Триггер

Автор: Skjelle
Персонажи: Браул/Брейкдаун
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика
Краткое содержание: невротический стантикон со всей своей невротичностью пытается-таки наладить отношения с понравившимся альфа-самцом.
Предупреждение: паранойя - жуткая и опасная вещь.
Комментарий: по заявке Silversonne на фестиваль "Мартовские Бензокролики - 2012" в сообществе TF-porn.

Хук, безусловно, был прекрасным медиком. Мог слепить из осколков работо- и боеспособного трансформера, мог приделать любые оторванные конечности, заменить утраченные, между делом как бы невзначай привинтить интересный апгрейд или так же невзначай спилить/изъять часть деталей "во благо моей коллекции". Но с чем ему не удавалось работать - так это с психикой. Невещественное конструктикон поправить не мог. Поправка: кое-что он мог - например, сделать из трансформера заикающегося и пускающего топливо имбецила, кричащего от каждого движения рядом. Все по методике, разработанной в соавторстве с Вортексом.
Но в обратную? Восстанавливать? Лечить? Проводить поддерживающую терапию? Категорически нет.
И тем не менее прямо сейчас он как раз занимался тем, что не любил больше всего. Пытался с осторожностью исследовать чужой процессор, не навредив чего-нибудь в приступе внезапного раздражения. А оное подогревали еще и два приятеля исследуемого, хоть и тихо, но назойливо маячивших рядом. В конце концов он отвлекся, гаркнул на обоих и велел сдвинуть куда-нибудь колеса, пока он их не пересобрал в предметы человеческой бытовой техники. Пациент, распластанный на ремонтной платформе, тоже теплых чувств не вызывал, и периодически Хуку невыносимо хотелось что-нибудь где-нибудь подкрутить - ну и посмотреть потом, что получится. Но гештальт-лидер у команды психопатов и кретинов был такой, что лучше держать себя в руках.
- Все! - объявил он несколько стандартных часов спустя. - Всё что я мог, я сделал. Но учтите, что материал был настолько паршивый, что тут вряд ли выйдет что-то годное.
- Да ладно! - рявкнул Вайлдрайдер. - Главное, чтобы он перестал от каждой тени шарахаться! Нам настоящий боец нужен! Чтоб крушить! Без оглядки!
- А по мне так главное, чтобы о себе лишнего не возомнил, - озвучил свою позицию ДрагСтрип. - Мне и одного этого автоботского засранца хватает, который на себя в рефлектор наглядеться не может... Если и этот начнет выпендриваться...
Хук обдумал выражение "засранец", сопоставил его с аналогичным в базе данных и помрачнел еще больше. Вот мерзость-то. Органика - сплошная дрянь, заслуживающая закатывания в бетон. А стантиконы подхватили слишком много земных выражений, что тоже не прибавляло им баллов в его личном рейтинге. И вообще...
Додумать мысль он не успел, поскольку в ремонтный сектор вломились целым батальоном. Нет, не так. Вломился всего один трансформер, но шума он производил столько, будто пресловутый батальон шел в атаку. Грохот, лязганье, завывание сервоприводов, размашистые движения и, наконец, невыносимо громкий голос. Словно вошедший был уверен, что кругом одни скорбные на аудиодатчики и потому надрывать вокалайзеры надо изо всех сил.
- Здарова, Хук! - заорал гость с порога. - Кто тут из ваших мне на траки посмотри?! Я тут катался! Ездил по всяким! Прикинь как они лопаются смешно! А орут как - пищат, звенят! Аще!
- Браул! - ответно заорал Хук, вклинившись в восторженную речь, периодически перемежаемую писками старокибертронского кода, выражающими те же эмоции, но в виде ядреной матерщины. Даже собранные на земле стантиконы прислушались и удивленно замигали. - Тишина в моем отсеке! Я сколько раз предупреждал?!
