Фиолетово-красный

Автор: Skjelle
Персонажи: Мегатрон/Уилджек (aka Rampage в японской версии)
Жанр: драма/романтика
Рейтинг: NС-17
Краткое содержание: о том, как автоботы становятся десептиконами <зловещий_смайл>

Когда его придавило обрушившимися конструкциями, Уилджек еще верил, что спасение возможно. Когда к нему пробился ХотШот, Уилджек почти окончательно уверился, что все закончится хорошо. Однако когда боевой товарищ не справился с рухнувшим на него железом, Уилджек опять начал погружаться в пучину отчаяния. Ему стало по-настоящему страшно, потому что огонь все подбирался, а спасения не было видно. Если бы у него была свободна хотя бы одна нога, он бы без раздумий пожертвовал другой, но его придавило не только поверх обеих ног, но и поперек корпуса. Он невыносимо боялся грядущего и просил ХотШота не бросать его. Однако тот все же объяснил ему, что ради спасения его, Уилджека, нужен не один автобот, а как минимум двое или трое. Он обещал прийти с подмогой. Он сумел успокоить Уилджека и вселить в него надежду.
Он так и не вернулся.
Стена бушующего пламени уже была совсем рядом, а спасение все не приходило. Уилджек чувствовал, что еще немного - и он закричит от ужаса, не в силах избавиться от панического страха перед окончательной смертью. Он в красках представлял, как будет медленно таять в огне его процессор, как потекут расплавленные микросхемы и как лопнет от невыносимого жара защитная оболочка Искры.
А потом сквозь переплетение гнутых балок он увидел силуэт. Кто-то неизвестный абсолютно невозмутимо шел через пламя, и Уилджек буквально затрепетал. Хрипло заорав "Я здесь!", он приподнялся, судорожно размахивая рукой. Но когда силуэт наконец-то обрел четкие очертания, солдат армии автоботов почувствовал, как ужас возвращается вновь. Слишком знакомые рога-антенны и длинное танковое дуло сбоку...
Он все еще пытался убедить себя, что такого не может быть, что неприятностей для одного дня уже слишком много... Однако потом силуэт обрел объемность, выныривая из огня, и Уилджек понял, что ему пришел конец. Потому что прямо на него двигался Мегатрон.

Предводитель десептиконов миновал огненную топку, слегка морщась от потрескивающего на броне жара. Он собирался лично наведаться в лаборатории, где по его сведениям разрабатывалось какое-то новое вооружение. Лаборатории эти автоботы защищали до последнего, но не выдержали направленного протонного удара. Все, что было вокруг лабораторий, обратилось в шлак. Все, что не обратилось в шлак, горело ярким химическим пламенем. Мегатрон ступил на блестящую корку, покрывающую поверхность планеты в этом месте, и внезапно его локаторы уловили присутствие кого-то постороннего, а главное - все еще функционирующего. Сигнал шел из-под кучи обрушившихся конструкций. Мегатрон повернул голову и включил форсированный режим зрения. В груде покореженного железа он рассмотрел чьи-то ноги. Запустив сканер, он окончательно убедился, что кого-то тут придавило, вернее, не кого-то, а автобота. На сканере его Искра полыхала так ярко, что Мегатрон невольно заинтересовался. В конце концов, решил он, лаборатории могут и подождать. А если они и сгорят окончательно, то это будет значить только одно - разработки противника останутся пеплом. Привычно погладив теплый от жара ствол, он направил стопы по направлению к сигналу.

Уилджек страстно пожалел, что его до сих пор не уничтожило в огненной круговерти. Тогда бы ему не пришлось лежать, как сейчас, и беспомощно прислушиваться к мерной тяжелой поступи, явно направленной в его сторону. Сначала он хотел отключить оптику и притвориться дезактивированным, однако потом сообразил, что просто так Мегатрон его не заметил бы, а значит уже успел просканировать окружающее пространство и определить, что автобот вполне живой. И обездвиженный... Искра нервно задергалась, предчувствуя, что скоро Уилджек может нарваться на такие неприятности, в сравнении с которыми опасность поджариться - это не стоящая внимания мелочь. Уилджек из последних сил рванулся, уже не заботясь о соблюдении конспирации, но добился только пронзительного скрежета и ударившей по ногам боли. Из бедренных сочленений потек густой энергон. Уилджек видел свои собственные колени, развернутые в шарнирах под неестественным углом, и готов был выть от безнадежности.
- Привет, автобот, - поздоровался Мегатрон, подойдя к нему вплотную.
Уилджек ответил молчанием.
- Не очень-то весело воевать, правда? - улыбнулся предводитель десептиконов.
Уилджек все еще молчал, стиснув челюсти.
- Можно оказаться в очень неприятной ситуации, - теперь Мегатрон оскалился и продемонстрировал ему свои когти.
Остановившийся взгляд Уилджека сконцентрировался на кончиках этих самых когтей, поблескивающих в огненном освещении. Ученый открыл рот, собираясь что-то сказать, но так и не справился с голосовыми датчиками. Часть процессора, ответственную за звуковоспроизведение, словно заклинило.
- А пламя-то все ближе, - Мегатрон отвлеченно рассматривал кончики пальцев. - Страшно, а?
- Оставь меня! - наконец заорал Уилджек, справившись с собственными системами. - Иди куда шел и дай мне сдохнуть без выслушивания твоих замечаний! Ублюдок!
- Гмм... ты думаешь меня оскорбить и спровоцировать на убийство? - Мегатрон приподнял надлинзовый щиток. - Тщетные надежды.
Уилджек выхватил бластер и выстрелил, не глядя. Вообще-то он приготовил его для себя. Он прекрасно знал, что даже добровольно отключившие все системы трансформеры не могут убить собственную Искру. И даже если он будет в тотальном оффлайне, как только до нее доберется огонь… Уилджек невыносимо боялся.
Мегатрон вскрикнул, когда заряд влепился ему в грудную броню, и попятился. Вместо издевательского интереса в его оптике вспыхнул гнев, однако, быстро погас. Прежде чем Уилджек успел отправить еще один заряд - уже ему в лицо - предводитель десептиконов резко шагнул вперед, разворачивая собственный ствол, и мощное дуло уткнулось прямо в носовой выступ автобота. Уилджек отвел руку с бластером в сторону и демонстративно медленно разжал пальцы. И хотя выстрел из этого чудовищного орудия мог бы прервать его мучения раз и навсегда, отчаянно верещащие от ужаса программы самосохранения требовали хвататься за любую вероятность спасения. Мегатрон удовлетворенно кивнул и снова улыбнулся. Убрал ствол и наклонился над поверженным противником. Уилджек притушил оптику, ожидая, что сейчас его будут больно бить по лицевой пластине, но вместо этого Мегатрон неожиданно взялся за придавившее его переплетение разогретого металла и, искривившись от напряжения, резко дернул вверх. Конструкции заскрипели и крайне неохотно поддались. Мегатрон уперся в некогда идеально ровное бетонное покрытие под ногами и продолжил тянуть непокорный металл вверх. Запретив себе думать, зачем десептикон это делает, Уилджек приподнялся на руках и заизвивался, выползая из-под обрушившейся на него тяжести. Ноги не слушались, даже не шевелились, и он из последних сил вытаскивал себя рывками сервоприводов. В конце концов он справился с этим важным делом и обессиленно рухнул на спину. Мегатрон разжал хватку, и тяжеленные конструкции с гулким скрежетом осели на прежнее место.
Подойдя к автоботу, Мегатрон наклонился и легко поднял его на руки, особо не задумываясь, зачем это делает. Иногда какое-то странное, лишенное логики чувство подсказывало ему, как надо поступить в данный момент. Автобот не выказал никакого сопротивления, видимо, сражение за свою жизнь и страх измотали его до предела. К тому же он истекал энергоном, струящимся из разорванных трубопроводов, и по самым оптимистичным прикидкам должен был отправиться в глубокий стазис где-то через четверть стандартного часа. Мегатрон перехватил его поудобнее, посмотрел на безжизненно откинутую голову с едва тлеющими линзами, и направился в лабораторию.

Не найдя там ничего полезного, кроме нескольких терабайт документов, которые сразу же перекачал в собственные банки памяти, Мегатрон вернулся в тамбур, где оставил уже впавшего в ограниченный режим автобота. Снова подняв его, повелитель десептиконов покинул лабораторные здания, так же невозмутимо пройдя сквозь яростно полыхающий химический огонь. Энергон, по прежнему стекающий по ногам автобота, зашипел, испаряясь.
Мегатрон остановился на относительно чистом от обломков участке и активировал телепорт. Воронка развернулась прямо перед ним, и он шагнул в привычное Ничто, напоследок услышав хриплый, мучительный стон автобота, который явно не радовался такому перемещению.

Вывалившись на свой базе, Мегатрон огляделся по сторонам, но в стационарном "приемнике" никого не обнаружил. Впрочем, оно было и к лучшему с одной стороны, поскольку он до сих пор не представлял, зачем прихватил с собой автоботский кусок металла. Возможно, чтобы в спокойной обстановке заняться изучением психологии этих фанатиков правого дела? О да. Его осенило. Нелогичное чувство удовлетворенно свернулось в глубине процессора. Он вполне может попробовать перетянуть этого безымянного пострадавшего на свою сторону, причем, без применения болезненных методик и перекраивания всей психики грубым сверлом. На эту интересную мысль его навел все еще побулькивающий энергон. Забавно, но у трансформеров одна и та же жидкость служила и признаком ранения, и свидетельством возбуждения, и топливом. Итак, не болью, но полной противоположностью.
Сохраняя величественное выражение лица, Мегатрон направился в ремонтный отсек. По пути ему попалось несколько собственных солдат, однако никто так и не решился задать вопрос - с чего это вы, о могучий, таскаете с собой эту груду железа?
Сегодня в ремонтниках дежурил Крюк, на стол к которому Мегатрон и свалил наконец-то ушедшего в стазис автобота. Конструктикон недоуменно уставился на Мегатрона.
- Отремонтируй его, чтоб был как новенький, - сказал Главнокомандующий. - Поковыряйся в банках данных. И в изоляцию, чтоб не сбежал.
- В карцер? - уточнил Крюк.
- Нет, - Мегатрон задумался на секунду. - Оставишь у себя, только к платформе пристегни и ширму поставь. Не разговаривай с ним, не реагируй на выкрики и не причиняй вреда.
Крюк молча кивнул. Мегатрон развернулся на месте и покинул ремонтный отсек.

