений одновременно и намного больше времени, чем обычный топливный коннект, заставляя медика дергаться от сигналов, переполнявших его в прямом и переносном смысле.
- Быстрее, - простонал Кнокаут, понимая безнадежность своего обращения, но не в силах сдерживаться из-за упоительных ощущений, переполнявших его нейросеть. - Что же ты по капле цедишь, болт ржавый!
Инсектикон хранил молчание, уставившись на ритмично подрагивающие шланги. Кнокаут начал вспоминать все известные ему ругательства, но быстро утомился и начал просто стонать вслух, не утруждая себя формулировкой слов. Он чувствовал, как тяжелое теплое топливо уже начинает ритмично плескаться в нем. Чем меньше оставалось до полных баков, тем отчаяннее становились его стоны - топливный коннект Кнокаут не любил отчасти потому, что почти все партнеры были куда вместительнее его и упорно пытались накачать его сверх меры, не обращая внимания на аварийные сливы. Но инсектикон остановился как раз вовремя, сработав, словно профессиональный заправщик, и Кнокаут облегченно провентилировал системы - как оказалось, рано.
Шланги потянулись назад, начав сворачиваться, и не просто задевали рецепторы - каждое движение посторонних предметов отдавалось волной тяжелого энергона, перегружая его и без того измученную сигналами нейросеть. Насадки выскальзывали из его баков, снова задевая чувствительные сегменты диафрагмы шлюза, и медик не смог удержаться от стона, бессильно откинув голову. Инсектикон вновь наклонился к нему, трогая огромными мандибулами, словно пристально изучая.
- Доволен, болт ходячий? - с ненавистью выдохнул Кнокаут, искренне желая конкретно данному болту деактивироваться в кратчайшие сроки. Он бы с удовольствием помог сбыться своему желанию, пусть только его отпустят и освободят, наконец, левую руку с инструментами по особо прочной броне...
Но отпускать его никто не торопился. Свернув все шланги и водворив их на место, инсектикон закрыл свою броню и внимательно его обнюхал. Получив в свой адрес поток ругательств и несколько ударов по чему попало (точнее - до чего более-менее пришедший в себя Кнокаут смог дотянуться из своего неудобного положения), инсектикон недовольно фыркнул и неожиданно сделал странное движение головой, будто хотел об него потереться, почти проскрежетав краями шлема по гладким бедрам медика. Кнокаут сначала изумленно на него уставился, а потом его накрыло теплой волной спокойствия, смешанного с удовольствием и одновременно жгучим желанием немедленной любви с кем догнали, вот хотя бы с этим здоровяком, сейчас одобрительно подергивающим своими гигантскими жвалами над его полностью раскрывшимся портом и чего-то ждущим, несмотря на столь очевидное приглашение... Но на этом моменте медик успел вспомнить, кто именно его держит, и страх сжал его искру гораздо сильнее, чем стандартная доза оверранов, выплеснутая инсектиконом.
- Ты, насекомое-переросток, что ты там забыл?! - заорал Кнокаут, даже не попытавшись скрыть панику в голосе. От перспективы полноценного коннекта с инсектиконом он моментально пришел в себя и активировал пилу. Инсектикон пошевелил мандибулами, словно вычерчивая что-то на алой броне, и у Кнокаута мелькнула было жуткая мысль, что с чем только его порт ни знакомился, но вот такого еще точно не было, однако реальность оказалось куда прозаичнее: раскрутив глоссу на полную длину, тот запустил ее в чужой порт, по спирали задевая внутренние контакты.
Следующие полтора клика Кнокаут одновременно ругался, пилил инсектиконское колено, пока им не прижали его руку к полу, и отчаянно дергал бедрами, пытаясь вырваться. Первыми смолкли ругательства, затем медик безвольно обвис в хватке инсектикона, и последней отключилась его пила. Трансформировав кисть обратно, Кнокаут снова вцепился всеми пятью когтями в инсектикона, взвыв в голос уже от остроты ощущений: глосса инсектикона не только ласкала порт изнутри: каким-то образом она еще распределяла крохотные капли модифицированного энергона по клеммам, вызывая множественные микрозамыкания. Отрицать, что ему было приятно, Кнокаут не мог, терпеть такое удовольствие молча - тоже. Все равно дела до него в этой влажной липкой тишине нет никому и ничему, кроме одного инсектикона, в данный момент старающегося ублажить его во всех диапазонах... стоп. Кнокаут вцепился дентопластинами в собственную кисть и тут же глухо взвыл от боли. Зато процессоры хотя бы на несколько нанокликов вернулись в рабочее состояние, успев свести все данные воедино. Инсектиконы не трахаются, и систем для этого у них нет, уже проверено на себе. Тем не менее, этот конкретный пытается сейчас его ублажить, зачем? До этого в него закачали модифицированное топливо, а еще раньше пытались отмыть - значит, его якобы сигналы были из сферы сервиса. Очистить, накормить и... удовлетворить. Или успокоить, один шлак, другого объяснения Кнокаут все равно сейчас придумать не смог бы. Сейчас он ухватился за мысль, которая подсказывала ему выход из этого безумного ксеноинтерфейса - дать понять этой твари, в данный момент старавшейся просунуть свою глоссу ему до самой искры, что он уже удовлетворен по самое не хочу, и его следует немедленно оставить в покое. Вот только неясно, как, если тварь ориентируется только по запаху. Кнокаут выругался, осознав, что с таким чудовищным партнером никакая симулиция не прокатит - только настоящая перезагрузка, на которую сработает выработка стандартного набора оверранов, практически идентичных у всех трансформеров. Впрочем, ждать перезагрузки долго ему бы не пришлось в любом случае: инсектикон перешел к следующей стадии ублажения сопротивляющегося и недовольно орущего субъекта, запустив по всей длине микроэлектроды. Когда рэндомные вспышки острых ощущений слились в одну, восхитительно долгую и невыносимо-сладкую одновременно, Кнокаут сначала замолчал, резко втянув воздух, затем его система охлаждения перешла на полные обороты, а сам он - на полную мощность вокалайзера, остатками сознания надеясь, что Саундвейв не ведет запись в инсектиконском отсеке. В порыве самых искренних чувств Кнокаут наградил весьма нелестными эпитетами весь рой в целом и некоторых инсектиконов по отдельности, заодно не забыв упомянуть безымянного автора того самого шлакова обзора по инсектиконскому строению - какая разница, есть у этих тварей джампер, или нет, если их глосса - вся сплошной, болт его так, генератор, с которым никаких апгрейдов не надо?! Неизвестно, был ли он услышан или нет, но инсектикон добавил мощности, хаотично сбрасывая разряды на сотни клемм и выкручивая и без того распаленную сеть медика. В какой-то момент Кнокауту показалось, что это тоже какой-то внутренний код общения этих хитрособранных тварей, но впоследствии он решил, что перед перезагрузкой и не такой бред приходит в процессор. Как раз когда он уже был на грани, медик вдруг почувствовал, как его опускают немного вниз и в сторону, и сквозь забитую сплошными импульсами удовольствия нейросеть пробились сигналы множственных подключений по техническим портам. Он даже не успел толком осознать, когда инсектикон успел выпустить столько вспомогательных кабелей и чем грозит такое подключение к носителю чужой прошивки, как в резервные каналы хлынули потоки зашифрованных данных. Перед его оптикой и так все плыло, но Кнокаут успел заметить, как инсектикон замер, а его визор погас - видимо, система обмена данных подразумевала кратковременное отключение носителя. Какое везение! Игнорируя собственные взбесившиеся уставшие системы, он сумел протянуть свободную руку, дотянувшись кончиками пальцев до едва заметных панелей в нижней части головы инсектикона. Еще первичное сканирование показало Кнокауту там множество небольших полостей, и сейчас иглы его анализаторов тщательно собирали образцы используемых инсектиконами оверранов - совсем крохотные капли, но для хроматографического анализа достаточно. Только после того, как последняя игла скрылась в капсуле-носителе, Кнокаут позволил своим системам отключиться, отдавшись столь желанному оффлайну. В конце концов, он был бы не он, если бы прошел через такие приключения без дополнительных бонусов.

