Служебные программы

Автор: bulldozzerr
Персонажи: Саундвэйв/Шоквэйв
Рейтинг: R
Жанр: романтика
Краткое содержание: Саундвейв - скорая компьютерная помощь.
Комментарий: написано по заявке Nueteki на четвертый юбилейный фестиваль сообщества TF-porn (2011 год).

Шоквейв оторвался от мониторов командного поста и подошел к иллюминатору, рассматривая острые шпили металлических строений. Один раз на десять астроциклов Кибертрон полностью затихал. Такова была традиция еще с тех времен, которые шествовали до появления коменданта и он не мог знать об истинной ее причине. Это был цикл после появления кометы Хасл, который гардиан-боты посвящали сугубо себе, проводя диагностику и калибровку систем. Проще говоря - у них был выходной. Повлиять на это или как-то изменить комендант Даркмаунта не мог - это было обозначено в основном уставе и отражено в прошивке гардианов. И он, в принципе не возражал - после так называемого отдыха его подопечные работали намного эффективнее и усерднее. Сам же Шоквэйв никогда не отдыхал. Его банки памяти были слишком загружены, чтобы позволить себе перезагрузку. Но со временем информация на кластерах записывалась фрагментарно, и процессор десептикона тратил порой больше времени, чем нужно, для ее обработки. Впрочем, подобные мелкие препятствия совершенно не волновали погруженного в заботы о благе десептиконской расы коменданта Даркмаунта.
По закону подлость именно в этот конкретный раз сей своеобразный гардианский праздник никак не вписывался в его планы - не так давно он получил распоряжение от Мегатрона соорудить универсальный энергоулавливатель, и сдать его он должен был уже в этот цикл. Лидер отмерял Шоквэйву слишком мало времени, и справиться самолично, без чьей либо помощи, в такие короткие сроки он не мог. А тут еще гардианы разбрелись по своим докам заниматься всяким безобразием.
Темный комендант Кибертрона не любил проваливать задания, но обстоятельства заставили его обратиться на земную базу за помощью. И эта самая помощь прибыла ровно два клика тому назад через теле-мост и теперь молчаливо сверлила его спину своей рубиновой оптикой.
- Честно говоря, - не оборачиваясь к гостью, проговорил Шоквэйв, - я рассчитывал на прибытие Хука.
Он действительно ждал конструктикона, как наилучшего специалиста по созданию микротехнологий, и был крайне удивлен и разочарован, что Мегатрон соизволил послать кого-то менее компетентного в этом деле.
- Хук занят. - Короткий чеканный ответ резанул по аудиодатчикам.
- Хм… мне казалось, что создание энергоулавливателя для Мегатрона дело приоритетной важности. - Желтый оптосенсор подозрительно сузился.
- Предположение правильно. - Ответили сзади. - Объясняется направлением на Кибертрон старшего офицера.
Шоквэйв выдал непонятный и очень короткий звук, которых, при желании, можно было трактовать, как смешок и развернулся.
- Я не нуждаюсь в услугах радиста. Мне нужен компетентный специалист. - Проговорил он бесстрастно и сухо, отчего слова прозвучали не как оскорбление, а как констатация факта. Коменданту действительно нужен был наноинженер, а не связист и он не понимал такого небрежного отношения Мегатрона к столь важному делу.
- Ошибка. Шоквэйву нужен нейрокорректировщик. - отчеканил его собеседник, без какого-либо выражения уставившись своим широким красным визором.
Единственный оптосенсор десептикона прищурился сильнее.
- Нейрокорректировщик? Зачем?
Невозмутимый связист только коротко мигнул оптикой и монотонно ответил, словно борткомпьютер, читающий отчет о повреждениях:
- Предположение - излучение кометы Хасл негативно влияет на работоспособность гардиан-ботов. Коэффициент полезного действия заметно снизился. Нужна корректировка.
- Комета здесь ни при чем, Саундвэйв. - прервал монотонный монолог комендант и подошел ближе к собеседнику. - У них сегодня праздник.
Огромный визор связиста на миг вспыхнул и тут же погас. Пожалуй, это должно было означать некое недоумение.
- Да, праздник… выходной, - повторил Шоквэйв и снова повернулся к иллюминатору.
