Танкер специального назначения

Автор: Skjelle
Вычитка: Биполярная лисица
Персонажи: Октан/Хук, Октан/Онслот, Октан/и т. д.
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: тщательно отремонтированный и обновленный на всю голову Октан доставит вам много радости и счастья, даже если вы этого не хотели и не просили.
Комментарий: для Урасима на фестиваль Мартовских Бензокроликов в сообществе TF-porn (2014 год).

Сражения с автоботами Октан не любил. В основном, потому что мелкие колесные отвратительно метко пулялись прямо в тяжелое брюхо танкера, заставляя того содрогаться от кончика носа до кончиков винтов. Вслух трехрежимник предпочитал не жаловаться, чтобы не получить шквал обвинений в том, что он и так практически не бывает на поле боя.
Еще бы, ведь его главная цель - не размахивать пушкой, по размерам превышающей его самого. Главной целью трехрежимника всегда являлась и будет являться - он надеялся, что это "будет" продлится как можно дольше, миллионов так -цать солнечных циклов - доставка высококачественного топлива.
Он очень, очень не любил, когда в залитые под завязку баки ударяли разряды, под которыми броня угрожающе потрескивала. Поэтому перед каждым вылетом Октан требовал к себе повышенного внимания и эскорт сопровождения. Хоть истребителей, хоть конструктиконов, да кого угодно - лишь бы были посторонние мишени и оборона.

- Да чтоб вас всех! Ржавчины всем под капот!
Очередной вылет оказался не слишком удачным. Ругаясь на всех диалектах и проклиная меткого вражину, Октан на пределах возможностей тяжелого грузового транспорта уворачивался от залпового огня, ведущегося из-под каменных укрытий в пустыне. Особенно неприятными выстрелы были потому, что в этот раз Октан тащил не энергон, а сырую нефть. Согласно расчетам Старскрима, в кои-то эоны поддержанным Мегатроном, проще выходило увезти необходимый сырец, и уже потом заниматься перегонкой и дистилляцией в высокотехнологичных лабораториях "Немезиса".
- Группа сопровождения! Куда вы смотрите? - почти истерично заорал транспортник, получив прямое попадание в крыло. - Я тут взорвусь наболт! Пристрелите этих ржавых идиотов!
- Не ори! - зло отозвался Тандеркрэкер, ныряя под тяжелое брюхо трехрежимника. - Сейчас я их... Опа!
Октан заорал совсем уже бессловесно, почувствовав крайне неприятные ощущения между стыками брони. Для максимальной загрузки приходилось жертвовать абсолютной защищенностью, поэтому пластины вокруг баков делались чуть тоньше.
Трехрежимник ощутимо накренился на левое крыло, потерял высоту и сбился с курса. Радарами чувствуя автоботское ликование, Октан с грехом пополам все же выправился, уже не надеясь на подмогу истребителей, и на предельной возможности собственных двигателей устремился к точке прохода. Он искренне надеялся, что Скайварп не потеряет голову, увлеченно охотясь за наземным противником, и вовремя откроет портал по заданным координатам. На всякий случай Октан еще и подбодрил истребителя самой грязной бранью, которую мог вспомнить в данный момент.
"Сам дырка клепаная, - почти весело отозвался Скайварп. - Уже выхожу на бросок. Стартуем через шесть, пять, четыре..."
"Куда? - взвыл трехрежимник. - Я не успею!"
"Один", - закончил истребитель и открыл проход.
Возражать было поздно, да и к тому же лучше покрутиться в телепорте, чем остаться в пустыне посреди материка.
Если бы не Скайварп, десептиконам вряд ли удавались бы молниеносные вылазки. В большинстве случаев они заканчивали дела и спокойно покидали разграбленные территории, но иногда автоботы успевали влезть в разведанные места раньше, словно у них была какая-то мерзкая автоботская система предсказаний. Но даже в этом случае с помощью телепортера можно было обставить краснознаковых на десять очков. Если бы они не были еще и настолько отвратительно меткими...
Октан хотел еще раз выругаться, но в сером плотном мареве перехода даже звуки глохли и вязли, умирая сразу на выходе из вокалайзера. Как всегда, ему показалось, что он провисел в разорванном пространстве целый джоор, и, как обычно, выход в обычные трехмерные координаты был неожиданным и неприятным.

- Да чтоб вас всех порвало!
Трехрежимник вывалился отнюдь не на причальные эллинги, а гораздо выше. Чиркнув крылом по подпоркам, он завалился еще раз, отодрал часть обшивки и косо сполз на антигравах, поливая всех встречающих бранью и нефтью, все-таки пробившей путь из баков.
- Чините меня немедленно! - почти завизжал Октан, едва-едва присев на стапели. - Эти ржавые колесные ведра меня подстрелили! Почему я все время должен находиться на линии огня? Когда это прекратится?
- Когда лорд скажет, тогда и прекратится! - рявкнул Скрэппер.
К счастью, на встречу тяжелогруженого транспорта прикатила почти вся бригада зеленых, за исключением Хука. Наверное, кто-то из истребителей все же передал сведения о необходимости ремонта за то время, пока Октан перемещался из раскаленной пустыни в ледяные океанические глубины.
- Кстати, где эти косорукие?! - выплеснул он очередную волну раздражения, благоразумно не упоминая больше то, что могло быть связано с Мегатроном. - Кто учил их стрелять, шарктиконы, что ли? Я точно надеру им турбины до самых покрышек!
- Диагностирую процессорное расстройство, - заключил Скрэппер. - Давай сюда шланги, сольем сначала все что есть, а потом уже будешь надирать хоть покрышки, хоть турбины.
- У меня нет покрышек, - оскорбленно возразили сверху.
Октан перестроил датчики в верхний сектор и обнаружил там Скайварпа, удобно рассевшегося на огромной крепежной балке. Будучи истребителем не самого большого ума, инстинкт самосохранения Скайварп никогда не терял.
- Шланги, Октан, - терпеливо повторил Скрэппер.
Лонгхол, в очередной раз вынужденный исполнять нелюбимую им транспортную функцию - на этот раз для перевозки огромных цистерн - согласно заворчал.
- Я до тебя дотянусь, - пообещал Октан. - Телепортер ржавый. У меня искра теперь где-то в корме застряла! В следующий раз сам полезешь в собственный портал - для проверки!
- Ага, а ты тогда останешься под обстрелом твоих любимых автоведер, - парировал летчик.
Потерявший терпение Скрэппер сделал несколько шагов, подпрыгнул и рванул за крышку насосной системы. Он уже столько раз откачивал топливо из трехрежимника, что мог обойтись вообще без помощи Октана. Требования о шлангах были данью вежливости, которой у Скрэппера хватало ровно на одно, в крайнем случае на два повторения просьбы. После этого он начинал действовать. Крышка охотно отвалилась, но вместо шлангов из-под нее внезапно вывалились три толстенных кабеля. Октан заорал.

