Словарный запас

Автор: Skjelle
Персонажи: Крэнкейс/Джолт
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика
Краткое содержание: среди автоботов в этом сезоне очень модно заводить опасную вредную тварь десептиконского происхождения и через это страдать от донемогательств. Но у всего на свете есть профит, и у донемогательств тоже.
Комментарий: время военное, где-то между "некоторые спешно улетели" и "куча народу осталась", но пока еще не все успели поднабраться классовой многомиллионолетней ненависти.

- А-а-архандерДжолтшуунграм!
Заунывные вопли, раздававшиеся под ярусом на протяжении последних шести бримов неимоверно выводили электрика из себя. На экране межъярусной связи уже висел десяток пиктограмм от соседей, разозленных шумным посетителем.
- Ша-аррргамДжолтшуунграм!
Очередной механический вопль заставил Джолта содрогнуться и вынырнуть из кокона изолятора. Снаружи было неимоверно холодно, и необходимость срочно восстанавливать повышенный обогрев добавила еще пару пунктов к шкале раздражения. Джолт перепрыгнул кучу арматуры, перебрался по навесной сетке над провалом и оказался на проломленной стене. Свесившись с нее, он сразу же нашел источник неприятностей. Взгромоздясь на бетонный обломок и устроившись на корточках, источник растопырил зарядники и вовсю мигал оптикой.
- Шуунграм! – радостно заорал он, увидев синюю фигуру.
- Нушуунграм, а шуунгрим! – возопил Джолт, потрясая кулаком. – Совсем проц сплавил?
- А я специально, – ухмыльнулся десептикон. – Дашь за бампер ущипнуть?

Иметь в приятелях десептикона было модно. Чем страшнее, тупее или экзотичнее – тем лучше. Джолт не любил тупых и страшных, экзотику тоже ценил очень умеренно, поэтому постарался найти себе что-то среднее.Ну то есть не старался. Оно само нашлось.
Среднее звалось Крэнкейс. И иногда Джолт думал, что лучше бы он не следовал за модными тенденциями. В конце концов, и без них многие занимались исключительно своими жизнями, закопавшись в недра Кибертрона, где и в мирные-то времена всегда было ржаво, так что ситуация не очень изменилась. Вдобавок, сейчас, когда основной центр боевых действий сместился за пределы планеты, оставшиеся десептиконы и автоботы быстро сбавили обороты. Поэтому единственным основанием для моды на десептиконских приятелей была статистическая возможность снижения риска быть пристреленным недопроцессорнымкретином, просто потому что ты не там разгуливаешь.
Ладно. Мода была не так уж плоха.
Крэнкейс опять начал было раскрывать челюсти, и Джолт сердито замахал ему, одновременно приказывая заткнуться и разрешая подняться в гости. Десептикон тряхнул тяжелой башкой и в несколько прыжков поднялся на второй ярус, обдирая железо наращенными когтями.
Джолт всякий раз хотел у него спросить, где он раздобыл такое уродство и не мешает ли это его альтформе, но реакция самосохранения вовремя перехватывала вокалайзер. Крэнкейс своими модификациями гордился и не упускал случая их продемонстрировать. Вообще у него даже был свой интересный стиль... Если бы не одно но!
- Хватит! – почти завизжал Джолт, в негодовании хватая десептикона за патронные ленты. – Фу!
- Что не так? – Крэнкейс фыркнул и схватил его за пятую точку.
- Прекрати поливать меня отработкой! Фу! Да болт твой!
Крэнкейс с шумом втянул оранжевые струйки в пасть. Джолт как-то спрашивал у него, откуда в нормальном трансформере берется такая гадость, на что Крэнкейс буркнул себе под про модификации челюстей, зашедшие слишком далеко.
На этот раз электрик не выдержал. Стараясь не напороться на чудовищные клыки, он подцепил пальцем желтое кольцо, болтающееся в лицевой пластине, и потянул вверх. Крэнкейс сначала удивленно мигнул всеми восемью линзами, но затем раскрыл пасть, позволяя автоботу тянуть еще выше. Джолт заглянул в маленькую плавильню и передернулся. Все там было страшным, чрезмерно острым, дробящим и крошащим. Толстые шланги энерговодов местами и впрямь оказались пробиты режущими кромками, и из них сочилась перенасыщенная нанитами жидкость. Крэнкейс издал булькающий звук, и Джолт поспешно отпустил его, пока десептикон не плюнул ему в физиономию набравшимсяэнергоном.
- Фу! – еще раз сказал он, но уже не в качестве команды, а выражая свое отношение. – Так это твой собственный энергон? Ты что жрешь для такого цвета?
- Непослушных автоботов. – Крэнкейс ухмыльнулся и поддернул его под зад, отрывая от пола.
- Чего орал под аркой? – уже скорее для порядка сварливо поинтересовался Джолт.
- Скучно, – десептикон сделал несколько шагов и усадил Джолта на мощнуюинфопанель, пережившую даже почти полный развал всего здания. – Есть гудро-ванны, нашел. Пойдешь?
- Гидро-ванны, – машинально поправил Джолт, накручивая патронташи на пальцы. Интересно, как это десептикон додумался сделать себе мобильные хранилища зарядов, принайтованные к его собственной голове? Может, поддельные, конечно...
- Не, – Крэнкейс мотнул головой, но не вырываясь из захвата, и даже подсунул башку ближе. – Гудро. Нефть там, понял? Идем. Познакомишься там со всякими.
- Аа, – Джолт хихикнул. – Понятно. Похвастаться хочешь, что у тебя автобот есть?
- А сам-то, – миролюбиво отозвался Крэнкейс. – Как там у вас? Трендово? Я трендовый, а?
Джолт хмыкнул и предусмотрительно вцепился в широко разнесенные наплечные выросты десептикона. Такими можно было дверные проемы разносить, что Крэнкейс иногда и делал. Сейчас угадать его намерения было легче легкого. Повинуясь нетерпеливым движениям когтей, Джолт отстегнул паховую пластину, и нежно поблескивающая металлом приемная система аккуратно развернулась в ожидании. Крэнкейс передернулся от предвкушения, запустил тяжелый и точно так же модифицированный джампер, приласкал штекеры когтями и одним толчком зарядил почти наполовину. Джолтхекнул и поерзал. Крэнкейс толкнул его на спину, наклонился вместе с ним и задрожал, снова пуская оранжевые струйки, и весьма очевидно наслаждаясь происходящим.
Едва не пыхтя от напряжения и усердия, Джолт растопырился пошире, давая своему десептикону возможность состыковаться полностью. Когтистые пальцы привычно впивались в набедренную броню, но там уже было столько шрамов, зараставших склейкой, что он не ощущал неудобства. Ему вообще не было хоть сколько-нибудь неудобно. Только давно, в первый раз, когда он подставил нетронутую систему какому-то погрузчику у зарядной зоны. Вот тогда сначала было больно и неприятно, но потом системы раскрылись как полагается, и с тех пор проблем у него не было. Но десептиконская одержимость интерфейсом была просто смехотворна.
Джолт с приятелями не раз собирались повеселиться на тему того, как рвет подшипники у тяжеловооруженных солдат, стоит только дать им понюхать наэлектризованную промежность. По мнению Джолта интерфейс предназначался только для обмена энергией или слива хитрого программного обеспечения, но уж точно не для того чтобы биться в экстазе и орать во всю глотку. Однозначно это удел десептиконов. Ни один нормальный уважающий себя автобот не будет так реагировать на вступление в прямой контакт.
В конечном итоге все сходились на том, что раз это не больно и доставляет удовольствие другу, то почему бы и нет. А десептиконам ужасно нравилось такое развлечение, и они были готовы постоянно обдирать настройки своих партнеров. Многим автоботамбыло интересно смотреть на их лица в эти моменты, делать копии, а потом сливать их в галереи соответствующего содержания, сопровождая остроумными комментариями. Джолт предпочитал играть с патронташами, перебирать золотые кольца, болтающиеся в лицевых пластинах, дергать за подставленные клыки и вообще делать свой досуг как можно более разнообразным. Можно было и многомерными кроссглифами заняться, но он не считал это честным по отношению к десептикону. Все-таки тот старался, уделял ему столько внимания, хватал под спину, гладил ноги...
Крэнкейса совсем зашкалило, он вырвался из рук автобота, запрокинул голову, издал отчаянный рык и хлестанул электричеством. Заодно брызнул и его странный энергон. Джолт с шипением втянул воздух – это был единственный приятный момент в соединении; настолько приятный, что ему всякий раз делалось тепло и сладко. Он все же зарылся в патронташи обеими руками, приподнялся и уткнулся с десептиконом лоб в лоб, так что самые длинные клыки прижались к его лицу под самыми линзами.
Несколько мгновений спустя Крэнкейс повел головой, высвобождаясь, и отстыковался. Джолт свел дрожащие ноги, встряхнулся и закрыл пластину. Он знал, что из-за микропробоев разноцветная жидкость все равно начнет просачиваться между стыками, течь по ногам и капать на бетон, но это было совсем не важно, если рядом находится такая модная и завидная игрушка как десептикон. Все-таки его приятель был очень экзотичный.
- Хммф... Ну что? Идем? – Крэнкейс отбросил запутанные патронташи назад и в несколько движений расправил их когтями.
- А какие-нибудь особенные условия там есть? – уточнил Джолт.
- Неа. Но тебе там найдется пара. Длинные ножки.
Джолт перебрал всех своих знакомых, подходящих под данное определение, и решил, что это Сайдсвайп. Неплохая компания. К тому же он хвастался недавно, что завел себе нового десептикона, и он такой крутой, что все конкуренты проржаветь должны от зависти.
Размышляя на эту тему, электрик автоматически принял протянутую руку, прошел следом за десептиконом по балкам, выбрался на гребень стены, и опомнился только в последний момент, а точнее чуть позже – когда Крэнкейс прыгнул.
Под вопль автобосткогонегодования и страха Крэнкейс извернулся в воздухе, поймал приятеля и приземлился вместе с ним. Усиленныйэндоскелет вжикнул сервоприводами так, что по спине Джолта прошла дрожь.
- Предупреждать же надо, – недовольно сказал Джолт, выкарабкиваясь из когтистых рук и твердо вставая на обе ноги. – Плохой десептикон.
- Не бывает хорошихдесептиконов, – ухмыльнулся Крэнкейс, присел и цапнулавтобота за задницу. – Ам!
- Фу! – заверещал Джолт, подпрыгивая на месте.
Крэнкейс заржал в голос. Выпрямившись, он обхватил автобота за плечи и направился к пролому, из которого стартовал многоуровневый спуск до самых ям, которые он действительно удачно нашел пару циклов назад.