Висящая в чернильном небе комета озаряла часть горизонта холодным свечением. Таким же холодным, как взгляд единственного оптосенсора десептикона, смотревшего на нее.
- Так что можешь возвращаться назад и повторить мое прошение насчет Хука.
- Прибытие Хука на Кибертрон невозможно, - упрямо отчеканил связист, заставляя коменданта взглянуть на него.
- Повреждение? - могло показаться, что в голосе Шоквэйва промелькнули нотки любопытства.
- Ответ утвердителен. Девастатор атакован аэроботами.
- Что ж… Почему не Старскрим? У него побольше познаний в этой сфере! - продолжал дискуссию фиолетовый мех, стараясь обойти собеседника сзади, как бы побаиваясь его некоторых возможностей. В то же время он чувствовал, как из-за хаотичности записей в его банках данных процессор начинает заметно тормозить. А он очень не хотел, чтобы это кто-либо заметил, тем более сейчас, когда на нем лежала ответственность за столь важный проект, способный решить исход многоворновой войны.
- Старскрим ненадежен. Задание повышенной секретности, - коротко прогудел Саундвэйв, абсолютно не обращая внимания на попытки Шоквэйва удержать моральное преимущество. - Гардиан-боты нуждаются в корректировке - упрямо продолжил он, - работа их процессоров не совершенна.
Шоквэйв сам проектировал и конструировал всех гардиан-ботов и реплика связиста была для него крайне оскорбительной, так как он считал, что их процессоры совершенно соответствуют выделенным им задачам. Усомниться в своей профессиональности комендант Даркмаута не позволял никогда и никому. Он сделал два быстрых шага в направлении связиста и злобно уставился на него своим оптосенсором.
- Корректировать гардиан-ботов? - выдал он, впрочем совершенно холодным тоном, - Ты думаешь, я позволю тебе распускать здесь свои провода? Ведь я до сих пор не знаю, с какой именно целью Мегатрон прислал ко мне не Хука а тебя.
Рубиновый визор напротив безразлично смотрел на него, а энергополе связиста по прежнему оставалось ровным и нерушимым.
- Хотел прибрать к своим оптокабелям моих верных солдат? Доказать, что я больше не нужен фиолетовому знаку? Что я - устаревшая модель? - продолжил Шоквэйв, зловеще-спокойным тоном.
Саундвэйв молчал. Это, конечно всегда раздражало его собеседников, но такого эмоционального модуля в комендантской прошивке не было.
- Твое звание, Саундвэйв?! - четко выделяя каждую букву произнес фиолетовый мех.
- Старший лейтенант, начальник разведывательного корпуса, специалист по связи, - совершенно невозмутимо отчеканил тот.
- А мое звание?
- Заместитель Верховнокомандующего на Кибертроне, комендант центральной базы.
- Правильно, связист. - В жестком голосе послышалась некая ирония. - Я стою выше тебя по рангу, и вправе приказать тебе! Я не позволю прикасаться к гардианам, ясно? Если же ты хочешь действительно помочь, то постарайся мне не мешать!
Он красноречиво ткнул пальцем на десептиконский значок на широкой стеклянной грудной пластине связиста и сузил свой единственный оптосенсор. Он получил странные отчеты от своей искры, ощущая, как в ней зарождается столь непривычное для него чувство, как раздражение и злость. Его молчаливый гость все еще продолжал сверлить его взглядом, и Шоквэйву стало как-то не по себе. Что-то стопорило работу его процессора, заставляло по несколько раз обращаться к определенному кластеру с одним и тем же запросом. Он коротко мотнул головой и повернулся к своим лабораторным экранам.
- Нестабильность процессорной деятельности… - довольно тихо, но так же бесстрастно проговорили сзади.
Шоквэйв покачал головой.
- Мне не нужны диагнозы, мне нужна помощь в конструировании. - Жестко ответил он, даже не взглянув назад.
Он должен был выполнить свою задачу… и выполнить ее любой ценой. Был дан приказ, и он не мог его нарушить, даже если бы Кибертрон разорвало на мелкие части.
- Заблуждение. Шоквэйву нужно…
- Хватит! - оборвал его комендант неожиданно эмоциональным возгласом. Казалось, мелкие, но столь частые сбои при обработке внутренних данных сказывались на модуле поведения. Нужно было действительно уделить больше внимания своему процессору и Шоквэйв это прекрасно знал. Но, увы, не мог себе этого позволить. Поэтому он только тихо фыркнул куллерами и вернулся к своему проекту.
