Интерфейс – к пользователю дружелюбный

Автор: Skjelle
Персонажи: Вортекс/Эппс
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: секс через боевой костюм самостоятельного профиля. Никаких тыканий в мягкую человеческую задницу большим десептиконским пальцем.
Предупреждение: ксенофилия
Примечание: Вортекс - очередной десептиконский вертолет, засветился только в комиксах, поэтому на каноне тут слегка попрыгали. Посвящается третьему юбилею сообщества TF-porn (2010 год).

Главной проблемой общения людей с автоботами всегда было одно и то же. Первые смотрели на вторых как на источник чудесных технологий, а вторые на первых - как на младенцев, играющих с оружием. И отдавать людям свои взрослые игрушки трансформеры явно не собирались. Даже невзирая на союзничество и массу совместно проведенных успешных операций. Точно так же не вспоминая про пакт о сотрудничестве, некоторые особо умные представители власти пытались протолкнуть идею об избавлении как от врагов, так и от сомнительных друзей, но к счастью провидение в кои-то веки не позволило окончательно оформиться преступным мыслям под важными черепными коробками в высоконачальственных мозгах.
Возможно, этому способствовало еще и то, что десептиконских тел для изучения хватало вдосталь. Правда, как пришли к выводу призванные из всех сфер ученые, эти тела были какими-то странными - то ли недоделанными, то ли слепленными наспех. Они точно так же отличались от нормальных трансформеров, как искусственные собачки отличаются от настоящих.
И это стало еще одной причиной укрепления мирных отношений. Все героические победы в таком свете приобретали нездоровый оттенок. Одно дело - разносить в пух и прах элитные войска неприятеля, и совсем другое - какой-то инвалидный стройбат, выпущенный на забой. И если порвать отношения с автоботами, то никто не гарантирует, что завтра же на Землю не высадится настоящий десант. Пожалуй, для властьдержащих это был самый важный фактор.
Поэтому, не прося у своих инопланетных союзников ничего лишнего, земные ученые с яростным энтузиазмом вгрызались в милостиво предоставленные останки. К счастью, автоботы не собирались с торжественными песнопениями скидывать тела врагов в жерло вулкана, похоже, им было наплевать, что произойдет с вырубленными противниками. Глупейшая тактическая ошибка.
Три года спустя после неудачной попытки железного богомола-переростка уничтожить Солнце, лучшие конструкторские умы Соединенных Штатов Америки были готовы продемонстрировать венец своих достижений. Некоторые сомнения вызывал внешний вид Р-00 (их назвали "Репликантами", поскольку новое оружие человечества не собиралось на конвейерных лентах, а выращивалось с первой маленькой микросхемы), но тут уже наука оказалась бессильна. Несомненным плюсом было то, что опытный образец антропоморфен, твердо стоит на своих двоих и рост его больше, чем у Айронхайда. Среди минусов было то, что рост больше не прибавлялся, как ни изгалялись над репликационными камерами все те же лучшие умы, конструкция была значительно изящнее, трансформироваться образец не умел и, наконец, для управления им требовался человек. Среди неясных и не имеющих значения факторов выделялся демаскирующий золотистый цвет брони, нетипично желтая оптика и ряд деталей, чье назначение определить не удалось. У автоботов спрашивать не пожелали принципиально.
Подобрать пилота оказалось несложно. По правде говоря, все были уверены, что им станет Леннокс, который так долго провел рядом с автоботами, что иногда заговаривался и путал человеческие идиомы с трансформерскими. Но избранным оказался не он. В счастливчики угодил Роберт Эппс.
- Кто, я? - кричал бравый сержант. - Шутите что ли? Я - управлять такой огромной дурой?!
Но после предъявления выкладок и нудной лекции о психологической совместимости он сдался. И едва не отказался снова, выяснив, что необходима имплантация самого настоящего разъема в загривок, все в точности как у героев старикана Гибсона и пирующих на его идее братьев Вачовски. Потом, видимо, сработало неизбывное человеческое любопытство.
Прошли первые недели тренировок. Месяц, другой. И наконец Эппс окончательно освоился в своем новом теле, научился забывать о том, что он всего лишь человек в желеобразном наполнителе с трубками, воткнутми в ноздри и вообще с кучей шлангов в неприличных местах. Научился быть Р-00.