Электрик был такой забавный, когда пытался им командовать. По большей части Крэнкейс с удовольствием подыгрывал, тем более что его присутствие не требовалось ни в какой точке планеты, и вместо взламывания сетей можно было заниматься приятным ничегонеделаньем.
Количество беззащитныхтрансформеров вокруг дарило сытое чувство вседозволенности. Обычно Крэнкейс отдыхал где-нибудь над общей дорогой и лениво рассматривал фигурыредких в нынешнююпорукибертронцев, прикидывая, как кого можно убить сначала наиболее быстрым, а потом и – факультативно – наиболее болезненным способом. Его основные поведенческие прошивки наполняли все тело сладким трепетом при этих мыслях.
Своего автобота он встретил точно так же. Крэнкейс отдыхал, разлегшись на перекладине бывшей осветительной колонны, и задержался взглядом на трансформере, который остановился прямо под этой колонной. Ну, она давала еще немного света. Автобот потоптался на месте, подпрыгнул и выругался. Из дальнейших топтаний и мельтешенийКрэнкейс уяснил, что колесное повредило себе какую-то деталь, не может нормально трансформироваться и от этого бесится. Крэнкейс соскользнул с перекладины, развернулся вниз головой и на всех четырех шустро сбежал вниз по колонне. Растопырившись по ней над головой автобота, он откалибровался и свистящим шепотом уточнил:
- Помощщьнужнассс?
После этого автобот подскочил на месте с приглушенным воплем и долбанул по колонне хлыстовыми разрядами. Крэнкейс еле успел увернуться. Основная прошивка гневно потребовала немедленного уничтожения наглеца, однако он сдержался. Слыша, как автобот гоняет вентиляцию, Крэнкейс перебежал по диаметру колонны, поднялся выше и высунулся из-за нее, свесив патронташи.
- Чего дерешься? – удивленно спросил он.
- Эй ты! – автобот задохнулся и грозно потряс генераторами. – Выходи! Десептиконскаядрянь!
- Почему же дрянь, – Крэнкейс самодовольно повернул голову, и патронташи зазвенели. – Фссст.
- Чего фсссткаешь? – уже почти без опаски передразнил автобот. – Обалдел что ли в темноте кидаться? Вылазь давай живо, пока я...
- Чего пока? – Крэнкейс одним прыжком соскочил на бетон и поймал занесенную руку.
- Пока я на помощь не позвал, – неуверенно сказал автобот.
Крэнкейс смотрел на него несколько мгновений, а потом засмеялся, скалясь во всю пасть. Автобот тоже хмыкнул, видимо, осознав, как глупо прозвучало его обещание.
- Почесать? – спросил Крэнкейс, наклоняя голову. Автобот был симпатичный. Синий такой.
- Кого, меня? – не понял собеседник.
- Меня чеши, – Крэнкейс почти ткнул автобота нашлемными клинками. – Мир! Почеши.
Несколько мгновений спустя под патронташи к нему скользнули трехпалые ладони, и он почувствовал легкое, но приятное прикосновение к многочисленным инфоразъемам. Крэнкейс подбадривающе зарычал, и автобот почесал его уже смелее. Довольно ворча, Крэнкейс некоторое время наслаждался движениями рук, которые в другое время с удовольствием выдирали бы ему патронташи, и которые он бы с неменьшим удовольствием отгрыз поочередно... Потом он высвободился и присел на корточки перед автоботом.
- Где? – деловито спросил он. – Клин?
- Там не клин, – слегка напрягшись, ответил автобот, и Крэнкейс услышал потрескивание энергозаряда. – Шарнир кривой. Неважно. Эй!
Взломщик методично прощупал каждое сочленение, втихую снял полный скан и сразу нашел место повреждения. После этого тщательно облапал всю тазобедренную секцию автобота, поглядывая двумя верхними парами линз на угрожающе потрескивающиезарядники. Однако сопротивления синенький не выказал, и Крэнкейс имел возможность еще несколько мгновений щупать автоботский зад безнаказанно. Потом пришлось прерваться и сделать вид, что исследование окончено.
- Надо техника, – тоном великого мудреца заявил хакер.
- Гениально, – сварливо ответил автобот и отступил на шаг.
Крэнкейс поднялся, встряхнулся и одним прыжком вновь оказался на колонне. Свесив патронташи, он вывернул голову и посмотрел на автобота искоса, да еще и вверх тормашками. Излюбленная ловчая поза всегда оказывала нервирующее воздействие на окружающих. Автобот тоже оказался из восприимчивых и заново развернул хлысты.
- Я больше гениального, – сообщил Крэнкейс с верхотуры. – Я знаю, где искать.
С этим утверждением он быстро попятился, поднимаясь вверх по колонне.
- А ну стой! – автобот слегка подпрыгнул на месте. – Откуда это ты знаешь такие вещи? Ты же сейчас про техника?
- А то, – радостно отозвался Крэнкейс, скрываясь за декоративным козырьком. – Про балансировщика! Бывай!
- Эй!
Еще несколько минут автобот выхаживал вокруг колонны, на разные лады призывая мерзкое десептиконскоеотродье немедленно выглянуть на свет и поделиться сокровенным знанием. Крэнкейс устроился на козырьке, находясь в полной недосягаемости и наслаждаясь своей значительностью. Однако вскоре вопли кончились, раздался надсадный скрежет трансформации и сдавленное проклятье, после чего воцарилась тишина.
Крэнкейс подождал еще полбрима и высунулся из укрытия. Синий восседал на обломке бетона, уныло взирая на собственную ногу. Крэнкейс повращал линзами, представляя как удобно было бы сейчас беззвучно прыгнуть ему на спину и погрузить модифицированные пальцы между раздвижными синими пластинами. Так легко и быстро... Но это действительно было бы слишком легко.
Поэтому он обозначил свое присутствие гнусным скрежетом челюстей и в который уже раз за сегодня ловко увернулся от пахнущего смертью разряда. Похихикав достаточно громко, чтобы быть услышанным, Крэнкейс спрыгнул с колонны и вразвалку двинулся к автоботу.
- Так что, помочь? – поинтересовался он, остановившись в полушаге.
- Нет, шлак сожри, мимо проходить можешь, – раздраженно сказал электрик.
- А я добрый очень, – развесил изоляцию на чужих антеннах один из лучших десептиконских хакеров и брутфорсеров. – Не могу мимо. Пойдешь со мной?
- Куда? – несколько заторможено удивился автобот.
- К балансировщику, – пояснил Крэнкейс и протянул раскрытую ладонь. – Да?
Автобот подумал и протянул руку в ответ.

