Чего ты хочешь

Автор: Skjelle
Персонажи: Проул/Санстрикер, Проул/Рэтчет, Оптимус/Проул
Рейтинг: NC-17
От автора: честная, но неудачная попытка написать ангст. Выполнено в рамках соцзаказа от Babe Mause :)

- Что? На Сол-три?
- Да, именно туда. С тобой пойдет весь проверенный состав. Не выдавайте своего присутствия, следите за перемещением противника... и, в общем, все как обычно. Если дойдет до критической стадии, вызывайте меня.
- Но...
- У меня много дел. Свободен, офицер.
- Слушаюсь, главнокомандующий!
Когда дверь за его спиной закрылась, Проул так стиснул рамку отчета, что она захрустела. Он перевел бессмысленный взгляд на вырубившееся устройство и разжал пальцы. Это был уже не первый раз, когда Оптимус полностью игнорировал его рекомендации, все делая по-своему. Иногда Проул даже подозревал, что новый Прайм стремится доказать свою состоятельность, доказать, что бывший оперативник, вполне достоин занимать должность верховного главнокомандующего автоботов. Наример сейчас, когда у них было как минимум три важнейших точки конфликта с противником, Оптимус с какой-то стати вздумал отослать своего заместителя на безвестную планетку слаборазвитого типа, да еще и населенную белковыми существами. Проул не без оснований считал себя достаточно опытным стратегом, и ему вовсе не хотелось покидать центральный штаб... Ну в общем-то на самом деле ему просто не хотелось покидать Оптимуса Прайма.
Как? Оставить главнокомандующего? Передать контроль над текущими делами в чьи-то руки? Невозможно. Проул отчаянно не хотел, чтобы его место рядом с Оптимусом кто-то занял. Тактик вовсе не был карьеристом и отдавал себе отчет в том, что среди автоботов есть множество достойных претендентов на должность временного заместителя, но... но все-таки... При мысли о том, что кто-то другой будет общаться с Оптимусом изо дня в день, Проул начинал съезжать с шестеренок. Он понимал, что это чувство уже весьма далеко от обычных отношений между начальником и подчиненным, да и от дружеских тоже, однако призвать себя к здравомыслию был не в состоянии. И он уже представлял, каково ему будет на этой невзрачной планетке.

Дела на планетке оказались даже хуже, чем он ожидал. Нет, десептиконы вовсе не бушевали здесь с протонными сюрпризами наперевес. По правде говоря, их вообще не было видно и слышно. Но пресловутый "проверенный состав" прибыл на планету в урезанном варианте. В частности, не попал в число "счастливчиков" Сайдсвайп. И Санстрикер, взбешенный тем, что их с братом разделили, начал выкидывать всяческие фортели.
Сначала Проул проявлял снисхождение, понимая, как сильна связь между близнецами, и как тяжело им переживать такой разрыв, но в конце концов его терпение начало сдавать. Особенно, когда Санни повадился соревноваться с белковыми в ночных гонках, называемых странным словом "стрит-рейсинг". Конспирация автоботов затрещала по швам.
Обычно, чтобы утихомирить разбушевавшихся близнецов, Проулу хватало строгой отповеди, но тут он внезапно обнаружил, что не в состоянии справиться с одним братом. Санстрикер либо пропускал его слова мимо датчиков, либо откровенно огрызался.
И Проул взбеленился.
В очередной раз выловив в местной планетарной сети восхищенное сообщение о "желтом дьяволе", тактик решительно отключил все системы коммуникаций, подхватил со стола бластер и направился персонально навестить ламбо.
Санстрикер сидел на платформе, полируя броню, и тактика встретил невинно-издевательской улыбочкой.
- Есть серьезный разговор, - заявил Проул.
- Только не в моем личном отсеке, - слово "личном" Санстрикер выделил интонацией.
- Мы на военной базе, - указал Проул. - Претензии о личном пространстве не принимаются.
- Хорошо, - с растяжечкой произнес Санстрикер. - Какую очередную занудную речь ты собираешься произнести? А может быть в следующий раз ты просто запишешь ее на микродиск и принесешь мне в конвертике? Обещаю, что я обязательно послушаю перед подзарядкой. Это так расслабляет...
