Искушение
(Temptation)

Автор: Veja
Перевод: Skjelle (бета DieMarchen)
Персонажи: Мегатрон/Оптимус
Жанр: романтика
Рейтинг: R
Предупреждение: AU
Примечание автора: cведения о Перигелии и прошлом Мегатрона принадлежат Raksha. Использовано с разрешения.

- Это действительно единственный выход?
Оптимус ухитрился изобразить отвращение даже через глухую боевую маску.
- Да. А что такое? Великий предводитель автоботов боится немного развлечься? - ухмыльнулся Мегатрон, медленно поворачиваясь под потоками горячего воздуха, высушивающего новую краску.
Теперь он был матово-черного цвета, а Оптимус мог похвастаться несколькими оттенками синего.
Оптимус вздохнул.
- Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю. У нас нет времени!
Мегатрон вышел из сушилки.
- А также у нас нет денег, - заметил он. - Поэтому мы должны пойти и заработать их. Я уверен, что для двоих воинов какая-нибудь работа обязательно найдется.
Прайм явственно передернулся.
- Я не буду работать на бандитский сброд! - упрямо заявил он.
- Тогда можешь пойти на улицу и начать торговать своим телом! Шлюхи, изображающие недотрог, всегда были в цене! - заорал Мегатрон, чье притворное терпение наконец лопнуло. - Мне надоел твой скулеж! Это была не моя идея - помочь тем придуркам!
Десептикон яростно жестикулировал, внезапно почувствовав, что ему очень не хватает наручного плазмомета. Разумеется, он был просто взбешен из-за того, что им пришлось отложить полет на Ангулему-7 - он действительно очень хотел заполучить оружие, которое там продавали, и ради этого он работал по контракту долгое время. А тот "горящий" корабль... Любому созданию, у которого работает хотя бы один мозговой чип, было бы ясно, что это ловушка. Но не-ет, Прайм обязательно должен был помочь тем бедным, несчастным существам... "Мы не можем бросить их", - заявил он. И теперь они застряли здесь, а их собственный корабль действительно сгорел. Им вообще повезло, что они выжили.
Оптимус смотрел на предводителя десептиконов, вытаращив линзы от изумления. После стольких лет мира и сотрудничества он почти забыл о его взрывном характере. Мегатрон нервно прошелся, пиная подвернувшиеся под ногу детали, прошипел несколько проклятий и, наконец, успокоился.
- Добро пожаловать в реальность, Прайм. На этом астероиде мы можем найти все, что нам нужно. За определенную цену. У нас есть способности, у них деньги и оборудование, - Мегатрон растянул губы в жутковатой ухмылке. - Конечно, мы можем убить и ограбить кого-нибудь. Это сэкономило бы наше драгоценное время.
Прайм покачал головой.
- И я еще думал, что ты изменился... Какой у нас план?
- Мы можем быть охранниками или солдатами, это не так уж важно. Что-нибудь сообразим.

Шаттл медленно заходил в один из небольших портовых боксов. Потребовалось немало времени, терпения Прайма и воплей Мегатрона, чтобы уверить служащего портового контроля, что почти расколотый и обгоревший корабль не собирается взрываться или разваливаться прямо здесь. И, да, да, у них действительно есть лицензия, и нет, нет, у них нет никакой контрабанды (Правда, Мегатрон? Мегатро-он?!)
Подписав кучу бумаг, трансформеры наконец-то смогли вступить во внутренний искусственный мир астероида. Видимость цивилизации исчезла прямо за дверями таможенного офиса. Магазины, бары, гостиницы, непереводимые вывески, невероятные запахи, существа всех размеров и видов, смешение языков, шум, грязь и много оружия: от клыков и когтей до циклопических плазмоганов.
"Типичный полуцивилизованный мир", - подумал Мегатрон. Безумный коктейль различных культур, живущий по собственным законам, главный из которых - выживает сильнейший. Он очень хорошо разбирался в местах вроде этого - контроль над тысячами подобных баров и казино был главным источником его доходов на протяжении всей войны.
Это было бы интересным опытом - снова побывать в роли уличной крысы...
Они растворились в многовидовой толпе.