К десептиконолюбамДжолт себя никогда не относил, однако с учетом всех обстоятельств готов был рискнуть. Десептикон попался явно слегка двинутый, и даже его основная двуногая форма указывала на очень специфический склад ума. Ну и наконец габаритами он не особо отличался, будучи лишь слегка выше самого Джолта и малость покрепче в строении. Правда у него было очень много режущих поверхностей и колющих выступов. Физиономия вообще состояла из сплошных клыков. Однако Джолт славился своей интуицией, и она-то ему подсказывала, что в этом случае опасаться не следует.
- Далеко до твоегобалансировщика? – уточнил он, тащась за десептиконом.
- Два района, восемь ярусов, – бодро отозвался тот.
- Сколько? – возопил Джолт. – Ты меня может еще в поясов астероидов тащить собрался? Я не собираюсь столько переться на своих полутора!
- Мм? – десептикон остановился, обернулся и тщательно осмотрел его с головы до ног. – А если понесу?
- Надорвешься, – ядовито ответил электрик. – Ааа! Куда?
- Модификации есть – проблем нет!
Крэнкейс подхватил синий корпус, запуская активаторы, и прыгнул в первый же провал, ведущий на технические перекрытия. Сканер показывал, что сеть пустот и провалов тянется до следующего яруса под углом, как раз уводя в направлении, куда им требовалось. Автобот коротко и злобно взвыл, электрические разряды заскользили по броне хакера, и он едва не промахнулся мимо выступа, который запланировал для посадки.
- Фсст, – Крэнкейс неодобрительно тряхнул свой груз. – Еще раз стегнешь, брошу. С размаху вниз.
- Предупреждать надо, – автобот схватил его за патронташ и дернул. Не со всей силы, лишь голова наклонилась. – Я тебя не знаю, может ты псих. Самоубийца и все такое.
- Неа, – Крэнкейс засмеялся, перехватывая груз поудобнее. – Ты мне просто интересный, – оттолкнувшись, он прыгнул еще дальше, в свободном падении почти сжимаясь в комок, чтобы удачно припарковаться снова. – Я с тобой хочу дружить.
То ли от таких признаний, то ли от жесткой посадки, у Джолта лязгнули почти все пластины, и он глубоко задумался, предоставив право передвижения внезапному благодетелю. Слова десептикона выглядели сущим идиотизмом, если бы Джолт не был в курсе последних тенденций из мира социальной моды и не видел бы собственных приятелей, обзаведшихся экзотическими сопровождающими.
Хотя он до сих пор был уверен, что выбирать должен именно тот, кто является нормальным умным трансформером, а не... не дебилом с наклонностями апгрейдера, если в целом. Приятеля надо было найти, обучить, в конце концов сводить к хорошему технику, чтобы тот на вирусы проверил... Тьфу ты.
Последовавшая серия прыжков по процессоровыжимающим траекториям заставила его отказаться от размышлений на модные темы и внимательно отслеживать, когда надо будет вырываться и прыгать самому, прежде чем их размажет о какой-нибудь обломок цивилизации. Но путешествие все же закончилось раньше, чем десептикон успел превратиться в остывший корпус десептикона.
- И еще два района, – уточнил дислокацию Крэнкейс, оглядываясь посреди раздолбанного перекрестка. – Ниже не надо. Я тут был.
- Очень обнадеживает, – философски заключил Джолт и вежливо попробовал встать на ноги.
Казалось бы не особо внушительный десептикон его усилий словно не заметил. Головой он вертел из стороны в сторону словно радар, и Джолт даже слышал как работают микроприводы всех восьми линз, то сужающих, то расширяющих диафрагмы. Опасаясь, что десептикон сейчас вновь начнет передвигаться серводробильным способом, он вновь ухватился за длинные патронташи, намотал их на кулак и предупредительно потянул, останавливая вращение. Десептикон фыркнул, брызнул сомнительными оранжевыми струйками из приоткрытой пасти и ходко двинулся водному ему известном направлении.
- Надеюсь, ты меня не на раздел тащишь, – мрачно произнес Джолт, помахивая свободной рукой.
- Я ж сказал, что дружить хочу, – десептикон фыркнул еще раз.
Несмотря на столь бурную дружелюбность, Джолт не спешил с традиционными для таких признаний объятиями, подкрепляющими отношения. Больше всего его устроил бы контрактный браслет, цепляемый на более агрессивного в паре друзей, но последнего браслетника, которого он знал, внезапно все достало, и он ушел продавать оружие.

К балансировщику электрик тоже отнесся с подозрением, поскольку базировался тот не в лучших клиниках Аякона, а в каком-то полуразваленном здании по адресу "третья груда справа от расплавленного горнопроходного бура".
- Дай встать! – зарычал Джолт, едва десептикон шлепнул по сенсору вызова. – Я сам!
- Ладно-ладно, – буркнул почти-друг. – А мы еще не шуунграм?
- Мы еще даже не шуунгрим, – показал ему кулак отпущенный электрик.
- Хватит у меня под дверью джампером меряться! – рявкнули из селектора. – Кого ты привел, чучело? С кем спутался, что за автоботы на пробеге?
Десептикон со скрежетом прочертил когтями по двери, стесывая бронебойное покрытие, и в селекторе протестующе заорали. После чего заскрежетало уже внутри, и толстая плита неохотно поднялась. Джолт покосился на сопровождающего и только после его кивка шагнул в подсвеченный красным коридор.
Балансировщик оказался громилой, которому впору работать на шахтах, а не изучать тонкости чужого шарниростроения.
- Твоих лап дело? – поинтересовался балансировщик, скользнув взглядом по выставленному бедру и тут же переводя взор на десептикона.
- Ни разу, – тот встряхнул головой. – Не трогал даже.
- Это старая проблема, – недовольно вклинился Джолт в беседу. – Всё откладывал, и вот...
- Ясн, пошли ремонтироваться, – балансировщик сграбастал его за оба плеча и почти потащил за собой. – А ты тут сиди, – велел он дернувшемуся было десептикону.

Повинуясь пространным указаниям, Джолт отшагал на динамическом сканере пару километров, тщетно попробовал свернуться в альтформу, потом совершил еще несколько упражнений, призванных вывести его на чистую воду, и в конце концов был признан не симулянтом, а натуральным пациентом.
Дальнейшие полцикла электрик восседал на верстаке, чей внешний вид заставлял верить в то, что этот агрегат умнее исцеляемого. Созерцание собственной разобранной до шарнира ноги автобота быстро утомило, поэтому он начал отвечать на текстовые сообщения, которыми его бомбардировал новый друг. Неизвестно откуда он вытащил персональную линию Джолта, но висел на ней плотно. И в основном его сообщения состояли из сплошной анимации, а в коротких фразах то и дело сновали юркие как шарктиконы орфографические ошибки.
"Ты где орфобазы скачивал? – не выдержал электрик. – Тебе какую-то паленую версию подсунули, обновился бы"
"Ниченискачевал, сам делад, – ощутимо обиделся собеседник. – А кому нинравится, тот можит умных статей пачитать!1"
"Я тебя буду переучивать", – твердо пообещал Джолт.
"Значетдрузъя?" – радостно настрочил десептикон.
Джолт собирался ответить что-нибудь осторожное и умеренное, но в этот момент сенсорная блокировка слетела, и он прочувствовал всю гамму переживаний трансформера, в чьейнейросети работает микрохирургия жесткого профиля. К десептикону полетело непроизвольное сообщение, состоящее из набора невнятных эмоциональных воплей.Вслух Джолт издал страшное шипение.
"Клёва", – оценил собеседник.
- Проверка чувствительности, – помахал пальцем балансировщик. – Жестко, но действенно. Можешь пробовать. Вон как гнется.
Джолт сполз с верстака и сделал несколько шагов. Балансировщик следил за ним пристально, как голодный дриллер.
- Трансформируйся, – велел он, приседая рядом с автоботом.
Джолт ненадолго замялся, вспоминая, как больно, неудобно, а главное безрезультатно происходили все предыдущие попытки, но все же сумел себя перебороть.
- Ай!
Пусть не очень гладко, но трансформация все же прошла, и вопил он, скорее, для галочки.
- Остаточные явления, – прокомментировал балансировщик. – Потом все уйдет, смазки туда больше лей и шевели активнее.
- На танцы что ли записаться? – усмехнулся Джолт, выходя из альтформы. – Ух, все-таки...
- Лучше всяких танцев – побарахтаться с кем-нибудь, – техник мигнул всеми линзами и подтолкнул пациента в бок сложным суставом, который мог считаться локтем.
- Спасибо, – прохладно сказал Джолт, а затем взял паузу и тщательно придал голосу беззаботную интонацию. – Уники берешь? Сколько с меня?
- Не надо, – балансировщик махнул тем, что заменяло ему правую руку. – Твой мне уже заплатил.
- Гммм, – отозвался электрик, подавив неуместный вопрос "кто?"
- Давай топай отсюда, – балансировщик почти добродушно подтолкнул его в спину. – Да не забудь машинерию прикрыть, чтоб приводы наружу не торчали.
На ходу прилаживая щитки, Джолт высыпался из мастерской, бормоча невнятные благодарности.
Десептикон поджидал его в коридоре, заняв установленную там полуплатформу и свесив патронташи до самого пола.
- Ну как? – потянулся он. – Бегать-прыгать бушь?
- В перспективе все возможно, – туманно ответил Джолт и на несколько секунд замялся. – ...Идем?
- Крэнекйс, – сказал десептикон, протягивая раскрытую когтистую ладонь. – Эт я.
- Джолт, – представился автобот, ответно накрывая ладонью подставленную.
- Дружим-шуунгрим? – уточнил теперь уже не безымянный трансформер.
Джолт потратил еще несколько секунд на осмотр своего "приобретения", мысленно спроецировал хваст-голограмму для размещения в остатках местнойсоцсети и решил, что удачное вложение надо хватать за болт. То есть за патронташи.
- Дружим, – улыбнулся он.
Таким образом новое модное увлечение выбрало Джолта само.