Придя в себя, Уилджек первым делом запустил диагностику. Результаты ее были странными. Во-первых, в стазисе он пробыл двое суток. Во-вторых, он был полностью отремонтирован, но какими-то странными, непривычными методами - это чувствовалось даже по составу консервационной жидкости, залитой в него. В-третьих, он не мог пошевелиться. В-четвертых - вот только он не знал об этом пункте - Крюк установил на его цереброконтроллер микрочип, напрямую связанный с центральным процессором и главным нейронным узлом.
Будучи не в состоянии прийти к какому-то однозначному выводу, Уилджек включил оптику. Система видеозахвата некоторое время сбоила, а потом все-таки выдала обычную четкость. Уилджек оглянулся, медленно поворачивая тяжелую голову, и четко осознал, что это место ему незнакомо. Две глухих стены, угловая ширма, окончательно завершающая квадрат ограждения, и серый, высокий потолок. Рядом - стандартный комплекс реабилитации, мерно попискивающий и подмигивающий датчиками. Полтора десятка проводов тянулись от прибора к нему под броню. Попытавшись подняться, Уилджек обнаружил еще один момент - кто-то пристегнул его к ремонтной платформе.
- Эй! - позвал он, с трудом отрегулировав звучание голоса. - Есть здесь кто?
Тишина.
- Э-эй! - уже с большей громкостью заорал автобот, одновременно начиная изворачиваться в своих кандалах.
Тишина.
Поорав еще минут десять, Уилджек наконец-то смирился. Должен же этот загадочный кто-то сюда явиться, хотя бы для того, чтобы проверить, как работает аппаратура. Уилджек запустил сканирование, пытаясь выяснить, что находится за ближайшими стенами. Судя по всему, за ними находились технические переходы, зато за ширмой удалось разглядеть контуры ремонтных механизмов, распиханных по довольно большому помещению. Потом сканирующая система неожиданно засбоила и отключилась. Уилджек повертел головой, дернулся еще раз и обреченно мигнул оптикой. Собственная бездеятельность его угнетала. Отчаявшись дождаться хоть кого-нибудь, он попробовал уйти в стазис, однако и эта функция почему-то не сработала. Ему оставалось только пялиться в потолок или на стены заодно с ширмой. Внутренний хронометр не работал, и это окончательно добивало научного работника. Потихоньку его начала охватывать паника: ему уже мерещилось, как он останется здесь навсегда, прикованный к платформе, чьих силовых генераторов хватит на много солярных циклов, а уж батарей жизнеобеспечивающего аппарата - и подавно.
Где-то в районе начинающегося съезжания с процессоров, он уловил какое-то скрежетание и с невыразимым облегчением понял, что это открывается дверь ремонтного отсека (или где он сейчас находился, не суть важно). Потом магнитный замок закрылся с различимым щелчком, а по металлическому полу загрохотали чьи-то шаги. На всякий случай Уилджек начал опасаться. В конце концов, он прекрасно помнил, что именно Мегатрон вытащил его из смертельно опасной ловушки, и вроде бы даже куда-то унес с собой. Вроде бы даже в телепорт. Короче говоря, надеяться на то, что он попал в руки автоботов или нейтралов, или хотя бы наемников не следовало.
Неизвестный бродил по помещению, звякал чем-то, а потом начал мурлыкать себе под нос мелодию еще довоенного периода. Уилджек разрывался между страхом и пыткой неизвестностью, и в конце концов не выдержал. Врубив вокальные датчики на полную мощность, он откашлялся. Незнакомец вроде бы даже споткнулся и на секунду перестал петь, но потом снова возобновил свое занятие, словно ничего и не слышал.
- Эй, - позвал Уилджек. - Ты кто? Отзовись!
Молчание.
- Эй ты там! - автобот быстро терял терпение. - Чего не отвечаешь? Я к тебе обращаюсь, который там бродит, не думай, что я ничего не слышу!
Молчание.
- Пожалуйста, - выдавил Уилджек. - Не молчи, кто бы ты ни был.
Молчание.
Уилджек не выдержал и начал ругаться в голос, понося незнакомца всеми известными словоформами. Однако посетитель снова сделал вид, что ничего не слышит, и когда Уилджек примолк, соображая, как бы еще половчее обозвать анонимного бродягу, то внезапно услышал мягкий шелест открывающейся, а потом и закрывающейся двери.
- Сто-ой! - взвыл он, и опять не дождался ответа.

- Конечно, я не подвергаю сомнению твою мудрость, - говорил между тем Крюк, стоя за дверью, - но я не могу понять - для чего это нужно?
- Я всего лишь провожу психологический эксперимент, - Мегатрон пожал плечами. - Считай, что я разрабатываю новую программу, - на этот раз он соизволил улыбнуться.
- И долго он будет валяться в отсеке? - поинтересовался Крюк.
- Пока я не решу, что этого достаточно. И кстати, - вспомнил Мегатрон. - Предупреди всех своих посетителей, чтобы они не обращали на него внимания. Да, еще одно. Все это время ты будешь ответственнным за ремонтный отсек. Никаких вылазок на передовую.
- Хорошо, - Крюк фыркнул, пока не зная, радоваться этой новости или огорчаться. С одной стороны, кто в здравом уме захочет рисковать своей броней на поле боя? С другой стороны - что может быть скучнее безвылазного торчания на базе, в то время как твои товарищи напропалую хвастаются подвигами и с гордостью демонстрируют друг другу почетные сварные шрамы?
- Ничего, потом отыграешься, - уловил Мегатрон его терзания. - Я тебе дам такую возможность. Зато сейчас можешь водить к себе кого угодно, вон, если я не ошибаюсь, у вас с Мотормастером завязалась дружба?
- Эмм... да, - Крюк искоса поглядел на него, еще раз уверившись, что Мегатрон прямо-таки всевидящ.
- Можете устраивать распитие энергона и вытекающие из этого последствия прямо в отсеке, - Мегатрон ухмыльнулся. - В общем-то, это даже желательно.
- Аа, - протянул Крюк. - Вот теперь я понял.
Уже на следующий день он договорился с Мотормастером, чтобы тот навестил его во время скучного дежурства. Заранее предупредил о задвинутом в угол пациенте, который имеет обыкновение орать и требовать внимания, и настоял, чтобы Мотормастер ни в коем случае не реагировал...
И Уилджек смог в полной мере насладиться звуками чужого интерфейса. Сначала он услышал, как кто-то опять открывает дверь и заходит в отсек. Поорав для очистки совести, Уилджек замолк, понимая, что занятие это бесполезное. Неизвестный занимался какими-то своими делами, тихо звякая металлом. А потом к нему явился вроде бы посетитель. Гаркнув с порога "Здорово, Крюк!" он тяжеловесно протопал через весь отсек. Поименованный Крюк засмеялся и сообщил, что очень рад видеть Мотормастера. Так Уилджек наконец-то определил, кто есть кто и даже вспомнил как кто выглядит. Сначала приятели просто болтали, не обращая внимания на пару профилактических воплей, последовавших со стороны изолированного пациента, а потом... Уилджек сначала не поверил своим датчикам, когда услышал, как Мотормастер домогается конструктикона, предлагая по-быстрому сынтерфейситься прямо на верстаке. Крюк отбрыкивался, посмеивался и всячески разыгрывал из себя неприступного трансформера.
- Идите путаться проводами в другом месте! - гаркнул Уилджек во всю мощь, но его опять проигнорировали. Ему уже начало казаться, что он частично галлюцинирует. Либо ему только мерещится, что здесь кто-то есть, либо ему только мерещится, что он кричит в полный голос. Второе было вероятнее, потому что даже в самых смелых фантазиях Уилджек не мог себе вообразить того, что сейчас, судя по звукам, происходило в ремонтном отсеке. Десептиконы, чтоб их ржавчина заела, ухитрялись комментировать свои действия вслух и, похоже, получали от этого изрядное удовольствие. А вот Уилджек...
Ну хорошо, он не мог врать сам себе. Практически с ужасом он ощутил, что начинает реагировать. Это было необъяснимо, невозможно, просто немыслимо - и тем не менее, он весь дрожал от внезапно накатившего возбуждения. У него опять сбоили системы, и он не мог отключить аудио-датчики, чтобы не слышать эти возмутительные стоны, ахи, охи, вздохи и ритмичное лязганье. Праймас, кажется, он даже слышал как булькает их энергон... Это просто невыносимо.

Мегатрон вольготно развалился в любимом командорском кресле, отслеживая происходящее в ремонтном отсеке сразу с нескольких камер наблюдения. Само собой, вид слившихся на верстаке Крюка и Мотормастера заслуживал отдельного рассмотрения (желательно - покадрово), но в данный момент гораздо больше Мегатрона интересовал автобот, крутящийся на своей платформе. Убедившись, что дистанционное управление микрочипом действует без перебоев, Мегатрон добавил еще интенсивности сигналов. Монитор бесстрастно отобразил, как автобот ненадолго замер, а потом начал двигаться все активнее: попытался свести ноги, вывернуться из держателей, приподнять бедра... И все это в полном молчании. На бронзовой лицевой пластине уже начала проступать испарина хладагента, а линзы то и дело отсвечивали бирюзой. Мегатрон довольно ухмыльнулся.

Изнемогая от совершенно неконтролируемого желания, Уилджек изо всех сил пытался сделать хоть что-нибудь, могущее облегчить его состояние. Но как назло все держатели располагались так, что он даже не мог стиснуть бедра. А между тем броня в паху и на животе начала открываться, а заглушки - съезжать с разъемов. Впервые в жизни у него включалась не джамп-система, а приемные порты. Энергон начал медленно капать на платформу. В конце концов вся броня сдвинулась, а разъемы полностью раскрылись, после чего сразу же начали искрить. Уилджек сомкнул челюсти, опасаясь выдать себя стоном. Невыносимое возбуждение заставляло его желать невозможного - чтобы эти двое перестали возиться друг с другом и обратили внимание на него. Проклятье... Он весь изъерзался, чувствуя, как непрестанно вытекают из него смазка и отработанный хладагент, скапливаясь под бампером целой лужицей.
К тому времени, когда десептиконы закончили, Уилджек пребывал в таком вздрюченном состоянии, что окончательно перестал соображать, занятый напряжением, терзающим всю его соединительную систему. Однако реализации желаний не предвиделось, и потому постепенно оно снизилось, а затем и утихло окончательно. Возбуждение медленно растворилось, оставив ноющее чувство в сервоприводах и категорически испорченное настроение. Порты снова закрылись заглушками, броня сдвинулась, но возмутительное свидетельство так и осталось остывать под его бампером. Уилджек искренне надеялся, что никто к нему не наведается, пока следы не испарятся естественным путем.
Вниманием его не почтили ни в ближайшие сутки, ни на второй день, ни на третий... Впрочем, может быть дней прошло и больше, ведь хронометр пациента так и не заработал. Еще пару раз в ремонтный отсек заглядывал Мотормастер, потом приходил кто-то из истребителей, жалуясь на поломанные крылья (и это тоже закончилось не только ремонтом, но и быстрыми ласками), и каждый раз Уилджек испытывал сногсшибательную гамму ощущений, точно так же заканчивающуюся пшиком, в то время как стоны и вздохи в ремонтном отсеке свидетельствовали, что партнеры достигли перезагрузки.