Связиста, казалось, слегка удивил такой громкий возглас из вокалайзера сослуживца, но, как обычно, этого по нему не было видно. Он некоторое время продолжал безмолвно стоять позади, наблюдая за тем, как тот работает над изобретением. Шоквэйву снова удалось абстрагироваться и он полностью погрузился в формулы и расчеты, то и дело что-то набирая на одном экране, или меняя его местами с другим, или выводя на передний план третий. Манипуляции с числами, символами и процессами были, казалось, бесчисленными и то, как легко с ними расправляется фиолетовый мех могло заворожить любого зрителя. Любого, но не этого.
Санудвэйв выждал некоторое время и незаметно подошел ближе, прислушиваясь к колебаниям чужого энергополя. Простояв в этой позиции еще некоторое время, он снова сделал шаг вперед, потом еще один, и еще… пока практически не уперся в спинные пластины фиолетового меха. Его обычно невозмутимое, почти недвижимое энергополе легко всколыхнулось, соприкоснувшись с чужим. Тут же оно начало медленно протекать в него, пытаясь полностью смешаться.
Шоквэйв резко обернулся и устремил на него сверлящий взгляд желтого оптосенсора.
- Нестабильность энергополя. Сбои в передаче данных. Понижение скорости процессорной деятельности. - Отрапортовал металлическим голосом связист.
Его ровно пылающим алым визор, казалось, смотрел куда-то внутрь темного корпуса, в самую искру. Желтый оптосенсор постепенно расширился и энергополе Шоквэйва коротко вспыхнуло. И без того унылую лабораторию окутала тишина. Слово "дефрагментация" как-то само собой воспарило в пространстве.
Они некоторое время стояли замерев в миллиметре друг от друга, словно две металлические статуи. Со стороны могло показаться, что они вели бессловесный эмоциональный разговор, о чем можно было судить по периодически вспыхивавшей оптике. Энергополя обоих мехов некоторое время осторожно соприкасались, но потом все-таки слились в одно. Тут же Шоквэйв подтолкнул радиста к панели управления и оперся на нее правым манипулятором, нависая над напарником. Саундвэйв отреагировал с привычной невозмутимостью и только подпрограмно поднес манипулятор к шлему, словно пытался уловить какой-то очень слабый сигнал.
Шоквэйва этот жест насторожил - у радиста была привычка копаться в чужих процессорах. Он схватил его за кисть и отвел синий манипулятор от головы, явно показывая, что не желает, чтобы его мысли стали еще чьим-то достоянием. Саундвэйв продолжал смотреть на него бесстрастной алой оптикой, но в его часть энергополя заметно заколебалась. Коменданту это придало смелости и он трансформировал часть своего манипулятора-пушки в что-то на подобие диагностического зонда. Прижмурив желтый оптосенсор, он поднес его к краешку синего шлема и многозначно провел по нему полоску.
- Проверка?
Саундвэйв заметно дернулся, впервые показав хоть какую-то эмоцию.
- Не нужно. - Коротко проговорил он, аккуратно обхватывая нацеленный на его процессор фиолетовый манипулятор. - Структура моего процессора значительно отличается от гардианской. Возможно негативное влияние.
Шоквэйв мигнул оптосенсором и слегка отстранил зонд от синего шлема. Вторым манипулятором он все еще продолжал удерживать кисть радиста.
- Я должен быть уверен… - проговорил он, настойчивее прижимая бело-синий корпус к панели управления.
Красный визор Саундвэйва налился медленно багровыми тонами - жужжание активированного зонда у его аудио ему явно не нравилось.
- Процент доверия - 90.1 - прочеканил он и внезапно открыл дверцу кассетной деки. Кассетников он оставил на Земле, и в этот раз она просто съехала вниз, а не открылась как обычно.
- Возможна обратная связь. - Снова произнес он, продолжая сверлить взглядом нависшего над ним коменданта.
Шоквэйв несколько кликов стоял недвижимо, словно что-то взвешивая и обдумывая. Потом он перестроил свойства своего энергополя и активировал беспроводные каналы передачи данных.