Крэнкейс был весьма доволен сложившейся ситуацией. Автобот оказался удобен – симпатичный, подвижный, некапризный и полный энтузиазма. Первые несколько полных циклов он таскал Крэнкейса на всякие встречи, явственно красуясь приобретением, и Крэнкейс от всей искры развлекался, исправно играя отведенную ему роль.
- Это мой новый друг, – лениво представлял всем Крэнкейса электрик. – Мы с ним столкнулись в развалинах, едва не пришибли друг друга...
- А что он умеет? – обычно сварливо спрашивал кто-нибудь, ревниво косясь на сложенную из острых и режущих частей фигуру.
- Гррр, – выразительно отзывался Крэнкейс.
После этого все аргументы увядали. На этом меряньеавтоботскими достоинствами заканчивалось, и начиналось что-нибудь мирное, типа общей попойки. Крэнкейс знакомился с присутствующими, чесал вокалайзеры на нейтральные темы, и в конечном итоге все были довольны, а так же никто ни в кого не стрелял.
Заодно Крэнкейс считал положенные циклы, прикидывая, сколько надо выждать, прежде чем пристать к электрику с предложениями все же сделатьсяшуунграм. Нарушать традиции ему не то чтобы не хотелось – на самом деле он вообще готов был прямо с первой встречи – но надо было их поддерживать, чтобы это превратилось в незыблемое правило. Чем тщательнее соблюдаешь правила сегодня, тем сложнее кому-то отказаться от них в следующие мегациклы.
Досчитавшись до нужного числа, Крэнкейс однажды впервые сам позвал Джолта сходить на полигон и там оторваться на всю катушку, а заодно познакомиться с новыми личностями.
Электрик поначалу выражал неготовность в кого-то там стрелять, но Крэнкейс посмеялся и объяснил на пальцах, что это специальное место, где можно делать всякие трюки, ну а кому трюков не хочется, тот может посидеть на теплых излучающих камнях, посетить масляный испаритель и так далее.
- Я-то тебя знакомил с теми, кто в паре ходит, – ворчал Джолт всю дорогу, перебираясь через завалы, – а ты меня куда тащишь? Я по-вашему не говорю даже толком!
- Шганваам ад солиа? – немедленно осведомился Крэнкейс, пригасив нижние линзы.
- Я тебе твоюсолиа на линзы перетащу, – обиделся Джолт.
- А гришь, не гришь, – захихикал брутфорсер. – Не сигналь, твои там будут тоже.
Все еще возмущаясь по поводу того, что его задницу еще никто не оценивал в твердой валюте, Джолт все же исправно проследовал за приятелем по всем уровням и ярусам, и в конце концов они оказались на том самом полигоне, чьи прелести так активно расписывал Крэнкейс. Он и впрямь не обманул – Джолт сразу же увидел несколько фигур с активными энергоподписями, устроившихся над обширной маслоемкостью. Плотные испарения не позволяли разглядеть подробностей, но вроде бы силуэты были незнакомые.
Джолт автоматически ткнулся запросами по открытым линиям. Точно, незнакомцы. Но дружелюбно настроенные – электрика сразу позвали в гости: прочистить шарниры и отдохнуть на электродах. Однако прежде чем Джолт успел скрыться от присутствующих десептиконов, чьиэнергоподписи тоже светились на внутренней сетке, Крэнкейс поймал его за руку и торжественно повел знакомиться.
После первых же фраз Джолт резко осознал, что десептиконы точно так же следуют за модой, и, возможно, для них это еще больший вопрос престижа и статусности. Сдерживая смех, он подыгрывал Крэнкейсу, ведя себя чрезвычайно примерно, и вежливо со всеми здоровался. Развлекало его даже то, как десептиконы норовили исподтишка потыкать в прозрачный пластик на бедрах, под которым красиво передвигалась вся внутренняя машинерия. Веселее было только наблюдать как Крэнкейс буквально стреляет искрами от гордости и шуршит патронташами, то и дело вскидывая голову и надменно на всех поглядывая.
Перездоровавшись с двумя десятками уголовных физиономий, Джолт навеселился по самый конвертер и счел, что на этом хватит. После очередного головоломного имени он завертелся на месте, раздавил пару декоративных кристаллов и требовательно изъявил желание пойти на отдых в масляных ваннах.
- Смотри не усердствуй, – погрозил ему многосоставным пальцем последний из представленных. Кажется его звали как-то... То ли БухШарах, то ли ХрясьКраш – Джолт не запомнил.
- В смысле? – вежливо удивился он.
- Скользкий станешь, Кейс тебя не поймает, – ухмыльнулся десептикон.
- А ну пшли на трассу, – Крэнкейс зацепил шутника за вытянутый палец собственным когтем и дернул. – Ща я тебя поймаю во всех позах.
- Значит я пошел, – независимо объявил Джолт. – Вы там не очень громко друг друга ловите. Не люблю когда кругом шумно.
Десептикон опять заржал и сказал что-то, чего Джолт совсем не смог перевести. Но его не особо волновали высказывания индивидуумов слабых на процессорную мощность.
Отдых на электродах оказался и впрямь потрясающим. Джолт запрыгнул на оголенную решетку, передернулся от приятно пробежавших по всему покрытию разрядов и осторожно пробрался между скользких тел, ища местечко поудобнее.
- В первый раз тут? – поинтересовался темно-красный автобот, двигаясь в сторону и освобождая уже нагретое место. – Ныряй сюда.
- О да, дивный полигон, – дипломатично согласился Джолт, тут же воспользовавшись приглашением. – Очень... нгхх... приятное заведение...
Испарение плюс электростимуляция оказались так приятны, что он понял, почему присутствующие лениво молчат, вместо того, чтобы обмениваться сведениями и последними слухами. Он даже подумал, что десептиконы могли специально придумать эту часть полигона: подстраховаться и лишить кучку присутствующих всякого желания общаться на важные автоботские темы.
Потом расхотелось думать вообще, и Джолт отрубил все системы кроме экстренного оповещения на случай неприятностей. Вдалеке бухало и грохотало, иногда туман расцвечивался вспышками занятных цветов – десептиконы развлекались вовсю, утюжа друг друга в наземном бою и наверняка выпендриваясь по полной программе.