Он в миллионный раз пробовал уйти в оффлайн и в миллионный раз потерпел неудачу, когда его наконец-то удостоили посещением. Уилджек угрюмо пялился в потолок и даже не пошевелился, когда дверь ремонтного отсека зашуршала, открываясь. Тяжелые мерные шаги он тоже проигнорировал, хотя какая-то часть кластеров отметила - тот, кто сейчас расхаживает по отсеку, здесь еще не появлялся.
А потом неизвестный внезапно подошел к тонкой загородке, и ширма со скрежетом раздвинулась. Все еще не веря своим датчикам, Уилджек медленно повернул голову...
На расстоянии двух шагов от него возвышался Мегатрон собственной персоной.
- Как самочувствие пациента? - сладким как нефть голосом поинтересовался он.
- Аа, я так и знал, что это твоих рук дело, - мрачно сказал Уилджек, стараясь не выдать дикой радости по поводу того, что хоть кто-то с ним разговаривает, да к тому же находится в прямой видимости. Мегатрон снова задвинул ширму.
- Ты совсем не хочешь поблагодарить меня? - совершенно искренне удивился десептикон, подходя ближе и пробежавшись пальцами по клавиатуре аппарата жизнеобеспечения. - Честно говоря, я даже не знаю, что побудило меня спасти твою жизнь, но все же рассчитывал на выражение некоторой признательности.
- Да, да, большое спасибо, - буркнул автобот. - Вот только я не пойму, почему меня до сих пор не отпустили, если ты такой добрый.
- Я боялся, что ты будешь шпионить, - усмехнулся Мегатрон, присаживаясь на отчетливо скрипнувшую под его весом платформу. - Бродить по базе и все такое.
- И поэтому ты загнал меня в полную изоляцию? - Уилджек завертелся, опять пробуя свои путы на разрыв. - По-моему, это форменное издевательство. Лучше бы убил! Как я вас всех ненавижу!
- Так. Я вижу, что конструктивный диалог у нас не получается.
Мегатрон поднялся, явно собираясь уходить. Уилджек проклял себя вплоть до последней шестеренки. Потом не удержался и постыдно взмолился, чтобы злейший враг не бросал его в одиночестве. При мысли о том, что ему снова придется лежать здесь неподвижным куском руды, у него холодел энергон в трубопроводах.
- Хорошо, - легко согласился Мегатрон. - Начнем сначала. Итак, я тебя спас...
- Большое спасибо, - вежливо сказал Уилджек.
- Уже лучше... Как ты себя ощущаешь?
- Все в пределах нормы, - так же дипломатично ответил невольный пациент и выразительно покрутил запястьями. - Думаю, нет никакой необходимости в принудительном ограничении.
- А вот диагностическая аппаратура, - Мегатрон постучал пальцем по корпусу прибора, - несколько раз фиксировала резкое ускорение работы двигателя. Возрастающее напряжение, сброс топлива... По-моему, ты все-таки не в порядке.
- Я отказываюсь рассуждать о диагнозах, выставленных вашей аппаратурой, - немедленно среагировал Уилджек и высокомерно задрал подбородок, всем видом показывая, что не доверяет десептиконской электронике.
Мегатрон ухмыльнулся и демонстративно сложил руки на груди, свысока поглядывая на пристегнутого автобота. Крюк действительно постарался, обеспечив полную неподвижность. Щиколотки, колени, бедра, плечи, локти, запястья... Продолжая улыбаться, Мегатрон послал сигнал на коммлинк, а оттуда цепочка импульсов перешла на прикрепленный под верхней панелью коммлинка регулятор. На шкале делений указатель медленно сдвинулся вверх. Уилджек застыл, словно окаменел. Прибор-диагност тихонько пискнул.
- Я не знаю, кто отключил здесь звуковое оповещение, но теперь ты сам можешь услышать, что все регистрируется, - заметил Мегатрон. - Хочешь сказать, что это неполадки?
- Да, - коротко ответил Уилджек, отчаянно надеясь, что внезапно уколовшее его возбуждение пройдет само по себе. В самых кошмарных мыслях он не мог представить, что будет лежать перед десептиконом и мучиться от желания. Мегатрон повернулся, случайно задев его коленом, и Уилджек внезапно почувствовал, как подскакивает уровень возбуждения в его датчиках. Аппаратура снова пискнула, и Мегатрон поглядел на него с выжидательным выражением лица.
- Помехи, - слабо сказал Уилджек.
- Да-а? - протянул предводитель десептиконов и наклонил голову. - Скажи, будь любезен, из-за каких помех твое магнитное поле скачет как свободный электрон? И потом... - он прервался и с искренним интересом уставился в одно место на теле автобота.
Уилджек мысленно застонал, чувствуя, как разъезжается броня. Создавалось такое впечатление, что джамп-система вообще дезактивировалась, и поэтому на любое нервное возбуждение реагировала исключительно приемная часть.
- Это приглашение? - осведомился Мегатрон, проводя указательным пальцем по выщелкнутому разъему.
- Не тронь меня! - рявкнул Уилджек, судорожно двигая бедрами, словно это могло как-нибудь помочь.
- Будучи десептиконом, я не могу упустить такой шанс, - ухмыльнулся Мегатрон.
Уилджек обреченно застонал, чувствуя, как десептикон начинает исследовать его раскрытый пах. Внезапно Мегатрон повернул голову в сторону входа, потом снова поглядел на Уилджека и с улыбкой прижал палец к губам. Уилджек четко услышал, как кто-то входит в ремонтный отсек. И не смог удержаться от дрожи. Мегатрон улыбнулся еще шире и занялся своим пленником уже вплотную. Он видел, что все разъемы затянуты непрозрачной изоляционной пленкой, которая истончается, когда они раскрываются, но так и не рвется. За несколько секунд он перебрал десяток вариантов и наконец остановился на одном из не самых интимных, но зато психологически занятном.
- Итак, - на грани слышимости сказал он. - Поиграем в пультовую...
Все десять пальцев опустились на разъемы и побарабанили по нежным пленочкам. Уилджек задергался, уже понимая, что сейчас его лишат зануленности самым протокольным способом. Хуже было бы только если Мегатрон вооружился бы пробойником или растворителем. Невысказанное возмущение было столь явным, что Меатрон ухмыльнулся. Потом неожиданно резко наклонился и...
Уилджек содрогнулся и прикусил губы ровно столько раз, сколько острый и горячий язык пробивал защитные пленки, сбрасывая в чистые порты электричество. О нет, это было далеко от протокольности… Но это произошло непозволительно быстро!
Поэтому он не сумел возразить, когда Мегатрон все-таки пустил в ход пальцы, засовывая их туда, куда даже медики свои приборы еще не засовывали. Внутренние сенсоры трепетали от прикосновений и трения, и автоботу казалось, что его собственная Искра переместилась прямо туда, в нестерпимо ноющую глубину, и пульсирует там, горит, требует разрядки... Смазка снова выплеснулась из микроотводов, лужица под бампером расползлась еще шире.
- Хорошо-о, - почти промурлыкал Мегатрон, но так тихо, что услышать его можно было с большим трудом.
- Пожалуйста... - еле выговорил Уилджек одними губами. - Пожалуйста-ах...
Мегатрон неторопливо вытащил руку, с интересом разглядывая густые нити смазки, тянущейся за его пальцами. Уилджек снова открыл рот, и Мегатрон заставил его замолчать самым радикальным способом.
- Вылижешь как следует, и тогда я тебя докончу, - тихо пообещал он, поглубже запихивая пальцы между чужих дентопластин.
Уилджек на секунду застыл, а потом начал лихорадочно обсасывать его пальцы, желая как можно быстрее снова почувствовать интимное прикосновение.
Чувствуя, как скользит проворный язык, Мегатрон наслаждался моментом, и только требовательный, хотя по-прежнему тихий стон заставил его вспомнить, что автобот все еще не достиг финала. Не вынимая пальцев у него изо рта, Мегатрон чуть подвинулся и начал ласкать его свободной рукой - пока что просто поглаживая разъемы и щекоча нетерпеливо подергивающиеся сегменты. Автобот под этой лаской снова задвигался, насколько позволяли ему держатели, и приподнялся, явно желая большего. У него начала рскрываться даже боковая броня. Челюсти сомкнулись на фиолетовых пальцах, и Мегатрон с легкой насмешкой подумал, что было бы крайне тяжело объяснить, где он умудрился потерять три пальца на собственной базе...
Повелитель десептиконов еще чуть-чуть подразнил пойманного, а потом резко воткнул трансформировавшиеся пальцы сразу в три разъема и послал электрический толчок. Автобот вскинулся так, что сервоприводы взвыли, а мгновением позже бурлящее топливо брызнуло отовсюду, откуда только можно. Уилджек едва успел вырубить голосовой процессор, чтобы не завопить в голос. Но Мегатрона все-таки не укусил. Еще секунду спустя его линзы погасли, а голова безжизненно откинулась. Только слабое подергивание всего тела и по-прежнему булькающий, вытекающий энергон указывали, что это не дезактивация, а временный стазис, вызванный чрезмерной чувственной перегрузкой.
Мегатрон задумчиво вытер руки о чужой корпус, поднялся и вышел.
Крюк, с удобством расположившийся в ремонтном кресле, торопливо снял ноги с близстоящего верстака и вскочил, тут же вытягиваясь во фрунт.
- Еще три-четыре дня, - негромко сказал Мегатрон, собираясь покинуть отсек. Однако потом притормозил и окинул задумчивым взглядом застывшего конструктикона. Он удовлетворил автобота, но сам проявил воздержание, обычно ему несвойственное. И, вспомнив хранящиеся в памяти центрального компьютера видеозаписи из ремонтного отсека, Мегатрон решил, что сейчас как раз подходящий момент для более близкого знакомства с подчиненным. Развернувшись на месте, он неторопливо подошел к удивленно блеснувшему визором конструктикону. Одну руку положил на плечо, пальцем другой медленно провел по гладкой серой щеке. Крюк чуть повернул голову, сразу же почуяв запах чужой смазки, и понял, что у него сейчас есть все шансы обогатить новым опытом свою личную жизнь.
- Выбирай место, - так же негромко произнес Главнокомандующий. - Иначе прямо на полу.
- Зачем на полу? - Крюк расплылся в улыбке и медленно опустился в кресло.
Мегатрон одобрительно кивнул, наблюдая, как расходится броня конструктикона. Крюк пошарил под креслом, и спинка медленно опустилась, а подлокотники развернулись. Положив ногу на подлокотник, Крюк вызывающе сверкнул визором. Мегатрон улыбнулся, оскалив клыки, и присоединился к нему. Кресло обреченно заскрипело.

Уилджек вернулся в онлайн, впервые чувствуя себя удовлетворенным и крайне довольным жизнью. Сервоприводы поднывали, но на этот раз ощущение было приятным, как после хорошей гонки по ровной автостраде. Пожалуй, зря он все свое существование уклонялся от "нижнего" интерфейса. Если даже десептикон сумел довести его до взрывной перезагрузки, то по-настоящему умелый партнер... Впрочем, о партнерах можно было только мечтать, а Уилджеку пришлось вернуться в неприглядную реальность. Он по-прежнему оставался прикован к одному месту, за ширмой, отгородившей его от остального мира. Кстати, об остальном мире... Ему почудилась некая возня, и на всякий случай он насторожил датчики.
Он услышал напряженное гудение механизмов, тяжелое лязганье металла и придушенное "М-мегатро-он...", наполненное страстью по самое не могу. И ему не составило труда определить, что пылкий стон принадлежит тому, кого все дсептиконы льстиво называли ремонтником, то есть Крюку. Уилджек тихо фыркнул от возмущения, хотя и сам не мог определить его причины. Затем поерзал, чувствуя еще большее возмущение - его даже не вытерли, и смазка застыла на раскрытых механизмах целыми сгустками. Но зато ему больше не хотелось лезть на стенку от неудовлетворенного желания. Поэтому он достаточно спокойно выслушал симфонию "интерфейс и десептиконы", а потом совершенно неожиданно для себя плавно и без эксцессов ушел на перезарядку.
Про него снова как бы позабыли на несколько дней, и вскоре он вновь начал реагировать на происходящее в ремонтном отсеке. Создавалось впечатление, что под словом "ремонт" десептиконы понимают исключительно "отладка и интерфейс". Некоторое время Уилджек развлекался тем, что громко комментировал процессы коннекта, однако толку от этого было, как от ржавой гайки, и он перестал выпендриваться. Жаль, что заоффлайниться окончательно так и не получалось - перезарядки выходили быстрыми и поверхностными.

Очередной возврат в онлайн знаменовался удивительным событием. Ограничители исчезли. Уилджек, не веря показаниям собственных датчиков, пошевелил руками и ногами, после чего убедился, что действительно свободен. То ли кто-то подарил ему свободу, то ли случился сбой в оборудовании. В любом случае Уилджек не собирался задерживаться на этой паскудной, опостылевшей ему платформе ни на одно лишнее мгновение. Быстро, но осторожно поднявшись, он пережил несколько мгновений дезориентации, пока стабилизаторы спешно перестраивались под активную форму действия, а системы калибровались для управления ими же. Одновременно с сигналом стопроцентной готовности, он шагнул к ненавистной преграде. На секунду замерев, отсканировал пространство за ней, но ничего подозрительного не обнаружил, и дрогнувшей рукой отодвинул треклятую ширму.
В ремонтом отсеке его уже ждали.
Уилджек почувствовал, как его двигатель взвывает от ненависти, когда он увидел знакомую рогатую фигуру. Нет, нет, ну надо же быть таким доверчивым идиотом? Стоило подумать о возможностях современной маскировки, честное слово. Ну и, конечно, не стоило надеяться на удачу, откровенно говоря, она никогда не была особо благосклонна к Уилджеку. Он проверил заряд на встроенных лазерах. Разумеется, ноль. И, хотя его начинало трясти при мысли о том, что его снова пристегнут к равнодушной металлической поверхности, он не стал орать и кидаться на Мегатрона с оскаленными дентопластинами. Скрестив руки на груди, он смерил предводителя десептиконов тяжелым взглядом.
- Гм, ну что, я могу поздравить тебя с окончательным возвращением в норму? - улыбнулся Мегатрон, вставая из кресла.
Уилджек промолчал, тем более что опять ощутил беспокойство в датчиках, особенно когда заметил светящиеся капли энергона на полу. Что-то тут опять было.
- При окончании реабилитации захваты автоматически снимаются, - счел нужным пояснить Главнокомандующий.
- Ну значит я действительно в норме, - пожал плечами Уилджек. - Что будет дальше?
- О, ну у тебя есть целых два выбора, - Мегатрон поднял два пальца, - во-первых, ты можешь остаться с нами.
- Ты уже знаешь мой ответ, - фыркнул автобот.
- Во-вторых, ты можешь перейти к нейтралам и навсегда оставить эту войну.
- Что же помешает мне вернуться к автоботам, если ты меня отпустишь?
- Подозревая, что услышу именно это, я просто вынужден был напичкать тебя вирусами. Я же не хочу, чтобы ты сообщил им информацию про нашу базу. Так что, имей в виду, если у тебя вдруг появится желание раскрыть парочку тайн, тебе не поздоровится. Как и той системе, в которую ты захочешь включиться.
Уилджек стремительно помрачнел и буркнул, что согласен уйти в нейтралы. Переходить на сторону десептиконов он не желал, а пребывая на свободных от конфликта территориях рассчитывал самостоятельно разобраться с упомянутыми вирусами - ученый он или кто?
Мегатрон не стал возражать, просто развернулся и пошел к выходу. Стараясь сохранять невозмутимость, Уилджек последовал за ним. И все-таки он постоянно вертел головой, поглощая массу визуальной информации. Зрелище было настолько внушающим, что он совершенно забыл, куда они идут, и едва не налетел на Мегатрона, когда тот остановился. Мегатрон прижал ладонь к датчику, и перед ним открылась дверь, ведущая... пока неизвестно куда. Уже шагнув в помещение, Мегатрон неожиданно остановился и повернулся к автоботу.
- Подожди здесь. Мне надо побеседовать со Старскримом.
Уилджек сердито вздохнул, но остался за дверью. Ему хотелось как можно скорее вырваться на свободу. Проклятье, ржавчина с ними, с идеями сопротивления. Он готов был действительно уйти из автоботов в нейтралы. Военные идеалисты вытащили его из уютной лаборатории, хотя прекрасно знали, что десептиконы не трогают ученых, а предпочитают утаскивать в свои бункеры, на казенный энергон. Они заставили его сражаться, его, мирного лабораторного работника. Да, он проникся их образом жизни и подружился со многими автоботами, но они с легкостью пожертвовали им, когда выяснилось, что подобраться к нему слишком сложно. Друг... бывший друг пожертвовал им в первую очередь.
Окончательно расстроившись, он стукнул кулаком по двери, и та внезапно слегка отъехала. Уилджек вздрогнул и оглянулся, словно его могли тут же призвать к ответу за порчу десептиконского имущества. Из-за двери донеслись тихие голоса, а потом довольный смешок. Не выдержав, Уилджек чуть-чуть переступил на месте и припал линзой к щели.