- Хорошо, я тебе верю, - сказал он, выщелкивая с боковых сегментов несколько оптоволоконных кабелей.
Они тут же скользнули к раскрытой деке радиста и быстро подсоединились в соответствующие разъемы. Саундвэйв снова дернулся но тут же замер, а его и без того побагровевшая оптика приобрела еще более темные тона. Все ментальные и короткочастотные каналы тут же активировались, и он словно по невидимым нитям проник в банки данных фиолетового меха. Полностью синхронизированное энергополе обоих сгустилось и стало более заметным в соответствующем спектре.
Обмен информацией начался. То, что многие кибертронцы назвали бы стандартным интерфейсом, сейчас более походило на какой-то очередной эксперимент с блоками данных. Никаких эмоций, ощущений или звуков. Оба меха почти не двигались, внимательно копаясь в процессорах друг друга, словно это было выполнением задания штаба, а не процессом калибровки и отладки чужих систем, который у многих механоидов сопровождается довольно неоднозначными ощущениями.
Единственный желтый визор пылал на темной лицевой пластине, напоминая свет земного спутника в черном пространстве космоса. Шоквэйв не мог найти точных сведений, когда в последний раз он пускал кого-либо к своим банкам данных. Во-первых, последнее время его окружали только гардиан-боты, организация которых была слишком низкой для подобных процедур, а во-вторых, объем памяти коменданта был слишком огромен и бесценен, чтобы туда впускать кого попало. Но не раз проверенный на верность десептиконам разведчик, да еще и с телепатическими данными - это, все-таки, не "кто попало".
Просканировав все кластеры, Саундвэйв запустил дефрагментацию накопленной партнером информации. Шоквэйв тихо мурлыкнул и сузил оптосенсор до тонкой желтой полоски, приятно ощущая, как хаотично накопленные данные четко строятся в ряды и расфасовываются по кластерам. Только данных было очень много, пожалуй даже слишком… Сине-белый корпус мелко задрожал от напряжения, а куллеры начали форсировано гонять воздух, пытаясь охладить перегретые от нагрузок системы. На синей обшивке обильно выступил конденсат и радист сильнее налег на плоскость панели управления. Его товарищу, похоже, это понравилось и он, отпустив наконец, чужой манипулятор, с интересом провел пальцем по срединной линии его маски.
- Что, мощностей не хватает, разведка? - спросил он, придав своему голосу немного иронического оттенка.
- Более тонкая организация. Перегрузка. - Все тем же резким, безэмоциональным голосом ответил тот, да только в его вокалайзере четко было слышно высокочастотные помехи.
- Хм… пожалуй, я тебе немного помогу…
Если он бы мог, то обязательно сейчас бы улыбнулся, но конструкция лицевой пластины Шоквэйва этого не предусматривала. Он просто мигнул оптосенсором и пустил электрический разряд по подключенным к партнеру кабелям. Бело-синий корпус мелко задрожал, получая чистую энергию и преобразовывая ее в нужную форму.
Процесс дефрагментирования данных пошел быстрее и фиолетовый мех довольно заурчал. Как хорошо, когда в твоем процессоре наводят порядок… Причем так скрупулезно и педантично. Он ощущал, как выравниваются коды сигналов, подтираются накопленные за сотни астроциклов мелкие ошибки, как разбросанные по бездонной памяти архивы четко распределяются по ячейкам. Конечно, он мог бы это сделать раньше, воспользовавшись медицинским оборудованием, но процесс был бы длительным и оставил бы Даркмаунт без присмотра на слишком долгое время.
Тусклый свет лабораторных экранов отливал нежным оттенком на темных корпусах, и комендант подумал, что будь у него блок эстетического восприятия, он бы, наверное нашел это красивым. Так же, как и блики на бордовом визоре напротив. Ему стало интересно, что по этому поводу думает сам радист, и он подключил обратную связь с его процессором. Что-либо там менять или настраивать он не собирался, но вот посмотреть на эмоциональные колебания или на восприятие происходящего ему было любопытно.
Саундвэйв ощутил присутствие коменданта в своем сознании и удивленно приподнял одну оптогрань. Он не мог понять истинной цели, почему Шоквэйв это сделал, но раз обещал, не стал противиться. К секретным зашифрованным архивам он и так не доберется. К ним никто не доберется… даже, если взломает все его системы.