- Джо-олт, – протянули издалека и дернули его за ногу.
Электрик едва не подскочил на месте, спешно врубил всю активную систему и осознал, что пробыл в состоянии ничегонеделания почти полтора джоора. На решетке к этому моменту осталось только трое: он сам, красный автобот и угловатый даже в тумане Крэнкейс.
- А где все? – глупо спросил электрик.
- Гуляют по закоулкам, – Крэнкейс присел и провел когтем по его ноге, не царапая краску. – Мм, сколько масла. Шуунграм, Джолт?
- Я не... – Джолт испуганно оглянулся на темно-красного, однако тот повел себя как порядочная дипломатическая сволочь, буквально заскользив от них на другую сторону решетки, и там свернулся в полу-альтформу.
- Шуунграм, Джо-олт, – повторил Крэнкейс, точно так же текуче передвигаясь, и застыл над автоботом, свесив патронташи.
- Я не уверен, – нервно сказал Джолт и бесконтрольно вздрогнул от очередного электрического разряда, проскочившего по решетке. – Мммфф...
Крэнкейс ухмыльнулся во все клыки и опустился окончательно, погребая автобота под собой. Джолт тут же забарахтался, но не очень удачно – мешала расслабляющая обстановка.
Крэнкейс энергично попытался расстегнуть на дружке замочки блокировки. Автобот вертелся, норовя выскользнуть и сбежать от не особо любимого занятия. Крэнкейс прекрасно знал, что красавчики не находят ничего приятного в лютом обмене энергией и топливом, но так же он знал, что в конце концов никто из них не отказывал – стоило только проявить немного настойчивости. Поэтому он обхватил нагретый корпус обеими руками, стиснул строптивца в крепком объятии и куснул за подвижные пластины на шлеме.
- Кейс, я не хочу, – ожидаемо запротестовал Джолт шепотом. – Ну давай не будем, а? Давай я тебе контакты дам на разных эсок?
- Неа, – пробормотал хакер ему в плечо. – Ты мне нравишься, я тебя хочу. Прямо сейчас. Не бойся, не поцарапаю.
Джолт недовольно всхлипнул вентиляцией, протягивая холодный воздух сквозь системы. Он все же почти не имел дела с этой стороной межрасовых отношений. Ему удавалось ускользнуть из большинства ситуаций, во время которых порты оказываются под угрозой.
- Это совершенно ненужное занятие, – наконец твердо сказал автобот, стукнув домогателя под коленный шарнир растопыренными упорами.
- Это очень важное и приятное занятие, – Крэнкейс вновь подцепил замочки. – Ты же мой друг, самый красивый и приятный на ощупь. Хочу тебя всего. Потом цацки подарю.
Джолт замялся и после секундного раздумья позволил раздвинуть легкие пластины. Крэнкейс немедленно довел дело до конца и расселся на решетке, втащив электрика к себе на колени.
В чем десептиконам нельзя было отказать, так это в умении находить различные украшения, которые Джолт и при цивильной-то жизни не имел шанса получить, а в военное время на такие грустные темы лучше было не думать вовсе. Но как и любой десептикон, решивший дружить с автоботом, Крэнкейс обязан был иметь запасы восхитительных сверкающих штучек для совершения подарков. Без них любой автобот быстро разочаровывался в выбранной компании и уходил на поиски более заботливого приятеля, которому не жалко за интерфейс вручить красивую подвеску.
- Я люблю чтобы было под цвет брони, – уточнил Джолт на всякий случай. – За зеленые обижусь.
Крэнкейс захихикал, обнимая жадного электрика еще разок, и затем вздернул, усаживая поудобнее. По-заводскому голый металл приятно потерся о бедра и пах.
- Все будет как надо, – он выпустил держатели первой линии и легонько ткнулся в гладкие щели слотов. – У меня были такие синенькие. Натренировался.
Джолт вздрогнул от прикосновения горячих закрепителей, а потом добавились еще и штекеры, и он тихонько застонал, сворачивая диафрагмы на линзах. Откинувшись назад, он одной рукой схватился за патронташи, а другой вцепился в запястье десептикона. Когтистый гад уже успел содрать тонкую стружку, удерживая его бедро, и против дальнейшего броневредительстваДжолт крупно возражал.
Крэнкейс вытянул шею, укладываясь ему на плечо головой, и довольно зарычал. Подкидывая бедрами, он раскачивал на себе более легкого автобота, гоняя электрическую петлю туда-сюда. Джолт совсем расслабился, подключился к местной сетке и раздвинул ноги пошире. По размерам они удачно подходили друг другу, поэтому волноваться о повреждениях не стоило, и Джолтзанялся поисками инфоблока, где зависали как раз в моменты интерфейса.
По обычным поисковым запросам толкового не находилось, и он попробовал поискать десептиконскимиглифами. Ему сразу же повезло – вывалилось огромное количество прямых входов, оставалось только выбрать по предпочтениям. Он решил окопаться на конференции любителей нестандартного оружия, и вежливо туда сунулся. Оказалось, что это не так-то легко сделать. Джолту просто не приходило в голову, что для обычной регистрации в блоке, посвященном недопорнографии, требуется не просто обозначить свое присутствие, а еще и залить подлинный код десептиконского персонального сигнала. На секунду он вновь погрузился в лужу подозрений – ни одному автоботу не могла бы прийти такая дурацкая мысль: сделать блок ограниченным и закодировать на собственных партнеров-друзей – но трахаться в одностороннем режиме было так скучно, что он не выдержал.
- Давай в прямую связь, – пробормотал он, выворачивая голову и поглядывая на Крэнкейса.
- Что, нравится? – ухмыльнулся десептикон, пуская ему струйки нанитов на броню.
- Ммфф, – дипломатично отозвался электрик.
Убрав заглушки, он дождался подсоединения, и судорожно втянул воздух, оказавшись в круговерти из обрывочных эмоций, каких-то вспышек сознания, лихорадочного мельтешения образов, и исключительно странного восприятия действительности. Джолт торопливо отключил видеовход, набрался мужества и нырнул во все это месиво.
Продираясь сквозь потоки неструктурированного цифрового хлама, он сумел докопаться до основной прошивки и начал методично сливать оттуда длинную запись. Без специального оборудования расшифровать ее было невозможно – таким искусством владели только медики, которые нуждались в сведениях об основной конструкции своих пациентов. Джолт сердито подумал, что в этой записи любой медик заплутает, пытаясь выяснить, где здесь базовое, а где дополнительно припаянное и сопровожденное комментариями на косом полулегальном коде. Но главное, что он получил заветный шифр.
Оставив почти все собственное сознание на радостное потрошение, электрик вновь ушел в сетку и с уверенностью направился по прежнему адресу. Регистратор принял запись, не подавившись, и Джолту был любезно присвоен уникальный код доступа.
Удивительно, сколько там было посетителей. Под сотню неактивных и полтора десятка коллег по занятым приемным портам. Джолт еще раз наведался в реальность, проверил, как там обстоят дела у него между ног, убедился, что Крэнкейс не дерет ему броню своими модификациями, и на девяносто пять процентов отвалился в интересную дискуссию о преимущества режущего оружия перед точечным.

"Слуш, новичок, а почему ты не мигаешь?" – внезапно прервал его рассуждения какой-то желтый трансформер, чья пиктограмма расположилась в интересной позе на боку.
" В смысле?" – Джолт даже слегка потерял нить разговора.
"Нусигналка прерывания не срабатывает почему?" – еще более непонятно уточнил желтый.
"Какая еще сигналка?" – досадливо спросил электрик, понимая, что явно чего-то не догоняет, и чувствуя себя от этого не в своем кубе.
"Да он не знает! – восхищенно сказали откуда-то справа. – Реально не в курсе!"
Джолт ощутил невыносимое желание немедленно сбежать с конференции, отрубить связь и никогда больше в этот сектор не заходить. Однако присутствующие не спешили выдать в его адрес тонну-другую язвительных замечаний и подколок, а вместо этого загомонили вполне себе сочувствующе. Более того, электрика тут же закидали массой заархивированных инфопакетов, десятком активных ссылок и несколькими патчами явно левой сборки.
"Куб мой создатель, это что?" – в отчаянии вопросил автобот, барахтаясь в груде полезного.
Из ответного хора пояснений он вынес следующее – к дружбе с десептиконом прилагался не только занудный интерфейс и замечательные украшения, но и целая многотомная инструкция по правильному поведению, издание расширенное и все еще неполное.
Конференция по оружию превратилась в лекционный курс для неофита. Посетители с удовольствием делились опытом, давали советы и ввергали Джолта в состояние полной растерянности.
"Я потом как-нибудь выучу! – наконец взвыл он. – Я все сразу не могу!"
"Но сигналку прямо сейчас поставь, – посоветовал желтый, – это нужная штука"
"А для чего она?" – сдаваясь, поинтересовался электрик.
"Аудиосопровождение", – важно ответил советчик, и его изображение пару раз мигнуло. Собеседники понимающе захихикали, и по всей толпе прошли эти мигания.
Джолт фигурально пожал плечами и распаковал так настойчиво подсовываемый апгрейд. Сигналка оказалась простейшим генератором произвольных реакций с такими же произвольными временными интервалами, но вот генерировала она такое... Джолт нервно засмеялся, читая подсказки, выбрасываемые при каждом напоминании. Систему подсказок надлежало интегрировать для полного взаимодействия с нейросетью, и тогда можно было без всякой осознанной деятельности радовать друга-десептикона такими вещами как "стон – два раза", "всхлипывание – один раз", "извивание – десять секунд", "ерзанье – пять раз" или, например "несильное кусание – один раз". В секцию "имитируем насилие" он лезть не рискнул.
Пока он изучал это творение рук неведомого энтузиаста, снаружи поступил сигнал. Где-то в реальности десептикон доигрался с партнером до логического финала, и сейчас буйствовал в перезагрузке, напропалую стегая разрядами и шваркая перегретым топливом. Джолт даже не успел попрощаться, как его принудительно выбросило из сетки. Вместе с инструкцией, архивами, линками и так далее.
- Нгааах, сладкий синий, – простонал над датчиком Крэнкейс и зашуршал лентами, блаженно укладывая голову на плечо автобота.
Яростно гоняющий вентиляцию электрик пытался сделать одновременно две вещи: остудить вздрюченные системы и привести в равновесие нейросеть, поскольку разница между спокойным пребыванием в сетке и дикой нагрузкой в реальности оказалась почти невыносимой. Непроизвольно барахтаясь на месте, он еле-еле совладал с судорожным движением собственных конечностей и хрипом в вокалайзерах. Разбушевавшийся конвертер пришлось останавливать принудительно, а чужое вредное топливо сливать в экстренном режиме.
- Зарядился? – настойчиво спросил десептикон.
- Я... аххр... твою в бампер... – пропыхтел Джолт, не выдержав спокойный светский тон. – Т-ты... хх... гадина апргейженная... уууфф...
- Да, я мощный, – довольно согласился Крэнкейс. – Еще раз?
Джолт, до сих пор заторможено оглядывающийся, испугано встрепенулся. На решетке кроме них никого не было, Крэнкейсу помешать никто не мог. Хотя ему вряд ли помешала бы и толпа свидетелей.
- Нет! – Джолт дернулся и вывернулся из объятия. Все же хорошо, что они были не слишком разногабаритны. – Ты что, правил не знаешь?
- Не накидываться на шуунграм несколько раз подряд, – раздосадованно проворчал Крэнкейс.
- Вот именно, – Джолт отсел подальше, чопорно сжал ноги и прикрылся ладонью. – Веди себя хорошо... и потом дам понюхать.
Крэнкейс возбужденно заелозил, поднялся на четвереньки, двинулся к автоботу и начал с урчанием тереться об него, намекая, что не прочь бы понюхать прямо сейчас. Джолт уже успел оправиться от встряски, приобрел хорошее настроение и заряд бодрости, поэтому с довольным хохотом бил десептикона по рукам, энергично пинал и развлекался на всю катушку. Решетка под ними проседала и раскачивалась, масляная пленка покрывала корпуса целиком, и вообще Джолту было очень весело.
Об этом говорить не любили, но все же после даже самого унылого интерфейса уровень химических соединений в базовом энергоне неизбежно подскакивал до стадии синтетика.
- Цап! Поймал!
Крэнкейс действительно поймал приятеля, схватил за талию и бухнулся вместе с ним. Джолт с трудом подавлял желание радостно завизжать, и ограничился только безудержным смехом, активно виляя всей тазовой секцией. Крэнкейс все же ухитрился отпихнуть его руки и впечатался физиономией между раздвинутых бедер. Патронташи тяжело скользнули в промежность автобота, обвились вокруг бедренных шарниров, и Крэнкейс шумно начал возиться, щелкая клыками. Джолт еще похохотал, но затем топливный баланс начал восстанавливаться, и дикая эйфория постепенно растаяла.
Джолт устало склонил голову и уперся в плечи десептикона.
- Цацки хочу, – заявил он, подталкивая Крэнкейса коленом в грудь.
- Мм... ладно-ладно, – десептикон поднял голову, предварительно вдохнув последний раз. – Будут.
Электрик нетерпеливо отпихнул его, и десептикон поднялся. Пошарив где-то едва ли не у себя в корпусе, он потянул за какую-то деталь, и выудил из-за нее украшение.
- Ооо... – Джолт восхищенно замерцал оптикой.
Хакер с удовольствием наблюдал, как попользованный приятель восторженно осматривает новое приобретение, любуется им со всех ракурсов и только что не пробует раскусить, чтобы полностью насладиться моментом. Крэнкейс постарался и подобрал для первого раза не просто фитюльку на цепочке, а настоящую капотную сетку, состоящую из сложных плетений и вделанных кристаллов, украшающих узловые точки. При желании всё это можно было зарядить от обычного аккумулятора, и тогда к прохладному блеску металла и камней добавилась бы впечатляющая иллюминация. Такое всегда выгодно смотрелось в темноте.
Автобот весь извертелся, ища куда бы приладить подарок и в конце концов выбрал неожиданное расположение – хитро прицепил на бедра. Крэнкейс открыл было пасть, чтобы прокомментировать неумение некоторых обращаться с изысканными предметами декорирования, но затем со стуком захлопнул челюсти, обнаружив, что это еще более выгодный вариант. Прозрачные покрытия на бедрах в обрамлении сетки выглядели просто сногсшибательно. Крэнкейс оглянулся, досадуя, что рядом нет никого, кто мог бы лопнуть от зависти. Впрочем, это было поправимо.
- Идем, – он потянул автобота за плечо. – Заправку освоим. Надо отметить!
- Подожди, давай потом, я хочу похвастаться! – выпалил электрик и тут же смущенно треснул статикой на вокалайзерах.
Крэнкейс засмеялся и потянул его еще настойчивее.
- Идем, – повторил он. – Там будет перед кем. Шикарно будет, патрон даю.
Зачарованный переливами драгоценностей на собственных ногах автобот послушно встал и двинулся за ним, игнорируя раскачивание решетки, и едва не навернулся, тут же потеряв равновесие. Крэнкейс подставил ему острый локоть, затем помог спуститься с высокого насеста, и решительно потащил за собой. Не только автобот собирался похвастаться, это факт.

