Заимствованные традиции

Автор: Halle.exe
Вычитка: F-22 и Tailgate
Персонажи: Родимус/Магнус, Тейлгейт/??? и всеобщая оргия
Рейтинг: PG-13
Жанр: юмор
Краткое содержание: На Лост Лайте расхлебывают последствия party hard к большому празднику.
Комментарий: написано на День Большого Интерфейса в сообществе TF-porn (2014 год).

Ультра Магнусу было плохо. С утробным мычанием он перевернулся на бок и попытался накрыть голову руками, надеясь, что так внешние звуки, причиняющие невыносимую боль, не смогут добраться до его слуха. Внутри, казалось, репетировали очередную революцию, и, немного помучившись и отчаявшись сохранить остатки достоинства, Магнус все же перегнулся через край платформы.
- Я уже промыл тебе топливоприемную систему, но спазмы могут продолжаться в течение суток, - голос Ретчета доносился откуда-то издалека, словно через вату, - и похмелье это не самое худшее, что может тебя тревожить. Новая интерфейс-проводка может вызвать неприятные ощущения, пока твое тело не признает ее, как совместимую, и не перенесет на нее установки по умолчанию. Амбулон, что ты делаешь?! Не надо соскабливать с Дрифта надпись «тут был Виндпайп», просто закрась ее! Ферст Эйд, пожалуйста, не забудь срезать банты и праздничные ленточки с антенн Магнуса...
- Ретчет... – в хриплом голосе Магнуса послышались нотки недоумения и ужаса, когда он ощупал свой шлем и смял в руках шуршащие украшения, - зачем ты менял мне составляющие... системы близкого контактного взаимодействия?
- Потому, что старые были сожжены скачком напряжения, - огрызнулся Ретчет, вызывая дрона для уборки, - или это был спонтанный интерфейс без стабилизатора тока, или кто-то ковырялся в твоей моторке с паяльником. Не смотри так, это был сарказм.
- Лучше бы это был паяльник, – убито отозвался Магнус, закрывая ладонью лицо, - кому могло прийти в голову насиловать второго офицера?
- Можешь спросить Ревайнда, - отмахнулся Ретчет, направляясь к другим пациентам, - полагаю, у него остались вчерашние записи. Если, конечно, он соизволит, наконец, прийти в себя. Хромдом забрал его в отсек на перезарядку сразу, как только я подлатал его повреждения. К слову, ты уже в порядке, так что можешь идти восстанавливаться в свою каюту.
Магнус, осторожно севший и пытавшийся уговорить свои гироскопы вернуться в норму, вопросительно изогнул оптогрань, но Ретчет только махнул «ему на выход» и скомандовал Ферст Эйду переложить на освободившуюся платформу другого пострадавшего (беднягу кто-то изящно связал шлангами в технике сибари, и теперь никто не мог его распутать обратно).

Все еще чувствуя себя разбитым и пытаясь игнорировать мерзкие ощущения в баках, офицер нетвердой походкой покинул медотсек. Новая проводка казалась некомфортно большой, грубой и чужой, к тому же неприятно терлась о паховые щитки при ходьбе, что делало обычное уставное выражение лица второго командующего офицера ещё более суровым.
Впрочем, Ультра Магнус направил свои стопы не в жилой блок, а в противоположную сторону. Если уж кто и знает, что было вчера, то это Сверв – рот у этого парня не закрывался никогда, и уж он-то точно найдет время объяснить толком, что произошло и кто должен провести остаток путешествия в тюремном блоке. В крайнем случае, можно пригрозить тюрьмой самому Сверву, благо нарушений в его баре хватит на два пожизненных.
От размышлений, включать ли в план наказаний трехнедельный курс наставительных лекций для непослушных автоботов, офицер отвлекся, только упершись в запертые (на его памяти - впервые) двери бара. Он постучал.
- Мы закрыты, - донеслось изнутри, - Циклонус, если это ты, то двери непробиваемые (я надеюсь на это), и я вооружен!
- Сверв, это Ультра Магнус, я приказываю открыть дверь, - сдержанно отозвался второй в командовании, потирая переносицу, - даю тебе один шанс объяснить, что за юникроновщина происходит на корабле и почему я не должен высадить всех, кроме командного состава, на ближайшем астероиде.
- Большой босс, это ты? - с той стороны загромыхали, видимо, возясь с баррикадой, и примерно на уровне груди Магнуса открылось смотровое окошечко, - Слава Праймусу, как я рад тебя видеть! Ты не представляешь, что тут было!
Внутри снова завозились, было слышно, как Сверв пыхтит, отодвигая огромную щеколду на двери.
- Вот именно, - мрачно буркнул старший офицер, шагнув в открывшийся проем, - это ты и должен мне объяснить, и быстро.

