Way out

Автор: Victy
Персонажи: Гальватрон/Родамес
Жанр: PWP
Рейтинг: NС-17
Краткое содержание: когда энергия необходима, а добыть её неоткуда…

Что это были за враги?.. Ни тот, ни другой никогда не встречали этих безмолвных и всех на одно лицо трансформеров, они появились внезапно и, не утруждая себя представлениями, просто открыли огонь.
Они вынырнули из космоса на нескольких кораблях, столь подвижных, что их не удалось подстрелить ни автоботам, ни десептиконам. Хотя последние даже кинулись в погоню, когда поняли, что их лидера неизвестные пришельцы под шумок уволокли. Связанный энергетическими кольцами, Гальватрон не мог даже стрелять в похитителей, и только осыпал их ругательствами и угрожал страшными муками.
Нападение было настолько неожиданным, а цель казалась такой определённой, что автоботы даже не сразу поняли, что их лидер исчез так же, как и Гальватрон.
Кто были похитители, откуда они взялись и зачем им понадобились оба вождя, никто не знал. Попытки отлавливать десептиконов поодиночке и выпытывать у них, удалось ли Циклону проследовать за кораблём, оканчивались ничем. В прежние времена исчезновение Мегатрона не производило таких странных изменений во вражеском лагере - а тут десептиконы настолько растерялись, что даже энергон прекратили красть. Однако автоботы предпочли бы иметь в наличии активных врагов, но быть при этом со своим лидером, Родамесом Праймом…
Впрочем, ничего ровным счётом не понимали и сами выкраденные вечные противники. Их швырнули в небольшое квадратное помещение и заперли дверь, не предъявив никаких требований и не высказав каких-либо пожеланий или объяснений. К ним также больше ни разу не заглянули, как будто хотели, чтобы Гальватрон и Родамес здесь же и отключились навечно, от недостатка энергии.
К тому всё и шло.
- Мне это надоело! - лидер десептиконов ударил по стене кулаком, но сил у него было не так много. - Мне нужна энергия!..
Родамес посмотрел на него с пониманием:
- Здесь нет никакого источника. Скоро мы просто отключимся.
- Я не собираюсь сдаваться каким-то неизвестным трусам, которые боятся сразиться со мной! - рявкнул Гальватрон, разворачиваясь. - Если ты, Прайм, с твоей автоботской пассивностью готов сгинуть, то я собираюсь бороться!
- Тебе нужна энергия, - усталый Родамес явно разговаривал с ним, как с душевнобольным.
Он сидел у стены, опустив голову, и не шевелился, и, возможно, даже и отключился бы ненадолго, если бы рядом был кто-нибудь из товарищей, а не вождь десептиконов с его вечными подлыми мыслями.
Гальватрон презрительно скривился: и они называют себя храбрецами!..
- Всего-то получить энергию, и мощности моей пушки хватит, чтобы пробить стену, - Гальватрон задумчиво посмотрел на правую руку. Он дрался, а Родамес пытался вступить с неизвестными в переговоры. С тем же успехом и тот, и другой могли бы биться головой о стену, однако в итоге Гальватрон потерял куда больше энергии, чем его рыжий товарищ по несчастью.
- Где ты возьмёшь здесь энергию?.. - Родамес слушал грохочущие по небольшому помещению шаги.
Гальватрон яростно метался из угла в угол, вместо того, чтобы пытаться найти выход из положения. Впрочем, и Родамес, предпочитавший спокойно всё обдумывать, пока не мог похвастаться блестящими результатами.
Шаги приблизились.
- Думаю, я знаю, где, - послышался смешок сверху.
Родамес не ждал удара. Ему казалось очевидным, что в данной ситуации они, несмотря на то, что являются врагами, должны как-то объединить усилия… И уж никак не устраивать драку прямо…
- Какого… Гальватрон! - Родамес почувствовал на себе изрядную тяжесть. Смех десептикона был какой-то совсем нехороший, и Прайм почувствовал как по его корпусу шарит чужая рука. Другой рукой Гальватрон прижал голову лидера автоботов к полу. - Что ты делаешь?!..