Некоторое время спустя они стояли перед одним из наиболее презентабельно выглядящих баров, который расположился почти на самом глубоком уровне астероида. Надпись на нескольких языках сообщала, что владелец нуждается в охранниках. Лидеры посмотрели друг на друга с совершенно противоположными выражениями лиц: Мегатрон улыбался с мрачным интересом, Прайм обеспокоенно хмурился.
- Мы в самом деле должны сделать это?
- Что с тобой случилось Прайм? - Мегатрон раздраженно оглядел его. - Я никогда не слышал от тебя столько жалоб. Отличное местечко.
- Ты никогда не перестанешь быть гладиатором с Перигелии, так? Но теперь ты и не император, Мегатрон. Мы сбились с курса, наш корабль разбит, денег у нас тоже нет...
- Заткнись, Старскрим, - по привычке пробормотал Мегатрон.
Оба трансформера нахмурились, а затем рассмеялись.
- Хорошо. Я приму это к сведению, - кивнул Прайм.
Десептикон без всякого труда вернулся во времена своей молодости. Некоторые вещи в этой Вселенной были неизменны. Даже теперь, спустя столько сотен лет он видел сходство этого места и улиц Перигелии. В этом было что-то от физических законов, действие которых оставалось неизменным в любой среде. Прайм, напротив, чувствовал себя здесь совершенно не на своем месте. Впрочем, внешне это было незаметно, а его хмурый взгляд можно было принять за угрожающий.
Оптимус видел подобные забегаловки в новостях, читал о них в информационных сообщениях и даже бывал в некоторых из них - бары, казино... - но только в качестве гостя, туриста, а никак не жильца.
Изнутри бар был похож на тысячи таких же заведений: тусклое освещение, множество столиков, подозрительные лужи, надрывное завывание музыки, сногсшибательный запах от разнообразных существ и их выпивки, а также разношерстная толпа посетителей, поглядывающих на них отнюдь не дружелюбно.
- Только не... - начал Мегатрон.
- ...ни на кого не таращиться. Я знаю, - пробормотал Прайм.
Они медленно шли сквозь толчею. Хорошим знаком было уже то, что в этой толпе им встретились несколько механоидных и техноорганических существ. Владелец бара явно был так называемым либералом.
Помимо этого А-янвадда был гермафродитом, удивительно красивым по гуманоидным стандартом. Высокий, стройный, причудливо одетый, с большими фиолетовыми глазами и нежной синей кожей, он, казалось, очутился здесь по нелепой случайности. Маленький золотой символ местного "босса", болтающийся у него (или нее) на шее выглядел почти как драгоценное украшение. Он постоянно говорил, задавая кучу вопросов и совершенно не слушая ответов. Мегатрон, удивляясь про себя, каким чудом это существо вообще выжило в таком месте, напустил на себя вид обаятельного негодяя, а Прайм, снявший маску, хмурился в неубедительной попытке сойти за профессионального наемника.
- Господин Сильвер и господин Уоджен... Последний мой охранник был... гмм... съеден какими-то странными созданиями.
Глубокий голос А-янвадды вполне мог принадлежать и мужчине, но они не были точно уверены.
- ...Поэтому я предпочитаю механоидов, вы больше всего подходите для такой работы. Вы трансформеры? К какой группировке принадлежите?
Мегатрон пожал плечами.
- Ни к одной. Мы сами по себе.
- О. Так даже лучше. А какие у вас альт-формы? - A-янвадда очевидно слышал о связи между внешностью и способом трансформации.
- Я оружие, - ткнул в себя Мегатрон. - Он транспортник.
Прайм кивнул. Он решил помалкивать.
- Хорошо. Очень хорошо. Я возьму вас на испытательный срок. У вас будет своя комната на первом этаже и энергон по сниженной цене раз в день. Ваше дело - следить за клиентами в баре внизу и за моими девочками наверху...
- Девочки? - прервал его Прайм, внезапно заколебавшись.
А-янвадда истолковал его слова превратно.
- О нет, ни в коем случае. Жилье у вас будет, но, прошу меня извинить, девочек вы пользовать не можете. Они - часть моего бизнеса. Смотрите, но не трогайте, - весело рассмеялся он, блеснув острыми клыками. - Впрочем, вашим частным развлечениям я мешать не собираюсь.
Мегатрон кивнул.
- И какова оплата? - прямо спросил он.
- Хм-м... - А-янвадда скрестил изящные руки на груди. Прайм понял, что обмен любезностями закончен. - Два в день.
- Двадцать, - Мегатрон откинулся на спинку стула.
- Четыре.
- Наш опыт измеряется тысячелетиями. Семнадцать.
- Здесь тихoе место. Шесть.
- И ваш охранник был... приглашен на обед. Пятнадцать.
- Вы действительно хотите получить эту работу? - потерял терпение А-янвадда. - Десять.
Эта цена была вполне приемлемой. Мегатрон кивнул.
- По рукам.
- А что скажет твой партнер? Господин Уоджен? - владелец бара посмотрел на Прайма.
- По рукам.
- Отлично. Теперь, - А-янвадда достал бумаги, - подпишите здесь, здесь и здесь.
Оба трансформера тщательно изучили контракт и подписали его.
- Хорошо. Ваша работа начинается прямо сейчас.

- Не мог бы ты объяснить, почему тебя теперь зовут Сильвер, а меня - Уоджен?
Прайм сидел у двери, раздраженно глядя на десептикона. Мегатрон ухмыльнулся.
- Ну, раз уж мы поменяли расцветку, то было бы неблагоразумно использовать наши настоящие имена, как ты считаешь? Сильвером меня звали на арене, а ты ничего не сказал о себе, поэтому я взял слово из одного земного языка, оно обозначает "автомобиль" или что-то в этом духе.
Прайм пожал плечами и уставился на толпу. Несколько минут он, казалось, был глубоко погружен в свои мысли.
- Я ошибаюсь, или мы будем жить в борделе? - внезапно спросил он.
- Да, а что? - Мегатрон бесстыдно пялился на какую-то фемку, сидевшую у барной стойки.
Прайм снова пожал плечами и скривился. Ему это не нравилось. Очень не нравилось... Десептикон посмотрел на него и блеснул линзами.
- Не волнуйся, я буду защищать твою честь и невинность.
И расхохотался, увидев потрясенное лицо Прайма.
С того момента, как на них напали пираты, Оптимус чувствовал себя потерянным, словно его забросило в ужасно искаженную действительность. Впервые за многие годы он ощутил себя простым архивариусом, которым был раньше. Теперь он сидел тут, без корабля, без денег, едва ли не в самом сомнительном притоне в этом секторе галактики, вместе с чокнутым десептиконом, который явно наслаждался окружающей обстановкой...