- Хм, начнем с простого вопроса - какое сегодня число? - вполне дружелюбно, хотя и с ноткой опаски спросил бармен, ставя перед Магнусом среднезаряженного.
- Мой хронометр сбился после посещения медотсека, - честно отозвался Ультра Магнус, разрываясь между совестью, требующей пережить похмелье своими силами, и рациональностью, советовавшей вернуться в строй как можно скорее. На ручку кружки легла большая ладонь, и спустя три глотка в голове офицера ощутимо прояснилось, а из вокалайзера ушли сипящие помехи, делавшие и без того низкий голос командующего откровенно зловещим.
- Ну, так вот, сегодня 15 число, - выразительно сверкнул визором Сверв, - а вчера было 14. День Большого Интерфейса.
- Тот День Большого Интерфейса, который я внес в список самых строго запрещенных к отмечанию дат? - нахмурился Ультра Магнус, - тот День, который был запрещен всю войну и даже до нее считался глупой, развращающей умы традицией, которую еще в Золотой век притащили на планету из колоний?! Тот День Большого Интерфе...
- Именно этот день, - поспешил перебить его металлург, горестно отмечая, что на этом стакане придется заменить ручку, раздавленную начальственной дланью в крошку. - Никто не собирался доводить его до такого, честно. Все просто собрались тихо посидеть в моем баре, повспоминать, как праздновали такие... ммм, нестандартные праздники раньше... Хромдом с Ревайндом вспомнили кое-какие истории из своей молодости, а потом предложили посмотреть, и... кхм.
- Что? – взгляд Магнуса, направленный на нервно протирающего кружки бармена, приобрел выражение не то «мне уже так плохо, что быть хуже не может, продолжай», не то «добивай, не стесняйся».
Сверв смутился:
- Там было не очень пристойно, но мы выпили уже достаточно, и это не казалось нам чем-то неправильным, и... хм... Потом, кто-то, кажется, предложил попробовать...
Ультра Магнус медленно поднялся со своего места и, скатываясь в статику от возмущения, возопил на съежившегося за стойкой металлурга со всей болью вселенной в голосе:
- Вы устроили оргию на корабле под моим командованием?!
- Ну... Это, конечно, сильно сказано, но... В общем, если смотреть в суть вопроса... Объективно, так сказать, взглянуть фактам в лицо... - бармен пятился от наступающего командира, пока не вжался в огромную колбу. Магнус приблизил к нему лицо так близко, что Сверв мог в деталях рассмотреть свое отражение в чужой оптике. Он нервно сглотнул хладагент и пискнул: - ...вроде того.

Лицо Магнуса было устрашающе спокойно – оно приобрело то стоическое выражение, которое рисовали иногда мученикам на фресках в Храмах Праймуса.
- И я тоже участвовал в ней? - холодно осведомился он, упирая руки в колбу по обе стороны от головы металлурга, отбивая у того всякое желание врать:
- Ммм... Нет, не думаю. Видишь ли, это ведь было... Ну, запрещено... и пригласить тебя мы как-то не решились.
- Мое пробуждение началось с процессорных сбоев, новости о том, что Ретчет заменил мне всю внутреннюю проводку в интерфейс-системах, и гироскопа, который может уравновесить меня только горизонтально. Ты уверен, что твоя память ничего тебе больше не подсказывает?
Голос второго командующего был обманчиво спокоен, но ужас нагонял не хуже новости, что приму в опере весь сезон будет подменять Тарн.
- Эммм... Кажется, я припоминаю, что к нам заходил капитан... И, возможно, я помню, что он много пил, и еще больше унес с собой... Я уже сомневаюсь, что помню, как первое лицо корабля обещало утереть нос древним с их практиками робосутры, и я совершенно точно не помню, что доказывать это оно собралось в жилом блоке офицерского состава, - не удержался от ухмылки Сверв, осторожно проскальзывая под рукой шокировано окаменевшего Магнуса.
Из ступора его вывел грохот у входа - баррикада, заботливо сооруженная барменом из стульев и ящиков, вздрогнула. Сверв опасливо присел за стойку.
- Ну, вот он и сюда пришел... Сигма, помилуй мою искорку грешную...
- В чем дело? - недоумевающе оглянулся на дверь старший офицер. – Как это понимать, Сверв?
- Вчера в баре был Тейлгейт, - трусливо вякнули из-под стойки, - и он очень интересовался практической стороной вопроса...
- И? - все еще не улавливал мысли Магнус.
- Однако никого из присутствующих предупредить о том, что практики на деле у него не было, он не удосужился. В общем, произошло незапланированное разнуление, и теперь по кораблю, как смерч, летает Циклонус и, судя по звукам, убивает всех, кто вчера был в баре, и кто теоретически посмел коснуться его... «соседа».
- Думаю, достаточно было бы выдать ему виновника, - хмыкнул командующий, и поправился, поймав возмущенный взгляд Сверва, - Конечно, если бы регламент не предписывал мне арестовать вас всех, и вам пришлось бы решать это самим. Однако вынужден сообщить, что на меня правила тоже распространяются, и меня тоже ждет арест, как только я выясню всех участников этого вопиющего коллективного нарушения.
- Проблема в том, что, кто именно был с Тейлгейтом, никто не помнит, да и разобрать в той куче, где какой бот, даже в трезвом уме было бы непросто...
Словно в ответ на его слова дверь выразительно промялась внутрь. С той стороны явно находился кто-то всей искрой болеющий за установление истины.
Решив, что смысла в преждевременной смерти бармена от рук истребителя будет немного, Ультра Магнус счел за лучшее открыть дверь лично:
- Циклонус, - кивком поприветствовал фиолетового трансформера офицер, предусмотрительно перехватив приближающийся к нему кулак в полете, - официально сообщаю тебе, что ты арестован. Однако, прежде чем отвести тебя в камеру для отбытия наказания, я думаю, будет разумным позволить тебе сопроводить меня в отсек Ревайнда, у которого, вероятнее всего, наличествуют записи вчерашнего происшествия.
Циклонус высвободил руку и наклонил голову, показывая, что Магнус располагает его вниманием. Последний, не отвлекаясь на зудящую мысль о необходимости воспитательной лекции о недопустимости вреда казенному имуществу, продолжил.
- Мы ознакомимся с материалом, чтобы я мог составить списки виновных, а ты, возможно, найдешь информацию, которой тебе недоставало для видения объективной картины.
Циклонус вновь кивнул и повернулся в сторону жилых блоков.