Мегатрон по своему обыкновению стоял возле пульта, прислонившись к нему бедром, и слушал, что интересного выложит Воздушный Командующий. Рассказ о налете на одну из фабрик показался ему забавным, особенно в части описания удирающего персонала, и он позволил себе коротко хохотнуть. После этого в дверь кто-то глухо стукнул. Старскрим обернулся, никого не увидел и перевел вопросительный взгляд на Мегатрона.
- Там наш автоботский друг, - пояснил Главнокомандующий. - Кстати, пока он ждет разрешения войти, окажи-ка мне маленькую услугу, - он многозначительно обхватил истребителя за талию и подтянул к себе поближе.
- Эй, какого... - возмутился Старскрим, решительно стараясь высвободиться. В данный момент он упивался собственными военными победами, а никак не предвкушением интерфейса.
- Тшш, - предупредительно сказал Главнокомандующий. - Раз уж он за нами подглядывает, то я хочу, чтобы ты продемонстрировал огненную страсть.
- Гмм, вот как? - протянул Старскрим, мгновенно поняв, что замышляет Мегатрон. И послушно закинул ногу тому на бедро. Пусть колесная малявка позавидует...
За дверью в этот момент Уилджек наконец-то осознал, что дела его безнадежны. Глядя, как уже оседлавший Мегатрона истребитель нетерпеливо двигается под его прикосновениями, он чувствовал, что готов отдать последнюю каплю энергона, только бы его тоже вот так же потрогали... О Пра-аймас...
- Я называю это совмещением приятного с полезным, - промурлыкал Мегатрон, настойчиво пробуя подцепить желтую кабину. - Кстати, можешь за меня подержаться.
Старскрим тут же вцепился обеими руками в иззубренные антенны, чувствуя, как знакомо покалывает пальцы электричество. Мегатрон все-таки разомкнул силовые крепления и снял с него кокпит. Памятуя о том, как нервно истребитель относится к этой детали, он осторожно отложил выгнутый пластиковый колпак и только после этого запустил пальцы в открывшуюся проводку. Немного поиграв с нежными шлейфами, он потребовал, чтобы Старскрим поменял позу и повернулся лицом к двери. Демонстративно пофыркав, Старскрим подчинился, одновременно развернув турели вперед и почти опустив их в горизонтальное положение. Мегатрон сверкнул оптикой. Иногда своеволие Старскрима начинало его раздражать, причем до опасной отметки. В качестве маленькой мести он бесцеремонно запустил пальцы в грудной отсек истребителя и резко дернул за первые попавшиеся провода. Истребитель вздрогнул, но благоразумно промолчал.
- Представляешь, каково ему сейчас? - пробормотал Мегатрон, успокоившись. - Он стоит за дверью и все-все видит. Возможно, он сейчас даже играет с собой пальчиками...
Моментально вообразив эту картину, Старскрим почувствовал такой приступ возбуждения, что где-то внутри щелкнули предохранители, и закапала смазка. Мегатрон одобрительно хмыкнул, скрупулезно обследуя внутренние датчики истребителя. Сладко вздохнув, Старскрим запрокинул голову и немного прогнулся в спине.
- Да, да, подай ему пример, - одобрил главнокомандующий. - Покажи ему, как это делается...
- Хватит меня учить, - прошипел Старскрим, ерзая под прикосновениями, поджигавшими его сенсоры.
Мегатрон зарычал ему в датчик и поднялся, молниеносно перекидывая строптивого заместителя под себя. Старскрим дернулся, но Мегатрон схватил его за турели и удержал, не давая встать.
- Прошу прощения, Главнокомандующий, - Старскрим задергался сильнее. Он терпеть не мог, когда кто-то ограничивал свободу его передвижений. - Я... отпусти меня!
Еще некоторое время полюбовавшись на почти извивавшегося истребителя, Мегатрон разжал руки и сразу же наклонился, ныряя языком в чужую проводку. Он точно знал, что там находится масса чувствительных датчиков, которые при должной стимуляции выдают потрясающий эффект.
Забыв о всякой осторожности, Уилджек буквально прирос к двери. Раскинувшийся на пульте Старскрим сжимал антенны Главнокомандующего и отчетливо постанывал. Уилджек поймал себя на том, что трет защитную пластину, прижимая ею настойчиво пытающиеся раскрыться детали. Он вспомнил, как пальцы Мегатрона вторгались в его внутренности, и против воли начал выгибаться, с огромным трудом контролируя нарастающее желание. Между тем Старскрим поднял ноги и уперся ступнями в бедра Главнокомандующего. Торчком стоящие турели начали окутываться короной статических разрядов. Мегатрон переступил на месте, и между прижатыми друг к другу телами началось какое-то движение. На секунду оторвавшись от подсматривания, Уилджек параноидально оглянулся, а потом осторожно опустился на одно колено, чтобы рассмотреть все в новом ракурсе - желательно, в как можно больших подробностях. Он врубил оптику на полную мощность и растопырил все датчики, не в силах оторваться от творящегося в помещении разврата. Высоко поднятые колени истребителя ритмично дергались, и точно таким же дерганьем отзывалось все внутри Уилджека. Мегатрон словно нарочно широко расставил ноги и уперся ладонями в пульт, нависая над своим заместителем. Поэтому Уилджек видел абсолютно все - и предельно развернутые детали, и выпущенные соединительные кабели, и напряженно пульсирующие топливные шланги. Все это сопровождалось рычанием в два голоса, но потом Старскрим все-таки уступил и застонал на грани крика, а Уилджек увидел знакомое голубое сияние, выбивающееся даже из-за спины Мегатрона. Турели снова начали поворачиваться, уходя назад, а Мегатрон опустился на локти, и наконец лег на истребителя полностью. Сияние стало еще ярче. Уилджек сообразил, что скоро дело закончится закономерной перезагрузкой, и торопливо сунул руку под собственную броню. Он не хотел даже представлять, что будет, если в таком возбужденном состоянии ему придется сидеть в этой треклятой пультовой и ждать, когда Мегатрон изволит отпустить его на свободу. Если, разумеется, он не соврал. Мимоходом Уилджек подивился, как быстро Старскрим открыл свою Искру, но потом решил, что у десептиконов вообще странное мнение на любой счет, и больше ни о чем не думал. Он не мог спокойно размышлять, когда видел, как истребитель закидывает одну ногу куда-то едва не на траки Мегатрону, а острыми пальцами царапает фиолетовую броню у того на спине. Быстрые вспышки объединившихся Искр тоже не способствовали отстраненным философствованиям. И уж тем более не помогали оставаться спокойным хриплые стоны, вскрики и прочие звуки, свидетельствующие о крайне приятном для обоих сторон интерфейсе.
В конце концов по спаянным телам трансформеров прошла короткая судорога, Искры вспыхнули как электросварка, и яркие брызги перезаряженного энергона полетели во все стороны. Эти капли окончательно доконали Уилджека, и его собственные системы начали перезагружаться с бешеной интенсивностью. По ногам заструились горячие ручейки.

Почувствовав некое шевеление под собой, Мегатрон включил одну линзу. Старскрим смотрел на него все еще мутной, но довольной оптикой и выразительно двигал бедрами, намекая, что пора бы и освободить гордость десептиконских воздушных сил. Мегатрон состроил непонимающее выражение лица, Старскрим нахмурился и дернул его за гусеничную ленту на траке, которую до сих пор сжимал, как в последний момент перед перезагрузкой. Мегатрон потянул еще несколько секунд, и только потом начал медленно разъединяться с истребителем.
Старскрим длинно, лениво зевнул, и Мегатрон усмехнулся. Последствия качественного интрфейса у всех выражались по-разному, но в основном заключались в каких-нибудь непроизвольных телодвижениях. Истребитель, например, постоянно зевал, словно пытался сломать себе челюсть. Кто-то потягивался, кто-то хрустел сервоприводами, у кого-то басовито урчал двигатель... Сам Мегатрон ограничивался торжественной иллюминацией на антеннах - десятки холодных электрических огоньков плясали на острых гранях.
- Я заслужил почетное звание верхнего? - улыбнулся он. Такая улыбка не предусматривала отрицательного ответа.
- Да, - совершенно искренне выдохнул Старскрим. Мегатрон действительно заслужил, поскольку на этот раз занимался не самоутверждением, а тем, что и положено делать верхним - удовольствием своего партнера. Старскрим еще раз зевнул, грея корпус о чужую броню. Безусловно, он предпочел бы поваляться так еще парочку часов, может даже перезарядиться прямо здесь. Однако уже пятнадцать минут как он должен был находиться в резервном центре... Уааахх.
- Мне надо идти, - пробормотал он. - Проверять отчеты.
Опять немного помедлив, Мегатрон все-таки поднялся, и Старскрим неохотно сполз с поскрипывающего под спиной оборудования. Он-то рассчитывал, что Мегатрон прикажет ему не маяться ерундой и не заниматься канцелярской работой. Но если учесть, что Главнокомандующий имеет виды на затаившегося в коридоре автобота... Старскрим попытался побороть очередной зевок, обреченно махнул рукой и пошел к выходу, развернув турели в привычное положение и чуть не заехав ими по носу Мегатрону. Главнокомандующий чуть откинулся назад и довольно проследил, как истребитель раскачивает бедрами на ходу. Дверь с тихим шорохом скользнула в сторону, выпуская красную фигуру. Мегатрон повернул голову, прислушиваясь. За дверью зевнули с таким подвыванием, что он довольно фыркнул. Потом представил, как истребитель будет шляться по базе, распространяя флюиды удовлетворенности, и хохотнул.