День за днем проходили без особых потрясений. После того, как Мегатрон вышвырнул нескольких агрессивных посетителей, устроив из этого настоящее шоу, остальные решили, что при нём лучше вести себя прилично. Зрелище действительно впечатляло - высокий, но не слишком массивный механоид протирает полы пятью громилами, каждый из которых весит вдвое больше него... А-янвадда решил поднять их оплату до пятнадцати кредитов в день. Потому что после этого случая Мегатрон, уверенный, что заслуживает большего, устроил скандал.
И в итоге он привлек кое-чье нежелательное внимание.

- Эй, воин! - богато одетый маленький инопланетянин с оранжевой кожей потрогал его за локоть.
Мегатрон резко обернулся и перехватил его запястье.
- Что?
Чужак явно не ожидал увидеть полыхающую красным оптику, поэтому тут же отступил и поднял свободную руку в дружелюбном жесте.
- Полегче, воин, у меня есть для тебя предложение.
Мегатрон отпустил его.
- Меня зовут Джури Мави, - инопланетянин помассировал запястье, - и я ищу именно такого, как ты. То, что ты сделал с теми пятью варварами пару дней назад, было крайне внушительно. Великий воин не должен растрачивать свои способности в какой-то жалкой забегаловке…
Мегатрон недоверчиво уставился на него. Чужак действительно пытался предложить ему это?
- Ты силен и отважен, - продолжил Джури, явно не замечая того, как нахмурился Мегатрон, - и ты можешь получить намного больше кредитов, если будешь работать на моего босса, а не в этой дыре...
Черный трансформер с насмешливым интересом поднял надлинзовую пластину.
- Я... то есть мой босс Накт Курт, - Джури гордо напыжился, - дает тебе великий шанс. Он хочет видеть тебя на одной из... - последовала драматическая пауза: - Военных Арен!
Мегатрон расхохотался. Джури удивленно вздрогнул.
- Тебе это не интересно? - раздраженно спросил он.
- О, очень интересно! На каких условиях? - усмехнулся десептикон.
Джури снова вздрогнул, его улыбка исчезла.
- Условия? - медленно повторил он.
- Да, - линзы Мегатрона издевательски вспыхнули. - Контракт, правила, и свидетель, который подтвердит наше соглашение.
Лицо Джури потемнело, короткий коричневый мех встал дыбом.
- Мм... возможно, мы могли бы обсудить это позже? - почти пискнул он.
Мегатрон встал, возвышаясь над ним. Лицо его сделалось злым и холодным.
- Нет, ублюдок.
Он прекрасно знал правила нелегальных поединков. Без четкого контракта трансформер в лучшем случае мог закончить свои дни в рабском ошейнике. И во все времена участие в таких поединках было самым легким способом совершить самоубийство.
Прайм поглядел вслед торопливо удаляющемуся инопланетянину и подошел к Мегатрону.
- Кто это был?
- Какой-то недоумок, - десептикон состроил презрительную гримасу. - Кстати, должен предупредить тебя насчет него и ему подобных. Он так называемый охотник за талантами, проще говоря, вербовщик. Его работа заключается в том, чтобы заманить как можно больше наивных идиотов поучаствовать в незаконных поединках, не подписывая контрактов и не соблюдая правил. Обычно в качестве пушечного мяса.
Прайм пожал плечами.
- И он пробовал завербовать… тебя? Он слепой или тупой? - оба трансформера рассмеялись. Затем Прайм резко прервался. - Мегатрон, знаешь, я ненавижу это место все больше с каждой секундой...
- Возвращайся к своим обязанностям, Уоджен, - Мегатрон кивнул в сторону стойки, где пьяная деванианка начала вопить на бармена.
Прайм вздохнул. Прекрасно, просто прекрасно.

Совсем иначе дело обстояло в то время, которое они проводили в своей комнате. Комната была маленькой, романтичной, если можно так выразиться. Повсюду мягкость, роскошь, теплые оттенки и комфорт. Даже спальные места были с мягким покрытием, а свет - приглушенный. Однако стены не препятствовали доносящемуся со всех сторон шуму. Крики, стоны, влажные звуки и - иногда - наводящий на размышления звон металла медленно сводил обоих трансформеров с ума. Все свободное время они тратили на поиск деталей для корабля, но все же перезарядка им была необходима. Они всегда старались отключиться как можно быстрее, однако сделать это было не так просто, как сказать.
Трансформеры бесполы по своей сути. Каждый из них мог участвовать в акте создания новой искры и как женщина, и как мужчина. Все они были совместимы друг с другом. Искусственные кожные покровы, нейросети и особенно энергетические поля были достаточно чувствительны, и это помогало получить
удовольствие, если, конечно, стимулировать их должным образом. К тому же существовало специальное программное обеспечение, позволявшее повышать чувствительность экзоструктуры... Механоидам всегда было проще контролировать свои потребности, чем органическим существам. Для этого достаточно было всего лишь переключить кое-что в схемах. Но разумом, не подчиняющимся никаким программам, управлять было куда труднее. К тому же получение удовольствия - самое сильное искушение для любого разумного существа...
Поэтому довольно часто, что один, что другой лежали в темноте, бодрствуя и думая о трансформере на соседней койке. Это была потребность. Чистая и простая потребность в физическом удовольствии.

Прошло уже несколько недель, и в один прекрасный день А-янвадда чуть ли не вытолкал их на улицу, заявив, что они должны взять выходной. Он сильно нервничал, и Прайм предположил, что это было как-то связано с загадочной "проверкой", о котором он только вчера услышал краем датчика.
Оба лидера использовали свободное время, чтобы заглянуть по адресам, где собирались купить недостающие детали. Несколько часов спустя они тоже начали нервничать.
Они не учли здешние цены. Покупка мелких деталей съела практически все их сбережения, и даже угрозы Мегатрона ничем не смогли улучшить положение. О взломе платежных систем не могло быть и речи - этот вариант они решительно вычеркнули из списка после провальной попытки, предпринятой ими через два дня после приземления. Частично подремонтировав корабль, они разошлись: Оптимус - в бар, переговорить с одним из их официальных поставщиков, а Мегатрон - на встречу с гораздо менее законопослушным представителем этой же славной профессии.