Вопль был таким громким и отчаянным, что Скрэппер отскочил, не выпуская крышку из рук. Октан взял еще одну паузу, шевельнулся на месте и заорал еще громче, надсаживая внешние динамики. Скрэппер с изумлением, переходящим в чувство смутного страха, наблюдал, как все штатные люки и подвижные пластины открываются, а из-под них лезет сплетение проводов и шлангов, вызывающее у нормального трансформера отторжение всем видом.
Знакомые топливные шланги вывалились оттуда, где должна была находиться камера искры, соединительные кабели бухнулись из-под обзорных стекол. Вопли Октана быстро переходили в категорию невыносимых.
- Я это перевозить не буду, - сказал Лонгхол, отцепляясь от цистерны и спешно трансформируясь. - Это вон, пусть химики-любители всякие изучают. Я отказываюсь. Я к нему не подойду!
- Я не специалист по транс-деформациям, - немедленно отказался Миксмастер, дернув головой. - Кто тут у нас самый хирург, тот пусть и возится.
- Хук, в третий погрузочный док, - приказал Скрэппер в коммлинк.
Само собой, он мог и просто отправить запрос по гештальт-связи, но лучше было дать возможность остальным почувствовать важность момента. Даже Скэвенджер, с интересом наблюдавший за Октаном, подобрался на месте. Скрэппер порадовался, что известному собирателю не пришло в голову канючить, что Октан теперь все равно бесполезен, и лучше бы отдать его для вечного размещения в огромной коллекции. Среди таких же кошмарных экземпляров.
Скрэппер поднял голову и обнаружил, что Скайварп все еще болтается на верхотуре, надежно обхватив обеими руками несущую балку, и на лице у него написан самый натуральный ужас. Наверное, для летной альтформы созерцать подобные морфизмы было совсем невмоготу.
- Иди сюда! - крикнул лидер гештальта. - Это ты натворил! Тебе и разводить!
- Ни за что! - ответно крикнул Скайварп и немедленно испарился, оставив после себя вонь топливного дожига. Полупрозрачное облако выхлопа спустилось на конструктиконов, заставив тех дружно включить фильтры.
Не переставая голосить, Октан дернулся из стороны в сторону, отчаянно заскрежетал, и некоторые детали начали сдвигаться. Траектории их движения были столь же нелепыми и пугающими, как и перепутанные внутренние детали.
- Прекрати! - Скрэппер запрыгнул на площадку амортизатора и вцепился в крыло трехрежимника. - Нельзя трансформироваться! Ты сломался!
- Выпустите меня! - взвизгнул трехрежимник. - Жжется! Больно! Отпустии-и!
- Мне кажется, его надо откачивать! - крикнул снизу Миксмастер. - Нефть идет в обменку!
- Заткнись, Октан! - Скрэппер почти повис на широком крыле. - Не дергайся! Сейчас цистерну подгоним, сольем груз! Понял?
- Не хочу! - взвизгнул еще раз Октан и замолк. - В смысле, разгрузите? - почти нормальным голосом уточнил он. - Давайте быстрее! А потом чините меня, пока я тут не загнулся!
Невзирая на протесты Лонгхола, ему пришлось опять тащить цистерну. Груз сливался тяжело, Скрэппер со товарищи буквально выдавливали черную густую нефть из раздутых шлангов. Скэвенджер дошел до того, что полез ковшом в корпус трехрежимника и под гневные вопли последнего производил там надругательский, но эффективный массаж, то и дело грохоча по бакам.

К моменту явления Хука, который, как обычно, не торопился, трехрежимник наконец-то избавился от опасного сырья, но настроения его это не улучшило.
- Почините меня кто-нибудь! - бушевал он. - Что это такое? Откуда это там? Я не хочу! За что? Хук, Скрэппер, кто-нибудь, сделайте что-нибудь!
Единственное, что конструктиконы могли сделать - это залить в основной энергообменный комплекс трехрежимника пару бочек транквилизатора. Обычно его использовали для гештальтов, чтобы утихомирить после особо бурных разборок, когда полоумные гиганты не желали рассоединяться, а желали крушить все вокруг и развлекаться. Само собой, транков им требовалось куда больше, чем пара бочек, но для трехрежимника и такого хватило с лихвой. Истеричные вопли сменились невнятным бормотанием, а затем стихло и оно, и в конце концов системы корабельного мониторинга тревожно запищали, показывая почти полное гашение всех функций. Миксмастер поспешил к пульту управления, чтобы вырубить сигнал тревоги, прежде чем тот дойдет до жилых ярусов и переполошит там все население "Немезиса".
- Я все понял, - резюмировал Хук после краткого пересказа. - Тащите его в ремонтную.
- Он же тяжелый! - возмутился Скэвенджер.
- Пусть Лонгхол тащит, - отмахнулся Хук.
- А больше тебе ничего не потащить? - злобно поинтересовался тяжеловоз.
- Можно еще Скайварпа, когда поймаете, - рассеянно сказал Хук.
- Даже если я его потащу, эта туша не пролезет в створы!
- Отпилите ему крылья, - равнодушно сказал хирург. - Все равно придется пересобирать заново.

В себя Октан пришел уже на ремонтном верстаке. Пошевелившись, он понял две вещи, как обычно это и бывало - хорошую и плохую. Хорошая состояла в том, что теперь он не чувствовал, как его искра прожигает топливный конвертер. Плохая - в нем ковырялся зеленый сноб, напевая себе под визор что-то из маршевого репертуара прошлой эпохи.
- Поешь ты отвратительно, - не выдержал Октан. - Почему я прихожу в себя посреди операции?
- О, это вовсе не середина, - Хук проигнорировал музыкальный выпад. - Это, мой дорогой никелированный друг, уже завершающая стадия.
Октан проверил хронометр и присвистнул сквозь вентиляцию. Целых пятнадцать джооров утекли из его существования как масло. Краткий диагностический отчет на этот раз оказался вовсе не кратким, выдавая тонны информации о поврежденных и сдвинутых системах, а также обо всех манипуляциях, производившихся над ними в целях восстановления.
- Можно, я уже пойду? - тоскливо спросил Октан, подергивая крыльями. - Спасибо там... все такое... Но, может, хватит?
- Не трусь, - Хук ухмыльнулся, на взгляд Октана совершенно отвратительно. - Больно не сделаю. Я просто довожу до совершенства все, что попадает мне в руки. Например, ты знал о куче левака, находящегося в твоих системах?
- Что ты там наудалял? - испугался Октан. - Я все ставил, чтобы емкостные характеристики улучшить!
- Не все, - Хук наконец-то вытащил из его грудного отсека руку и помахал чем-то вроде блокиратора, но напичканного микросхемами и управляющими волокнами. - Вот эта штука стояла под самой искрой, а соединялась, угадай, с чем?
- Не знаю, - еще более испуганно сказал трехрежимник.
- С твоим ограниченным процессором, - торжествующе сказал конструктикон. - Ну, с одним из. Не знаю, кто ставит такие идиотские апгрейды, но явно не тот, кто хочет долгого и полноценного функционирования.
- Это, наверное, не я ставил, - с сомнением сказал Октан. - Последний раз я модификации делал еще в начале войны. Мы там с ребятами собрались, один завод разбомбило, и мы туда типа слетелись... Жгли топливо, почем зря, обжирались до треска конвертера. А потом как раз шлялись в модификаторных. Эх, сколько я тогда всем шлангов пересовал, - неожиданно мечтательно закончил трехрежимник.
- Ты? - Хук удивленно на него покосился. - Всем пересовал? Смешно.
- Почему смешно? - не менее удивленно глянул на него Октан.
- Во-первых, ты жмот, во-вторых - трус, - припечатал конструктикон. - Все, работы закончены. Свободен.
Захлопнув нагрудную броню, Хук красиво встряхнул обеими руками. Жест он подсмотрел в местных белковых визио-передачах, но признаваться в этом не собирался.
Октан медленно сел и пошевелил крыльями, затем передернул плечами, и так далее, и тому подобное, проверяя каждый шарнир и сочленение. При этом физиономия его выражала смертельную обиду, но Хука такие вещи не волновали. Он говорил правду всегда, когда это не грозило личными физическими повреждениями. В исполнении Октана ему точно ничего не угрожало.
- Значит, трус, - повторил Октан, покончив с упражнениями. - И шлангов не могу никому присунуть?
- Может быть, какому-нибудь достаточно мелкому автоботу, - милостиво пошел на уступки Хук. - Если он, конечно, тебя не спугнет!
Жизнерадостно загоготав, конструктикон развернулся и направился к любимой стойке, украшенной ценными трофеями, вытащенными из соратников. Вот, например, осколок баллистической ракеты, выковырянный из Тандеркрэкера...