Автоботы, которым люди продемонстрировали свое достижение, встретили его потрясенным молчанием. Потом был скандал. Выдержанный Оптимус Прайм орал так, что его белковые собеседники затыкали уши руками. Прайм сравнивал их деятельность с эксгумацией трупа и созданием на его основе какого-то монстра. Его поддерживали все обретавшиеся на Земле автоботы, по выражению Эппса, топающие ножками в истерике. Люди отказались прислушиваться к чужим оскорбленным воплям. Это был их выстраданный образец и уничтожать они его не собирались.
- Глупые создания! - в итоге бросил им Рэтчет, собираясь отбыть следом за пыхтящим от негодования лидером. - Создают литеров, а нам потом с ними мучаться!
- Эй, Роб, - окликнул приятеля Леннокс, когда медик удалился. - Что такое этот литер?
- Да фиг его знает, - безмятежно откликнулся золотой трансформер. - У меня от их языка башка трещать начинает, не хочу я в словаре копаться. Небось зомбяком обозвал.
- А ничего, что ты там уже двое суток сидишь? - подозрительно уточнил Леннокс. - От этого голова не того? Не закипит?
- Неа, - точно так же безмятежно ответил Эппс. - Все высший класс - глюкоза по шлангу, витаминчики через катетер... Но размяться не помешает. Пойду я пробегусь по обычному маршруту. Если что - пишите письма.
- Ну давай, бегун, разминайся, - проворчал Леннокс.
Кто бы мог подумать, что Эппс с Р-00 найдут настолько общий язык?
Отмахав необременительные и приятные двадцать с лишним километров, Эппс тормознул, оглянулся по привычке и с неожиданной ловкостью юркнул в расщелину между скал. Протиснувшись по узкому проходу, он вывалился на милый сердцу пейзаж - полянка, несколько крупных камней и никаких докучливых роботов или любопытствующих друзей.
Он нашел это местечко в скальном массиве недавно и с удовольствием пользовался возможностью капитально уединиться и изучить еще что-нибудь нового и интересного о себе. В данный момент его мучил острейший вопрос - как там у трансформеров обстоят дела с личной жизнью. Ясен пень, что раз уж у них есть бабы, то как-то они между собой улаживают деликатные вопросы, но как именно? Не подкатывать же к сестричкам Арси с вопросом "эй, милашки, как с вами трахнуться?" А в последнее время он то и дело начинал ощущать странные волнения в микросхемах, и, честно говоря, долго не мог определиться, что с ним, пока однажды его, отдыхающего после тренировок, не посетил ярчайший эротический сон. После него Роберт проснулся весь мокрый, с бешеным стояком и пересохшей глоткой. Грустно, что в армию не дают брать жену, и единственной верной подружкой остается правая рука. Еще более грустно, что дрочишь ты на приснившуюся красавицу-феррари с ее колесами, обводами, фарами... ооо.
Усевшись на траву, Эппс недолго думая разомкнул всю броню, защищавшую его бедра, промежность и живот, и взялся осторожно ковыряться в своей начинке. Чем дольше он возился, тем сильнее истощалось его терпение - чувство стояка не исчезало, а он не мог найти, за что нужно подергать. Может, искать надо было не здесь? Может у них все эрогенные зоны были на затылках? Или на пятках? Или вообще во рту? Вот дьявол!
Лейтенант со злости так дернул какую-то пластину, что она приоткрылась. На мгновение Роберт испугался. Ему показалось, что он распахал какую-то важную артерию. Под отошедшей пластиной имелся неучтенный инженерными расчетами проход, и Эппс осторожно сунул туда палец. Вроде все нормально. А глубже какой-то даже узор типа микросхемного нащупыва...
Длинный коготь дотронулся узоров, и Эппс глухо взвыл. Вот где надо было искать!
Повинуясь ощущениям, он немедленно пустил в ход второй палец и без всяких угрызений совести или морали принялся надрачивать себя с энтузиазмом школьника, впервые увидевшего порнуху. Он никогда в жизни не предположил бы, что эти боевые железяки могут так кайфовать от стимуляции микросхем... аа, о боже, словно Камасутра в азбуке Морзе...
Наслаждение достигло пика за считанные мгновения, он весь согнулся, зажмурился и отчаянно застонал. Ноги сами собой вытянулись, все активные поверхностные пластины растопырились, и сладкий миг сексуального электрошока растянулся на бесконечные несколько секунд.
Опомнился Роберт, только когда ему в ладонь что-то полилось. Опомнился и испугался. За все время знакомства с трнсформерами он ни разу не видел, чтобы они источали какие-то жидкости, если не считать мелкого хулиганства, типа того, какое по рассказам устроил Бамблби. Но кажется, на этот раз все обстояло гораздо серьезнее, и он себе что-то порвал...