Секторы в середине астероида были крайне далеки от понятия "туристический маршрут". Туристы, гости и просто умные создания никогда на забирались глубже пятого уровня, оставляя внутреннюю область для постоянных жителей. Здесь царил закон джунглей, открыто скаливший острые клыки и угрожавший смертью любому, кто вздумал бы не подчиниться простым, но безжалостным правилам. Угрюмые здания, грязь, существа с невыразительными лицами и пустыми глазами, которые уже повидали многое. Им было нечего терять и нечего ждать, кроме следующего дня такого же безнадежного существования. Для обитателя внешнего мира это была невозможная, невообразимая реальность. Прайму было трудно поверить в то, как пугающе изменился Мегатрон, едва ступив на эту территорию: жестокий, но цивилизованный трансформер исчез. Его место заняло иное существо - абсолютный хищник, бесчувственный убийца с отточенными реакциями и острым рассудком.
"Это место не слишком отличается от Перигелии, - думал Мегатрон, - может быть, здесь даже безопаснее. Здесь нет подыхающих от голода трансформеров, и фемок, ждущих в руинах..."
Ему случалось видеть, как трансформеров разрывали на куски проржавевшие скребунцы-мусорщики с безумно горящими линзами. Он пробовал горячий энергон, хлещущий из вскрытых топливных баков. Он дрался за запасные части, которые принадлежали все еще функционирующему телу... Он не жалел ни о чем. Его линзы были так же холодны и пусты, как глаза здешних жителей. Он принадлежал этому миру, суровые законы были выжжены в его памяти. Здесь не было ни надежды на высшие силы, ни этики, ни морали, ни правосудия. Только выживание.
"Жизнь была простой. Тяжелой, жестокой, но простой, - подумал десептикон с неожиданной ностальгией. - Никакой армии, никакой империи, никаких проблем за исключением одной: как пережить еще один день".
Мегатрон покачал головой. Нет, это было возможно только без его империи, без верных людей. Без его амбиций.
Теперь он совсем не тот, что раньше.
Раздавшийся неподалеку приглушенный крик ни капли не встревожил его. В таком месте крики были делом обычным, однако когда он завернул за угол, то чуть не налетел на самую удивительную фемку, которую когда-либо видел. Над ней наклонился кто-то техноорганический - мужчина, если судить по анатомии. Интересно... Он обернулся, и Мегатрон увидел внезапное узнавание в его глазах.
- Ты! Какого хре...
Его шея хрустнула в руках десептикона. Фемка съежилась на земле, пытаясь собрать... гм, одежду? Мегатрон отпустил безжизненное тело и осмотрел ее с гораздо большим интересом. Она была механоидом, но выглядела почти органической: длинные черные волосы, гладкая искусственная кожа, выпуклые, очень гуманоидные формы, перманентный макияж и эта смехотворная "одежда".
- Он... он... - фемка закашлялась. У нее был приятный, нежный голос.
- Он мертв. Ты знала его?
Мегатрон присел рядом с ней. Фемка задрожала еще сильнее, видимо, ожидая худшего.
- Гран... Он был моим... защитником. Он действительно мертв?
Значит, она была проституткой. Профессиональным секс-ботом. Мегатрон почувствовал, как внутри что-то дрогнуло. У него было несколько таких партнерш в прошлом, и он лично убедился, что молва ничуть не преувеличивает их способности. Хотя дизайн конкретно этой фемки казался ему совершенно не привлекательным.
- Да. У тебя есть имя?
Фемка слегка расправила плечи и впервые посмотрела прямо на него. Фиолетовыми, очень большими глазами.
- Он звал меня Искусительницей.
Мегатрон достал из встроенного отсека кусок материи и протянул ей:
- Прикройся. Я возьму тебя с собой.
Искусительница села с прямой спиной.
- Куда? Кто ты? - она смотрела на него широко открытыми, испуганными глазами. Очередная гуманоидная черта, делающая ее взгляд таким странным. Мегатрон пожал плечами.
- Я Сильвер, охранник. Теперь я буду заботиться о тебе.
Ее базовые программы сработали, и она покорно кивнула. Ничуть не стесняясь пристального взгляда Мегатрона, она сорвала с себя остатки одежды и завернулась в ткань, которую он ей дал. Десептикон снова ощутил внутреннюю дрожь, еще более сильную, чем прежде. Да шлак с ним, с дизайном...
- Спасибо, на этот раз он бы меня убил, - небрежно заметила фемка, глядя на тело под ногами. Ее губы искривились. - Куда мы идем?
Мегатрон снова пожал плечами, вспомнив о поставщике. Впрочем, поставщик мог подождать. То, что он предлагал, не было жизненно необходимо для корабля.
- Туда, где я живу. У меня есть для тебя предложение.
Искусительница ожидала, что он коснется ее, начнет лапать или даже ударит, но он только поманил ее за собой и отвернулся. Это было необычно. Она посмотрела вниз, на своего "защитника", а затем на черного трансформера. Ну что ж. Она была жива. Он до сих пор не ударил ее, и он был сильнее Грана. После многих лет, проведенных на улицах различных миров, ей хватало одного взгляда, чтобы оценить любое существо. Этот был смертельно опасен. С таким защитником никто не посмел бы обидеть ее. Без малейшего колебания она последовала за ним.