- Ну ты сам орешь, - бодро ответил боевикон, лязгая к ремонтной платформе. - Это значит, кто у вас там? А ну кыш с дороги! Ха, разлегся тут! Вот мы его ща скинем, ага? Ух ты, прям как новый! А ты чего его?
Комментируя чуть ли не каждое свое действие и явственно наполовину разговаривая сам с собой, боевикон распихал более легких по сравнению с ним колесных и склонился над пациентом, уже потянувшись к нему пятерней. Хук от души врезал дуговым пробойником по запястью боевикона. Кончик пробойника соскользнул, угодил между стыками брони и внезапно ярко сверкнул. Браул издал удивленный кашель, и одновременно с этим электрическая дуга с его растопыренных пальцев прыгнула прямо на корпус стантикона.
Брейкдаун дернулся и включил оптику.
- ААААА!!!
От вопля, казалось, подскочили даже коллекционные трофеи Хука на своих полочках.
- Аааа, гребаная Праймасова задница! - истерично продолжил Брейкдаун свое сольное завывание.
- Это чего еще? - обалдело произнес Вайлдрайдер.
- Че ты пялишься, шлак слипшийся?! - Брейкдаун сел на платформе и без предупреждения со всей силы врезал боевикону ногой в грудные пластины. - Че ты пялишься на меня, ведро ржавое? Пришибу наболт!
- Ты, слышь! - Браул отступил на пару шагов и завертел головой, недобро засияв визором.
- Хватит! На меня! Пялиться!
Последнее слово Брейкдаун выкрикнул на таком уровне громкости, что Драгстрип откровенно зажал аудиодатчики. А затем стантикон без предупреждения врубил свой генератор, и чудовищная вибрация прошила ремонтный отсек насквозь.

Последующие полцикла Мотормастер в бешенстве орал все что он думает о криворуких отбросах недомедицинского факультета и требовал от Хука если не застрелиться в знак раскаяния, то хотя бы исправить ошибку. Хук в ответ орал, что он на болту видел работу с психами и второй раз туда не полезет, если дебил-стантикон не желает появления в их команде еще одного дебила, но уже клинического и с официальным заключением. Брейкдаун тоже орал - забившись в угол и отгородившись собственной импульс-винтовкой. В отличие от встроенного генератора, работала она точечно и могла привести к дезактивному исходу. Опять же, в отличие от Мотормастера и Хука стантикон просто орал, варьируя все гласные звуки кибертронского языка. Дело уже шло к масштабной драке, когда ситуацию спас Великий, Могучий и Справедливый, лично явившийся по чьему-то доносу и раздавший всем начальственных выстрелов в корму. Заткнулся даже Брейкдаун. После бурных объяснений, лидер десептиконов кивнул и велел всем немедленно прекратить под страхом смерти. Оценив новые реакции Брейкдауна, Повелитель счел их ценными. Ошеломленному Мотормастеру вручили "излеченного полезным дефектом" согештальтника и выслали вон. Хук получил выговор и наряд в шахты. Браул обошелся внеочередным оскорблением и приказом валить с оптики долой. Остальные согештальтники излеченного умудрились слиться тихо и без шума.
Первые пару циклов Брейкдаун находился в состоянии бушующей истерики, не особенно пугаясь даже Мотормастера. Точнее, пугался он исправно, но выливалось это в дикую агрессию. Особенно она усугубилась, когда его попытались вовлечь в традиционные для стантиконов интерфейс-игры, мотивируя это тем, что групповой трах помогает снимать негатив. Брейкдаун развопился так, что к стантиконам приперлись недовольные гости из соседнего сектора. И вот им-то как раз и досталось из импульс-винтовки.
Разъяренный Мотормастер свалил куда-то вглубь базы, а четверть часа спустя явился обратно - помятый и хромающий, но с куском чего-то, что было частью некоего конструктикона.
- Вот! - рявкнул гештальт-лидер, шваркнув принесенное перед злобно поджавшимся трансформером. - Оторвал на память! Этого тебе хватит?!