Терзаясь между разумными опасениями за состояние собственного второго тела и заранее возникшим нежеланием показываться Рэтчету с такой пикантной проблемой, Эппс осторожно вытащил пальцы и прислушался к себе. Рой невнятных ощущений где-то на периферии сознания давал понять, что тело пытается сообщить ему что-то, но человеческий мозг не в силах обработать посылаемые сигналы. Один из них становился все настойчивее, и Эппс даже забыл, что сейчас, возможно, истекает какими-то необходимыми для жизнедеятельности веществами. Отчаянный сигнал бился под его черепной коробкой, словно постепенно прорывался сквозь толщу, и в какой-то момент достиг пика интенсивности, после которой измученный разум наконец-то сдался и транслировал.
"Тревога!"
И внезапно стало темно.
- Твою мать... - лихорадочно прошептал Роберт, озираясь в полной темноте. Он наполовину вернулся в собственную реальность, и раздвоенность на самостоятельные тела, к тому же запихнутые одно в другое, сводила с ума. - Эй, приятель! Ты жив? Вот черт!
Автобот забарахтался на месте и завертел головой. Вортекс, очень удачно по своему мнению шарахнувший нейруктором попавшегося под руку автобота, мягко приземлился и сделал несколько шагов. Автобот застыл, повернувшись в его сторону и яростно пытаясь включить линзы. Вортекс остановился и задумчиво поскреб под острыми краями шлема. Такой странный автобот, совсем не подающий сигналов. Больше всего это было похоже на спонтанную архивацию личностной матрицы. Сознания нет, остались только основные рефлексы. Жрать, прятаться, перезаряжаться. Он таких уже видел неоднократно, и не только автоботов. Они бродили по нижним ярусам, копались в мусоре, пробовали на челюсть все подряд. Иногда даже пытались пожевать друг друга, но дело это было хлопотное, поэтому трансформероедство так и не расцвело. Их периодически загоняли в закрытые зоны - уничтожать нецелесообразно, а возиться с восстановлением некогда. Однажды Блицвинг даже держал у себя на верхотуре такого автобота. Он был забавный, пискучий и вечно голодный. В один обычный цикл винтолет его не обнаружил. То ли выпал с балкона, то ли унес кто-то. А может и пришел в себя, после чего тут же сбежал.
Автобот попробовал встать, даже удачно, и когда он выпрямился в полный рост, Вортекс внезапно ощутил, что у него от удивления слабеют коленные шарниры.
Перед ним стоял самый настоящий, мокрый и свежий литер. Натуральная отливка первого уровня. Неет, не может быть. Таких в свое время было модно дарить по большим праздникам. Ну и кого благодарить за внезапный сюрприз? Литер явственно напрягся и все-таки сумел включить оптику.
- Ты кто? - хрипло выпалил он на земном языке.
- Помощь нужна? - проигнорировал его вопрос Вортекс, жестом указывая на мокрую промежность.
- Ты кто, мать твою? - злобно повторил литер. - Я не понимаю ваш язык! Меня здесь собрали!
- О, какая незадача, - перешел на белковое наречие десантник. - Меня зовут... - он сделал паузу, подбирая звуковой вариант, - Вортекс. И я тот, кто может тебе помочь.
- С чего ты взял? - красавец литер был подозрителен как любой порядочный автобот.
- Ну если ты не знаешь наш язык, то наверняка не в курсе, как справляться с этим. - Вортекс снова показал ему на промежность. - Кажется, тут повреждение магистралей...
Он опять замолчал, предоставляя автоботу право реплики. Если его расчет верен, то автоботы, давно уже позабывшие про веселье, и ставшие окончательными запаянными коробками, ничего не стали говорить литеру о некоторых моментах, сопровождающих первичную сборку. А может и просто забыли, что тоже неудивительно. Ха.
- Ну и хрень, я так и думал... - Эппс обеими руками схватился за пострадавшее место. - Ты что, медик что ли прилетный? Говорили, ваших должно еще четверо прибыть.
- Неа, - Вортекс безмятежно двинул лопастями. - Я десептикон.
- Вот дерьмо, - прошипел Роберт, машинально протянув руку к кобуре, но, само собой, ее не обнаружив. - Дерьмо собачье!
- Но это не имеет никакого значения, - добавил Вортекс, убедившись, что литер ничем не отличается от обычной сборки, а именно: не умеет быстро трансформироваться и не производит заряды убойного действия. - Мы литеров не трогаем.