Сделав два шага, Хук споткнулся на месте и неожиданно для самого себя рухнул лицом вниз.
Рев негодования прервался, не успев даже набрать расчетную мощность - конструктикона потащило назад со страшной силой. Хук извернулся, перекатился на спину, ударился обеими ступнями о толстые ножки ремонтного верстака и уперся взглядом прямо в довольно лыбящуюся физиономию. Октан, выпустивший все шланги, смотрел на него сверху вниз и голодно ухмылялся. Хук рванулся, еще два шланга метнулись к нему и обернулись вокруг запястий. Только сейчас Хук почувствовал, какой трехрежимник огромный. Толстенные армированные шланги работали как гидроприводы, поднимая его в воздух. Хук уперся стрелой в пол, выпустил захваты на крюке, вгрызся ими в бетон и откинулся назад. Октан рванул еще сильнее, при этом не двигаясь с места. Металл заскрежетал, и Хук всерьез задумался, что лучше - остаться без крюка или без обеих кистей.
- Слышь, Хук, приятель, я вспомнил, че это был за апгрейд, - Октан ухмыльнулся еще шире и прищелкнул пальцами. - Я ж в натуре их тогда перетрахал всех, сечешь, да? Они, потроха ржавые, меня скрутили и поставили этот, типа, блокиратор. Только я совсем забыл. Ща вот вспомнил. И это, типа... ну ты понял, да?
- Не совсем, - сквозь денты процедил Хук, слегка уступая и позволяя тянуть себя выше.
Октан, перешедший на третьеярусную речь, ухитрился его испугать. Немного. Совсем чуть-чуть. Последовал очередной рывок, Октан обеими руками сграбастал именитого хирурга и стиснул до скрежета свободных пластин.
- Типа ты мне нравишься, - пророкотал он.
Диапазон голоса был такой, что Хук непроизвольно передернулся. Он слышал, как крупнотоннажные альтформы использовали этот нехитрый прием на тех, кто помельче габаритами. Судя по всему, возникал определенный резонанс с искрой. К счастью для конструктикона, никакого резонанса внутри он не ощутил и головы не потерял.
- Когда я высвобожусь, ты сильно пожалеешь, - спокойно пообещал он, стараясь не звучать как панически угрожающий автобот. - Ты знаешь, на что способен наш гештальт, но даже без него я сделаю из тебяуммм!
- Меньше слов, - буркнул Октан, шевеля тонким шлангом и медленно проталкивая его в глотку конструктикона. - О да, мне нравится, как ты напрягаешься... Не дергайся, больно не будет, только немножко горячо...
Включив подачу топлива третьей ступени, Октан насладился тем, как Хук замычал и попытался дернуть руками, чтобы то ли ударить, то ли оттолкнуть трехрежимника. Но противник был слишком тяжелым и слишком хорошо оснащенным. Топливопроводные трубки на горле конструктикона раздулись с одной стороны, и Октан тут же добавил еще один тонкий шланг - для симметрии. Хук замычал совсем надсадно. Октан медленно высвободил его ноги, затем обе руки и откинулся назад, балансируя поперек верстака буквально на одних крыльях. Сидящий на нем конструктикон дико выгнулся, раскачивая стрелой, вцепился в собственное горло и попытался пережать идущий поток. Все это напоминало особо изощренное самоудушение, поэтому Октан решил поменять диспозицию. К тому же, шланги хоть и были длинными, но постоянные рывки трехрежимник все-таки не любил. Блокируя хаотическое сопротивление, он развернул конструктикона так, чтобы тот сидел к нему спиной все в той же привлекательной позе и потащил зеленый конструктиконский зад на себя.
Хук неуклюже рухнул на него, вцепился в одно бедро и ударил кулаком по другому. Пьянея от ощущений, Октан быстро начал взламывать защиту топливной системы. Он вспоминал все ярче и ярче, сколько таких крышек снял, сколько закрытых фильтрами шлюзов распечатал, и от нетерпения у него подрагивало под искрой. Обнажив сливную систему, он накинулся на нее, выдвинув аж три подвижных щупа в ротовой полости. Два быстро растянули диафрагму, один скользнул внутрь и начал стимулировать датчики. Собственным корпусом Октан чувствовал, как напрягается конструктикон от закачиваемого топлива, как распирает его баки и запасные емкости, и поэтому трехрежимник все активнее дразнил его, дожидаясь первого на "Немезисе" - да и вообще первого за ворны - ответного фонтанчика. Хук упирался недолго: первым делом он перестал колотить трехрежимника, затем перестал дергать головой и грызть шланги, а потом и вовсе затих. Октан похлопал его по заду, перекатил во рту высунувшийся кольцевик резервной системы и игриво кольнул разрядом в голый металл. Глухое стенание наполнило его трепетом ожидания. Наградив конструктикона еще двумя хлопками, Октан открыл рот пошире и с силой приложил конструктикона по спине. Горячий корпус, упиравшийся в его броню, содрогнулся от спазма. Хук глухо, но громко взвыл, неистово заелозил, и в ждущий рот Октана ударила тугая, почти кипящая струя топлива. В ускоренном режиме прогнанное сквозь очистную систему конструктикона, буквально силком пропихнутое в ускоренную обработку, оно обладало потрясающе богатым вкусом. Впрочем, заправляться таким было нельзя, поэтому Октан стиснул подергивающиеся бедра в крепком объятии и наслаждался долгими обжигающими глотками по верхнему циклу.
Тут же сливая обратку из отводных желобков, он слышал плеск жидкости, быстро заливающей пол. Учитывая трепетное отношение конструктиконов к своим лабораториям и складам, можно было представить, в какую ярость придет вся команда, обнаружив изгаженный отходами пол и беспардонно использованного согештальтника. На мгновение даже забыв о необходимости глотать, Октан тут же оказался залит по самый шлем, да и шлем, собственно, тоже покрылся энергоном. Мотнув головой, Октан наугад просунул два пальца между основным шлюзом и резервным и начал там массировать, надеясь доставить удовольствие. Хук недовольно задергался, попытка оказалась неудачной.