Джолт готов был признать, что почти обожает своего десептикона. С другом ему на редкость повезло. Несмотря на феноменальную жадность до интерфейса, Крэнкейс никогда не скупился на подарки, и каждый раз Джолт готов был нетерпеливо ввинтиться к нему в объятия, лишь бы узнать, что нового и восхитительного получит взамен.
На инфоблоках он уже давно стал своим и обзавелся не только сигналкой простейшего уровня, но и еще целой кучей важных программных дополнений, позволявших получать исключительно позитивные эмоции от всего процесса общения с десептиконом в целом. Например, скачал хитрую программу переработки топлива и больше не брызгал им во все стороны как подбитый танкер. Подобрал синхронизатор импульсов, настроил оптимальные фильтры и в конечном итоге с удивлением обнаружил, что сам процесс не вызывает отторжения. Иногда электрик даже не выходил в сетку, а просто тщательно подстраивался под партнера и бездумно наслаждался происходящим, греясь о десептикона.
Порой, конечно, случались не самые приятные моменты, к примеру, когда Крэнкейса одолевала жажда публичности, и он начинал приставать прямо в середине компанейской заправки. На самом деле Джолт не позволил бы ему делать что-то неприличное на публике, но компании обычно были свойские, где одиночек вообще не водилось, поэтому можно было смириться. Электрик и сам уже пару раз был свидетелем коротких буйных интерфейсов, хаотично случавшихся где-нибудь на лежаках под линейными излучателями или среди дискуссии о пользе вторичной переработки того, что стравили обожравшиеся товарищи.
Каждый раз он не мог отделаться от ощущения, что в не особо умной десептиконской голове происходит замыкание, и тут же по прямой пробивает на интерфейс-систему, отключая все остальное. В том числе способность контролировать собственные наниты, вокалайзер и степень членовредительства.
Большинство новых приятелей Джолта были исполосованы так, что это уже смахивало на изощренный барельеф. Сам он тоже неоднократно подвергался гравировке, но пока что ему хватало терпения тщательно все это заполировывать. Он даже переборол собственную жадность и договорился с Крэнкейсом на дарение полироли вместо украшений как минимум раз в декаду. Крэнкейса он тоже пытался полировать, но несколько изорванных протирок заставили его отказаться от идеи. Так что десептикон остался при всех своих богатствах.
Большая часть его сварных шрамов и прочих повреждений была Джолту незнакома, но часть из них он оставил сам, когда спарринг выходил слишком энергичным. Хотя он был еще не самый крутой автобот. Пока что в рейтинге всех виденных им пострадавших первое место занимал приятель Сайдсвайпа, которого резчик совершенно очевидно пару раз едва не распилил поперек важных деталей. Но оно было и неудивительно...
- Флэтлайн! – в очередной раз возмущенно заорал Сайдсвайп, теряя равновесие.
Десептикон, подхвативший его, тут же толкнул добычу на столешницу и в два касания разомкнул отполированную броню. Автобот еще зарычал, когда приличных размеров джампероказался задействован по самый разветвитель, а затем привычно засопел.
Опираясь одной рукой на разбитую поверхность и старательно фыркая для охлаждения тут же поднявших температурный режим систем, Сайдсвайп держался за плечо десептикона, на всякий случай еще и стискивая его ногами. Джолт видел, как маленькие дополнительные псевдо-манипуляторы партнера лихорадочно скребут его по корпусу, начесывая серебристую броню до искр и вспышек.
Как всегда, поведение оказалось заразным, некоторые из присутствующих немедленно полезли к своим парам, и Джолт не оказался исключением. В отличие от других ему было лень отбиваться, и он только слегка устыдился собственной пассивности, прежде чем сдаться и расслабиться.
Сайдсвайп мигнул оптикой и показал жест одобрения, когда Джолт запустил сигналку и в первый раз вздрогнул и выгнулся. Сам резчик стартовал с места в карьер и вовсю стонал и елозил под навалившимся на него приятелем. Между делом он открыл канал прямой связи, и Джолт немедленно к нему присоединился.
Под старания десептиконов они активно обменивались новостями, скидывали друг другу ролики и, наконец, просто сплетничали. Вскоре к ним невольно подключился еще один посетитель курса лекций о правильной зарядке от стационарных генераторов. Джолт давно поглядывал на кричаще раскрашенногоавтобота с желтым визором и острыми закрылками на шлеме, но теперь ему выпал шанс с ним как следует познакомиться. Партнер у веселого и острого на словцо автобота оказался тот еще громадина, поэтому общаться приходилось практически в режиме бокового видения.
" ...а еще я патчи рекомендую! – вещал Сайдсвайп, напоминая рекламного дрона. – До сих пор между прочим сплошные проблемы были, конфликт на конфликте, никак ужиться не могли, а тут воспользовался случаем и попробовал... "
"Я уже все патчи перепробовал, – парировал Джолт, хватаясь за патронташи Крэнкейса. – Самую идеальную подгонку сделал, нигде не тянет, не скрипит и откат приличный".
"Да ты что! – Сайдсвай махнул ногой. – Это совсем другое! Это удовольствие! "
"Да мне тоже неплохо совсем", – с сомнением отозвался электрик.
"Я про настоя... "
- Аах... – Сайдсвайп передернулся.
"Да он десептиконозависимый, – наконец фыркнул Блюстрик. – Никакой нормальный автобот не станет такимипатчами пользоваться. Слишком низко надо опуститься".
"А ну заткнулся, мелкий", – с угрозой сказал Сайдсвайп и выпустил лезвие, несмотря на то и дело пробивавшую его дрожь.
"Пугай-пугай, дырка драная, – Блюстрик деловито сжал ногами корпус приятеля. – Весь стыд протрахал. Скоро будешь как они всякую жижу распускать и брызгать во все стороны".
"Да ты лопнешь раньше, чем я брызгать начну", – отмахнулся Сайдсвайп.
Дискуссия долго не продолжалась, отстрелялись все в ускоренном темпе, и лекция вернулась на круги своя. Основной лектор независимо отряхнулся от статики и замахал лучом-указкой.
Блюстрик удрал в мойку, ловко цапнув когтями потянувшегося было за ним партнера, Джолт привольно развалился по амортизатору, решительно спихнув Крэнкейса, а Сайдсвайп и вовсе устроился под боком у друга, словно и впрямь наслаждался только что произошедшим. Джолт с сомнением осмотрел его с головы до ног и видимых признаков помешательства не нашел. Осмотрел еще раз и тут же разозлился сам на себя за неуемное любопытство. В самом деле, что за чушь – устанавливать патчи для уподобления десептиконам!
"Сайдсвайп, – позвал он по совсем закрытой линии. – Эй, Сайдсвайп"
" Чего, – разнеженно отозвался тот, прокручивая колеса. – Я отдыха-аюуу"
"Чего там за обновку ты рекламировал?" – переборов себя поинтересовался электрик.
"Не слышит тебя ревнитель автоботской чести, – тут же оживился и захихикал колесный. – Он бы сейчас тебе в процессор прямой наводкой крупнокалиберными вдарил бы о морали!"
"Вот пока он не вернулся, делись быстрее! – нетерпеливо потребовал Джолт. – Погасну от любопытства, куб мне поперек магистралей!"
Сайдсвайп еще некоторое время вел себя подло и секретом делиться не желал, но затем все же пошел на милость. Скорее всего не из доброты – её у колесного было маловато, Джолт вообще удивлялся, как он сцепился с десептиконом, а не попытался прикончить его при первой встрече – скорее всего основным аргументом было обещание Джолта хлестануть его летальным разрядом.