Место, "где он живет" было очень хорошо известным ей баром. Одним из легальных борделей, управляемых Большим Боссом. Его владелец много раз угрожал уличным девочкам, что разберет их на запчасти, если они будут появляться на его территории. Искусительница на мгновение поддалась панике: "Он продал меня, он убьет меня!"
Мегатрон жестом приказал ей следовать за ним в бар, и она пошла, все еще покорно следуя базовой программе.
- Жди здесь, - сказал Мегатрон.
Искусительница немедленно села и неловко поерзала. Здесь ей было не место, она ждала, что охрана бара выкинет ее на улицу в любой момент. Какой-то высокий синий трансформер уже буравил ее сердитым взглядом пылающих линз. Она избегала его взгляда, так же как и взглядов других гостей. Она была не одна, и кто мог предсказать, как ее новый покровитель отреагирует, если она попробует сделать что-нибудь без его разрешения?..
Мегатрон возвратился несколько минут спустя с кубом энергона и контрактом.
- Что это?
- Контракт. Я переговорил с боссом, и он сказал, что ты можешь работать на его территории за половину своих доходов.
Искусительница смотрела на него с недоверием. Это было намного лучше, чем уличные заработки. И тут, наконец, до нее дошло.
- Ты нашел мне законную работу?!
- Нашел, нашел... Моему боссу нужна новая девочка, а ты достаточно привлекательна, и можешь стать достойной работницей, - Мегатрон слегка усмехнулся.
У фемки был совершенно ошеломленный вид.
- Привлекательна? - еле выдавила она. Она столько лет терпела всевозможные грубости, что даже этот незатейливый комплимент показался ей бесценным.
Мегатрон подарил ей свою лучшую улыбку. Когда он хотел, он мог быть действительно очаровательным. И, в конце концов, именно ораторский талант привлек на его сторону множество последователей много лет назад.
- Знаешь, Искусительница, это очевидно.
Она опустила взгляд, стиснув куб обеими руками.
"Застенчивость шлюхи", - подумал Мегатрон с оттенком жестокой насмешливости
Высокий синий трансформер подошел к их столику.
- Мег... эхм, Сильвер?
Мегатрон, извиняясь, улыбнулся до сих пор не пришедшей в себя Искусительнице и поднялся.
- Что тебе нужно? Я занят.
Прайм уволок его в угол.
- Что ты делаешь? - прошипел он. - Мы не можем разбрасываться деньгами!
- Я не разбрасываюсь! - Мегатрон выдернул руку из его хватки. - Я ее покровитель…
- Что?! - возмутился Прайм - Сутенер? Ниже падать просто некуда. Мы скоро покинем это место!
- Я нашел ей легальную работу и...
- Ты должен помочь ей, а не...
- Ржавчина побери, Прайм, очнись! Мы не в твоем ханжеском, аристократическом Айконе! Она - секс-бот, это все, что она умеет делать! Ты прекрасно знаешь, что секс-бот без покровителя на этих улицах не проживет даже одной ночи. Я нашел ей работу, я спас ее жизнь, а теперь я хочу получить свою награду!
Мегатрон развернулся и пошел к столику.
Прайм впился взглядом в его спину, стараясь сдержать гнев. Главной причиной его отвратительного настроения было то, что он чувствовал... ревность. И из-за этого он сам себе казался грязным.
"Я должен жалеть эту фемку, а не думать о том, как бы затащить ее в постель. Это просто отвратительно".
Бормоча ругательства себе под нос, Прайм направился к стойке и заказал уже второй куб энергона за этот день. Шлак... Он никогда не чувствовал себя настолько расстроенным за всю свою длинную жизнь… Прайм бросил взгляд на фемку. Она выглядела очень необычно, и вместе с тем… То, с каким выражением она слушала десептикона, не поддавалось описанию. Надежда, преданность, опасение... Не менее ошеломляющие изменения произошли и с Мегатроном. Хмурый вид, жестокая ухмылка, холодный взгляд - все это исчезло. Он был очаровательным, нежным, внимательным, и фемка без всяких колебаний приняла его притворную вежливость за чистую монету. Прайм тяжело вздохнул и сделал длинный глоток. Когда он покосился на столик несколько минут спустя, за ним уже никого не было. Автобот вздрогнул, чувствуя беспокойство, раздражение и наконец волну гнева. В этом месте не было ничего хорошего. Вообще ничего.

Она нервничала. Черный трансформер, идущий впереди, пока что вел себя вежливо и предупредительно, но ее опыт показывал, что все эти "хорошие парни" обычно имеют самые извращенные и отвратительные требования. К тому же, по нему было видно, что он любит доминировать во всем. Боги, только бы он не начал ее бить, пожалуйста, только не это... Он совершил убийство голыми руками, не проявив ни угрызений совести, ни даже малейшего интереса к своей жертве... Более того, он явно не опасался, что она об этом расскажет. Было что-то пугающее в том, как он двигался, в его голосе, в его взгляде… Все ее инстинкты вопили о том, что его отзывчивость - всего лишь тонкая скорлупа, под которой скрывается чистая, холодная сталь.
Он открыл перед ней дверь в свою комнату, и она вошла, чувствуя, как кружится от страха голова, но не в силах противостоять своей программе.
Здесь было... мило. Особенно радовала чистая и удобная постель. Искусительница кое-как справилась со страхом и начала раздеваться, призывно постанывая.
- Нет, дорогая моя. - Мегатрон поймал ее за руки и притянул к себе, - не надо притворяться.
- Прошу прощения... - в ее глазах вспыхнула паника.
Обычно клиенты швыряли ее на постель или наоборот желали, чтобы она все сделала сама. А чего хотел он?
Он медленно погладил ее руку, потом шею, потом распустил ее волосы и уткнулся в них лицом. Какое... странное ощущение. Она смотрела на него, не очень понимая, что надо делать. Десептикон улыбнулся и поцеловал ее, одновременно чувственно лаская ее шею и плечо. Искусительница задохнулась от этой неожиданной нежности и его... опытности. Ощущение было приятным. Не запрограммированная реакция, а настоящее удовольствие. Она начала расслабляться и дала волю рукам, изучая его тело легчайшими прикосновениями.