Придя в себя, Кнокаут не сразу понял, где он находится, что было и откуда это слегка тянущее ощущение в паху, но, когда память услужливо подкинула ему события последнего мегацикла, тут же вскочил на ноги. Точнее, попытался. Прогнав первую жуткую мысль, что пока он был в оффлайне, эти гигантские твари отынтерфейсили его до такой степени, что он не сможет дойти до своего отсека, Кнокаут попробовал хотя бы сесть, успокоиться и осмотреть себя. Проделав все вышеперечисленное, медик заодно обнаружил, что за ним внимательно наблюдают несколько особей, выстроившихся неподалеку. Забив на зрителей болт, он ощупал себя кончиками когтей и только тогда сообразил: пока он был в оффлайне, эти обделенные процессорами изменили его конфигурацию по своему вкусу и подогнали броню впритык. Конечно, весь Немезис косился на его бедра, на которых лихо болтались алые пластины, но ни у кого не хватило ума просто так взять и завинтить их прямо на нем поплотнее. Охнув, он снова попытался подняться на ноги, но не слишком преуспел. Один из подошедших инсектиконов подхватил его под колеса, помогая встать, другой, припав на колено, протянул Кнокауту его посох. Медик молча забрал инструмент, оглядел плотную стену стражей, внимательно на него смотревших, и, мысленно вздохнув, аккуратно сложил его. Пора завести себе какое-то оружие более масштабного действия для подобных случаев. Кто знает, сколько роев раскидано по всей галактике, и что еще придет в коллективный разум отдельно взятого. В этот раз его никто не останавливал, так что Кнокаут спокойно покинул отсек инсектиконов, слегка прихрамывая, и молча направился к медбею, стараясь не делать лишних жестов. Позже он засядет в лаборатории, синтезирует полученные оверраны и найдет состав, который раз и навсегда убьет интерес этих тварей к его персоне. Но сначала мойка. И только обычная полироль, благослови Праймас запасы Немезиса. И еще ослабить броню, уже начавшую довольно сильно жать в паху...

Два декацикла спустя.

Кнокаут как раз закрывал своим кодом один из складов запчастей в дальнем крыле Немезиса, когда его отвлек шум в соседнем коридоре. Точнее, не шум, а чьи-то крики. Их источником оказался эрадикон, не так давно обрызганный экспериментальным составом номер восемь. В данный момент его как раз торжественно проносили мимо двое инсектиконов.
- Куда вы меня опять тащите?! - крылатый эрадикон тщетно пытался вырваться из стальной хватки молчаливых громадин, тащивших его к шлюзу сброса. - Сколько раз вам повторять, я не дезактив! Док, скажите вы им, они как с процессора посходиаАААА!
Сделав свою работу, инсектиконы развернулись и, не обращая внимания на выкинутый дезактив, который, отчаянно ругаясь, трансформировался и облетел Немезис, молча утопали обратно к улью. Кнокаут проводил их задумчивым взглядом.
- Некрофорез, кто бы мог подумать... - пробормотал он, мысленно поставив метку напротив очередной формулы, и стараясь подавить страстное желание незаметно обрызгать этим составом лорда - исключительно эксперимента ради.

Вернуться к фанфикам