Брейкдаун открыл было рот, но потом странно мотнул головой и визжать и отстреливаться явно передумал.
В замороченном процессоре внезапно возникла еще одна зеленая конечность. Приделанная к корпусу, само собой. Это был тот, кого он увидел первым, очнувшись. Какой-то... Как там его... ах да, Браул. Большой и зеленый десептикон с альтформой танка, из-за которой у него над плечами всегда воинственно торчало дуло. Прежний Брейкдаун находил это очень опасным и подозрительным. Нынешний тоже находил это опасным, но только в разрезе трансформации в режим танка. В двуногой же трансформе... Короче, дуло почему-то вызывало желание за него подержаться.
- Ну? Полегчало? - раздраженно спросил Мотормастер.
- Ага, - почти блаженно ответил Брейкдаун. - Трахаться хочу.

Дальше начались мучения. Браул обладал многими привлекательными качествами - например, смотреть сквозь всех, явно не отмечая присутствие всех этих окружающих - но минусов у него тоже было доболта и больше. Во-первых, тупой. Во-вторых, громкоголосый. В-третьих, любитель нажраться энергону и побуянить. В-четвертых, и самых главных - Брейкдауна он тоже не замечал. Хотя тот, пересиливая себя, старался больше находиться в местах собрания десептиконов, например, в общей заправочной. Ему даже удавалось контролировать свою паранойю и не срываться в первые же пять минут. Даже в десять. Обычно этого времени хватало, чтлбы убедиться - Браул опять занят шлак знает чем, пьет с кем-то, смотрит в пустоту или занимается еще чем-то столь же неполезными и стантикононеугодным.
Подкарауливания в коридорах тоже ничего не давали. Бревикон всегда проходил мимо, оставалось только смотреть на его строение, восхищаться тяжелым корпусом и тут же оглядываться, подозревая, что кто-то наблюдает за страданиями колесного и посмеивается. Это ж позору не оберешься! Самому застрелиться и свидетелей пристрелить. Нет, лучше просто свидетелей. Главное - как-то донести до Браула, что кое-кто тут в нем заинтересо...
Длинноногий десептикон прогрохотал мимо, и Брейкдаун внутренне затрепыхался от волнения. Шлак, если бы не его процессорные проблемы, он бы сам подошел, первым бы предложил! Шлак, какой же он...
Брейкдаун втянул воздух, охлаждая разогнавшиеся системы, и тяжело его выдохнул - уже горячий, наполненный запахом разогретого металла и топливного конденсата. Он просто физически не мог сделать того, что отчаянно требовали от него все чувства. Если раньше он бы просто панически скрывался в углу, то теперь с новым темпераментом... ну да, сначала он попытается с ним заговорить, потом роскошный танк будет на него смотреть, и ужас постепенно - нет, очень быстро - перерастет в тот панический кошмар, после которого слетают уже все ограничители. Когда зажатый в углу комок трясущихся нейронов внезапно вскидывается и делает залп плазмой с обеих рук, а потом догрызает ошметки врага, рыча от страха и ярости.
Порой Брейкдауну казалось, что он хуже Вайлдрайдера. Потому что в отличие от него контролировать эти приступы бело-синий трансформер не мог. А еще он чувствовал, что делает что-то неправильно. В конце концов, он не знал кибертронских обычаев, а наблюдать за другими тоже был не в силах. Ведь они могли поинтересоваться, какого ржавого ведра он тут делает, и начать его обсуждать, и вообще... Болт.
Брейкдаун провел в мучительных раздумьях пару стандартных полных циклов, но затем мучавшие его сомнения и терзания достигли пика. О страданиях согештальтника прознали свои и уже предлагали ему финт антеннами - поймать боевикона, привязать к столу, запустить в помещение самого Брейкдауна и оставить их там взаперти. Брейкдаун опять орал и негодовал, а мысленно прикидывал, что боевикон от такого может и разъяриться - все знали, какой у него характер и сколько микронов занимает секция с названием "терпение" - и тогда ему несдобровать. Мощное тело, громоздкое вооружение, огромная сила. Убьет и пар не пустит.