Уилджек успел привести себя в порядок и с равнодушным видом прислониться к стене, скрестив руки на груди для пущей независимости. Когда истребитель вышел, он даже не удостоил его взглядом.
- Можешь заходить, - совершенно изменившимся низким голосом сказал Старскрим.
Стараясь не задеть его, Уилджек просочился мимо истребителя, при этом словив дозу фонового излучения. Брр, интересно, десептиконов не смущает, когда весь внешний вид одного из их товарищей просто кричит "да, я только что занимался интерфейсом"?
Запретив себе думать о столь неуместных в логове десептиконов вещах, Уилджек прошел через всю пультовую и остановился в двух шагах от Мегатрона.
- Садись, - Мегатрон кивнул на кресло, одновременно набирая какую-то сложную комбинацию на вновь включенном пульте.
Уилджек невольно посмотрел на его пальцы и увидел пятна энергона, разлитого на клавишах. Воспоминания заклубились в его процессоре со свежей силой, заставив заерзать.
- Итак, - Мегатрон обернулся к нему и устроился на углу пульта. Регулятор контроллера микрочипа медленно повернулся. - К какому выводу ты пришел?
- Я... - Уилджек собрался с мыслями, переживая неожиданное возбуждение - я решил, что... - еще одно деление на шкале. - Я ухожу, - с трудом произнес Уилджек, не понимая, что с ним происходит.
Мегатрон переступил на месте, устраиваясь поудобнее. Он-то прекрасно понимал, что происходит, но не думал, что автобот окажется настолько неуступчив. Он не сомневался, что тот в итоге согласится, не в силах противостоять воздействию. Впрочем... в запасе было еще пять делений, последнее из которых было помечено красным и приводило к мгновенной перезагрузке с обвальным схлопыванием всех систем. К сожалению, поставить на поток производство подобного оружия было нельзя. Штучная работа, необходимость тонкой операции на нейронных цепях...
- Хорошо. Твой выбор, - Мегатрон пожал плечами и отвернулся. Еще одно деление. - Подожди, я сделаю тебе чип для охранной системы. Одноразовый и самоуничтожающийся, к твоему сведению. Так что не пытайся сохранить его и заняться разработками хак-программ.
Произнося эту коротенькую речь, он наклонился, потянувшись за стандартными чипами, на основе которых делались пропуски для посетителей, и услышал за спиной лязг железа. Косой взгляд в один из погашенных монитров подтвердил его догадку - автобот вздрогнул, поерзал на месте и закинул ногу на ногу.
Уилджек из последних сил держал броню закрытой, чувствуя, как под ней булькает смазка.
- Та-ак, сейчас быстренько определим статус, - промурлыкал Мегатрон, вновь переступая на месте и покачивая танковым дулом.
Уилджек понял, что начинает сходить с ума. Он не мог оторвать взгляд от мощной фиолетовой фигуры. Каждое движение Мегатрона порождало в процессоре массу непристойных фантазий. Вопли собственного тела становились все громче, и в конце концов энергон предательски заструился между зазорами старательно стиснутых пластин. Уилджек похолодел. Примерно так же, как если бы его опустили в жидкий азот.
- Возьми, - Мегатрон закончил свои манипуляции, повернулся к нему и протянул крошечный кусок пластика.
Но чтобы взять этот кусочек, надо было встать и сделать два шага. А потом выйти за дверь, пересечь всю базу под внимательными взорами камер наблюдения, и только потом, если Мегатрон не шутит, его выпустят на свободу. Проделать все это в таком состоянии? Невозможно.
- Ты там что, прилип к сиденью? - раздраженно осведомился десептикон.
- Да, - брякнул Уилджек и аж застонал, сообразив, какую глупость только что допустил.
- Интересное заявление, - Мегатрон подошел к нему и взял за плечо. - Посмотрим...
Уже зная, что увидит, Мегатрон выдернул автобота из кресла. На сиденье расплывалась курящаяся паром лужица топлива. Мегатрон с тщательно рассчитанным удивлением поднял надлинзовые щитки.
- Что это, а, солдат?
- Я не солдат, я ученый, - Уилджек уже не соображал что говорит - лишь бы ответить, не молчать...
- Ну проверим, чем ученые отличаются от солдат, - хмыкнул Мегатрон и резко вывернул ему руку.
Уилджек заорал, резко вставая на самые кончики стоп, чтобы рука, не дай Праймас, не выскочила из шарниров. Где он потом будет ее вправлять? На какие уни-знаки?
- Где же тут у нас замки, - почти напевал Мегатрон, обследуя его броню.
- Не тронь! - Уилджек попробовал его лягнуть, но безуспешно.
- Нашел, - чрезвычайно довольно сказал Мегатрон, взламывая замки с помощью узконаправленных магнитных импульсов.
Уилджек задергался, пытаясь увернуться от ловких пальцев, скользящих между защитных пластин, однако Мегатрон усилил давление на его руку, принуждая застыть на месте. Одновременно он настойчиво теребил найденные сегменты, нажимал на открытые контакты, покручивал тоненькие провода и вообще делал все, чтобы направить мысли автобота в иное русло. Уилджек честно старался сопротивляться, но очень скоро начал срываться на короткие стоны, не в состоянии изображать из себя заблокированного трансформера. Мегатрон посмотрел на нетерпеливо приподнятый и отставленный бампер, и вывернул чужую руку еще сильнее. Уилджек едва не пустил стеклоочиститель, из последних сил вытягиваясь вверх. Десептикон снова подергал нежные проводочки, и внезапно его пальцы наткнулись на датчик экстренного сброса топлива... Уилджек протяжно вскрикнул, начиная сливать энергон. Он никогда не пробовал делать это в таком перевозбужденном состоянии, и первый опыт оказался просто ошеломительным. Он действительно пробовал удержаться, но Мегатрон начал стимулировать этот датчик, и Уилджек просто не мог остановиться. Микрочип, припаянный к цереброконтроллеру, посылал сигналы нервного возбуждения, а Мегатрон делал все, чтобы эти сигналы поддержать.
- Сконнектить или нет? - протянул Мегатрон, размышляя вслух. Еще одно деление.
- Да! Да, да-а! - забился Уилджек, чувствуя, как буквально плавится его броня.
Мегатрон оглянулся, выбирая место поудобнее, но свободных поверхностей, кроме пульта, здесь не было, а Мегатрон не хотел лишний раз мучить технику. Ремонтники и так втихую жаловались друг другу, что проще заменить пульт на цельнометаллическую конструкцию, чем постоянно ремонтировать.
Недолго думая, он опустился на пол, потянув автобота за собой. Уилджек охнул, едва не упав, а Мегатрон тут же толкнул его на спину и пристроился сверху.
В этот момент сквозь пелену вожделения все-таки пробился страх, и Уилджек со скрежетом проехал ногами по полу, одновременно попытвшись отпихнуть Мегатрона. Тот приподнялся на локте и с интересом посмотрел на него, водя пальцем по длинной царапине на грудной броне. Она пересекала знак автоботов, словно разрубала его.
- Успокоился? - поинтересовался Мегатрон, выждав секунд двадцать, наполненных лязганьем железа.
Уилджек ответил неопределенным мычанием, и Мегатрон кивнул. Потом поднялся и с удобством устроился между его раздвинутых ног. Пощекотал разъемы, многозначительно надавил на парочку…
- Я всегда только сверху был, - наконец выдал Уилджек причину своей нервозности.
- Вот как? - Мегатрон неподдельно удивился. - Так ты двусторонний?
- Ах-ха-аа...
- Джамп-система тебе не потребуется, - уверенно сказал Мегатрон. - Раздвигай ноги шире.
- Я нн... мм...
Возбуждение и страх были одинаково сильными, поэтому Уилджек никак не мог успокоиться, дергаясь и пытаясь то ли отползти, то ли расставиться, как было приказано. В результате Мегатрон не выдержал и взял дело в свои руки. Когда Уилджек в очередной раз начал изворачиваться и перекатился на бок, Мегатрон поймал его за ногу и резко дернул вверх, укладывая пяткой себе на трак. Раскрытая промежность плотно прижалась к его собственной паховой броне, все еще закрытой. Уилджек схватил его за колено, глядя на десептикона с неподдельным ужасом.
- Меньше паники, мой дорогой автобот, - промурлыкал десептикон, - я всего лишь хочу получить от тебя кое-что.
Прежде чем автобот начал бы снова сопротивляться, Мегатрон убрал свои пластины и разом всадил в подставленные порты четыре штекера. Уилджек взвыл, но больше не крутился. Остальные штекеры последовали за первопроходцами. Уилджек отвернулся, почти уткнувшись лбом в пол. Он весь горел, не в состоянии подстроиться под чужие энергетические системы. Мегатрон засунул пальцы между разъемов и деталей, туда, где нервно пульсировали тонкие трубочки с энергоном. Уилджек хрипло застонал, когда десептикон начал перекатывать их в пальцах, то и дело зажимая. Возбуждение вспыхивало одновременно с движениями этих пальцев.
Поскольку бояться уже было поздно, Уилджек снова вернулся к одной чистой эмоции. Но прежде чем он успел попросить большего, Мегатрон зарядил в его разъемы такой электрический толчок, что Уилджек почувствовал запах перегретой меди. Он завопил, нисколько не думая о том, что за дверью тоже может кто-то находиться. Нога соскользнула с плеча Мегатрона, и Уилджек автоматически уперся в его бедро. От последовавших ударов электричества его буквально начало подбрасывать, а пол под ним мгновенно сделался мокрым.
- Ну как, нравится быть нижним? - хрипло спросил Мегатрон.
Не в состоянии ответить, Уилджек застонал и развернулся всем корпусом на спину, продолжая упираться в чужое бедро. Его сервоприводы гудели и вибрировали, от чего ему хотелось извиваться еще больше. Мегатрон посмотрел, как начинают мерцать голубые линзы, и внезапно почувствовал сильнейшее возбуждение, несравнимое с обычным азартом верхнего. Энергия клокотала в нем, стремясь вырваться наружу, лилась по проводам и стреляла искрами. Уилджек стонал под ее напором, двигал бедрами, словно это могло помочь, и трепетал всем телом. А еще пару минут спустя у него начала открываться грудная броня. Мегатрон с готовностью помог ему полностью обнажить Искру, но не торопился как-то использовать это. Он продолжал играть с электрическими волнами, наблюдая, как откликается Искра.
- На, возьми! - Уилджек отчаянно подставлял ему самое дорогое. - Пожалуйста!
Мегатрон не смог отказать такой страстной просьбе. Убрав защиту, он наклонился над Уилджеком, окончательно выворачивая тому бедренный сустав, и с хирургической точностью объединил Искры. Пластины бронзовой и фиолетовой брони лязгнули друг об друга и примагнитились, завершая слияние. Уилджек закричал и схватил Мегатрона за антенну, повреждая ладонь об острые грани.
Главнокомандующий чувствовал сладкое биение в чужой груди, старался управлять им, подстраивая под собственный ритм, и ни на секунду не забывал про стимуляцию партнера через разъемы. Вскоре Уилджек перестал кричать, потом стихли стоны, и почти погасла оптика. Мегатрон добился желаемого - получил абсолютно нерассуждающего и не возражающего партнера, с готовностью принимающего любые затеи. Упиваясь этой властью едва ли не больше, чем наслаждением от интерфейса, он начал гонять Уилджека по всем порогам нагрузки, при этом не давая перезагрузиться.
- Я... м-мой процессор... - наконец еле выговорил Уилджек, чувствуя, что сейчас его микросхемы расплавятся от горячих вспышек. - Мм... М-мега-а...
Десептикон оскалился и резко втолкнул в него штекер прямой передачи данных. Уилджек опять закричал, забившись в конвульсиях сенсорной перегрузки. Потоки неупорядоченной информации хлынули от него к Мегатрону, тут же перегрузив системы Главнокомандующего. Мегатрон вскинул голову и зарычал.

Даже когда Мегатрон находился в оффлайне, внешняя, практически автономная система слежения, загруженная в его прошивку, работала вовсю. Как только автобот пошевелился, сигнал о посторонней активности направился в центральный процессор, и Главнокомандующий моментально вернулся в действительность.
Дождавшись, когда Уилджек окончательно придет в себя, он начал умышленно неторопливо вынимать свои штекеры и особенно медленно извлек тот самый последний, чем вызвал у Уилджека протестующий стон. Но этим все возмущение и ограничилось, поскольку Искры все еще находились рядом, и Уилджек опасался, что ему может очень не поздоровиться, если Мегатрон вздумает что-нибудь вытворить.
- Умный автобот, - одобрительно высказался Главнокомандующий, наконец-то отрываясь от него.
Уилджек спешно захлопнул броню. Мегатрон поднялся на ноги, внимательно оглядел раскинувшегося на полу ученого и фыркнул.
- Я тебя провожу до выхода, - не терпящим возражений тоном заявил он.
Уилджек кое-как встал, но часть слегка покореженных пластин так и не сомкнулась. Тем не менее, он высоко поднял подбородок, стараясь не отводить взгляд. Мегатрон ощерил клыки в усмешке и резко шагнул ему навстречу, недвусмысленно протягивая руку к грудной броне. Уилджек отшатнулся, моментально почувствовав страх. Он столько не выдержит...
- Так-то лучше, - Мегатрон взял его за плечо и развернул к выходу. - Не люблю слишком гордых.
Внутренне отчаянно ругаясь, Уилджек позволил десептикону провести себя по коридорам. Пару раз им навстречу попадались какие-то трансформеры, но все они только равнодушно скользили взглядами по Уилджеку. В конце концов Мегатрон остановился перед огромными воротами, в которые мог бы войти полный гештальт. Судя по всему, использовали их не часто.
- Положительно жаль, что ты решил уйти в нейтралы, - Мегатрон искоса посмотрел на Уилджека, вертя в пальцах карточку, - а то у меня уже появились такие планы...
Уилджек выхватил у него из рук ключ к свободе и судорожно пихнул в приемник. Ворота плавно открылись, предлагая любому желающему выйти на свободу.
- Счастливо оставаться, - Уилджек почти бегом бросился на волю.
- Ты еще подумай, - особенным голосом произнес Мегатрон ему вслед. Словно смазкой полил.

