The Symphony

Автор: Nueteki
Персонажи: Саундвейв/Бластер
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика
Краткое содержание: музыка бывает разной, и десептиконы не чужды гармонии.

- Бластер! Выключи ты эту музыку!
- Но это моя самая любимая песня!
- Эта? Ансамбль конструктиконов сносит здание в два ковша и четыре дрели?
- Что вы понимаете в местной культуре, она же такая клевая!
- Да вся эта местная культура годится только для штурма Немезиса! - возмутился Рэтчет. - Почему бы тебе не отправиться к десептиконам и выводить их из себя?
- А там ему Саундвейв подыграет! - встрял один из вовремя заглянувших в медбэй близнецов.
- И Старскрим станцует! - добавил второй.
- Вон! - рявкнул медик и развернулся к Бластеру. - Излишние вибрации плохо влияют на моих пациентов, так что объявляю режим тишины. Или транслируй этот кошмар вне Арка, или смени отсек, но чтобы больше я тебя не слышал.

Вернувшись к себе, Бластер пинком вырубил музыку. Переезжать третий раз за декаду... С прибытием на Землю новых автоботов количество свободных отсеков на Арке стремительно уменьшалось, а требовательных соседей - увеличивалось. Решив, что уж Джазу-то он не помешает, Бластер занял соседний отсек, но его радость длилась только до возвращения с дежурства Праула.
- Я не знаю, что это, но требую прекратить. - сухо заявил тактик с порога.
- Но Джаз же тоже слушает музыку! - возмутился Бластер.
- В отличие от тебя, он не выбирает самые ужасные жанры.
- Ну, ни одно направление в местной музыке я не могу назвать ужасным целиком! - вступился за товарища Джаз. - Разве что кантри, но это зло вне времени. Просто у Бластера талант выбирать самые ээ... оригинальные композиции.
- А это что было?
- Евробит.
- Это тоже зло вне времени, и ему не место на Арке! - припечатал Праул.
Бластер не успел достойно ответить, как Джаз сочувственно похлопал его по плечу:
- Чувак, уж на что мой плейлист не всем по вкусу, но ты собираешь самый трэш! Может, и вправду пересмотришь свою коллекцию?
- Я подумаю, - убито отозвался тот.
Похоже, проблема переезда стала перманентной. И еще Саундвейв. Бластер заскрипел дентопластинами. Везде и всегда, где упоминали Бластера, всплывал десептиконский связист со схожей альтформой и отрядом кассетников. При этом обратной связи не наблюдалось: Саундвейва могли обсуждать часами, не приплетая Бластера, а вот вспомнить его без десептикона - ну никак. Ладно, хоть в пример не ставили.
Они похожи по конструкции, по функциям, оба связали свою искру с кассетниками, и даже хобби одинаковые - хотя Бластер не был уверен, какую именно музыку любит Саундвейв. Что-нибудь механическое, наверное. Они должны были стать в итоге противниками или злейшими врагами, или чем-то не менее пафосным, по представлению Бластера. Но Саундвейв при каждой встрече либо игнорировал его, либо подчеркнуто окатывал ледяным презрением.
Стоит ли говорить, что Бластер завелся. Очень скоро желание просто врезать десептикону стало желанием доказать ему, что автоботы тоже не из хлама собраны, и что Саундвейв его сильно недооценивает. Бластер стал чаще вызываться на любые операции, если там могли быть замешаны десептиконский офицер, и так отчаянно рвался в бой, что набрал не только повреждений, но и подзатыльников от Рэтчета, а так же пару выговоров от Праула за безрассудное поведение. Какими-то вспомогательными процессорными блоками Бластер понимал, что дело зашло слишком далеко и Праул прав, но остановиться уже не мог. Теперь кроме музыки он стал одержим одним конкретным десептиконом, упорно выискивая возможность полноценного контакта, и вскоре его поиски увенчались успехом.
Правда, не так, как он рассчитывал.