В конечном итоге Брейкдаун решил обратиться к истребителям. В общем и целом друг друга они не выносили - небесные летчики откровенно презирали наземных "ползунов", те же в открытую называли их обдолбанными шлюхами и местами были даже правы. Склад характера истребителей порождал массу слухов.
Подумав, Брейкдаун выбрал Тандеркракера, как наиболее спокойного, и в один непрекрасный полуцикл вломился к тому в гости.
- Ой, колесное, - удивился летун, с комфортом висящий в растяжке. Праймас его имей, как можно вообще отдыхать в такой позе? - Чего забыл, грязеед?
Брейкдаун злобно оскалился, когда ему наступили на любимый больной привод всего гештальта стантиконов. Проклятые кибертронцы изначально воспринимали их как мусор. Боевикон, вон, тоже были собраны из местного хлама, даже более устаревшего, чем стантиконы. Но зато у них были истинные искры, в то время как гештальт колесных создавался с нуля.
Команду стантиконов спасли, как ни странно, их собственные глюки в программном моделировании. После того как их пытались поприжимать в темных углах, десептиконская армия приросла на увечных и даже на одного дезактивированного. Плюс еще Мотормастер, чьи габариты не уступали самому Мегатрону, а в комплекции с защитным полем он мог на равных потягаться с трехрежимниками.
- Пошел наболт, жестянка падучая, - наконец отозвался Брейкдаун и почувствовал дрожь, всегда возникавшую при чужом взгляде. - Не смотри на меня!
- Аха-ха, - Тандеркракер перевернулся и уставился в потолок. Под углом вниз шлемом. - Выкладывай, пока я тебя не пристрелил.
- Слушай, - угрюмо казал стантикон. - Говорят, вы тут почти с каждым... того. В общем, дело имели. Мне совет нужен.
- Какое дело? - почти лениво спросил истребитель, раскачиваясь в стропах.
- Трахались со всеми, - в лоб сказал Брейкдаун.
В следующее мгновение Тандер перевернулся, вскидывая руку. Брейкдаун в молниеносном истерическом порыве включил генератор, но на малых оборотах.
- Врут, - наконец сказал истребитель, опуская руку. - Еще раз вякнешь на эту тему, выхлоп сожрать заставлю.
- То есть ты мне не помощник? - в голосе звучало настоящее отчаяние.
- Ну почему же, - Тандер ухмыльнулся, глядя куда-то чуть в сторону стантикона. На мгновение Брейкдаун почувствовал невыносимое желание срочно повернуться и посмотреть, что там такого увидел синий истребитель. - Дел мы не имеем. Но кто кого шпарит - точно знаем.
От истребителя Брейкдаун удалился несколько ошарашенным, с кучей данных, расписанием парных дежурств в дублирующем оружейном блоке и с сомнительным долгом в виде "как-нибудь интерфейсом отдашь. Я тебе покажу, как взлетают".
Не теряя времени, Брейкдаун с маниакальной целеустремленностью прорвался в блок внутренней сети, где хранилось расписание дежурств, и просто поменял там некоторые пары. Теперь уже даже скептики-согештальтники примолкли, а позже и переключились на советы. В основном вредительские, но Брейкдаун воспринимал их чисто как зависть.
Наконец настал великий день. Ограбив ДргаСтрипа, Брейкдаун наполировался так, словно собирался сделать кому-то предложение связать искры, и под хор пошлых напутствий гордо удалился.
Ему даже удалось добраться до нужного места без конфликтов с кем-либо и практически не нервничать более чем в пределах разумной паранойи.