- Хватит болтать, - прервал тактик поток словоблудия и подошел ближе. - Я решил, что отныне буду пользоваться иными методами.
- О-о, только прошу, прошу, не бей меня ногами по датчикам, - поднял взор к потолку ламбо.
- Ногами не буду, - согласился Проул. И треснул его прикладом бластера по голове.
Пока Санстрикер приходил в себя от небольшого шока, Проул успел толкнуть его на спину, налепить ему на подошвы и левую ладонь магнитные диски и получить закономерный результат - буквально приросшего к платформе автобота. Санстрикер поднял голову и зарычал. Тактик невозмутимо подцепил и сдвинул его защитные пластины внизу корпуса, и ткнул в открывшееся пространство дулом. Ламбо резко утратил свирепость, вытаращился на тактика во все линзы и робко кашлянул. Кашель перешел в вопль, когда Проул так же невозмутимо начал запихивать ствол между проводов, деталей и прочей механики. Санстрикер задергался, пытаясь вытолкнуть из себя посторонний предмет, взмахнул свободной рукой, норовя угодить тактику в голову, однако Проул с возмутительной легкостью блокировал его усилия. Тактик деловито ввел ствол бластра где-то наполовину, и Санстрикер протестующе взвыл, чувствуя холодный недружелюбный металл, прикасающийся к нежным внутренностям. Проул подвигал стволом, словно проверял, пойдет ли ему такая тесная кобура, а потом медленно погрузил его вплоть до приклада. Санстрикер издал такой звук, будто ему забили чем-то воздухозаборники.
- Сейчас тебе станет горячо, - весьма двусмысленно пообещал Проул.
- Проул! - у ламбо прорезался голос. - Ты сумасшедший выбросок мусороуборщика, тыааа!
Санстрикер практически заверещал, услышав щелчок предохранителя.
- Что? - переспросил тактик, наклоняя голову к плечу.
- Проул, я больше не буду этого делать! Я вообще не буду выходить с базы! Клянусь, Проул!
Санстрикер попытался схватить его за руку, но Проул треснул его по пальцам и провернул бластер на сто восемьдесят градусов. Ламбо хрипло застонал, дрожа всем корпусом. Тактик продолжил орудовать смертоносной игрушкой и потихоньку включил режим очистки оружия. Возле приклада вспыхнуло голубоватое энергетическое кольцо и сразу же ушло по стволу. Запахло озоном, а Санстрикер почти завыл, вскидываясь и дергаясь. Проул надавил ему на живот, не давая ерзать и метаться, потом вообще навалился на ламбо. Он чувствовал, как содрогается под ним злостный нарушитель, как при каждой новой волне у него в глубине корпуса начинается бешеная вибрация. Форсированный движок Санстрикера пел на высоких нотах.
Проул снова выпрямился, перекинул ногу через обездвиженного ламбо и уселся тому на грудь, выпустив бластер. Тяжелый приклад начал клониться вниз, замер, качнулся вверх и снова застыл. Санстрикер чуть-чуть шевельнулся, и приклад тут же начал раскачиваться вновь. Ламбо застонал, пытаясь удержать в себе нагревшийся ствол, чтобы ни в коем случае не повредить тонкие провода... Проул отвел руку назад, уперся пальцем в приклад и снова покачал его. Санстрикер схватил тактика за бедро, страдальчески морщась. Пальцы на примагниченной руке нервно сжимались и разжимались.
- Я не требую извинений или обещаний больше так не делать, - негромко сказал Проул. - Я всего лишь показываю, что может случиться, если я снова узнаю о нарушении выработанных умными трансформерами правил безопасности.
- Хватит! Хватит, я понял! - у Санстрикера сорвался голос.
- Я еще не решил, стоит ли нажать на спуск, - задумчиво произнес тактик, обхватывая рукоять.
Плохо сображающий от насилующего внутренности напряжения Санстрикер не сразу понял, о чем речь, а потом Проул зажал ему рот, и в наступившей тишине спусковой крючок громко щелкнул.
Сам тактик прекрасно знал, что на выставленном уровне получится максимум слабенькая вспышка, чуть сильнее предыдущих. Но Санстрикер об этом не подозревал, и его панический страх можно было ощутить за целый парсек.