Следующие десять кликов Октан потратил на тщетные поиски, пока разозленный конструктикон не дернулся над ним так, что корма задралась в потолок. На грудную секцию Октану вывалился полускрученный джампер, и трехрежимник радостно за него ухватился. Подачу собственного топлива он давно прервал, Хук почти избавился от излишков, распирающих его по швам, и в таких условиях джампер разогнавшегося на сливе конструктикона быстро оказался в полной боевой готовности. Октан пощипал конструктикона за тонкие пластины, и медик с приглушенными проклятьями вновь брызнул, на этот раз уже чуть более переработанной струей. Октан медленно потянул шланги, освобождая глотку конструктикона, но ради собственной же безопасности быстро подобрал еще несколько совсем тонюсеньких - уже почти апробационных трубочек. Одну за другой он ввел сразу четыре штуки в джамп-систему и включил разные подачи: чистое топливо, консервированное, хладагент и веселый химический состав, в свое время спертый у Миксмастера. Знал бы тот, какое применение найдут результаты его опытов.
- О Праймас! Чтоб тебя закоротило! Ннхх! Ааах!
Высвобожденный конструктикон сразу завопил, но редкая - по правде, Октан подозревал, что только он один так умеет - стимуляция передающей системы заставила его потерять рассудок. Упираясь в корпус трехрежимника, Хук вскинулся на месте, запрокинул голову и опять махнул стрелой, едва не угодив крюком в голову Октану.
- Я весьма хорош, - согласился Октан, безнаказанно просовывая пальцы в шлюзы, свернувшие диафрагмы от только что пережитого насилия топливом.
Сам он, как и всегда, удовольствия не получал, но только если рассматривать эту концепцию в чисто физическом смысле, от штекера к штекеру. Наслаждение чувством власти над жертвой заправки было так велико, что Октану хотелось торжествующе захохотать. Однако вместо этого он продолжал дразнить конструктикона, уже совсем погрузившегося в доставляемое удовольствие. Хук раскачивался на нем, пытаясь высвободить оказавшийся в плену джампер, но вместо этого получал новые порции жидкостей и тут же сбрасывал их тонкими струйками из вновь переполнившихся систем - теперь уже контролирующих микрогидравлику.
На таких оборотах перезагрузка не заставила себя ждать, и Октан вовремя запрокинул голову, чтобы не получить скопищем разрядов прямо в оптику. Большинство угодило на нагрудные пластины, несколько скакнуло между шейных проводов, а один самый колючий и острый все-таки угодил в рот. Октан передернулся, верстак угрожающе заскрежетал и с драматическим стоном креплений сдался. Грохнувшись об пол, Октан от неожиданности засадил трубочки еще дальше и в ответ получил разрядом прямо по голове.

Придя в себя через пол-джоора, трехрежимник высвободился из джамперных оков, аккуратно спихнул Хука чуть вперед и сел. Съехавший конструктикон непотребно возлежал у него на коленях, упираясь лбом в пол между раскинутыми ногами трехрежимника. Октан подпихнул его в зад еще немного и наконец получил возможность подняться. Шагнуть в сторону он не успел - не подающий признаков активности хирург неожиданно вскинул руку и метко схватился за шланг.
- Эй, а кто убирать будет? - зарычал конструктикон, переворачиваясь на спину и включая оптику.
Октан склонил голову, и брошенная хирургом деталь верстака с грохотом врезалась в стену за спиной трехрежимника. Как хорошо снова ощущать все окружающее пространство без ограничителя! Даже оборачиваться не нужно.
- Попроси Дрэгстрипа, он рядом, - посоветовал Октан, аккуратно втягивая армированный шланг из неплотно сжатых пальцев. - Хотя... Сейчас он будет очень занят. Не проси его.
Всегда довольно сдержанный хирург исторг такой поток нецензурной брани, что Октан даже удивился, поскольку как минимум четыре конструкции не слышал еще со времен золотого века. Неужели Хука уже тогда кто-то ухитрялся так взбесить?
- Я тож тя люблю, вайкиер, - вновь перешел на уличный каонский Октан.
Хук безмолвно раскрыл рот, переживая комплимент-оскорбление, и Октан как раз успел выйти из лаборатории.
Дрэгстрип, действительно ошивавшийся за дверью, попробовал проскользнуть внутрь, игнорируя внушительную крылатую фигуру, но Октан вовремя ухватил его за плечо.
- Туда нельзя, доктор занят, - внятно объяснил он, оттесняя стантикона от входа.
- Руки убери, ты! - бесстрашно рявкнул на него мелкий колесный, стряхивая широкую ладонь с плеча. - Смотри, кого за полировку лапаешь!
Цикл назад Октан бы ограничился презрительным взглядом сверху вниз, но лезть на стантикона, бронированного защитным полем, не решился бы. Сейчас ему страстно захотелось размазать желтую крикливую дрянь по стене. Но памятуя о еще одном гештальте, Октан пошел другим путем. Вновь стиснув гладкое плечо, действительно очень тщательно наполированное, Октан сделал два могучих шага, буквально протащив стантикона следом за собой. Потом прикинул разницу размеров и присел на корточки, чтобы говорить лицом к лицу.
- Извини, - самым дружелюбным голосом сказал он. - Он действительно сильно занят, меня чинил. Знаешь, как мне прилетело на последней вылазке?
- Да мне что с того! - фыркнул Дрэгстрип. - В меня еще ни один придурок попасть не мог! Я слишком хорош в своем деле, чтобы такие вещи случались со мной! А про тебя и так вся база говорит, что ты неудачник, трус и ничтожество!
- Прямо вся база? - ласково поинтересовался Октан.
- Ну, Саундвейв не говорит. Но наверняка думает, - препротивно захихикал Дрэгстрип, не замечая, что прямо сейчас находится на клик от ужасающей гибели, например, от расчленения.
- Но я же хороший, - Октан почти источал синтетик. - Я же вожу топливо, делюсь им со всеми, хочешь, с тобой поделюсь?
- Не пытайся меня задобрить! - Дрэгстрип вскинул подбородок. – Я, в отличие от тебя... ай...
Последнее восклицание прозвучало неуверенно. Дрэгстрип почувствовал, как по его ноге что-то быстро и уверенно двигается, витками захлестывая сначала голеностоп, потом колено, а потом и выше. Опустив взгляд, ламборджини увидел огромный толстенный шланг, в назначении которого сомневаться не приходилось. Переведя взгляд на Октана, Дрэгстрип впервые за все свое существование испытал страх не перед Мотормастером и не перед Мегатроном. Даже Хук с его медосмотрами был менее пугающим.
Октан улыбался, как мог бы улыбаться Вортекс, поймавший очередного подопытного шарктикона. Плоская насадка шланга воткнулась между бедром и паховой броней и резко нажала. Порядком разболтанная пластина легко отошла в сторону. Дрэгстрип успел почувствовать стыд за собственную небрежность в интерфейсе, приведшую к такому унизительному результату, а потом размышлять стало некогда. Стало жарко, мокро, обжигающе и слишком много.
Дрэгстрип гнусно заверещал, явственно пытаясь воззвать к гештальт-связи, и Октан стиснул руки у него на поясе, а потом без замаха, но сильно стукнул десептиконом о стенку. Пока Дрэгстрип приходил в себя, трехрежимник качнул в него два условных порциона транквилизаторов, до сих пор заботливо сохраненных его собственной системой консервации. Дрэгстрип булькнул и пустил смазку из шарниров. Октан поднялся во весь рост, увлекая за собой стантикона, перехватил поудобнее, легонько прижал к стене, и стантикон сам раздвинул ноги пошире, тут же стискивая их на боках трехрежимника.
Ошиваться возле лабораторий Октану не хотелось, поэтому он не слишком быстро, но уверенно направился в сторону подъемника на жилые ярусы. Прямо на ходу Октан то вынимал, то вставлял шланг в шлюз, иногда начиная давать напор, когда кольца еще не успевали состыковаться, и тогда теплый поток устремлялся на волю, с отчетливым шумом падая на пол. Дрэгстрип жалобно вздыхал на каждом щелчке стыковочных колец, сжимал ноги еще сильнее, однако не пытался отбиваться.