Поскольку десептиконы беззастенчиво пользовались телепортом, база их была весьма удалена от всех коммуникаций и запрятана глубоко под поверхность. Проклиная их до последнего винтика, Уилджек пробирался по разнообразным переходам, форсировал каналы с химическими отходами и преодолевал кучи строительного мусора. Он был просто уверен, что существует как минимум три-четыре прямых хода к поверхности, но, разумеется, их ему никто не собирался показывать. Поэтому, выбравшись наружу, он был зол и утомлен.
Немного приведя себя в порядок и поразмыслив, Уилджек решил действительно попытаться начать спокойную, новую жизнь в роли нейтрала. Не доверяя кредитным системам, он взломал собственный личный счет, переведя на встроенный чип-карт все имеющиеся сбережения, и постарался раствориться в бескрайних просторах городов Кибертрона. Он всегда был настолько увлечен исследованиями по государственным программам, что никогда не задумывался о трате собственных финансов. Сейчас ему очень пригодилась та сумма, которая долгое время лежала на счету, набирая проценты.
Для нейтралов войны словно не существовало. По крайней мере, пока она не перекинулась на их сектора. Вовсю работали центры обслуживания, ремонтные доки, заправки, ритм-клубы, даже арены. Для начала Уилджек устроился на две стандартных декады работать в ремонтном центре "Модификатор", где всем желающим делали самый разнообразный тюнинг, зачастую на грани опасного для функционирования. Впрочем, Уилджеку было все равно. Настолько все равно, что он даже усовершенствовал несколько гравировочных модулей, сделав их более эффективными, но и более опасными. Отработав свою смену, он забирал причитающиеся уни-знаки и немедленно уходил. За половину первой декады он успел обследовать близлежащие районы и облюбовать парочку арен-клубов. Он накачивался энергоном до отказа дублирующих систем, и вместе с такими же одержимыми дико орал, подбадривая сражающихся.
В общем, все было прекрасно, если не считать возбуждения, не перестававшего мучить его ни на секунду. Он уже сходил на нелегальное сканирование программ, подозревая, что десептиконы закачали в него какую-то вредоносную дрянь. Сканирование показало только заархивированные боевые вирусы, всаженные в его системы - нейтрал-сканировщик заметно изменился в лице, увидев их, - но все эти архивы были абсолютно неактивны. Никто их не вскрывал, сами они не начинали работать, и в целом его нейронные цепи и программные оболочки были идеальны.
Правда, физически просканироваться он не додумался...
В результате научный работник ударился во все тяжкие, подбирая себе партнеров на один раз, буквально на часок. Лишь бы по-быстрому удовлетворить потребность в соединении. Ему было совершенно налить топливом, кто станет очередным партнером - автобот, десептикон, нейтрал, наемник... Хотя автоботов он все-таки старался избегать, да и особо подозрительных десептиконов обходил стороной. Впрочем, пару раз он как-то не выдерживал, и, приставив дуло бластера к шлему очередного носителя фиолетового знака, буквально насиловал упомянутого носителя. Если, конечно, насильником можно назвать того, кто медленно съезжает с шестеренок от нестерпимого зуда в нижних датчиках.
Один раз он ухитрился нарваться на какого-то в высшей степени активного типа, и после отличной сенсорной перезагрузки даже вывалился в оффлайн, чего с ним очень давно не бывало. Придя в себя, он обнаружил, что наемник не только до сих пор находится рядом, но и обзавелся парой приятелей. Сам Уилджек был прикручен к обломку трубы, торчавшему из стены. Наемники преувеличенно вежливо поздравили его с выходом в онлайн и принялись за дело, невзирая на слабые вопли протеста, впрочем, быстро перешедшие в вопли удовольствия.
Выжав его почти до последней капли смазки, наемники наконец-то успокоились, и даже освободили жертву. Неподдельно восхищенные его выносливостью, они предложили ему постоянное партнерство, однако Уилджек отказался, и они сошлись на том, что наемники оплачивают ему выпивку.

В свободное от военных стычек время Мегатрон с неизменным интересом цикл за циклом отслеживал перемещения Уилджека, иногда подключаясь к системам тех заведений, в которых экс-автобот наслаждался жизнью. Но пока что Главнокомандующий не торопился встречаться с ним и снова повторять предложение. Он дожидался счастливого совпадения, которое наступило только восемнадцать солярных дней спустя. Мегатрону понадобилось лично заявиться в клуб-арену "Дроссель", чтобы получить кое-что кое от кого. По такому случаю Мегатрон с неудовольствием избавился от привычного вооружения, оттягивавшего правый бок, взамен этого нацепив два тяжелых бластера. Что было хорошо на нейтральных территориях - даже во время войны там толклось столько незаинтересованных в исходе битвы трансформеров, что вряд ли кто-то из них начал бы орать "Смотрите, это Главнокомандующий десептиконов!" - но он все равно предпочитал слегка подстраховаться.
Уже на подходе к заведению, Мегатрон привычно бросил взгляд на коммлинк и удивленно приподнял надлинзовые щитки - его подопытный автобот находился в этом же заведении. Тем лучше...
Уладив все свои дела, Мегатрон вышел в общий зал и двинулся к стойке, за которой заманчиво поблескивали отполированными боками многочисленные цистерны с самыми разными сортами энергона. Заправившись отличным энергоном первого класса, Мегатрон слегка повернулся и увидел недалеко за столиком свой эксперимент в натуральном виде. Уилджек моментально отвел взгляд, но Мегатрон все равно успел заметить, как жадно полыхают его линзы. Десептикон не стал тратить время и сразу направился к бывшему автоботу, прихватив с собой только что заказанное убойное пойло.
- Как устроился? - осведомился он в качестве приветствия.
- Прекрасно, - Уилджек вновь отвел взгляд, с пристальным интересом следя за ареной.
- Не страдаешь от недостатка ресурсов? Помощь не нужна? - продолжил Главнокомандующий.
- Нет, - прошипел Уилджек. - С каких это пор десептиконы столь заботливы?
- Примерно с тех пор, как стали интерфейсить маленьких хорошеньких автоботов, - невозмутимо ответил Мегатрон и присосался к своему коктейлю.
Уилджек издал разъяренное клокотание, но внутри у него все сжималось от близости главного врага. Бывшего главного врага. У него больше не было четкого разделения на друзей и врагов, оставались только товарищи, должники и "эй-ты-принеси-еще-выпить".
- Я тебе кое-что хочу сказать, - Мегатрон поставил пустой куб на стол, - пойдем поговорим в приватной обстановке, - он кивнул в сторону закрытой ниши.
Таких здесь было в избытке - те, кто занимали их, обычно решали деловые вопросы или занимались расстановкой приоритетов, тыча друг в друга лазерными резаками. Зачастую обслуживающему персоналу впоследствии приходилось прикладывать немалые усилия, чтобы выковырять детали чужой обшивки из мелких щелей.
- Провались в шлак, - моментально отреагировал Уилджек. - Нам не о чем разговаривать.
- Не спорь со мной, - Мегатрон обошел стол и ткнул экс-автобота в бок. Уилджек на секунду опустил взгляд и увидел парализатор-липучку в ладони десептикона. - Пойдешь как миленький. Или я тебя туда отнесу.
Уилджек стиснул пальцы, в них что-то хрустнуло, и он обнаружил, что раздавил собственный наполовину опустевший куб. С отвращением вытерев пальцы о стол, он поднялся. Мегатрон довольно кивнул и жестом предложил Уилджеку идти первым.
Закрытая ниша встретила их тишиной, которую обеспечивало звукопоглощающее поле, и тусклым освещением. Мегатрон хлопнул по настенному выключателю, и свет сразу стал ярче. Уилджек, сохраняя недовольное выражение лица, плюхнулся в кресло, обитое пенорезиной, приятно скрипнувшей под весом опустившегося на нее тела.
- Итак, ты неплохо устроился в своей новой ипостаси, - начал беседу Мегатрон. - Я с большим интересом за тобой наблюдал. Так вот, мне показалось или ты решил, мм, восполнить недостаток развлечений за все то время, которое провоевал?
- Ты... вы мне что, жучка подсадили? - вскинулся Уилджек. - Чего еще ждать от десептиконов!
- Вовсе нет, - Мегатрон был невозмутим как статуя. - Обычное слежение через контрольные городские сети. Надо сказать, что я видел много интересного, - он вытащил из-под наручного щитка микрочип и продемонстрировал его Уилджеку.
- Дай сюда, - моментально отреагировал тот, уже подозревая, что там записано.
- Поскольку это вовсе не единственный экземпляр, то я даже могу его тебе подарить.
Мегатрон перебросил ему чип. Уилджек воткнул кусочек пластика в собственный наручный слот, открыл первый попавшийся архив и тут же захлопнул. Так он и знал.
- Хорошо, - утомленно сказал он. - Ты записал все мои интерфейсовые развлечения. Что дальше? Отправишь автоботам, чтобы подорвать их моральный дух? Дескать, посмотрите, чем занимаются бывшие солдаты, считавшиеся погибшими?
- Хорошая мысль, - осклабился Мегатрон, - но вообще-то у меня были другие планы.
Регулятор микрочипа пискнул.
Уилджек вытащил чип и сломал его в пальцах. Ни на секунду не утихавшее возбуждение, еле заметно тлевшее где-то в нервных цепях, начало медленно разгораться, подхлестнутое несколькими мгновениями видеозаписи. Он угрюмо посмотрел на Мегатрона, переживая острое чувство дежа вю. Десептикон только подтвердил это ощущение. Он шагнул вперед, отпихивая массивный стол, и навис над Уилджеком.
- Я никогда не думал, что автоботы могут быть так изобретательны, - заявил он. - Конечно, мне приятно, что твою изоляцию сорвал именно я, но обидно, что все самое интересное досталось другим.
Он схватил Уилджека за плечи и выдернул из кресла. Плюс одно деление.
- Нн...
Ученый действительно хотел отказаться, высвободиться, уйти, но сил у него не хватало. Прикосновения десептикона действовали сильнее всякого стимулятора. Уилджеку казалось, что он стоит рядом с открытым реактором, и его жар задевает все нервные цепи, заставляя их нервно пульсировать.
- Кто бы мог подумать, что в тебе скрыт такой потенциал, - промурлыкал Мегатрон, пятясь к столу.
Уилджек безвольно следовал за ним, окончательно утопив остатки здравого смысла в захлестывающем его возбуждении. Он даже не возразил, когда Мегатрон развернул его к себе спиной и толкнул на стол.
- Это насилие над личностью, - слабо пробормотал он, позволяя десептикону разомкнуть магнитные держатели наспинной брони.
- Тишина, личность, - приказал десептикон. - Сними фильтры.
- А если не сниму? - уперся экс-автобот.
- Тогда я тебя взломаю, - Мегатрон воткнул штекер в его крестцовый разъем, и Уилджек громко ахнул. Ноги у него непроизвольно дернулись и поджались, спина выгнулась. Нервная сеть практически вспыхнула, и Уилджек тут же снял фильтры, после чего вцепился в стол и приподнял бампер. Нижние разъемы привычно открылись, чем Мегатрон тут же воспользовался. Окончательно соединившись с ним, десептикон навалился на Уилджека всем весом, вдавливая в отполированную поверхность. Взяв его за затылок, Мегатрон заставил ученого повернуть голову, прижал щекой к столу.
- Ну что, кто лучше? - прошипел он, снимая собственные ограничения и запуская пробные энергетические импульсы. - Я или все твои предыдущие партнеры?
- Ты... ты лучше всех, - еле выдохнул Уилджек, нисколько не соврав при этом. Он чувствовал себя так, будто всю жизнь был предназначен именно для этого соединения. Мегатрон издал довольное урчание, прикусил его за рожок-антенну и начал интерфейсить по полной программе. Уилджек стонал и поскуливал, не в состоянии даже сдвинуться с места - сил хватало только чтобы снова и снова скрести пальцами по столу, пока в его внутренностях закручивались энергетические вихри, а энергон вскипал прямо в трубопроводах.
Пока на арене трансформеры рвали друг друга в клочья, Мегатрон с таким же энтузиазмом рвал его защитные системы. На арену лился энергон, и Уилджек тоже сливал его, не в силах удерживать в себе смешанное топливо двух разных трансформ. На арене сыпались искры из перебитых проводов, а под броней Уилджека вовсю пульсировала Искра, заставляя его гореть и плавиться в руках десептикона.
Спустя пять минут такого интенсивного соединения Мегатрон зарычал в предвкушении и внезапно разжал зубы, тут же ткнув Уилджека лицом в столешницу, после чего экс-автобот почувствовал, как в его шейный порт проскальзывает что-то длинное и узкое. Оно соприкоснулось с контактной схемой, и Уилджек закричал, не контролируя себя. Судороги удовольствия начали выкручивать его до треска сервоприводов. Он вслепую схватился за бедеренные выступы Мегатрона и прижал его к себе, почти растворяясь в конвульсиях перезагрузки. Энергетические волны прокатывались сквозь тело, и он старательно возвращал их усиленными за счет своего наслаждения. Все это продолжалось, пока системы не перегрелись и не отключились одна за другой.
Придя в себя, он обнаружил, что по-прежнему лежит на столе, но никто к нему не подсоединен, только разъемы саднят и потрескивают электричеством. Первым делом Уилджек закрыл все броневые пластины. Потом оглянулся и сразу же обнаружил Мегатрона, вольготно расположившегося в кресле и задумчиво смотрящего на него. Уилджек встал и демонстративно отряхнулся. Впрочем, энергон бы ему действительно не мешало стереть.
- Почему именно ты? - риторически вопросил он. - Почему меня к тебе так тянет?
На этот раз он набрался смелости перед самим собой и произнес это вслух. Будь проклята вся Вселенная, но все эти юникроновы циклы он страдал как раз от того, что не имел возможности сынтерфейситься с психически нездоровым, одержимым манией величия десептиконом.
- Возможно, во мне ты нашел то, чего тебе не хватало, - пожал плечами упомянутый десептикон. - У тебя, случаем никаких психических отклонений не зарегистрировано?
- На себя посмотри, - невероятно оскорбился Уилджек.
- Мои-то желания вполне здоровы и естественны, - хохотнул Мегатрон, поднимаясь.
Уилджек автоматически попятился. Однако десептикон не стал кидаться на него с безумным смехом, а прошел к выходу. Не зная, что делать дальше, Уилджек тупо последовал за ним в общий зал.
Особо внимательные посетители со слабым опасением заметили топливо, поблескивающее на броне автобота, и пришли к выводу, что высоченный десептикон в приватной обстановке избил идеологического и военного противника вплоть до разрыва трубопроводов. Их догадки подтверждались тем, что автобот иногда пошатывался на ходу, словно утратил блок координации.
Уилджек передернул плечами, чувствуя эти взгляды каждым квадратным сантиметром брони.
Мегатрон остановился перед ареной, которую в этот момент отмывали от чьего-то энергона.
- Ты как, ни разу не хотел выйти на бой? - покосился он на Уилджека, выразительно разминая пальцы.
- Не вижу в этом необходимости, - сухо ответил Уилджек, пытаясь как-нибудь незаметно вытереться.
- А я все-таки схожу. Упражнения, гм, предыдущего рода всегда пробуждают у меня жажду к действию.