- Я не уверен, что стоит увеличивать скорость проигрывания, Ревайнд, - сдавленно отозвался на предложение Хромдом, - это и так выглядит... динамично.
- Но так это будет долго! - возмутился архивариус, - У меня были другие планы на вечер, помимо просмотра разнузданного совокупления одной половины корабля с другой!
- Я уже закончил записывать участников, достаточно будет найти место с Тейлгейтом, так что будь добр... - сдержанно кашлянул в кулак Магнус.
На фоне остальных он проявлял наивысшую степень самообладания. В основном, потому, что на этой записи не присутствовал.
- Один момент, - трогательные виды Санстрикера, пытающегося спихнуть с себя пьяного в болт Трейлбрейкера, мычащего что-то влюбленное, и Боба, решившего на волне общего веселья поживиться не ногой, а портом хозяина, исчезли.
Вместо них на записи появилось размытое белое пятнышко, невнятно движущееся на большом темном... Ревайнд дал увеличение, но кроме того, что стало очевидно, что это именно Тейлгейт в крайне компрометирующей позе, понятнее ничего не стало. Темный мех хорошо сливался с обстановкой.
- Цвет! - отрывисто буркнул Циклонус, впиваясь когтями в край платформы так, что с нее полетела металлическая стружка. - Мне нужен цвет этого ублюдка!
- Погоди, разложу палитру, - засуетился Ревинд и почти сразу смущенно притих: - Эм, Циклонус... Я не хочу тебя шокировать, но... Кхм...
- Кто?! - рявкнул окончательно выведенный из себя воин, впиваясь в запись таким взглядом, что, будь он в силах, прожег им бы дыру до Луны-2.
- Ты, - честно ответил Ревайнд. В наступившей тишине душераздирающий экстатический вопль с записи прозвучал особенно драматично.
Лицо Циклонуса приобрело непередаваемое выражение. Наконец он справился с собой и, сгорбившись, спрятал лицо в ладони.
- Я ничего не помню... - упавшим голосом отозвался воин. Было сложно понять, о чем он жалеет больше: о том, что сделал, или о том, что не помнит как.
- Память может вернуться, говорят. Особенно когда делаешь то же самое, - попытался утешить его Хромдом, но вовремя осекся.
Взгляд Циклонуса выражал вопрос-утверждение "смерти хочешь?", что примерно можно было перевести как "спасибо, но дальше помощь не нужна". Однако вид у него стал более умиротворенный.
- Что ж. Пойду, арестую капитана, - со вздохом поднялся Магнус, - Ревайнд, удали запись. Не дай Сигма, это выйдет за пределы корабля!..
- Само собой, шеф, - проводил его и Циклонуса до двери Ревайнд, закрыл ее, и, повернвшись к Хромдому, обреченным голосом смертника спросил:
- Только мне интересно - а что делать с той записью из офицерского блока, которую я вчера под градусом залил в общую инфосеть?..

Вернуться к фанфикам