Еще два джоора спустя Октан вежливо оставил Дрэгстрипу два куба редкого энергона, заботливо поправил на измочаленном десептиконе антистатиковый полог и вышел из отсека, заблокировав дверь за собой. При этом отключив подогрев и электричество.
В том, что сказал Дрэгстрип, он не сомневался. Все стантиконы отличались особенностью выкладывать правду прямо в физиономию собеседника, даже если правда была неприятной, а собеседник - большим и злым. Из-за этого за ними шла слава самых скандальных и драчливых десептиконов на корабле. Даже истребители, считавшие себя центром вселенной, старались с ними не связываться, высокомерно игнорируя шумных и яростных наземников.
Первым на пути мести Октану попался черно-белый дуэт баттлчарджеров, на ходу горланивших песню довоенно-бандитского происхождения. Уступать дорогу они явно не собирались, так же явно ожидая, что трехрежимник свернет с пути, поэтому Октану вовсе не составило труда взять их в оборот. Он просто раскинул руки на последнем шаге, поймал обоих за шлемы и впечатал головами друг в друга.
Поскольку развешивать партнеров на шлангах ему уже поднадоело, он затащил близнецов в компрессорный блок и прикрутил к вертикальной трубе, закрепив поднятые руки баттлчарджеров ровно на такой высоте, чтобы оба едва-едва доставали кончиками ступней до пола.
Топливное соединение оказало поистине живительный эффект, и близнецы яростно задергались, барахтаясь на подвесах. Вопли негодования быстро сменились удивленными стонами, потом высокочастотными визгами протеста, затем просьбами прекратить, а в конце Октан вновь насладился зрелищем двустороннего фонтана - теперь продублированного.
Много времени на игры с Ранамоком и Ранэбаутом заправщик тратить не стал. В конце концов, у него был внушительный список, включавший в себя всех жителей базы, за исключением, быть может, Саундвейва. И пока лорд Мегатрон заседал вместе с Шоквейвом на Кибертроне, занимаясь то ли стратегическим планированием, то ли тактическим прикидыванием, Октан не собирался терять время зря.

На следующий местный день Октана собирались бить практически коллективно. За время, прошедшее с момента его выхода из медотсека до этого эпохального собрания, Октан успел оприходовать ровно три четверти обитателей "Немезиса".
Половина пострадавших вовсю сверкала содранными пластинами, другая половина - вывороченными. Конструктиконы решительно отказывались в ремонте, тем более что они сами в нем нуждались за исключением Скэвенджера, которого Октан просто не сумел выловить в лабиринтах коллекционных редкостей, где Скэвенджер предусмотрительно скрылся, едва услышав гулкий голос, зовущий его по имени. Миксмастер тоже избежал насилия, отделавшись условным согласием.
Пострадавшие от насилия единицы гештальта не могли участвовать в полноценном слиянии, потому что забивали фоном все корректирующие субчастоты. Гештальты просто разваливались. Поэтому Октан рисковал быть не размазанным, а просто затоптанным толпой.
Однако обуреваемый местью трехрежимник успел выстроить надежные тылы.
Выкинув с мостика дежурившего там Блитцвинга и предварительно разгромив в веселой погоне за ним три дублирующих пульта, Октан напрямую связался с лордом и нажаловался ему на текущую политическую ситуацию, при которой он не может выполнять свои главные функции. Мегатрон, оценив убытки от возможной потери топливных запасов, переключился на общую связь и безадресно наорал на всех, пригрозив расстрелять каждого по три раза, если они будут чинить препятствия их единственному и уникальному переработчику.
Миксмастер страшно обиделся и пытался дезертировать с Немезиса, но его выловил более оптимистично настроенный Скрэппер и, прихрамывая на обе вывернутые в ходе интерфейса ноги, пообещал, что по прилету Мегатрона истина восторжествует.

Онслот пропустил все веселье, поскольку самолично охотился на автоботов в естественной среде. Гордо явившись на "Немезис" с военным трофеем, он застал атмосферу полного раздрая. Собственный гештальт не откликался на запросы, но поскольку Онслоту, в общем-то, было лить топливом на сборище уголовников, которых он был вынужден терпеть, боевикон даже не стал разбираться. Прошествовав по привычному пути до тюремной секции, возведенной в пустовавших складских помещениях, он закинул слабо брыкающегося автобота за решетку.
Полюбовавшись на автобота, Онслот огляделся и внезапно заметил кое-что новенькое. В обычном видеодиапазоне тюремная секция выглядела мрачно и неинтересно, но у боевикона до сих пор работал вторичный комплекс, с помощью которого он отлавливал автобота в мерзком биоценозе, наполненном растительными формами жизни и кучей мелких подвижных форм, которые порой приходилось оттирать от собственной брони.
В дополнительных спектрах тут и там на полу и на стенах виднелись яркие брызги и потеки энергона. Кое-где целые пятна. Онслот с сомнением осмотрел вакханалию, прикинул, что Вортекс в последнее время ни с кем не развлекался, да и вообще не в его стиле было выпускать энергон декалитрами... Включив обонятельные датчики, Онслот пришел к неожиданному и удивительному выводу - топливо было отработанным, пропущенным сквозь фильтры и даже неоднородным. В одном пятне равномерно смешивалось как минимум два типа. Может быть три, тут уже Онслот был не силен в тонких химических вычислениях.
Раздосадованно фыркнув, Онслот вновь перевел внимание на автобота. Значит, пока он охотился за этим куском железа, кто-то развлекался на закрытых уровнях, балуясь топливным интерфейсом. Жизнь как всегда несправедлива. Онслот поднял плазмострел, насладился выражением ужаса на лице автобота, незаметно для него перевел режим стрельбы в легкий разрядный, покачал стволом и нажал на спуск.
Автобот взвыл, но разряд ударил ему в самый кончик острого шеврона, не причинив большого вреда. Не удержавшись на ногах, заключенный плюхнулся на корму, разбросав ноги. Онслот бухнул коротким смешком и сделал круговое движение оружием.
- Вставай, - велел он. - Теперь будешь бегать по моим правилам.