Уилджек собирался исчезнуть из клуба, как только Мегатрон отойдет хотя бы на пять шагов. Но вместо этого остался, и мало того - протиснулся почти к самой арене, куда вышел самообъявленный участник. Трансформеры заорали, предвкушая что-то новенькое.
- До какой стадии будете драться? - осведомился судья.
- До первого энергона, - ответил противник вождя десептиконов.
- До дезактивации, - парировал тот, неприятно ухмыляясь.
Зрители взревели. Противник дрогнул и отступил на шаг, но затем вздернул подбородок, его линзы вспыхнули оранжевым, и он сделал широкий шаг, сокращая расстояние между собой и десептиконом.
- Принимаю, - почти прорычал он.
- До дезактивации! - объявил судья.
Уилджек оглянулся. Трансформеры бесновались и вопили, потрясая оплатными картами. Мегатрон ухмыльнулся уже совершенно по-другому, ткнул в Уилджека пальцем и мигнул ему линзой. Трансформеры тут же начали оборачиваться, упираясь взглядами в бывшего автобота, и вокруг него быстро образовался крохотный пятачок свободного пространства. Кто-то в толпе громко выкрикнул "Приз победителя!", и Уилджек почувствовал, как энергон начинает булькать в его трубопроводах с удвоенной силой. Он сохранил внешнюю невозмутимость, однако был зол как никогда. Мегатрон одним движением руки сделал его дальнейшее существование в этом секторе невозможным. Когда трансформеры дерутся ради других трансформеров? Только когда они этих других имеют в свободное время. Большое спасибо, Мегатрон, чтоб тебе на этой же арене твою пушку оторвали и в приемный порт забили.
Впрочем, пушки у Мегатрона не было. Зато были тяжелые кулаки, легкие движения и неподдельное удовольствие от сражения. Глядя как десептикон буквально отрывает части от своего противника, Уилджек в который раз удивился - почему же Мегатрон проигрывает в мелких стычках с Оптимусом? Такое впечатление, что он делает это... нарочно.
Бойня на арене продолжалась до тех пор, пока неизвестный трансформер не рухнул на колени. Уилджек почувствовал легкую дурноту, глядя на его искалеченный корпус. Мегатрон обошел противника по дуге, встал у него за спиной и обеими руками взялся за шлем, явно намереваясь открутить ему голову.
- Пощады! - завопил боец, срываясь на визг. - Пощады!
- Хочешь жить? - поинтересовался Мегатрон в наступившей тишине.
- Да! Хочу! Пощади!
Мегатрон отпустил его, снова обошел и остановился прямо перед стоящим на коленях трансформером. А когда тот поднял взгляд, ткнул пальцем себе под ноги. Раскуроченное лицо проигравшего искривилось, но все же он согнулся в низком поклоне, почти утыкаясь лбом в пол.
- Ближе, ближе, - сказал Мегатрон. - К моим ногам.
Трансформер передвинулся, и Уилджек увидел, как разбитые губы скользят по зеленой броне, защищавшей ступню Мегатрона. Главнокомандующий ухмыльнулся, неожиданно поднял свободную ногу ногу и резко ее опустил, попав точно по шее трансформера. Сервоприводы хрустнули, из трубопроводов брызнул энергон, тело проигравшего забилось в конвульсиях. Уилджек уткнулся взглядом в пол, содрогаясь от ужаса. Он воевал, но использовал при этом оружие, поражающее врага на дальней дистанции. Ну или на ближней - но никогда не делал этого собственными руками. Такое наслаждение от убийства ему было непонятно.
Когда он снова посмотрел на арену, безымянного трансформера уже уволакивали. Очень слабым утешением служило то, что сквозь продавленную грудную броню все еще пробивалось слабое сияние - Уилджек прекрасно представлял, что будет с искалеченным трансформером, если ему нечем оплатить услуги ремонтников. На запчасти разберут.
Зрители пребывали в диком восторге.
- Эй, рогатый! - заорали прямо за спиной у Уилджека. - Держи свой приз!
Ученый выругался по-черному, когда его резко подхватили и по рукам передали на арену. Он с трудом удержал равновесие, чтобы не шлепнуться перед победителем. За пределами арены вопили и бесновались.
- Вот такая наша жизнь, - с пальцев Мегатрона капал чужой энергон. - Годится?
Уилджек не знал, что ответить. Отказаться - и снова день за днем перегорать от внутренней тяги? Он уже прикинул, чем могла быть вызвана такая противоестественная связь. Вероятно, когда десептикон вытаскивал его из огня, сработала программа приоритетной защиты и присвоила Мегатрону наивысший статус доверия. Может что-то разладилось в процессоре из-за высокой температуры. Может быть из-за телепорта. Короче говоря, мелких случайных причин была масса.
- Но я ученый, - с тоской сказал Уилджек.
- А я научу тебя сражаться, - пообещал Мегатрон.
- Но я...
Десептикон резко протянул руку и всей пятерней схватил Уилджека за лицо. Тот едва удержался от вскрика, почувствовав, как по его лицевым пластинам стекает все еще теплый энергон. Мегатрон потянул его на себя, вынуждая подойти вплотную.
- Считай, что это твой первый вкус чужой смерти, - прошипел он в датчик Уилджеку. - А я предлагаю в последний раз. Потом крутись сам.
- Я... я согласен, - невнятно пробормотал ученый, проклиная себя за слабоволие. Но он представил, что останется совсем один, и всегда будет точно знать, чего именно лишился. Это было невыносимо.
- Отлично, - ладонь смазала его по лицу.
- Возьми его! Возьми! - орали зрители, явно возжелав новых развлечений.
- Тебя взять? - обольстительно улыбнулся десептикон.
Не раздумывая ни секунды, Уилджек отпрыгнул, сорвал с бедра неприметную с виду рукоять и щелкнул переключателем. Мономолекулярное лезвие разложилось с едва слышным шипением, сыпануло ворохом искр и заиграло бледными сполохами.
- Один только намек, - угрожающе сказал Уилджек, раскачивая потрескивающим лезвием. - И тебе не поздоровится.
Мегатрон поднял руку, пошарил у себя за плечом и вытащил на свет короткую массивную рукоять. Из торца с электрическим гудением начал быстро выползать длинный и узкий энергетический клинок. Десептикон ухмыльнулся и сделал приглашающий жест.
- Ты спер мое изобретение! - возмутился Уилджек.
- Позаимствовал зачатки идеи, - поправил Мегатрон. - А воплощали его конструктиконы. Начнем?
Уилджек полыхнул линзами и атаковал с яростью, которую сложно было представить в научном сотруднике, пусть даже он и ввязался в войну уже полтора галактических цикла назад.
Трансформеры кружили по арене, огрызаясь друг на друга вспыхивающими лезвиями, высекая из собственной брони и покрытия арены фонтаны искр. За пределами светового круга стоял непрерывный рев, взвивающийся до хорового воя, когда следовал особенно удачный финт. Противники использовали обе руки, крутились, хитрили, выдавали сложные комбинации и совершенно серьезно пытались отправить друг друга в вечную дезактивацию. На исходе второй минуты боя Уилджек избежал особо сильного удара, перехватил рукоять обеими руками и с маху развалил наплечный трак десептикона почти до половины. Мегатрон взревел, но его голос потерялся в ликующем оре толпы. Зрители успели разделиться на два лагеря, и каждый усердно болел за "своего". Стремясь закрепить успех, Уилджек скользнул в сторону, нацеливаясь ткнуть десептикона в горло, но тот быстро восстановил контроль над ситуацией, и его линзы впервые вспыхнули темно-багровым огнем. Пропустив очередной удар мимо себя, Мегатрон развернулся и в длинном замахе рубанул противника по корпусу сверху вниз. Уилджек успел вскинуть руку, но не рассчитал, и вместо лезвия под удар попали его пальцы.
Он сумел удержаться от крика, но его линзы потускнели сразу на порядок, когда на арену упал меч, а вместе с ним и четыре пальца. Энергон брызнул лиловыми струйками, Уилджек вскинул голову и схватился за покалеченную кисть. Мегатрон вытянул руку, и острие его собственного меча уперлось бывшему солдату автоботской армии под самый подбородок. На секунду вокруг арены воцарилась абсолютная тишина, в которой Мегатрон произнес всего одно слово:
- Сдавайся.
- Я же десептикон, - Уилджек криво ухмыльнулся, - воины не сдаются.
Качнувшись назад, он откинулся на спину, уперся искалеченной кистью в пол и сделал красивую подсечку. Мегатрон подпрыгнул, но момент уже был упущен - Уилджек развернулся, присел, подхватил здоровой рукой меч и снова выпрямился.
- Я восхищен твоей настойчивостью, - Мегатрон перекинул меч из руки в руку. - Но я тебя все равно поставлю на колени.
Уилджек оскалился как самый настоящий десптикон, и снова пошел в атаку. Вихрь взаимных ударов и финтов повторился, но теперь Уилджек двигался чуть медленнее, отмечая свой путь брызгами энергона. Мегатрон даже не думал ослаблять натиск, и ученого спасала только собственная ловкость и клокочущая ярость. Однако надолго этого допинга не хватило, и Уилджек начал пропускать удары один за другим. Броня затрещала. А потом Мегатрон сделал красивый длинный выпад и достал пылающим лезвием запястье Уилджека.
Отрубленная кисть, все еще сжимающая меч, заскользила по арене. Уилджек автоматически сделал еще несколько шагов, остановился и взвыл, больше не в силах терпеть боль. Энергон хлестнул на арену, разлетаясь брызгами. К счастью, струя истощилась довольно быстро - системы регенерации трудились изо всех сил, заращивая перерезанные трубопроводы. Мегатрон опустил занесенный меч, выключил и сунул за плечо, после чего буквально прыгнул к задыхающемуся противнику. Обхватил ладонями его лицо и на секунду застыл, всматриваясь в неровное мерцание голубых линз, а потом резко наклонился вперед и впился в кривящиеся губы Уилджека так, что у того вновь брызнул энергон, но теперь из порванного синт-покрытия в уголках рта. Толпа визжала и бесновалась, а потом в криках снова прорезались членораздельные вопли, слившиеся все в ту же мантру-требование: "Возьми его!"
Уилджек поднял руки, пытаясь оттолкнуть десептикона, но мощно плеснувшая в изуродованных нервных цепях боль остановила его. Он пошатнулся, и Мегатрон скользнул руками вниз, обхватывая его за талию. Плохо соображая из-за накатывающей боли, Уилджек кое-как обнял его за шею, пробуя устоять на подламывающихся ногах, чтобы ни в коем случае не упасть на колени, как грозился Мегатрон.
Повелитель десептиконов наконец-то оторвался от него и уже всерьез вознамерился устроить перед жаждущими зрителями интерфейс, но в этот момент пришел сигнал вызова.
"Мегатрон, вызывает воздушный командующий, - сухо прозвучало по комм-связи. - В этом секторе обнаружена повышенная активность автоботов. Ты один?"
"Ты вмешался не в самый подходящий момент", - прорычал Мегатрон.
"Как обычно, никакой благодарности", - констатировал Старскрим и отключился.
- Обстоятельства изменились, - сообщил Мегатрон новоявленному десептикону, буквально повисшему у него на руках. - Возвращаемся на базу. На нашу базу.
Радужное мерцание телепорта окутало застывшие на арене фигуры, размазало их контуры, и оба растворились в неяркой вспышке. Столь неожиданный финал вызвал всеобщий вопль разочарования. Правда, некоторые возводили взоры к потолку со словами вроде: "Как это романтично!"
Владелец заведения лихорадочно подсчитывал барыш и так же лихорадочно соображал, какую с этого можно поиметь выгоду. Ответ напрашивался сам собой.
К началу следующего цикла клуб-арена обзавелся почетной символикой - судорожно сжимающей рукоять кистью с перерезанными проводами - и новым рекламным слоганом. "Победитель получает проигравшего!" - гласила огромная надпись над ареной.