- Я хочу получить немного энергии, - усмехнулся Гальватрон. - Раз уж ты так берёг её, нехорошо, чтобы она пропадала впустую, - эти слова были произнесены совсем рядом с аудиодатчиками Родамеса, и в голове у него предупредительно и беспокойно взвыло некоторое подобие внутреннего голоса.
Пальцы повелителя десептиконов царапали пластины брони, скрывавшие доступ к чувствительным внутренним деталям. Родамес напрягся, пытаясь сбросить противника, но к нападению он не был готов, и приходилось собираться с силами в экстренной ситуации - когда в тебя пытаются забраться чужие загребущие лапы.
Родамес понимал, что теоретически энергию одного трансформера вполне может использовать другой, но для этого кроме подключения друг к другу всё-таки нужно обоюдное согласие, иначе один просто не будет расщеплять энергон, и второй останется ни с чем. Гальватрон должен был это понимать!
- Прекрати!
- Щекотки боишься, Прайм? - смешок раздался совсем рядом. У Гальватрона особенный голос: одновременно глубокий, хрипловатый и мерзкий. Сзади что-то с лёгким свистом зашуршало. - Я просто заберу твою энергию, ничего личного.
Кажется, согласие партнера, даже условное, Гальватрона не интересовало. Он рассмеялся, запрокидывая голову, и Родамесу вдруг расхотелось думать, как именно десептикон собирается заставить его выработать энергию.
Решив воспользоваться тем, что Гальватрон отвлёкся, Родамес резко повернулся на бок, скидывая с себя противника и собираясь хорошенько врезать ему кулаком - может быть, одумается?.. Хотя, это же Гальватрон. Способен ли он вообще одуматься?
Десептикон поймал его кулак в воздухе. Сопротивление, кажется, его даже обрадовало, хотя энергии у Гальватрона осталось не так много. Удерживая руку Родамеса, он снова пододвинулся к лидеру автоботов. Металл скрежетал по полу.
- Давай, Прайм, покажи зубы. А то ты умрёшь, а я так и не увижу твоих достоинств!
- Я тебе ещё… покажу… достоинства! - процедил Родамес, вкладывая все силы в сопротивление. Ему удалось заставить руку Гальватрона слегка дрогнуть.
Тут внизу корпуса у Родамеса будто бы что-то загорелось. Он дёрнулся, и в этот же момент Гальватрон оттолкнул его руку и кинулся вперёд с совершенно безумным рычанием. Должно быть, Юникрон действительно снабдил его слегка палёными микросхемами…
- Ахххр! - выдохнул Родамес, получив сильный удар в грудь. Он снова оказался придавлен чужим весом, но на этот раз анализ данных говорил: всё ещё хуже. Гальватрон заломил ему руки за спину, суставы трещали, но просунутое между бёдер колено противника мешало сосредоточиться, к тому же… Толстый ребристый шланг, тянущийся из отделения на поясе десептикона, из раздвинувшихся красных пластин, слегка дёргался, пробивая себе дорогу внутрь автоботского корпуса. Защитных пластин уже не было, и ему мешало только сопротивление Родамеса, удерживавшего соединёнными внутренние детали. Насадка Гальватрона царапала чувствительные поверхности, вращалась, желая пробурить их, раз они не желают пропустить её добровольно, а Родамес пытался отползти назад, но получалось только совсем не по-геройски вертеть нижней частью корпуса.
- Ну так покажи, - почти страстно выдохнул десептикон.
Минутный испуг Родамеса невероятно воодушевил Гальватрона, тянувшего жертву на себя.
Внезапность происходящего… Хотя, чего было ждать от Гальватрона?.. Сотрудничества? От него все только и видели, что разнообразные внезапности.
- Надо же, Родамес Прайм, - насадка с визгом закрутилась внутри, и лидера автоботов подбросило бы в воздух от нестерпимой боли, если бы Гальватрон не продолжал прижимать его к полу. И прижиматься к нему всем корпусом, - тебя так просто поймать… Эй, да ты, кажется, испугался, - Родамес проклял Юникрона за то, что тот создал лицо, способное так ухмыляться. - Что тут у нас?..