Сидя под стазисным полем чужого генератора, слишком слабого, чтобы его заметили в кипевшем снаружи ангара бою, Бластер в очередной раз мысленно проклял свою беспечность. Саундвейв явно заметил повышенное внимание к своей персоне, сделал выводы и попросту заманил его в одну из людских построек прямиком в собственную ловушку. Бластер его ожиданий не обманул, и сейчас запоздало пытался сообразить, что от него хотят и как бы этого не выдать любой ценой. Все хоть как-то пригодные для десептиконов данные он успел уничтожить, да и не обладал он ничем особо важным: те же Джаз, Ред Алерт или Праул были бы для десептиконов куда более полезными. Впрочем, судя по слухам, внешне безэмоциональный связист умел крайне извращенно развлекаться, так что, возможно, все эти интересные кабели и шланги, которые тот молча подсоединял к себе, скоро окажутся и в его внутренностях.
Бластер криво усмехнулся: ему доводилось побывать под трехрежимниками, так что сжечь порты он не боялся, да и Саундвейв вряд ли представлял собой ходячий генератор, не тот профиль, чтобы интерфейсом пугать. Впрочем, даже прими он сейчас альтформу квинтессона - вряд ли бы это напугало автобота: злость и досада перекрывали остальные эмоции. Пока Саундвейв возился с ним, уверенными движениями вскрывая магнитные замки брони и подключаясь напрямую, Бластер перебирал самые оскорбительные ругательства, но так и не определился и решил просто молчать, не доставляя извращенцу никакого удовольствия.
Десептикон закончил подключать к нему последние штекеры, и Бластер поднял голову, невольно вглядываясь в глухой визор. Шлак, хоть бы маску снял, а то вообще как к генератору проводами примотан. Пусть это десептикон, но Бластер предпочитал хоть какой-то эмоциональный контакт с партнером во время коннекта. Хотя еще вопрос, какой может быть контакт с этим безликим механоидом с голосом дрона...
Размышления Бластера прервало ощущение легкой щекотки - Саундвейв пустил небольшой разряд по одному из штекеров. Входящий порт обожгло теплой волной, затем еще одной, и Бластер почувствовал давление внезапно активного чужого электромагнитного поля. Он хотел было съехидничать, какого шлака тот валяет вместо интерфейса, но тут на него обрушилась гамма настолько разнообразных ощущений, что Бластер подавился своим вопросом. Кажется, Саундвейв обрушил на его рецепторы все, что имел в своем расположении: пульсирующее ЭМ-поле, искрящие штекеры, сбрасывающие разряды на контакты приемных портов, загруженные информационные каналы, энергон, заструившийся по шлангам... шлак, даже в аудиодатчики на одной, повторяющейся частоте шел какой-то монотонный, но удивительно органично выписывающийся в общий ритм звук.
Это была симфония.
Бластер даже не пытался выставлять файерволы, блокировать приемный шлюз, он уже забыл, что клик назад планировал вырваться и перейти в атаку - настолько его подавила грандиозность происходящего. О таком интерфейсе он даже никогда не слышал - чтобы обычный обмен энергией или обрывками данных и топливом был настолько синхронизирован. Потоки переплетались между собой, то усиливаясь, то почти спадая, меняя ритм, но не теряя общей тональности, и Бластер с тоской понял, что у него не хватит мастерства, чтобы поддержать, присоединиться к этому удивительному процессу, и почти безропотно передал управление Саундвейву, восхищаясь переливами оттенков. Он никогда не воспринимал интерфейс как музыку, тем более - такую сложную, и теперь с восторгом чувствовал, как ритмично сжимаются шланги, перекачивая смешанный энергон, как искрят от синусоидального тока контакты, как образуются и разрываются новые цепи, выстраиваемые десептиконом по странным, но таким гармоничным схемам, и как пульсирует чужое поле, входя в резонанс с его собственным. Даже информационные каналы были перегружены - в основном несортированными данными, но этот белый шум составлял своеобразный фон для остальных сигналов.
Казалось, его нейросенсорная сеть была перегружена, но к уже знакомым ощущениям добавились новые, и Бластер не сразу опознал этот тип импульсов. Постепенно ритм спал, и в торжественном адажио центральным потоком стал мощный сигнал, отозвавшийся во всех его схемах. Пульсация чужой искры.
Электромагнитное поле десептикона наложилось на его собственное, и Бластер почувствовал, как поневоле начинает синхронизироваться, подчиняясь чужому ритму. Если бы кто-то сейчас попытался освободить его из такого плена, Бластер убил бы его не раздумывая. Импульсы искры толчками следовали один за другим, задавая основной ритм всем остальным сигналам, переплетаясь и снова расходясь. Обертоны меняли общий поток, делая его еще более восхитительно сложным и одновременно органичным. Бластер еле осознавал, как склонившийся над ним связист слегка прикасался к нему, отточенными движениями задевая те или иные сенсоры - не ради того, чтобы поддразнить или усилить возбуждение, но добавляя нужные ноты в общую гамму. Опытные пальцы прошлись по бобинам, по головкам-считывателям лент, по магнитным креплениям для кассет, безошибочно находя чувствительные контакты, и касались их, словно клавиш какого-то неведомого инструмента. Бластер даже не представлял, что корпус может стать таким великолепным набором инструментов под управлением опытного дирижера. Можно было сказать, что он и не коннектился толком раньше - даже самый изысканный интерфейс представлялся сейчас судорожным путаньем проводов по сравнению с таким оркестром. Ритм начал ускоряться, распаленные сенсоры смешивали сигналы в единый микс удовольствия, но Бластер с трудом запустил принудительную повторную фильтрацию, не желая упускать ни единой ноты, сохранить полную запись вне зависимости от того, выживет он по ее окончании или нет.
На пике бешено ускорившегося сложного ритма, который искусно вела чужая искра, автоботу показалось, что его собственная взорвалась и разлетелась на осколки под крещендо сплетенных потоков. Глядя на застывшего в перезагрузке Саундвейва, он успел отстраненно подумать, что это была бы лучшая смерть, прежде чем процессоры сбросили все данные, обнуляя кэш. Но интерфейс-композиция не закончилась, и медленно приходя в себя, Бластер чувствовал, как угасает чужое поле, как спадает напряжение на клеммах контактов, развинчиваются насадки шлангов и постепенно отсоединяются штекеры, уходя обратно в пазы. Саундвейв провел кончиками пальцев по его открытой деке, и Бластер вздрогнул - слишком чувствительными были все рецепторы после перезагрузки. Их ощущения сплелись в финальном аккорде, и оба замерли, усиленно гоняя горячий воздух, после чего Саундвейв молча поднялся и направился к выходу. В затуманенном процессоре Бластера наконец-то сформировалась первая четкая мысль: потрясающий партнер уходит.
- Стой! - хрипло выкрикнул он, неуклюже пытаясь подняться и путаясь в собственных проводах и шлангах. - Подожди! - он понимал тщетность своей просьбы, но был готов кричать что угодно, лишь бы задержать десептикона.
Саундвейв молча обернулся - спокойная поза, бесстрастный глухой визор, даже ЭМ-поле ровное, без привычного фона - и не скажешь, что только что в этом корпусе бушевала страсть коннекта.
- Как? Где ты этому научился?
- Обучение: приходит с опытом.
- Опыт? - Бластер ошеломленно мигнул линзами. - Это ж скольких надо перебрать, чтобы...
- Чувство ритма: присутствует. - монотонно перебил его связист. - Квалификация: не обнаружена.
- Да где ж я такому... - автобот замолчал, натолкнувшись на хорошо знакомую волну презрения. Десептиконский связист развернулся и покинул здание под угрюмый взгляд медленного закипавшего Бластера. Квалификацию он, видите ли, не нашел, элита Кибертрона! Подкинул бы тогда пару пособий, раз хотел себе полноценного партнера, знал же, с кем имеет дело. Как показать свою гениальность, так все готовы...