Когда они вывалились из телепорта, Уилджек почувствовал, что сейчас рухнет на пол. Несмотря на отчаянные усилия систем регенерации, он потерял огромное количество энергона, а после перемещения в телепорте у него осталось впечатление вывернутости наизнанку.
- Неужели это всегда настолько отвратительно? - простонал он.
- Все зависит от прошивки и топлива, - пояснил Мегатрон. - В прошлый раз тебе повезло, что ты находился в отключке. А сейчас... У тебя был почти наш состав топлива, - он многозначительно ухмыльнулся, - но с прошивками пока проблема, впрочем, легко исправимая. Надо будет потом тебе еще и топливные присадки сделать...
- Что, каждый раз одним и тем же способом? - слабо усмехнулся бывший автобот.
- Это было бы приятно, но обременительно, - хмыкнул Мегатрон. - Считай сегодняшнее бесплатной добавкой.
Только сейчас Уилджек осознал, что пару минут назад Мегатрон его искалечил, а теперь ведет с ним весьма дружеский разговор и даже поддерживает его на ногах.
- Скажи, ты что, действительно смог бы меня убить? - поинтересовался он.
- Конечно, - Мегатрон пожал плечами, - тебе повезло, что ты обошелся царапинами. Возможно, потом бы я пожалел, но представься возможность во время боя - убил бы сразу.
Уилджек отшатнулся, однако ноги снова его подвели, и он опять повис на руках Мегатрона. Царапины? Боль вгрызлась в него с алчным энтузиазмом, и он обессилено ткнулся лбом в грудь десептикона.
- Но ты же сначала дрался в честь меня, - глухо пробормотал он.
- И что? - спросил Мегатрон. - Потом-то я дрался с тобой. Хочешь сказать, ты бы пощадил меня, если бы оказался удачливее?
- Н-нет, - признал Уилджек.
- Вот именно. Только когда я уже победил, я могу позволить себе проявить милосердие.
- Что-то к этому красному ты милосердия не проявил.
- Ну ему же я штекеры не вставлял, - ухмыльнулся десептикон. - Какой мне от него толк?
- А теперь скажи, что зовешь меня в свою армию только из-за того, что тебе нравится меня иметь...
- В общем-то, - Мегатрон подхватил его на руки, заставив глухо вскрикнуть от боли, - так оно и есть. Гоняться за тобой по всему Кибертрону выйдет несколько накладно.
Пронеся его через всю базу, Мегатрон сгрузил ушедшего в оффлайн ученого на ремонтный верстак, которым на протяжении ближайших десяти циклов заведовал Скрэппер. Конструктикон пробурчал что-то насчет излишней траты энергии и деталей, но все же быстро и качественно отремонтировал экс-автобота, залатав ему броню и полностью заменив обе кисти. Как он выразился, "для симметрии". Заодно ремонтник хотел свести нагрудный знак, узнав, что отныне автобот стал десептиконом, но наблюдавший за ремонтом Мегатрон запретил это делать, никак не объясняя свое решение. Дождавшись, когда Скрэппер отремонтирует ему разваленный трак и мелкие повреждения, он велел держать пациента в принудительном стазисе до особого разрешения, а сам снова занялся военными делами.
На базе он не появлялся четыре стандартных цикла, все это время посвятив разгрому укреплений противника, а когда вернулся, был настолько доволен, что расщедрился на вынесение благодарности всем оптом и объявил тактический перерыв на ближайшие десять суток. Половина десептиконов тут же растворилась на нейтральных территориях, и на базе остались самые ленивые и самые преданные делу. Точнее, вынужденные нести дежурство.
Мегатрон же явился в ремонтный отсек и приказал выудить нового солдата из стазиса. Очнувшийся Уилджек на все реагировал заторможено, растерянно оглядывался и постоянно ощупывал собственные руки.
- Кстати, проверь свои информационные банки, - посоветовал Мегатрон, с развлечением наблюдавший за происходящим.
Уилджек нахмурился, запуская сканирование, но несколько секунд спустя просветлел лицом и все еще слегка недоверчиво посмотрел на лидера десептиконов.
- Совершенно верно, - довольно кивнул тот. - Я приказал убрать все архивы.
- Значит, я теперь настоящий десептикон? - с непривычки хрипло осведомился Уилджек.
- Да. И если ты вздумаешь предать нас, то я тебя сам найду и порву голыми руками, - широко улыбаясь сказал Мегатрон. - Не подведи меня.
Уилджек молча опустил голову в коротком поклоне и легко поднялся с платформы.
- Иди за мной, - Мегатрон направился к выходу. - Покажу тебе нашу базу.
Скрэппер проводил взглядом Уилджека и налил себе энергона из личных запасов, после чего чокнулся со своим отражением в боковой стенке шкафчика. Отличная работа. Все сделано на высшем уровне, как Мегатрон и хотел. Никакого взлома программ, никакой насильственной перестройки психики, никакого внушения ненависти к бывшим соратникам - упаси Праймас. Только деликатное вплетение нужных эмоций. Благородная горечь, оставшаяся от предательства друзей и товарищей. Признательность предводителю десептиконов, спасшему из огненной ловушки. Немного опасения - совершенно естественного для смены образа жизни. Любопытство, свойственное любому ученому. Надежда на то, что с теми, кто был врагами, можно договориться и найти в них если не друзей, то хотя бы товарищей.
Можно гордиться собой.

- Пока тебя ремонтировали, Скрэппер успел собрать все необходимые данные и внес их в информационную базу нашей крепости, - на ходу пояснял Мегатрон, - потом, когда сделаем тебе собственную лабораторию, получишь личные ключи и прочая, прочая. Пока что у тебя нижний уровень доступа к главному компьютеру, дальше будет видно.
- Что, проверять будете? - хмыкнул Уилджек.
- Разумеется. Пошлем тебя вырывать Искры невинным жителям. Как принесешь первые сто штук, так станешь настоящим солдатом... - Мегатрон захохотал, глядя на вытянувшееся от шока лицо Уилджека. - Шучу. Тебе вообще вряд ли придется бывать на передовой. Лучше найди применение своему гениальному процессору.
- Я не... - пробормотал Уилджек, собираясь сказать, что не сможет изобретать оружие против автоботов. Но потом вспомнил обжигающие языки пламени, и яростная обида вспыхнула в его Искре. Почему они не искали его? Они же должны были вернуться к лабораториям, чтобы проверить, остались ли там какие-нибудь ценные материалы! Они должны были увидеть, что его сгоревшего каркаса там нет! Почему они не искали? Даже когда он обнулил собственный счет, никто так и не ворохнулся! Неужели ХотШот просто струсил признаться кому-то, что оставил друга погибать в огне?
Внезапно Уилджек остановился, пораженный новой мыслью. А вдруг ХотШот сам погиб, не успев позвать кого-нибудь на помощь? Это в корне меняло дело...
- Кстати говоря, - Мегатрон тоже остановился и посмотрел на него. - Скажи-ка, ты не знаешь такого мелкого и вредного автобота - желтый, с внешним визором, отзывается на ХотШота?
- Я... - Уилджек аж запнулся от такого совпадения. - Да, я знаю его.
- Удивительно шумная личность, - сообщил Мегатрон, - Никогда бы не подумал, что автоботы могут так кутить, упиваясь энергоном до визга и заказывая сразу трех секс-ботов.
- Да, - почти безэмоционально согласился Уилджек. - Я бы тоже никогда не подумал.
Мегатрон благоразумно не стал упоминать, что впесто трех секс-ботов имели место три опаленных сражениями товарища, а ХотШот не просто напивался до визга, но и рыдал что-то про загубленного друга. Сопоставив это с вытащенным из памяти Уилджека образом, Мегатрон пришел к единственно верному выводу, и постарался преподнести это Уилджеку нужным образом. Потом, несколько циклов спустя, можно будет начать корректировать психонастройку, сделанную Скрэппером, чтобы в конце концов сотворить из ученого настоящего десептикона, беззаветно преданного своему делу и ненавидящего автоботов.
- Теперь можно и царапину заполировать, да и знак стереть заодно... - вспомнил Мегатрон.
- Нет уж, - нахмурился Уилджек. - Раз тогда не стали убирать, то теперь и подавно не нужно. Рядом ваш знак поставьте...
- Не "ваш", а "наш", - поправил Мегатрон. - Теперь мы на одной стороне.
Уилджек опустил голову - то ли кивнул, то ли опять вспомнил недавнее прошлое.
Боль от предательства обжигала куда сильнее того огня, в котором он оказался рядом с лабораториями.
Психокоррекция работала.
Они успели пройти еще буквально пару метров, и навстречу им из-за угла вынырнул воздушный Командующий, почти уткнувшийся носом в собственный коммлинк.
- А-а, посмотрите, кто это к нам вернулся? - изумился Старскрим, подняв голову. - Неужели маленький автобот решил, что от десептиконов лучше всего прятаться в их же крепости?
- Заткнись, - ответил Уилджек. - Поскольку теперь я официально перешел на вашу сторону, то у меня есть полное право набить тебе физиономию за оскорбление собрата по оружию.
- Землеползающий никогда не станет мне братом, - высокомерно сообщил Старскрим.
Мегатрон выразительно кашлянул, и Старскрим опасливо блеснул линзами.
- Я хотел сказать - колесный бот, - поправился он.
- Не забывай, что я еще и ученый, - Уилджек нахмурился. - Так что будь поосторожнее, иначе можешь однажды обнаружить какой-нибудь неприятный сюрприз.
- Это угроза? - заметно разозлился воздушный командующий.
- Тишина, - Мегатрон прервал начинающуюся ссору одним словом. - Я не желаю, чтобы мои солдаты стреляли друг другу в спину из-за угла.
- Он первый начал! - хором сказали оба.
- Вот вы и достигли соглашения, - хмыкнул Мегатрон. - И чтобы окончательно сгладить все недоразумения...
Он хлопнул по сенсорной кнопке возле ближайшей двери. Дверная панель плавно отъехала, в помещении загорелся свет, заливая дублирующий ремонтный отсек ровным сиянием. Старскрим дернулся в сторону, однако Мегатрон поймал его за крыло и впихнул в отсек. Уилджек влетел следом за ним, подбодренный тычком в спину. Мегатрон шагнул внутрь, уже представляя, что интересного могут продемонстрировать двусторонние трансформеры, оказавшись на одной платформе.
О да, он просто обязан поддерживать, направлять и стимулировать развитие товарищеских отношений между своими бойцами.
Как можно чаще.

Блок психокоррекции: стадия первая завершена. Стадия вторая начата...

Вернуться к фанфикам