Десептикон постучал пальцем по автоботскому знаку, потом поддел ровную цветную пластину капота, без особого труда разъединив скреплявшие части корпуса замки. Родамес понял, что его самые хрупкие детали сейчас окажутся в не очень ласковых вражеских руках, и снова начал отчаянно сопротивляться… Но когда ладонь Гальватрона легла на отсек, за стенкой которого мерно стучал мотор, Родамес невольно потерял над собой контроль. В этот миг насадка прорвалась внутрь, взбудоражив все нервные окончания, и нашла отверстие для стыковки.
- Н-не…
Гальватрон обхватил бёдра Родамеса коленями, устраиваясь на автоботе поудобнее. Это трение возбуждало его ещё сильнее. Оптика десептикона вспыхнула прямо перед линзами Прайма. Взорвался ощущениями блок, отвечающий за удовольствие от соединения двух трансформеров - вообще-то, как правило, такие слияния совершаются по обоюдному согласию, но что поделать, техника внутри не разбирает, насилие происходит, или нет. Родамес застонал и заскрёб пальцами по полу - проклятье, Гальватрон знал, что делает!..
- Знаешь, я всегда жалел, что у твоего предшественника на лице была маска, - низко прогудел Гальватрон, касаясь его подбородка. - Люблю вкус чужих губ…
- Оптим-м-м?… - изумлённо начал Родамес, совершенно теряя последние мысли, но Гальватрон заткнул ему рот поцелуем - долгим и жадным, буквально впился, кусая губы автобота, хозяйничая холодным острым языком в чужом рту, случайно царапая нежные поверхности, так, что Родамес почти захлёбывался собственным энергоном. Родамесу было страшно признаться себе, что он получает удовольствие от происходящего. Он даже остановил себя, правда, с трудом, когда понял, что тянется навстречу Гальватрону и жалеет, что расстался с холодными искусными губами.
- Мальчишкой ты был куда симпатичнее, Родамес, - пальцы Гальватрона пробежали по линиям лицевой пластины, не грубо, скорее волнующе. - Матрица, оказывается, портит внешность.
- Ты теперь тоже не красавец, - выдавил автобот, не в силах соображать. По подбородку капельками стекал энергон из прокушенной десептиконом губы.
- Правда?
Гальватрон, очевидно, не обиделся. Просто не обратил внимания на скрип автобота, которого собирался попользовать немедленно даже не ради удовольствия, а чтобы выжать из него всю энергию… Хотя, возможно, дело дойдёт - и уже доходит - до удовольствия.
Десептикон полностью отделил грудную пластину Родамеса и впился жадным взглядом в сплетение проводов, тёплых и влажных. Он выдернул из основного энергетического канала несколько рассыпающих искры штекеров, не разбирая, какие ему действительно нужны, а какие отвечают за совершенно другие функции, и подключил к гнездам разъемов свои провода. Родамес болезненно содрогался от каждого такого соединения, но через несколько секунд внутри всё задрожало от удовольствия, а подлец Гальватрон так порой проводил пальцами по внутренним деталям…
- Я заставлю твой мотор стучать так, словно это твоя последняя гонка, - проворчал Гальватрон, чувствуя, как энергон, расщепляемый с избытком получающим удовлетворение Родамесом, перетекает в его энергохранилище. - Конечно, я люблю чистый энергон, но извлечённый из тебя… тоже сойдёт, - он ткнулся лицом во влажные провода и жадно втянул испаряющиеся капельки, масляные и пахнущие чужим механизмом.
Родамес вскрикнул, дёрнулся, но спустя несколько секунд уже двигался так, как подсказывал ему бродящий по сплетению проводов язык десептикона. Мотор действительно набирал обороты, стучал всё чаще и чаще. Жаркое ощущение внизу, сладкая боль от касаний в груди и от зубов, защемляющих провода … И тревожное ощущение, что энергия уходит прочь, теряется где-то вне…
Гальватрон насыщался чужой энергией - и смаковал энергон, подтекающий от напряжения, испытываемого автоботом. Судя по реакции Родамеса, у него никогда не было столь искушённого партнёра, знавшего, что нужно делать, чтобы выжать все силы до последнего одним только удовольствием - ведь такого не добиться пытками. Родамес действительно и подумать не мог, что кому-то в процессор могло прийти так…
- Умм… Оох… Га… Гальватрон!! - Родамес изогнулся, когда чужие пальцы слегка царапнули стенку моторного отсека. Его колотило, но меньше всего он хотел, чтобы десептикон убрал руку… И все же рука исчезла, оставив саднящую боль, которая требовала, чтобы её загладили, слегка коснулись этого места и провели несколько раз ладонью.