Браул опаздывал, и Брейкдаун весь извелся, подозревая, что боевикона куда-то услали, но через четверть стандартного часа тот явился на дежурство, недовольно ворча что-то про каких-то идиотов... Брейкдаун даже не слушал, заворожено пялясь на оранжевый визор, и на ноги, и на плечи, и на выносные детали, и дуло, ооо... Встряхнувшись, Брейкдаун поднялся с места и целеустремленно прошелся перед боевиконом, плюхнувшимся в кресло и пялящимся в монитор. Двигаться Брейкдаун старался как можно выразительнее.
В ходе пояснений истребитель даже показал ему ролик, где боевикон увлеченно драил какого-то автобота, раскорячив того в позе глифом, так что были видны только расставленные бедра и иногда оскальзывающиеся на мокром бетоне ноги. Мокром от капающей гидравлики. Автобота Брейкдаун категорически не запомнил, страдая в этот момент от ревности, но слова Тандера запомнил накрепко - Браул любит, когда перед ним мелькают хорошенькие ноги.
Поэтому сейчас Брейкдаун свои ноги изо всех сил демонстрировал. Ну и все остальное, чем его не обделила конструкторская задумка. Заговорить с боевиконом он не решался, боясь все испортить, и рассчитывал только на внешний вид, а еще на поведение. Он то присаживался на край консоли, то нагибался, чтобы проверить как уложены провода вдоль стен, то потягивался...
- Тебя ржа заела что ли?! - рявкнул боевикон.
Брейкдаун подскочил на месте. И внезапно понял, что ярость в нем не пробуждается. Ооо!
- Че молчишь?! - боевикон не снижал тона. - Мельтешишь как дроид! Че ты мне мониторы загораживаешь?!
- Я... не могу на месте долго сидеть, - с пощелкиваньем ответил стантикон. - Особенность... энергии много...
"Ну как завоевание боевиконской платформы?" - некстати вклинились по внутренней линии.
"Пшелвон!" - рявкнул Брейкдаун и закрыл связь.
- Я ща сделаю так, что сядешь, - с угрозой сказал боевикон.
Брейкдаун нервно крутанул колесами и тщательно запах. Начал выделять ароматы, в которых при желании можно было распознать преклонение слабого перед сильным, опасение без страха, любопытство и так далее. Целый букет точно скомпонованных флюидов.
Браул с гудением приводов повернул к нему голову и посмотрел вплотную.
- Не... - привычно начал Брейкдаун, но не успел.
Браул рывком поднялся с места, схватил его за колесо и дернул ближе. В следующее мгновение боевикон облапал его с удивленным хмыканьем и совершенно отчетливо пощупал за бампер.
- Эй! - голос его звучал совсем удивленно. - А ты ничего так! Что-то я тебя на попойках не видел! А то бы давно тебя оприходовали...
- Кто бы попробовал, - ответил Брейкдаун, но голос у него уже задрожал, задрожали и руки, которые так и тянулись подержаться за дуло.
- А че ж не отбиваешься? - Браул опять хмыкнул, на этот раз выразительно поглаживая бампер и притискиваясь бедром.
- Я... мне... в общем, ты мне нравишься! - выпалил Брейкдаун и посмотрел куда-то в дальний угол. Чтоб не видеть выражение в визоре у собеседника и еще на всякий случай проверить, вдруг кто-то в углу затаился?
Рассмотреть он толком не успел. Понятно, что у Браула с терпением было вообще никак, однако Брейкдаун не ожидал, что его в мгновение ока и без прелюдий закинут на широкий проекторный стол с ныне отключенной поверхностью. На всякий случай он неуверенно взвыл.
- Детка, - неожиданно проникновенно сказал танк, - если тебе нравится большой и похотливый боевикон, надо работать язычком. Говорить вслух надо! Радуйся, что я вас колесничков люблю, и в любой позе отодрать готов!