Но военные тайны Мегатрона меньше всего сейчас интересовали коменданта. Он внимательно уставился на показатели колебания нейросети радиста. Они были настолько незначительны, что Шоквэйв удивленно дернул пластинчастыми антеннами на голове. Такого он еще не видел… Стало быть, старая легенда о модификации личности механоида под его прямые обязанности -была правдой? Квинтессоны всегда старались делать все вещи удобными для себя… Шоквэйв был от создания лишен многих модулей, которые они считали неуместными для его задачи. Вот и Саундвэйв тоже… Стоп… Маленький, но все же эмоциональный всплеск в деятельности нейросети синего десептикона. Шоквэйв хотел рассмотреть, с чем он был связан, но его система выдала запрос на перезагрузку. Корректирование данных было закончено и для полного завершения процесса нужен был перезапуск процессора. Он вздрогнул и недоверчиво посмотрел в огромный рубиновый визор. Саундвэйв еле заметно кивнул и, может быть, даже слегка улыбнулся под маской - по крайней мере, так показалось по его внутренним данным.
Шоквэйв снова сцапал синий манипулятор, сам не зная зачем, и приказал системам перезагрузиться.
В онлайн он вернулся в положенное время - за пять кликов. Радист все так же продолжал стоять перед ним, опершись на панель управления. А куда бы он мог деться, если его кисть была мощно зажата фиолетовым манипулятором? Шоквэйв откалибровал оптику, слетевшую в режим заводских параметров, и помотал головой, словно свыкаясь с изменениями. Ничего не удалено, ничего не тронуто… Просто приведено в порядок и все. Никаких посторонних программ, читов, вирусов. Что ж, это радует - не перевелись еще среди десептиконских офицеров воины чести.
Он взглянул на радиста. Тот безразлично разглядывал стыки фиолетовой брони, словно перед ним стоял какой-то неживой контейнер, а не функциональный десептикон.
- Диагностика? - внезапно спросил он своим металлическим голосом, рассекая сгустившуюся тишину.
- Уже провел, - ответил комендант и отпустил, наконец, его манипулятор.
- Результат? - прозвучал синтезаторный вопрос.
- Удовлетворителен. - Проговорил Шоквэйв, как бы нарочно пытаясь передразнить Саундвэйвову манеру изъясняться, но потом добавил: - Теперь мне понадобится намного меньше времени для обработки всех вычислений… Так что проект, пожалуй, успею сдать вовремя.
Радист снова коротко кивнул. Комендант только прищурил оптосенсор ему в ответ и, отсоединив свои кабели, защелкнул их на место. Кассетная дверца его коллеги тут же встала на место и по ней забегали блики от экранов.
Шоквэйв развернулся к своему изобретению и сосредоточенно уставился в строки символов. Казалось, все остальное прекратило для него существовать и стоявший позади разведчик тоже. Тот в свою очередь, спокойно отошел к иллюминатору и принялся там что-то рассматривать. Так продолжалось несколько кликов, но потом резкий металлический голос снова нарушил тишину.
- Просьба активировать мост. Возвращение на базу.
Шоквэйв дернул антеннами, словно его отрывали от чего-то очень увлекательного и развернулся.
- Хорошо, я сейчас активирую.
Он подошел к панели управления мостом.
- Только один вопрос, Саундвэйв.
Желтый оптосенсор сузился в маленькую полоску, которая просто сверлила красную оптику радиста.
- Мегатрон знает, что ты сейчас на Кибертроне?
Разведчик выдохнул пар из вент-системы и отрицательно покачал головой.
- Ответ отрицательный.
Широкие антеннки Шоквэйва снова подпрограммно дернулись.
- Тогда зачем? - удивленно спросил он.
- Сигналы с Кибертрона обрабатываются мной прежде, чем поступить к лидеру. В сигнале Шоквэйва говорилось о провале задания. Недопустимо для коменданта Даркмаунта. Последствия - возможное разжалование. Решение - исправить без уведомления начальства.
Саундвэйв умолк, ожидающе замерев в проеме космомоста.
Шоквэйв посмотрел на него еще несколько кликов и нажал на рычаг активации.
- А… ну тогда - спасибо… - бросил он на прощание.

Вернуться к фанфикам