Лидер десептиконов задумчиво посмотрел на свои пальцы, влажные от чужого энергона, потом на то вспыхивающую, то потухающую оптику Родамеса. На внутренних блоках у того светились бледно-розовым энергоном неглубокие царапины.
- Ох, Прайм, - прогудел он, жмурясь. - Вкусный…
Он сделал вид, что собирается ударить автобота по лицу, но в миллиметре от подбородка остановил руку, разжал кулак и расхохотался. Губы Родамеса скользнули по пальцам, он брал их по очереди в рот и слизывал свой энергон, так увлеченно, что порой задевал чужой металл зубами. Гальватрон опустил голову к самому корпусу Прайма, рычал, перебирая другой рукой провода автобота, поглаживая выпуклые части и шумно выдыхая. Он сам не заметил, как рука Родамеса выскользнула, освободилась…
Но у Прайма уже не было не просто сил - желания отбросить врага. Напротив, мысль о том, что всё это прекратится, пугала его, хотя где-то на дне сознания билось в истерике понимание: Гальватрон делает с ним всё это только ради одного - энергии, которая уже буквально перенасыщает его.
- Спасибо за энергию, - на лице десептикона снова появилась безумная улыбка. Он приподнялся над Родамесом и заглянул в потускневшую, но ещё мерцавшую оптику. - Весь твой расщеплённый энергон перешёл мне… Не правда ли, неплохой способ?..
- М-м…
Из тела Родамеса выскользнула насадка, оставив растревоженный соединением механизм. Шланг десептикона с шумом убрался на место. Четыре красные пластины сдвинулись на поясе. Гальватрон отключил свои провода и со смехом вставил на место парочку ранее выдернутых штекеров - особенно заботиться было не о чем. Автобот был истощён, в буквальном смысле, до предела…
Губы Родамеса накрыл ещё один поцелуй. Автобот смутно подумал, что он похож на прощальный. Ехидно сверкавшая оптика Гальватрона - близкая-близкая - его уже не смущала, но…
- Ах!
Ни один проектировщик не рассчитывал, что деталям корпуса когда-нибудь придётся так расходиться. Рука Гальватрона раздвигала плотно пригнанные части, пробираясь внутрь, но невероятная боль скоро слилась с удовольствием - чужие пальцы исследовали внутри каждый провод, не обделяли вниманием ни один датчик. Всё глубже и глубже. Родамес пытался раздвинуться шире, но это было просто невозможно. Однако для Гальватрона границы его возможностей не имели значения.
Родамес стонал, сгибался и выворачивался, но рука не исчезала - а если бы исчезла, он умолял бы её вернуться, потому что желание действительно было неконтролируемым. Ещё, ещё, ЕЩЁ! Гальватрон сам урчал, как гоночный автомобиль, улавливая в оханьях и хрипе автобота мольбу не останавливаться.
Когда ладонь обхватила блок, отвечающий за удовольствие, ещё горячий от соединения, Родамес закричал и забился, но десептикон почти бесстрастно приподнял его голову и начал ловить его губы своими, насколько мог дотянуться, будто желая втянуть в себя чужие крики, кусал щёки, губы, подбородок…
Потом Родамес отключился.
Гальватрон освободил руку, слегка помахал ею, остужая разогревшийся металл, и взглянул на отключившегося лидера автоботов. Развороченный снизу корпус даже слегка дымился, а лицо было безжизненным и удивлённым. Даже когда он включится, ему уже ни на что не хватит энергии. Болезненный экстаз расщепил последние капли его энергона.
- Мальчишка, - хмыкнул повелитель десептиконов, облизывая пальцы. Несмотря на то, что матрица сделала Родамеса старше и мужественнее на вид, внутри он оставался неопытным юношей, не так давно сошедшим с конвейера.
Рука тоже слегка пахла палёным - мальчишка, но жаркий. Как и его расцветка…
Гальватрон трансформировался - внезапное обретение сил после долгого истощения пробудило желание крушить и уничтожать абсолютно всё без разбора - и выстрел из пушки разнёс стену вдребезги. В дымящийся чёрный проём полились выстрелы защитной системы, но Гальватрон уничтожил турели и вышел в коридор. Враги - внешне похожие на трансформеров, но без опознавательных знаков и с плотными щитками на лицах - окружили его со всех сторон.