Выбравшись из развалин местных построек и наспех сочинив оправдание, Бластер присоединился к команде добровольцев-автоботов, которые помогали людям освобождать дороги и делали вид, что не имеют никакого отношения к оплавленным дырам в зданиях. В очередной раз прокручивая в памяти недавние события, он пришел к выводу, что теперь помимо стандартного автоботского долга бороться за светлое будущее у него появилась своя цель, которой он твердо намерен добиться. Если он не научится создавать такие же шедевры, то хотя бы присоединится к ритму композиции, не нарушая ее гармонии. Автобот был уверен: однажды, неважно, закончится война к этому времени или нет, и кто победит, но они встретятся вновь, и тогда уже Бластер сможет предложить нечто намного большее, чем пассивное участие. Он знает, что Саундвейв не откажется, не сможет устоять... а пока можно начать процесс самосовершенствования, например - потрясти Джаза.
Он скинул на коммлинк запрос и почти сразу же получил ответ.
- Записать тебе весь плейлист? Десептиконы, видимо, тебя хорошо приложили по процессору, - съехидничал диверсант.
- Свой поднадоел, хочу разнообразия.
- Ну, тогда готовь терабайты свободной памяти, - рассмеялся Джаз. - И лучше зайди лично, чтобы не забивать канал. Я сегодня на дежурстве у Телетрана, можешь составить мне компанию.
- Как вернусь - без проблем, - Бластер ухмыльнулся, пинком помогая очередному куску бетона занять свое место в мусорной куче. Похоже, он нашел, на ком будет практиковаться.

Вернуться к фанфикам