Не став рассказывать ему, что он в общем-то уже все знает, Брейкдаун просто задрал ноги повыше и убрал пластину. Вот так, по-десептиконки, без воплей и сопротивления, как с автоботами. Танк довольно ухнул, подхватил его под колени и зазвякал броней. Зарычав от нетерпения, мгновенно наэлектризовавшийся стантикон поднялся на локтях, затем рывком поднялся еще выше, выбросил вперед руки и все-таки ухитрился достать одной до дула.
- Э? - среагировал боевикон.
- Я надеюсь, что второе дуло у тебя такое же могучее, - Брейкдаун оскалился в улыбке, которую среди своих было принято считать эротичной, хотя напугать она могла изрядно.
- А то, - самодовольно отозвался боевикон. - Не тресни, детка!
В качестве иллюстрации он с силой двинул бедрами, и джамп-система врезалась в приемную совершенно вслепую. Что куда попало, то там и позастревало. Брейкдаун немедленно сладострастно взвыл - не столько от подключения, сколько от осознания того, что наконец-то предмет его мечтаний находится в нужной позе и занимается нужным делом. Собственные ноги задергались и пнули воздух. Несколько шлангов выпали и свесились со стола, тут же закапав стравленным топливом. Боевикон вновь ухнул, наклонился, почти погребая под собой сравнительно небольшого стантикона, и запустил хаотический ритм энергообмена. Джампер кое-как состыковался целиком, заставляя Брейкдауна выворачивать бедра и вскрикивать от приятных и болевых ощущений одновременно.
А дальше интерфейс пошел так как нужно, как представлялось. Грубые рывки, рычание, неподъемная тяжесть, хруст собственной брони, трясущиеся руки и ноги, и попытки то ли облизывать, то ли обкусывать понравившегося партнера. Поскольку боевикон оставался в глухой маске, облизыванием и обкусыванием занимался Брейкдаун, невольно вздрагивая при каждом встречном рычании - не сочтет ли Браул его идиотом, не пошлет ли куда подальше с такими замашками? Но, похоже, танк увлекся чистым интерфейсом, и к остальному относился если не благосклонно, то хотя бы снисходительно. И чистая энергоотдача от него вскоре заставила Брейкдауна забросить все игрища, а только вцепиться в разогретое дуло покрепче, да пытаться стиснуть ноги, каждый раз встречая сопротивление могучих рук. Джампер в нем дергался, собственная приемная система тоже дергалась, заставляя хозяина радостно вопить. Статика приятно щекотала стыки брони, шланги продолжали сочиться. Даа, вот так! Ммм, Браул, такой Браул!
Рыча и стеная на два голоса, оба спринтерским темпом рвались к перезагрузке, и когда она все-таки настала, Брейкдаун аж завизжал - от удовольствия, и от плазменного сгустка, обжегшего ему пальцы. На потолке появилась отчетливая подпалина.
- Хорошо... - проворчал Браул. - Расслабься... По второму кругу пойдем.
Брейкдаун изумился, но выход в сберегающий режим отменил, и поудобнее устроил зад на влажной столешнице. А потом пошли в третий раз. И в четвертый тоже. Но уже медленно и лениво, поигрывая магнитными полями. Под конец Брейкдаун рискнул включить генератор, и не прогадал - минимальный уровень вибрации оказался так приятен обоим, что Браул даже отвесил ему комплимент и одобрительно пощекотал длинным пальцем в топливоотводе. Так что даже четвертый раз закончился весьма энергично.
Потом они просто отдыхали на столе, причем Браул даже в сберегающем режиме в полвизора следил за экранами и продолжал оглаживать понравившиеся ему детали. Брейкдаун же в основном следил за чужим джампером, иногда тыкая в него пальцем и радуясь ответной реакции.
Судя по записям из архива Тандера, можно было попробовать раскрутить боевикона и на пятый раз.
Наверное, даже стоило вернуть Хуку оторванную деталь в качестве благодарности.
А может еще и попросить каких-нибудь интересных модификаций.
Брейкдаун довольно сузил диафрагмы на линзах и решительно вцепился в джампер боевикона.

Вернуться к фанфикам