Поставщик, видимо, решил не приходить. Устав ждать, Оптимус направился в их собственное пристанище. Он надеялся, что эти двое уже закончили все чем собирались заниматься. Пройдя половину коридора, он подскочил от неожиданности, услышав женский крик. "Я так и знал! Он ее мучает!"
Преодолев оставшееся расстояние тремя гигантскими шагами, он рывком распахнул дверь и замер, ошеломленный открывшимся видом. Мегатрон неистово целовал фемку, прижатую к постели, а она царапала его спину, обхватив ногой за талию. Перестав терзать ее губы, он начал кусать ее за шею, вырвав из груди фемки очередной крик экстаза.
Прайм отшатнулся и закрыл дверь. Прислонившись к стене, он обхватил голову руками. На несколько секунд у него просто отключились мозги, и он сделал то, чего не делал уже тысячелетия: проклял всё из самой глубины Искры. То, что он видел, и что теперь прокручивалось перед его внутренним взором, привело его в полное смятение.
На лестнице он встретил А-янвадду. Владелец бара едва заметно ухмылялся.
- Твой друг еще не закончил? Половина моих посетителей хочет убить его, другая половина - оказаться на месте фемки.
Прайм одарил его убийственным взглядом, зарычал и протопал вниз. Он слышал смех А-янвадды за спиной.

Час и два куба энергона спустя Прайм наконец-то увидел фемку, направляющуюся в "офис" А-янвадды. Ее оптика горела, а на шее виднелся след укуса. Оптимус почувствовал, как что-то дернулось у него внутри. Кажется, недавно ему казалось, что он расстроен? Теперь он увидел это чувство в новом свете. После краткой борьбы с самим собой он все-таки поднялся и, слегка пошатываясь, отправился наверх.
Прайм невольно вздрогнул, открыв дверь комнаты. В воздухе витал запах озона и горячего металла - это было ярким свидетельством того, насколько сильным и страстным был их интерфейс. И как он удовлетворил обоих. Мегатрон лежал на постели, закинув руки за голову, и самодовольно ухмылялся. На его шее тоже красовались укусы, грудь была вся исполосована, и искусственное покрытие только-только начало регенерировать. Прайм скривился, плюхнувшись на свое место.
- Тебе было так необходимо сообщить всему бару о своих способностях? - раздраженно спросил он.
Мегатрон ухмыльнулся.
- Леди не жаловалась.
Синий трансформер состроил кислую мину и лег. Он был настолько расстроен, что эмоция приобрела ощутимый привкус. Мегатрон лениво потянулся и перевернулся на живот. Его спина выглядела еще хуже.
- А я еще не верил слухам о тебе… - пробормотал Прайм . - У тебя действительно было столько партнеров, сколько тебе приписывали?
- Я как-то не помню. Никогда не составлял списков.
- А…
- Старскрим - да, - Мегатрон захихикал, видя удивленное лицо Прайма. - Саундвэйв - нет. Он слишком привязан к своим созданиям, чтобы думать о каких-то там потребностях.
Прайм озадаченно смотрел на него.
- Как?..
Мегатрон пожал плечами.
- Ты не первый автобот, который задает мне этот вопрос.
- Я не спрашивал.
- Нет, спрашивал. Вопрос был написан на твоем лице.
Оптимус на некоторое время умолк.
- Ты хотя бы знаешь ее имя?
- Да. Искусительница. Она начинает работать завтра.
- Ты ее продал!
Мегатрон сел и впился взглядом в Оптимуса.
- В шлак тебя, Прайм! Она - проститутка, секс-бот! Теперь у нее будет легальная работа и защита, а у нас будут лишние деньги!
Прайм застонал и закрыл лицо руками, умирая от стыда. Это просто отвратительно.
- Ты ее используешь.
- Конечно, я использую ее! Все имеет свою цену. Жизнь слишком непредсказуема, чтобы отказывать себе в удовольствии, когда у тебя есть все шансы получить его.
Прайм резко сел.
- Ты относишься к ней как к игрушке!
- Она знает это и не возражает. - Мегатрон пожал плечами. - Все мои партнеры знали, что я хочу только получить удовольствие и ничего больше. И я уверяю тебя, - его губы, вновь сложились в самодовольную усмешку, - удовольствием они, как и я, обделены не были.
Намеренно дразня Оптимуса, он смотрел прямо в его оптику. Оптимус дернул плечом и опустил взгляд. Неконтролируемое желание сграбастать десетикона и немедленно заняться с ним интерфейсом навалилось на него с удвоенной силой. И ухмылка на лице Мегатрона показывала, что он прекрасно знал о мыслях автобота.
- ...давно не было?
- Что?
- Я спросил, как у тебя самого обстоят дела с этим?
Прайм снова лег и отключил оптику.
- Никак.
- Никак? Ведь твоя розовая подружка давно погибла...
- Вот именно.
Мегатрону потребовалось целых несколько секунд, чтобы сообразить.
- Что-о?!
- Да, она была моим первым и единственным партнером! И что?
- Ты шутишь?
- Нет, - голос Прайма звучал крайне напряженно.
- Прайм?
- Чт... ммфф!
Линзы Оптимуса потрясенно вспыхнули, когда Мегатрон поцеловал его, прижав к кровати за плечи. Давно уже никто не отказывал Мегатрону, и Оптимус не был исключением. Секунд пять он подчинялся, и только потом дернулся и оттолкнул десептикона.
- Мм... Мегатрон! - его голос дрожал.
Мегатрон дразняще улыбнулся.
- Разве ты не хочешь?
Он начал рисовать пальцем маленькие круги на животе Оптимуса. Прайм испуганно смотрел на него, явно не зная, что сказать. Он слегка дрожал - от шока и подавляемого желания одновременно. Мегатрон наклонился и провел рукой по груди автобота. Прайм подскочил.
- Хватит!
Мегатрон улыбнулся и потянулся к нему, чтобы поцеловать еще раз. Прайм буквально спрыгнул с кровати и выбежал вон из комнаты. Десептикон сел, слегка ошарашенный его реакцией, а потом расхохотался. Боги, это было слишком хорошо, чтобы быть правдой... Великий, легендарный Оптимус Прайм повергнут в ужас одним-единственным поцелуем! Если бы он только знал об этом прежде! Oоо, выражение его лица было просто потрясающим!
Прайм вернулся уже ночью. Мегатрон притворился перезаряжающимся. Он хорошо знал - чтобы подобраться к упрямой добыче, требуется терпение и… время. Будь терпелив и позволь подсознанию и обстановке сделать свое дело. Он просто не мог позволить себе выпустить из рук хвост удачи. Невидимый в темноте, Мегатрон улыбнулся. Он чувствовал себя победителем.
Утром они притворились, что ничего не произошло. День за днем Мегатрон с немалым развлечением наблюдал, как Прайм постепенно приближается к поражению. Было совершенно ясно, что они не покинут астероид в ближайшие несколько недель, а то и больше, так что Прайм скоро попадется.