Рэтчет торопливо поднялся, понимая, что с боевиконом, да еще и разозленным, спорить себе дороже. Онслот и так едва не прибил его, загнав в угол у водопада, где Рэтчет застрял в древесных переплетениях. Гораздо более тяжелый боевикон с успехом прорвался сквозь лесную чащу, но ему совершенно очевидно не доставляло никакого удовольствия брожение в грязи по колено и толстый слой налипшего биологического мусора. Обычно равномерно красный визор полыхал такой злобой, что Рэтчет предпочел сдаться и поднять руки. Боевикон как следует приложил ему глушителем, едва не погасив искру медика. Поэтому сейчас уровень энергозапаса болтался в районе нулевых показателей.
Разряд, попавший мало что не в голову, слегка встряхнул медика, но ненадолго. Поднявшись, он уже чувствовал, что вот-вот готов рухнуть обратно. Но ему вовсе не хотелось, чтобы Онслот прицельно изрешетил его этими самыми разрядами. Никто же не гарантировал, что второй и все последующие будут такими же облегченными.
Неуклюже отпрыгивая и иногда неизбежно промахиваясь, Рэтчет старался следить за каждым движением ствола и не слушать довольный смех боевикона. Он так устал, что даже не сразу заметил появление нового действующего лица на их маленькой арене.
Здоровенная фигура с широко раскинутыми крыльями выплыла из темноты за спиной боевикона. Рэтчет сразу узнал в пришедшем топливный танкер десептиконов, но сил на внятную реакцию у него не оставалось. Даже когда Октан выразительно прижал палец к губам и мигнул оптикой, Рэтчет испытал только глухое отдаленное удивление. Нелепо отскакивая от очередного выстрела, он подумал, что возможно Октан действительно поможет ему, хотя бы приструнит боевикона... Трехрежимник несколько раз сотрудничал с автоботами, да и характер у него был достаточно мирный, иногда даже поговаривали, что если кто-нибудь из автоботов постарается с ним подружиться, то Октан может и вовсе сменить сторону. Только желающих пока не находилось.
Октан бесшумно подошел к боевикону и выключил подавители звука. Онслот обернулся на гул машинерии с такой скоростью, что очередной разряд протянулся кривой дугой, оставил след на решетке и впился в стену.
Рэтчет немедленно бухнулся на колени и мысленно возблагодарил Октана за появление. То ли Онслоту надоело играться по мелочи, то ли он просто промахнулся с настройками - в любом случае попади такой разряд в медика, дымиться бы ему кучей некогда белой брони.
- Что ты здесь забыл, летучка? - раздраженно поинтересовался Онслот.
- Хочу развлечься, - проникновенным голосом сказал Октан.
- Пострелять, что ли? - Онслот чуть отступил, освобождая место у решетки. - Это запросто. Смотри, какая мишень!
Он пальнул вглубь карцера легким электроразрядом, и красно-белый автобот с воплем ярости и страха метнулся в сторону. Онслот послал еще серию разрядов, удивительно метко ложившихся ровно под ноги заключенного, заставляя того отскакивать по хитрой траектории. В конечном итоге автобот оказался загнан в угол. Боевикон довольно фыркнул и обернулся, выжидательно блеснув визором. Пока он стрелял, Октан успел подойти ближе, и боевикону невольно пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть на трехрежимника лицом к лицу. Онслот недовольно зарокотал. Мало кто любил тесное общение с превышающими в размерах формами жизни.
- Да ты не понял, - Октан положил руку ему на плечо и легким движением погладил замасленный привод. - В автоботов я и так пострелять могу, - ладонь опустилась ниже, шланги с тихим кликаньем затворов высвободились из гнезд. - Я тебя имел в виду.
- Не понял, - удивленно сказал Онслот. - Давно без рук не оставался?
- Да ладно, - Октан ухмыльнулся, под шумок раскручивая порядком уже натруженные шланги. - Ты ж сейчас на втором режиме, а то и на третьем. Видал, сколько здесь уже топлива проливали? Это все я. Сечешь тему?

Онслот тему быстро просек и первым делом попробовал выстрелить Октану в лицо.
Рэтчет со своей позиции с некоторым ужасом наблюдал, как тяжеловесные десептиконы молотят друг друга, прикладывают об пол и стены, а толстенные шланги мелькают в воздухе как вспомогательные серво у экспериментальных горнопроходческих дронов.
В конечном итоге более массивный и на удивление гораздо более агрессивный, чем обычно, Октан одержал блистательную победу. Рычащий боевикон оказался распластан у самой решетки. Рэтчет почти против воли подобрался ближе и вытянул шею. Он уверял себя, что ведет его вовсе не любопытство, а голод. Брызнувший энергон завораживал.
Тем более Октан намеревался заняться именно топливным обменом, судя по интенсивности, с которой он орудовал шлангами. Часть из них была снабжена подвижными крючкообразными апгрейдами, которые успешно сдирали броню с жертвы. Онслот в бешенстве изворачивался, грозя трехрежимнику самыми страшными карами, но Октан только посмеивался. Он успешно подстыковался, заставив Онслота вытянуться и задрожать. Рэтчет почти слышал гул, с которым пошло тяжелое топливо. Боевикон судорожно дернул ногами, сгибая их в коленях и стискивая трехрежимника в пародии на страстные объятия. Пальцы рук сжались в кулаки, голова запрокинулась. А потом Рэтчет увидел потрясающее зрелище – маска боевикона разделилась на части и ушла в пазы. Скрывавшееся под ней лицо перекосилось, острые денты оскалились.
- М-мх, горячо, Октан, болт тебе в выхлоп! - наконец не выдержал он. - Я ж тресну! Не так сильно!
- Не треснешь, я откачаю, - утешил его танкер.

От обмена репликами Рэтчет почувствовал, как голод усиливается. Слабо пульсирующая искра завистливо затрепетала, почти остановившийся конвертер тоже дал о себе знать.