- Это с чего бы? - зло буркнул Эппс, отступив на пару шагов.
- Кодекс чести, - соврал Вортекс. - Так тебе помочь?
- Не думаю, - фыркнул Эппс, по горло занятый личными проблемами.
Мало ему повреждения магистралей, так еще и собственное тело пыталось вырваться из-под контроля. Словно Эппс оказался в шкуре зверя, и этот зверь отчаянно просился на волю. Неимоверным усилием воли ему удалось заставить себя остановиться. Автобот переминался на месте, дрожа и едва не повизгивая, однако Роберт не был намерен сдаваться. Спустя пять мучительных секунд ему удалось справиться с разладом систем.
Этого времени Вортексу хватило. Сделав два быстрых шага, он присел перед автоботом, и Роберт наконец-то смог посмотреть на него сверху вниз. Вместо обычной хари - сплошная маска с окуляром, но до чего ж паскудная. Кумулятивного заряда просит.
Вортекс протянул руку и сцапал литера за задницу. Автобот зарычал, однако не воспротивился, и Вортекс с удовольствием провел другой рукой по его ногам снизу вверх, собирая натекшую масляную влагу.
- Я тебя проверю, - пообещал он.
Вокалайзеры Эппса - или автобота? он уже не был уверен, кто здесь главный - издали слабое клекотание, а затем и возбужденный писк, когда толстый палец сунулся под раздавшийся клапан. Больше всего на свете Эппсу хотелось с диким криком бежать прочь, но непослушный автобот стоял на месте, и максимум, на что хватало сил Роберта - это удержать его от того чтобы полезть к десептикону на шею. И это - базовая поведенческая программа автоботов? Быть не может! Плюс сосредоточенное обследование его внутренностей вызывало все те же острые ощущения. Давление на микросхемы вызывало вспышки то там, то здесь – то колючие искорки вдоль спины, то гул систем охлаждения, то всплески температуры...
- Никаких повреждений, - констатировал десептикон, - всего лишь желание трахаться.
Эппс безмолвно разомкнул и сомкнул челюсти, не в силах поверить, что десептикон только что использовал слово, обозначавшее конкретное действие. Следом он почувствовал отказ сервоприводов в ногах и с отчаянным гневным воплем начал заваливаться назад. Десептикон поймал его за талию и привлек к себе. Роберт схватился за широкие плечи и глухо застонал, желая, чтобы кошмар немедленно прекратился.
Вортекс подался вперед, сдвинул маску и развернул челюсти, после чего горячо подышал на автоботские бедра и пах, облизал сочащийся топливоотвод. А затем дернул автобота вниз быстрее, чем Эппс успел глянуть туда же и определиться, чем же его еще порадуют. Скорость и решительность в столь деликатном вопросе вызывали натуральный шок.
Первым, с чем познакомился Эппс, оказался твердый предмет, больше всего похожий на наконечник шланга. Эппс вновь сдавленно взвыл, однако боли не возникало, а давление на приоткрытый клапан в общем-то было даже приятным. Хрен знает, какое покрытие было у этого шланга, но он жутко царапался, пока не оказался настолько глубоко, что-о... Раздавшийся щелчок он не услышал, а почувствовал. Микросхемные узоры совместились. Автобот радостно завизжал.
Сержант Роберт Эппс едва не помер от интенсивности электрических толчков, промчавшихся по его нервам – не от боли, а от удовольствия.
- Отлично! – простонал десептикон. – Ммм, шлак, я таких как ты не встречал уже сотню звездных циклов! А приятели у тебя есть?
Автобот вовсю царапал и обшаривал его плечи, Эппс стонал сквозь стиснутые зубы. Ощущения были невозможные, не попадающие ни под одно описание. Он даже не мог сказать, что чувствует себя педиком, потому что здесь было явно не то. Были в прошлом сержанта всякие эксперименты, но совершенно не такие. У него распирало низ живота, что-то внутри сжималось, что-то двигалось – и, судя по рычанию десетикона, это было приятно не только ему. Аааххх твою мать! Десептикон поднажал, и Эппс глухо взвыл. Здоровенные трехпалые лапы десептикона оставляли горящие следы на его спине, искристое напряжение текло по тонко настроенным механизмам.
Уже сейчас ему казалось, что он завис в непрерывном оргазме, но кажется, это был не предел. Ему казалось, что он вот-вот потеряет сознание. Человеческий разум к такому не был готов. Ооо!