Бешеный выброс синтетических стимуляторов почти превратил его энергон в электролит, и скачок напряжения сделал свое черное дело. Двигатель ламбо захлебнулся воем, а линзы вспыхнули электрическим ультрамарином. Изнемогая от ужаса, Санстрикер, тем не менее, мощно перезагрузился, залив боевой лазер по самую рукоять. По пальцам тактика потекло, сквозь зажимающую чужой рот ладонь прорвался отчаянный крик экстаза.
Санни обессилено распластался на платформе, часто вздрагивая, а потом и вовсе выпал в оффлайн.

На Кибертроне Сайдсвайп, присутствующий на очередном тактическом совещании, внезапно резко дернулся, издал глухое рычание и буквально съехал в кресле. Оптимус запнулся на полуслове и удивленно посмотрел на красного близнеца. Сайдсвайп с трудом пробормотал какие-то извиняющиеся слова, снова выпрямился и положил руки на стол, после чего неподвижно застыл. Теперь у него была важная задача - умудриться покинуть зал последним, чтобы никто не мог увидеть причину его странного поведения.
"Санни, Санни, что же ты там делаешь, паршивец?" - замутненно думал он, стискивая колени.

Дождавшись, когда оптика Санстрикера снова включится, Проул убрал руку, медленно вытащил оружие, густо покрытое энергоном и смазкой, после чего показал его ламбо.
- Если ты снова нарушишь правила, я буду рассматривать это как намек на продолжение.
- Ни-ког-да, - совершенно искренне произнес Санстрикер. - Пусть люди хоть вымирают. О Праймас...
Проул встал с него и бросил лазер. Потом отключил магниты. Ламбо тут же повернулся набок и вытянул ноги, прогибаясь в спине. Затем потерся о платформу всем телом, уткнулся в гладкий металл лицом и притих.
Проул молчал, ожидая продолжения, и оно последовало.
- Я тебе в спину выстрелю, - пообещал Санстрикер.
- Ты думаешь, что сумеешь это сделать? - вполне искренне удивился Проул. - Уверяю, я могу принять меры, которые обеспечат мою безопасность. Информационные меры. Понимаешь?
- Шантажист ржавый, - прошипел Санстрикер.
- Честное слово, Санни, если ты не успокоишься, я тебя в следующий раз покалечу. Слегка. Чтобы ты сидел на базе и не высовывался.
- И когда начнутся военные действия, автоботы могут проиграть из-за того, что я буду недееспособен. И эта планета покатится в шлак.
- Но покатится-то она из-за тебя, - хладнокровно ответил Проул. - Не нарушай правила, вот и все.
- Мне так плохо без брата, - внезапно тоскливо произнес Санстрикер. - Ты не понимаешь...
Проул сел рядом с ним буквально впритык. Ламбо приподнял голову и лег щекой на бедро Проула. Тактик опустил ладонь ему на затылок. Санстрикер фыркнул, но не отодвинулся, и притушил оптику. Он чувствовал себя идиотом, подставляясь под ласку того, кто только что поимел его в особо изощренной форме, но... Ему остро не хватало присутствия родного брата, с которым их сконструировали практически на одном станке, и его Искра тянулась к каждому, кто готов утешить его. Даже если это совершенно черствый тактик...
Проул рассеянно поглаживал его по аудиодатчику, автоматически отметив, как удовлетворенно замурлыкал двигатель ламбо. Потом его взгляд остановился на мокром лазере, валяющемся на полу. Проул не ожидал от себя такой прыти, но он действительно был взбешен в тот момент. И, видимо, его собственная неудовлетворенность вылилась в эти... действия. Впрочем, ламбо не спешил отстаивать поруганную честь, размахивая кулаками, и Проул был только рад странному поведению желтого близнеца, который пристроился рядом с ним, словно с лучшим другом. Создавалось ощущение, что он ищет замену брату.
Оба дернулись, когда на коммлинк Проула с писком свалилось очередное сообщение. Тактик пошевелился, намереваясь встать. Санстрикер опередил его, легко поднявшись. Правда, стоял он в позе "ноги куда шире плеч", и на лице у него была отнюдь не блаженная улыбка.
- Пожалуйста, дай мне бластер, - спокойно сказал Проул.