Спустя почти две недели после ночного происшествия Прайм лежал, не отключая оптику и прислушиваясь к весьма недвусмысленному позвякиванию за стеной. Он сел на кровати и спрятал лицо в ладонях. Никогда за всю свою жизнь он не чувствовал ничего подобного. Он мог иметь дело с войной, болью, стрессами и ответственностью, даже со смертью, но это! Он сходил с ума! Рассудительный, слегка отстраненный и всегда вежливый Оптимус Прайм превратился в нервное, сварливое существо. А эти мысли и сны? И Мегатрон вовсе не стремился облегчить его положение! Его взгляды, понимающие улыбки и тонкие намеки постепенно доводили бывшего лидера автоботов до безумия. Прайм посмотрел на трансформера, перезаряжающего на другой кровати, почти невидимого в полумраке, и задрожал, чувствуя острое желание. Гладкие линии, почти спартанский дизайн, резкое, жестокое лицо в тени шлема... так непохожее на его собственные дружелюбные черты. Автобот начал кусать губы. Он столько раз касался этого тела в сражении, чувствовал на себе его тяжесть... Он хотел. Тонкие губы Мегатрона сжимались в узкую, беспощадную полоску даже во время перезарядки. Сильные руки лежали на тонкой талии... Память о том несчастном поцелуе горела на губах Оптимуса. Он до сих пор не мог поверить, что это было так хорошо... Он не мог поверить, что готов увидеть в Мегатроне, лидере десептиконов, императоре половины Кибертрона, своем величайшем враге, олицетворяющем все, что он ненавидит... любовника! Безумие!
Если бы он только мог выйти и найти кого-нибудь! Но даже сейчас мысль о том, чтобы переспать с кем-то абсолютно незнакомым, вызывала отторжение. Праймас, будь милосерден, почему единственный возможный партнер - это старый враг? Оптимус подавил стон отчаяния. Он не хотел становиться очередной строчкой в списке побед Мегатрона. Праймас, он никогда себе этого не простит… Это оскорбительно, возмутительно... Но ему было просто необходимо это, Праймас, как же он нуждался в этом... Каждая молекула его тела умоляла об интерфейсе...
Кто-то за стеной страстно закричал, и Прайм вздрогнул. Мегатрон включил оптику и соблазнительно потянулся.
- Мегатрон, прекрати, - простонал Оптимус.
- Что?
- Сам знаешь что! Хватит, я сдаюсь! - Прайм замахал руками, полыхнув оптикой.
Мегатрон удержался от улыбки, сел и в стратегических целях решил изобразить сочувствие. Прайм был готов сломаться, и он не хотел спугнуть его слишком быстрыми или слишком решительными действиями. Оптимус в отчаянии схватился за голову.
- Я больше не могу!
- Естественно, ты не можешь подавлять свои желания вечно.
- Твои слова мне не помогают!
Мегатрон невольно ухмыльнулся уголком рта.
- Ну, ты можешь взять одну из наших девочек...
- Это мерзко.
Мегатрон ухмыльнулся шире и подсел к нему. Прайм отключил оптику, а его лицо исказилось в болезненной гримасе.
- Прайм, - Мегатрон взял его за подбородок.
Оптимус дернулся, но не включил видеосистему.
- Не трогай меня! - у него сорвался голос.
Мегатрон погладил его по щеке, чувствуя, как он дрожит.
- Прайм, успокойся, это абсолютно естественно. Ты нормально функционирующий трансформер, который слишком долго себя ограничивал. А это место предназначено именно для удовольствия...
- Но это отвратительно и ненормально! - Прайма колотило.
- Это совершенно нормально.
Мегатрон продолжал гладить его щеку большим пальцем, потом медленно подался вперед, объединяя энергетические поля, и легко поцеловал его. Прайм в очередной раз дернулся, но не возразил и даже приоткрыл губы, принимая его нежность.
- Мегатрон… я хочу…
- Ты уверен? - Мегатрон придвинулся еще ближе и положил руки на плечи автобота.
Прайм поежился.
- Н-нет, но мне это нужно...
Он снова задрожал, когда пальцы десептикона задели его губы, а потом Мегатрон обхватил его за затылок.
- Прайм, посмотри на меня.
- Я не... не могу.
Он был настолько напряжен, что Мегатрон мог слышать, как жалобно завывают его сервоприводы.
- Опитмус, я не собираюсь тебя вынуждать. Посмотри на меня.
- Н-не могу...