Между тем трехрежимник разжал хватку, позволяя боевикону определенную степень свободы. Онслот вытянулся еще сильнее, царапнул пальцами по обломку трубы, торчавшему из пола, и вцепился в него обеими руками. Рэтчет почти видел, как под броней двигаются усиленные серво. Но сдвинуться с места Онслоту не удавалось. Октан уже скользил ладонями по его бокам, нажимал на только одному ему понятные точки, и от каждого движения боевикон передергивался, выпячивая грудную секцию, словно баки у него были именно там. Вскоре Онслот замотал головой, постанывая сквозь внешние динамики, заелозил упорами по мокрому бетонному полу и натуральным образом протек.
Не в силах терпеть смешанные чувства зависти, голода и опасения, Рэтчет отвернулся. Но аудиопоток отключать не стал, поэтому происходящее слышал прекрасно и с таким же успехом воображал. Польза выходила весьма сомнительная, поэтому медик повернулся обратно уже через считанные клики. Октан успел поменять позицию и сидел перед боевиконом, положив обе руки на вздыбленные и изогнутые корпусные пластины. Мешанина шлангов между обоими трансформерами подрагивала, часть из них оказалась полупрозрачной, и Рэтчет видел, как уже медленно, но упорно двигается по ним светящийся энергон. Наверное, совсем другой разрядности, не такой, которой пользуется наземная техника... Октан слегка помассировал разъехавшиеся толстенные пластины, а потом громко вздохнул всей вентиляцией и нажал.
Боевикон заорал в голос, переходя от обычных низких интонаций почти на визг. Его собственные толстые и короткие шланги развернулись с такой скоростью, что Рэтчету показалось, будто он ими выстрелил. Нанокликом позже заглушки с них сорвало, и энергон ударил во все стороны.
Автобот не выдержал. Пусть и опасное, другое по свойствам, но все же - халявное топливо! Подзарядка! Он так хотел получить его! Рэтчет кинулся к решетке, не удержался, упал, и оказался прямо под фонтаном мерцающей жидкости. Совершенно потеряв голову, он торопливо набирал полные ладони, пил из них и глотал, глотал жгучую полуфильтрованную влагу.
- Ну, ты ржавая гадина... - прохрипел Онслот, в корчах выплескивая последние струи. - Я тебя... я... н-нм-м!
Октан от души поделился стимуляторами нейросистемы, боевикон выгнулся, насколько мог, стиснул бедра и задрожал, мерцая визором. Октан как следует насладился зрелищем, небрежно поглаживая раскрытые топливные системы, и начал аккуратно отсоединять шланги.
Плотно засевшие он покручивал, прежде чем вытащить, и Онслот ерзал под ним, все сильнее вцепляясь в трубу. Напоследок Октан пощекотал его кончиком патрубка в самом чувствительном месте - под окантовкой главного шлюза - и слил туда чуть-чуть транквилизатора. Боевикон поплыл совершенно - колени раскрылись, ноги поехали по энергоновым разводам, голова повернулась набок, а визор потемнел.

Поднявшись, Октан обратил внимание на автобота, приткнувшегося у решетки. Его он помнил хорошо, в конце концов, у автоботов был всего один медик, смело участвовавший практически в каждом столкновении. Октан протянул ему шланг, в который автобот жадно вцепился.
Первый горячий впрыск оказал великолепное действие. Отчаянно нуждавшийся в энергопайке автобот отчетливо пошатнулся, фокус датчиков у него разошелся, а голубое свечение линз сменилось на интенсивный фиолетовый цвет. Кстати, Октан до сих пор не мог понять, почему Мегатрон так беззаботно относится к тому, что один из глав гештальтов постоянно находится под веществами.
Октан шагнул ближе и поманил его пальцем, многообещающе показывая капающий шланг. Рэтчет затряс головой, автоматически прикрывая те места, где пряталась топливная часть. Как обычно, это оказалось где-то внизу живота. В своих интерфейс-изысканиях Октан только дважды наткнулся на альтернативную версию расположения, и оба раза это были истребители. У них вся заправка шла под крыльями, что снижало воспитательный эффект, но было довольно увлекательно с акробатической точки зрения. Ну а со стандартами у него никогда не возникало проблем.
Медик и без того оказался под сильным воздействием не своего типа энергона, плюс ослабление от энергопотери - Октан сразу почувствовал, насколько опустошены его обменники - и трехрежимнику не составило труда довольно нежно обнажить блистающие чистотой шлюзы. Заправка прошла как по маслу, накачанный подходящим составом автобот распластался на полу, выставив несколько шлангов. Октан отключился и тщательно заблокировал сливную систему Рэтчета. Без возможности сброса трансформеры испытывали потрясающие по глубине и интенсивности ощущения в ходе переработки.

Решив, что не стоит оставлять Онслота там, где идеологический противник может наблюдать его плачевное состояние, Октан подхватил полуотключившегося соратника и потащил из блока, мстительно прикладывая по пути то к стенам, то к несущим конструкциям. За глупое сопротивление и общую тяжесть бронированного корпуса.

Еще два оборота жизнь на "Немезисе" текла относительно мирно - Октану приходилось совершать вылеты в очередные нефтяные зоны, поэтому времени на развлечения не оставалось. К тому же он и так обошел всех по своему списку, не считая нескольких десептиконов, которые явно не говорили о нем ничего плохого. Например, с Блитцвингом у них все вышло по обоюдному согласию и даже почти без топливного обмена.
До возвращения Мегатрона оставались считанные джооры - буквально местный солнечный оборот. То и дело ловя многообещающие взгляды, Октан решил, что в таких условиях нужно подстраховаться. Иначе даже замечательный уникальный транспортировщик топлива рискует превратиться в груду деталей, а может, в кучку окисленного пепла, если Мегатрон очень разозлится. Особенно если получит не один истеричный доклад от Старскрима, а целую кучу от самых разных по степени уравновешенности подчиненных.
Обычно десептиконам не было дела до проблем друг друга, но Октан сумел устроить слишком крупное безобразие.
Подсчитав все шансы, Октан заглянул к Миксмастеру за подарками для утешения пострадавших. Ровно два десептикона извлекли выгоду из нового состояния Октана: Миксмастер, который варил убойные синтетики, и Свиндл, невероятным образом достававший для них компоненты.