Наигравшись с литером до того, что тот перестал даже пищать, Вортекс с внутренней дрожью предвкушения решил наконец-то приступить к основной части, ради которой он все это и затеял. Длинные тонкие иглы сформировались на кончиках захватов, прямо под наконечником шланга, и медленно начали вытягиваться, стремясь достигнуть плотной защитной преграды. Именно за ней скрывалось то, что делало литеров такими привлекательными с точки зрения любого нормального трансформера, ну может быть за исключением автоботов, хаха.
Все литеры были накачаны первичным консервантом, поддерживающим их гидравлику на достаточном уровне, пока трансформер не обретал способность твердо стоять на ногах. Заодно она не давала трансформироваться, чтобы сдвигом не повредить пока что нежные системы. И еще – она была потрясающе высокозаряженной. Даже существуя на замкнутом энергоцикле вряд ли можно было взять и просто отказаться от такого потрясающего деликатеса.
Иглы дотянулись, ткнулись в прекраду и мгновенно раскалились добела, а затем вонзились в дрогнувшую оболочку.
Эппс самым натуральным образом завизжал, когда неожиданно в глубине его живота вспыхнуло белое острое пламя, а затем устремилось прочь. Несколько мгновений он не мог понять, что же это, пока не осознал – удовольствие. Кипящее и густое, как расплавленный металл. Его вокалайзеры надрывались на высокой ноте, пальцы дико сжимались, ступинаторы с лязганьем смыкались и раздвигались. Десептикон рычал как нефтеперерабатывающая установка, горячий воздух обжигал нагрудную броню. Отчетливо пахло бензином – один из наиболее приятных для трансформера запахов.
Когда Эппсу казалось, что он уже умирает второй раз и теперь с гарантией, интенсивность ощущений начала стихать, пока не сошла на нет, оставив слабое покалывание по всему телу.
- Доктор Вортекс со своей задачей справился успешно, - с хриплым смешком подытожил десептикон, продолжая крепко обнимать его, словно боялся, что Эппс выпрыгнет из его объяий и кинется бежать, унося в себе обрывок шланга.
Ноги у автобота разъехались, и он плюхнулся на массивные колени, придавив длинную петлю шланга. Эппс замычал и бессильно привалился лбом к десептиконской груди. Полминуты спустя присоединившийся к нему агрегат дернулся и начал выскальзывать, а когда не самое приятное действо завершилось, сержант пролил еще немного так и не распознанной им жидкости. Во всяком случае, это было не смертельно. К своему удивлению он даже понял, что чувствует себя лучше, будто внутри какие-то детали поменяли месторасположение. Еще полминуты – и он нашел в себе достаточно сил, чтобы заворочаться, а затем и вырваться из порядком ослабшей хватки. Встать на ноги оказалось странно легко. Десептикон искоса глянул на него окуляром и пошевелил челюстями, а затем вновь закрылся наглухо. Эппс не понял, к чему это, но автобот радостно задрожал. Проклятые кибертронцы, у них еще и язык жестов есть?
- В следующий раз я буду вооружен, - предупредил Эппс, делая шаг назад.
- Ага. В следующий. Наверное, тебе не говорили, что это циклическое явление? - предположил Вортекс.
- Мне вообще ничего не говорили, - мигом помрачнев ответил Эппс.
- Тогда я тебе сообщаю: это циклы. Периодичность где-то раз в... - последовало какое-то слово, но после злого взгляда со стороны Эппса, десептикон исправился: - два месяца.
- Потрясающе, - тоскливо произнес Роберт.
- Приходи сюда же, - щедро предложил десептикон. - Если тебя к тому времени не прикончат, я буду рад вновь помочь тебе.
- Мы еще посмотрим, кто кого прикончит, - парировал Эппс.
- Тогда я не прощаюсь, - ухмыльнулся десептикон, поднимаясь и включая двигатели. Длинные плоскости у него за спиной поднялись в воздух.
- Черта с два, железяка летающая...
Эппс развернулся и похромал к выходу с полянки. За спиной раздался привычный звук трансформации, потом бухнуло горячим воздухом, а когда он оглянулся, десептиконский летун уже скрылся на недостижимой взгляду высоте. Вот сука летучая... Хотя, пожалуй, неизвестно еще кто тут сука и потаскуха, а, сержант?
- Циклически... помочь... как же, - бубнил себе под нос Эппс, шипя от злости.
Два месяца спустя, когда он беспокойно томился на знакомой поляне, Вортекс явился не один.

Вернуться к фанфикам