Прежде чем Джолт решил хотя бы вскользь посмотреть на заветную прошивку, прошла пара декад. К этому времени соседи по корпусу привыкли к регулярным зазывным воплям снизу, и периодически Джолт даже обнаруживал у себя на двери инфограммки типа "приходил лохматый два раза, орал как потерпевший".
Вершиной добрососедских отношений стал случай, когда Джолт обнаружил не просто инфограммку, а прямо-таки стикер с указанием, что приятель ждет его на верхнем ярусе в восемнадцатом блоке. Явившись туда, Джолт обнаружил, что несносного десептикона приютил простодушный химик, а сам десептикон уже находится на полпути к удачному совращению непуганого трансформера. Во всяком случае гостевую платформу вместе с сидящим на ней химиком он оккупировал по полной программе.
- Брысь отсюда! – грозно произнес Джолт, изучив всю эту композицию. – Простите, саи Рейд. Мы вас больше не потревожим.
- Ничего страшного, – оживившийся Рейд активно замахал обеими руками. – Рад был помочь!
- И больше ему не открывайте, – одним ультразвуком произнес Джолт, выпроваживая десептикона из довольно уютного помещения.
Рейд выразительно раздвинул видеодатчики и провел пальцем поперек шеи.
- Злой ты, – жаловался Крэнкейс на пути вниз. – Я только пощупать хотел, он весь гладенький.
- Вот именно, что гладенький и нещупанный, – Джолт выразительно покрутил хлыстом, подняв напряжение до очень неприятного уровня. – Ты со мной, а не с ним, вот и не трогай.
- О! – обрадовался десептикон. – Ревность?
- Да сдался ты мне, – досадуя, фыркнул автобот. – Я о других забочусь.
Под длинные и ломанные рассуждения Крэнкейса о лживых автоботах, скрывающих от самих себя, чего же они хотят, оба оказались на привычной территории. Крэнкейс тут же забрался на плиту нагревателя и продолжил вещать оттуда. Джолтслонялся по периметру, пропуская все эти излияния мимо датчиков, и все же решил, что пора что-то менять. Например, поставить этот шлаков патч и, если все пройдет удачно, действительно иметь повод не пускать одного конкретного десептикона по другим автоботам. Не дай Искра начнет украшения раздаривать...
Крэнкейс запнулся, увидев, как его автобот внезапно скрючился в три оборота, и шумит вентиляцией. Соскочив с плиты, он скользящими шагами подобрался ближе и внимательно осмотрел Джолта с безопасного расстояния. Никаких заразных проявлений не обнаружил, после чего потянулся и потряс автобота за плечо.
- Это чего? – обозначил он взволнованный интерес.
- Обновление установил, – выдохнул автобот. – Чуть криво не встало... уух...
- Что за обновление? – подозрительно спросил брутфорсер. – Почему без меня?
- Это исключительно мое, – Джолт приготовился выдержать длинное противостояние и возможно даже скандал. – На тебя не рассчитано.
- Мы об этом сколько говорили? – вскипел десептикон. – Без меня! Ничего! Не ставить!
- Это мое тело, и у меня тут админские права! – немедленно заорал электрик в ответ. – Что хочу, то на себя и ставлю! Я обещал не ставить опасный левак, и не делаю этого! Отвали!
- А ну поди сюды! – зарычал Крэнкейс, и тут же, не дожидаясь ответа, прыгнул на автобота сам.
Джолт завопил на выбивающей датчики частоте и блокировал прыжок сдвоенным ударом хлыстов. Соседи наверняка прокляли его до последней шестеренки.
В ходе последовавшей драки и без того не очень уютная берлога оказалась разгромлена еще больше, воинствующие стороны украсились новым набором отметин и уже претендовали на посещение ремонтника не самого дешевого класса.
Джолт разозлился просто невероятно. Когда он впервые столкнулся с манией Крэнкейса отслеживать и контролировать каждую модификацию партнера, это было смешно. Потом это стало утомлять. Затем раздражать. В конце концов бесить до белого каления. Наконец, они заключили договор, по которому психопат и параноик имел право совать клык всюду, где апгрейд мог коснуться его самого. Об остальном он мог спрашивать и если вел себя хорошо, то получал подробные ответы.
Иногда Джолт даже прислушивался к его мнению, поскольку при разговоре о каких-то улучшениях Крэнкейс доставал свой интеллект, который обычно пылился где-то далеко в архивах, и начинал излагать совершенно внятные и дельные мысли. Но в основном он был совершенно невыносим. Особенно Джолта бесил тот факт, что апгрейд установлен в общем-то именно ради отношений с другом, что устои порядочности попраны, а этот... этот кусок ржавого хлама смеет на него орать, угрожать и пытается силком прорваться для деинсталляции. Поэтому лупил своего партнера электрик нещадно, почти на грани смертоубийства.
Но, увы, он оказался недостаточно хорош. Может быть, установленный патч что-то испортил втихомолку, однако в любом случае финал их битвы оказался совсем не в пользу автобота. По итогам нескольких снесенных перегородок и пробитой внешней стены, Джолт обнаружил себя в обидно согнутой позе под не очень тяжелым, но сурово настроенным десептиконом.
- Щас я че-то кому-то удалю! – пообещал Крэнкейс, выпуская из ладони захваты и длинный гибкий шунт.
- Только попробуй! – скрежеща каждым приводом прорычал Джолт. – Я убью тебя! Порву в клочья! Я расскажу всем, что десептиконы не соблюдают шуунграм!
На последней угрозе Крэнкейс застыл на месте, обдумывая, не стоит ли сразу грохнуть автоботскую гадину. Если позволить ему трепаться, что дружелюбный интерфейс нарушается, то... Рано или поздно кто-то до Крэнкейса доберется.
- Кретин, – прервал автобот его размышления, не подозревая об их природе. – Идиот. Знаешь ты кто? Тупой модификатор! Восьмибитка ржавая!
- Ну ты! – Крэнкейс недовольно ткнул его когтем в бок. – Это еще почему?
- Я этот патч ставил ради твоего любимого шуунграм! – выкрикнул автобот. – Специально, понял? Дебил! Для этого старался, чтоб тебя пришибло!
- Ааа... – неуверенно сказал хакер и обескуражено поворошил звякающие патронные ленты.
- Ааа, – передразнил Джолт, а затем резким движением сбросил с себя потерявшего запал друга. – Отвали. Я его сам удалю, чтобы тебе, сволочь, ничего от меня не досталось.
- Эй, эй, стой!
Крэнкейс бросился за ним, не утруждаясь вставанием на ноги. Успевший подняться и сделать пару шагов синенький едва не упал, но все же удержался и вновь выругался. Крэнкейс тут же закрутился вокруг него, не давая ступить ни шагу. Хорошо когда у тебя есть приятели с четырехлапыми формами, от них можно научиться всяким трюкам.
Вновь перейдя на бестолковый ломаный режим восклицаний, Крэнкейс в сотне разных форм поинтересовался, зачем же патч и что он такого делает, и к чему любимому другу себя дополнять, когда и так все хорошо.
- Ты что, не хочешь сделать мне приятно? – возмутился Джолт, назидательно дергая десептикона за патронташи.
- А надо? – изумился Крэнкейс, видя, как остывает недавно брызжущий кипящим гневом трансформер. – Че-то ты раньше всякого шлака не просил... А-ай!
- Это не шлак! – Джолт еще раз потянул его за кольцо в лицевых пластинах. – Это твой вклад в наше соглашение. Понял?
- Я и так дарю украшения, – фыркнул Крэнкейс. – Почти не царапаюсь. Не кусался даже.
- А я хочу еще больше, – упрямо сказал электрик.
Крэнкейс высвободился и посмотрел на него всеми линзами сразу. Переволновавшийся, злой, растерянный, запутавшийся... Приятно посмотреть. Приятно, что старался. Хороший.
- Фсст, ладно, – Крэнкейс обхватил его за талию. – Сам рулить?
- Наверное, – с легким опасением откликнулся электрик, неловко переступая на месте, а потом и приседая, чтобы не упасть, когда Крэнкейс потянул его за собой.
Десептикон в полной боевой готовности опрокинулся на спину и раскорячившийся автобот оказался прямо над ним. Глядя куда угодно, кроме самодовольной рожи лучшего ближайшего друга, Джолт покрутил бедрами, вслепую пытаясь наткнуться на джампер и как-нибудь войти с ним в контакт. Драка была забыта, все его мысли были заняты тестированием...
- Аааоооааа!
Заорав в голос, а потом и завизжав, электрик стиснул колени и бедра.
Вскинутая задница отчаянно задергалась, все пластины сложились и туго поджались. Крэнкейса едва не снесло вихрем ощущений, прокатившихся по его любимой обратной связи. Обычно там все было спокойно, даже когда электрик возился под ним, добросовестно издавая всякие приятные звуки. Крэнкейс всякий раз пытался добиться их повторения, пробуя снова сделать то, что приводило к таким откликам, но у него никогда не получалось. А сейчас... Он пробежалсяинфостеком по линку, и Джолт на нем закрутился как ошпаренный, вопя во все вокалайзеры. Крэнкейса ударило откатом еще раз, другой, третий... Он еле-еле притормозил разошедшегося автобота, еще не совсем понимая, что происходит, но на всякий случай постаравшись немедленно перехватить контроль.
- Аааа, во имя всех глифов, ааа!
Автобот орал и явственно пытался удрать, но разъезжающиеся ноги этому препятствовали. Дуговые разряды шваркнули по стенам, электрик изогнулся и задергался, поджимая ступни к отставленной пятой точке. Амортизаторы под коленями сжались, спружинили, и с лязганьем вклинились под броню. Джолт задергался еще больше. Везде, где его покрытие состояло из прозрачного пластика, было отчетливо видно, как дико и вразнобой ходят сложные механизмы. Крэнкейс с легким испугом понял, что сейчас на нем вот-вот трансформируются и раскурочат тщательно откалиброваннуюджамп-систему.
Торопясь предотвратить катастрофу, он одной рукой цапнулавтобота за лицо, а другой схватился за беспомощно растопырившиеся провода электрика. Джолт завопил ему в ладонь, сотрясаясь и брызгая охладителем. А заодно десептикона укусил.
Дальнейшую дикую скачку Крэнкейсунаправлять почти не удавалось. Джолт пошел вразнос так быстро, что перезагрузка наступила с рекордной скоростью, потребовалось буквально семь десятков кликов.
Крэнкейс сам взвыл совершенно несдержанно, впился в бедра наездника, и даже выгнулся, мотая головой. Длинные ленты патронташей мели пол, электризовались и яростно стреляли искрами. Джолт орал так, словно тестировал вокалайзеры на выносливость. А потом, не успев прогнать весь цикл охлаждения, он разогнался по новой.
Не вытерпев неорганизованного интерфейса в фонтане брызг и разрядов, Крэнкейс с усилием заграбасталавтобота, перевернулся и навалился сверху. В ходе всех этих перемещений заклинившие ноги высвободились, и Джолт немедленно стиснул его корпус в таком захвате, что делалось слегка не по себе. Но Крэнкейс уповал на прочность своих сплавов и надежность модификаций, поэтому собирался насладиться на полную катушку.
Первым делом он просунул анализаторы в редко используемые порты и зарядил туда хороший импульс. Джолт зашелся в беззвучном вопле, своротив настройки аудиовыхода.