Помимо химика, трехрежимник заглянул еще и в тюремную секцию, где снова подкачал орущего и активно сопротивляющегося автобота. Прихватив медика, не могущего сделать и шага без того чтобы не свалиться, Октан двинул в заправочную. Она считалась местом нейтральным, поэтому там не происходили драки, и даже карающая тень трехрежимника, увенчанная жадно дергающимися шлангами там пока не появлялась.
- Привет всем! - жизнерадостно поприветствовал Октан присутствующих.
Десептиконы общим числом в шестнадцать боевых единиц почти синхронно нервно обернулись. Октан заметил, как наклоняются различные стволы навесного оружия, и тут же примирительно поднял руки.
- Да ладно вам, друзья! - почти искренне воскликнул он. - Не напрягайтесь! Сегодня я решил устроить гулянку!
- Какую еще гулянку? - подскочил на месте Вайлдрайдер, недавно обиженный по самый выхлоп.
Сидевшие рядом штурмовики тут же отодвинулись, сделав вид, что этот индивидуум им совершенно незнаком. Напряжение в атмосфере не теряло градуса, и Октан едва заметно оскалился сквозь улыбку. Хотя у него был свой козырь.
- Вот такую вечеринку, с химией, - он вытолкнул вперед медика, все еще присоединенного к нему шлангом. Оглядел злобно напрягшихся десептиконов и добавил: - Сделано Миксмастером.
Присутствующие запереглядывались. Мастерство химика не подлежало сомнению, и даже стремный способ ввода можно было простить в обмен на роскошные галлюцинации.
Видя замешательство в рядах сопротивления, Октан демонстративно покачал шлангом в автоботе. Синтетиком не просто запахло, а буквально завоняло. Автобот опять икнул, сделал два шага, натягивая шланг, бухнулся на колени и расплылся в блаженной улыбке, пуская под себя разноцветные струйки.
- Допустим, я соглашусь, - осторожно сказал Лонгхол, хорошо знавший собственного согештальтника. - А наливать как будешь?
- Каждому шланг в свободную дырку! - весело объявил Октан.
- Да пошел ты! - разъяренно заорал конструктикон, вскакивая с места. - Размажу!
- Лорд Мегатрон будет недоволен, - погрозил пальцем Октан. - Хотя для тебя могу сделать исключение. Выбирай любой шланг и пей как понравится.
- Давай-давай, - ядовито сказал Рамджет, все еще игнорируя присутствие рядом Вайлдрайдера, - потом оглянуться не успеешь, как...
Штурмовик замолчал и не стал продолжать, чтобы не будить воспоминания. По лицам присутствующих скользнула одна и та же тень понимания, некоторые особо слабые духом даже поерзали.
- Друзья, я весь ваш! - Октан раскинул руки, и заодно начал разворачивать и поднимать шланги, пока не оказался в пугающем ореоле, словно за спиной у него поднималось гигантское перекачивающее солнце, выпустившее оплетенные тусклым металлом лучи. - Берите сколько хотите!
- Страхуйте меня, - решительно сказал Лонгхол, поднимаясь с места. - Если что - стреляйте в эту рожу.
Октан снова захохотал и поманил конструктикона пальцем.

Вернувшийся с Кибертрона повелитель всех десептиконов был приятно удивлен тишиной и дисциплинированностью, встретившей его на "Немезисе". Никто не разрисовал стены оскорбительными надписями, нигде не валялся мусор и огрызки кубов, не слышались звуки стрельбы и выяснения отношений. Либо скучающие десептиконы все-таки нашли в себе силы вести себя порядочно, либо Саундвейв изобрел оружие устрашения, которое держало их в узде даже в отсутствие главнокомандующего.
Редкие встречные десептиконы спешно салютовали и тут же исчезали с дороги. Заложив руки за спину, лорд неторопливо прошел по главному коридору и бдительно свернул в сторону заправки. Он не одобрял идеи совместных попоек, но они служили укреплению взаимоотношений, поэтому Мегатрон до сих пор не сжег химический притон, хотя порой ему очень хотелось. За дверью заправки царила подозрительная тишина. Мегатрон брезгливо ткнул пальцем в сенсорный замок, и тяжелая плита со скрипом поехала в сторону.
Запах чудовищных химикалий окутал серо-стальную фигуру почти видимым облаком. Мегатрон отступил на шаг - и вовремя: из-за порога вытекла струйка энергона, поменявшего цвет на сине-зеленый, и растеклась в аккуратную круглую лужицу. Следом за ней потянулось еще несколько. Переступив через вопиющее безобразие, Мегатрон с неподвижным лицом вошел в отсек. Тут же попавшееся под ноги тело со стоном перевернулось на спину, включило половину визора и невнятно промямлило приветствие. При попытке отдать честь, Вортекс потерял силы окончательно и уронил руку прямо в очередную лужу. Склонив голову к плечу, Мегатрон проследил источник столь невероятного опьянения. Источник тянулся прямо из межножья боевикона, нырял под другое тело, выныривал и спускался в лужу, переплетался с такими же, тянущимися из шлюзов...
Наступая на подчиненных, Мегатрон прошел до центра заправки и пнул в бок Октана, блаженно улыбавшегося в потолок. На коленях у него сидел небольшой автобот, настолько уделанный энергоном и дополнительными заливками, что цвет его рассмотреть не представлялось возможным.
- Октан, - Мегатрон цедил каждый звук сквозь стиснутые дентапластины. Это. Что. Такое.
- Эт-то, мой лорд, эт-то... - Октан запнулся и заелозил ногами. - Это маленькая такая...
- Окта-ан!
Рев Мегатрона наполнил помещение, как звук взлетающего шаттла. Те из десептиконов, кто оставался в сознании, рванули к выходу, на ходу выламывая собственные системы. Октан рухнул под ноги лорду, его протащило полметра, а потом он уткнулся в ноги лидера десептиконов и на всякий случай прикрыл голову руками, судорожно вздрагивая при каждом очередном рывке выскакивающих шлангов.
- Весело тут у вас, но... п-пора мне уже... - пропыхтел автобот, оскальзываясь в многообразии пролитого. - Жд-дут меня уже, н-наверное...
- Стоять, - Мегатрон опустил руку, и дуло точно уткнулось в спину беглеца. - С тобой я позже разберусь, почему ты не за решеткой. Октан, я жду объяснений, и если они мне не понравятся...

Прислушиваясь к невнятным воплям за дверью, Скайварп с усердием выковыривал из себя остаток шланга. Освободив шлюз, он бросил обрывок в кучку таких же, истекающих цветным энергоном, с раскрытыми захватами, с закрытыми, с частями чужих систем...
- Чей-то мне мерещится, что гулянок больше не будет, - уныло сказал он сам себе, разминаясь перед стартом. Под крыльями ощутимо скрежетало.
- Хорошо, если у нас Октан вообще будет, - поддакнул Дрэгстрип, тоже занятый удалением "апгрейда".
- А синтетик был неплохой, - почти неуверенно сказал Скайварп, поглядывая на лихорадочно полирующегося наземника.
- Да, пожалуй, - согласился Дрэгстрип, тоже искоса посматривая на собеседника.
Впервые за все время совместного пребывания на "Немезисе" летные и колесные альтформы сошлись во мнении.
- А это... Второй щетки не найдется? - грубовато поинтересовался истребитель.
- Да бери, мне не жалко, - Дрэгстрип щедро протянул свою и вальяжно удалился, раскачивая на ходу всей тазовой секцией.
"Хороший синтетик", - восхищенно прокачал вентиляцию Скайварп.
За дверью орали и обещали никогда-никогда так больше не делать.

Вернуться к фанфикам