Что это за дрянь такая?.. Откуда они взялись, кто такие и зачем им понадобились оба лидера?.. Гальватрон ухмыльнулся, представив, как выглядит со стороны, перемазанный чужим энергоном… Да уж.
- Я выгляжу не очень прилично, но вас это от смерти не спасёт, - пообещал он.
К квинтессонам эти проклятые разбирательства - что, как, почему… В нём бурлила энергия - в том числе и чужая энергия - и хотелось только разрушать и убивать.
Этим он и занялся.
Когда на этом этаже стало пусто, а мёртвых тел прибавилось, Гальватрон заглянул обратно в камеру. Родамес лежал в той же позе, в которой отключился, и не подавал никаких признаков функционирования. Повелитель десептиконов поднял снятую броню автобота, схватил его за жёлтый спойлер и выволок наружу.
Первое, что замерцавшая оптика очнувшегося Родамеса увидела, был чёрный космос, мерцающий звёздами. Прайм даже не сразу вспомнил, что с ним произошло - но фиолетовая фигура перед ним быстро напомнила. Мгновенно всё заныло, а ноги как будто свело судорогой, колени ударились друг о друга.
- Здесь работает связь, - сообщил ему Гальватрон, тоже глядя вверх. - А внизу никого не осталось, - со смехом добавил он.
- Кто… они… были?
- Не успел спросить, знаешь. Ну и к Юникрону их, всё равно я выжег их микросхемы до последней. Теперь они разве что призраки.
Разумеется, Гальватрон как всегда поступил с врагами неразумно, но Родамесу было совершенно не до нравоучений, потому что он только сейчас сообразил, что десептикон почему-то поднял его из темницы на поверхность планеты, где есть связь, где можно послать сигнал своим…
- А вот и Астропоезд, - движущаяся над головой точка остановилась, и лидер десептиконов обернулся к Прайму. Тот подумал, что даже если его попытаются снова сделать пленником, сопротивляться он не сможет. Энергии ему оставалось от силы на несколько часов функционирования, и то если все это время сохранять неподвижность.
Гальватрон ткнул в лицо лидера автоботов пушкой, но она лишь с лёгким трением скользнула дулом по металлической щеке. Он не собирался стрелять.
- Мне будет очень интересно увидеться с тобой ещё, - хохотнул десептикон. Как себя будет чувствовать Прайм после того, как цеплялся за руки врага, молчаливо умоляя довести его до оргазма, как тянулся губами и дрожал от каждого прикосновения? Сейчас Родамес выглядел очень смешно, а что будет при следующей встрече? - Я даже не забрал твою матрицу. Может быть, это из-за неё у тебя такой сумасшедший вкус? - он чуть наклонился, и от выражения его оптики внутри у Родамеса снова всё заныло.
Можно было сколько угодно проклинать память тела, она всё равно останется, скрупулёзная и точная, зафиксировавшая каждое прикосновение.
Родамес отвернулся, ему было одновременно и больно, и стыдно, и даже немного страшно, как будто он не лидер автоботов Родамес Прайм, а какой-нибудь пойманный на месте преступления мальчишка. Он попытался убедить себя, что всё было случайностью и ошибкой, но невольно провожал взглядом улетавшего Гальватрона и водил пальцами по внутренней стороне бедра, пока не обнаружил это непроизвольное движение и не отдёрнул руку. Воспоминания были приятными и разжигали внутри тепло, неуместное для лидера автоботов в такой ситуации.
Потом он отправил сигнал своим товарищам и всерьёз задумался, что выглядит сейчас именно так, будто им завладели против его собственного желания, а такой вид несколько роняет начальство в глазах подчинённых. Нужно было принять какое-то решение и…
Гальватрон на борту Астропоезда наблюдал через удалённую камеру, как среди безжизненных обломков на поверхности неизвестной планеты Родамес Прайм неловко ворочается, непослушными пальцами фиксирует пластину грудной брони, и, кажется, чертыхается. Лидер десептиконов довольно улыбался, особенно когда улавливал в этой артикуляции собственное имя.

Вернуться к фанфикам