Неучтенное количество времени спустя, Крэнкейс валялся в обнимку с совершенно добровольно тискающимсяавтоботом. Это было так необычно и странно, что почти затмевало две каскадные перезагрузки подряд, выжравшие энергозапас хакера буквально вчистую. Электрик даже не требовал немедленно вознаградить его чем-нибудь – кстати, сегодня по графику была полироль, Крэнкейс перепутал, и уже морально был готов к разборкам. Повезло.
- Хорошо было? – наконец, промурлыкал он, искренне интересуясь ответом.
- Хорошо? – Джолт подскочил на месте и сел. – Хорошо?! Это было ужасно!
Десептикон молча выставился на него всеми линзами, расширив оптику до предельной возможности.
- Отвратительно! – бушевал электрик. – Самый кошмарный и непристойный интерфейс за все мое существование! Неконтролируемый, опасный, возмутительный! Я никогда больше не желаю таких отношений!
- Криво установилось? – неуверенно уточнил Крэнкейс. – Я не туда влез?
- Все нормально установилось! – Джолт практически надорвал динамики. – И это самое худшее! Я отказываюсь этим заниматься! Я... да что ты вообще понимаешь?! Урод моральный! Подсадка!
Крэнкейс изловил намеревающегося вскочить трансформера и притянул ближе, не желая расставаться с взбудораженным автоботом. Тот продолжал орать и сравнивать случившееся со всеми возможными бедствиями и катастрофами, попутно обливая Крэнкейса шлаком.

Хакер задумчиво поскреб клыками по синему наплечнику и постепенно начал догадываться, в чем причина столь яростного возмущения.
Крэнкейс был уверен, что автобот просто испугался. Поставленное обновление выбило его из привычных рамок и одарило таким фонтаном эмоций, что он был в шоке. Крэнкейс никогда не интересовался чужими исследованиями, но сам в силу призвания проверял каждого встреченного шуунграм. Ни у одного из них не стояло интерфейсного активатора. Никто из них даже не пытался поднять этот вопрос, и Крэнкейса такое вполне устраивало, особенно, если друзья не вырывались, вели себя ласково и были симпатичными с виду. Непонятно, откуда Джолт раздобыл программную заплатку и с какой стати решил проявить большую любовь в адрес хакера, однако результат вышел... интересным. Крэнкейсу даже понравилось.
- ...ни за что! – завершил громкую речь электрик и вцепился заостренными пальцами куда попало.
- Оу! Хорошийпатч, – оценил Крэнкейс, поглаживая инфоразъемы на шее автобота. – Нравится очень.
- Да тебе все нравится, – Джолт лягнул его, впрочем, не сильно. – Зря я его ставил.
- Привыкнешь, – почти ласково пообещал десептикон. – Втянешься.
- Болта с два! – рявкнул электрик. – Я его сейчас... ннх!
- Тссс, – Крэнкейс прижал длинный палец к собственным клыкам. – Я сказал хороший патч.
Джолт отчаянно замычал, чувствуя холодное прикосновение чистого подключения. Говорить он больше не мог, и с ужасом чувствовал, как косноязычный придурковатыйдесептикон быстро стирает все чистящие утилиты и молниеносно растаскивает установленное безобразие по каждой ячейке, встраивая его в общий блок на постоянной основе.
- Не ругайся, – проворковал взломщик, свободной рукой подсовывая другу вычурную накладку для шлема. – Ты мне так больше нравишься. Очень нравишься. Я тебя совсем люблю. Шуунграум.
Джолт затемнил оптику и в неподдельном страхе подумал, что лучше бы он не следовал моде. От шуунгрим – друзей флиртующих – до шуунграм – друзей в интерфейсе – было совсем недалеко.
Но очень страшно было представить, что до шуунграум – владеющих друзьями до самой гибели – окажется еще меньше.

Вернуться к фанфикам