- Тогда я не буду делать этого, - Мегатрон отодвинулся. Прайм недоверчиво замерцал оптикой. - Я не буду, если ты не хочешь. Это должно быть твое решение. - Мегатрон смотрел на него с серьезным выражением лица.
- Мое решение? - возопил Прайм. - Мое решение?! В этом месте! В нормальных обстоятельствах я бы даже подумать не мог о таком!
Мегатрон прикусил губу, пряча улыбку: да, он не ошибся в выборе тактики, когда решил сыграть на сочувствии...
- С каких это пор ты стал таким понимающим? - продолжил автобот. - Неужели ты не можешь сделать это как обычно? У тебя наверняка огромный опыт!
- Что? Я никогда никого не принуждал! - оптика Мегатрона оскорбленно вспыхнула. Он гордился своими способностями, и счел обвинение Прайма возмутительным.
Они уставились друг на друга, а потом во взгляде Оптимуса что-то сломалось. Он застонал, дернул Мегатрона к себе и стиснул в объятиях. Десептикон улыбнулся, целуя его уже всерьез, и с удивлением понял, что Прайм моментально капитулировал. Мегатрон ожидал, что тот будет сопротивляться хотя бы поначалу, но ничего подобного не произошло. Оптимусу явно не хватало опыта, он был очень напряжен и очень голоден. Он не знал, где и как нужно касаться или целовать, но его энергетическое поле готово было практически взорваться от желания и нетерпения. Мегатрон едва не задохнулся - он давно не сталкивался с подобной мощью. Возможно, это будет не обычное развлечение...
Это было удивительно и захватывающе - видеть уравновешенного лидера автоботов в таком состоянии. Мегатрон мягко уложил его на спину. Трудно было поверить, что он может быть таким… покорным. Черный трансформер прервал долгий поцелуй, перенеся внимание на шею Оптимуса.
Прайм зашипел, беспорядочно хватаясь за его плечи. Праймас, это было так хорошо... Его слабыми местами были шея и живот, поэтому Мегатрону не составило труда обнаружить их: его пальцы и губы делали такое, что нейросети Оптимуса заныли от перегрузки. Все сомнения испарились моментально, это было просто фантастически... он прикусил губу, чтобы не застонать, когда Мегатрон снова начал ласкать его грудь и живот.
Десептикон торжествующе улыбнулся, когда Оптимус начал извиваться и задыхаться под ним. Он снова поднялся, чтобы оказаться с автоботом лицом к лицу. Прайм выгнулся, прижимаясь к нему и всем видом настойчиво требуя продолжения. Мегатрон наблюдал за ним с ласковой насмешкой - было совершенно очевидно, что автобот полностью утратил контроль над собой.
Когда между ними установилось первое интерфейс-соединение, Прайм поперхнулся воздухом, и его оптика вспыхнула от неожиданности. Его тело дернулось, выгнулось, и по соединению выстрелил мощный всплеск энергии. Мегатрон тоже дернулся - от боли - он не был готов к такому вторжению, но мгновение спустя снова овладел ситуацией.
- А-ах! Ну скорее! - почти взвыл Прайм после того, как было установлено второе соединение.
Он вцепился в черные плечи. Мегатрон застонал в его шею: автобот не обладал такими навыками, как Искусительница, но его энергия... к тому же он почти достиг пиковой перегрузки. Мегатрон коснулся его лица, заглядывая ему в оптику.
- Готов?
- ДА!
Десептикон яростно поцеловал его, завершая подключение. Прайм схватил его за затылок, притягивая еще ближе. Энергетические поля слились, частоты двигателей синхронизировались. Мегатрон не разрывал поцелуй, приглушая чужой экстатический вопль.
Через некоторое время они разъединились. Мегатрон сел на постели и посмотрел на Прайма. Тот лежал неподвижно, словно жертва, отключив оптику и с отрешенным лицом.
- Прайм?
Молчание.
- Оптимус?
Прайм пошевелился и медленно, лениво улыбнулся.
- Потрясающе. Это было... потрясающе. Спасибо.
Мегатрон улыбнулся и погладил его по щеке.
- Я рад.
Прайм легко потянулся и... ушел в перезарядку. Мегатрон с усмешкой посмотрел на него и перебрался на собственное место, где уткнулся лицом в постель, стараясь не смеяться.

Неделю спустя их нашли.
Они решили не говорить о том, что случилось.

Вернуться к фанфикам