Санстрикер посмотрел на него как на зараженного опасным вирусом. Тактик указал пальцем на бластер, покрытый блестящим панцирем. На лице Санстрикера отразилась видимая борьба, однако затем он неторопливо наклонился, поднял оружие и протянул тактику. Проул невозмутимо убрал бластер в захваты на бедре и тоже встал.
- Мы договорились, верно? - уточнил он.
- Да, - Санни совсем чуть-чуть опустил взгляд. - Ты сумел меня напугать, тактик.
Упомянутый тактик сдержанно кивнул, чувствуя, что произносить сейчас какие-то слова будет неуместно. Санни посмотрел на него с неким новым уважением и направился к двери, ведущей в его персональный отсек чистки и техобслуживания, странно качнув при этом бедрами.
Только покинув чужое помещение, Проул позволил себе ухмылку. Похоже, Санстрикер признал за ним статус по-настоящему главного. И более того - Проул усмехнулся еще раз - прозрачно намекнул, что дальнейшее развитие отношений вполне возможно.
Если бы все всегда обстояло так же просто...
Проул моментально перестал улыбаться и со злостью вспомнил о стопках силовых рамок, содержащих в себе отчеты. Никому не нужные. Никем не выслушиваемые. Да, он не умел вести непринужденные беседы с начальством. Да, шлак побери, он всю свою жизнь занимался тем, что заставлял военную машину в ее бюрократической части работать без перебоев. И он не без оснований считал, что достоин хотя бы мимолетной похвалы, хоть какого-то внимания... Вот прошлый Прайм, Сентинел, никогда не забывал посоветоваться со своим заместителем... Гррх.

Установив некое подобие вооруженного нейтралитета с Санстрикером, Проул решил, что теперь у него будет гораздо меньше проблем, и он займется тем, что попробует покопаться в собственных мыслях, устроит там полную дефрагментацию и наконец-то придет к какому-нибудь итоговому выводу. Но не тут-то было. Вакантное место главного нарушителя тут же занял никто иной как Рэтчет. Уж от кого-кого, а от него Проул не ожидал подобного легкомыслия. Возможно, всему виной была излишняя сострадательность, вообще свойственная медикам. Но сострадательность сострадательностью, а вот то, что Рэтчет постоянно лез не в свои дела, Проула крайне огорчало. Медик, одержимый желанием помогать всем и вся, постоянно вмешивался в жизнь белковых. В конце концов дошло до того, что в местных телепередачах появилось несколько сюжетов, посвященных загадочному автомобилю с надписью "ambulance" на борту и странным водителем в комплекте. Понимая, что кидаться на медика с бластером наперевес невозможно, Проул терпеливо, раз за разом проводил разъяснительные беседы, снова и снова вбивая в железную голову напарника одно и то же. Он говорил о том, что нельзя светиться перед населением, что это может породить ответную реакцию в виде разворачивания местных военных сил, и тогда вся тонкая операция пойдет насмарку. Они банально не были готовы к тому, чтобы завязывать дипломатические отношения с представителями этой разумной расы. Рэтчет кивал, каялся, соглашался, обещал, что больше никогда и ни за что... но потом ему попадался очередной турист-идиот, вляпавшийся в неприятности, и Рэтчет очертя голову лез за ним, вляпываясь еще больше и медленно втягивая своих товарищей в эту же грязную трясину. В конце концов Проула стали посещать опасные мысли, что идея с бластером вовсе не так уж плоха. И тем не менее, он решил дать Рэтчету еще один шанс, официально вынеся Самое Последнее Предупреждение. Рэтчет в сотый раз покаялся и пообещал исправиться, но Проул чувствовал, что медик не воспринимает его всерьез. Поэтому мрачная решимость захлестнула его с головой. Он даже попробовал заключить с собой пари - через сколько дней Рэтчет все же нарушит Очень Честное Обещание.
Если бы Проул заключал пари не с собой, а с кем-нибудь другим, то уже обогатился бы. Потому что ровно три дня спустя Рэтчет наткнулся на застрявший в ближайшем болоте джип и героически всех спас, за что его немедленно сфотографировали. Ну а новая волна слухов не заставила себя ждать.
- Как замечательно ты соблюдаешь дисциплину, - поприветствовал медика Проул, вызвав на очередное пропесочивание.
- Они попали в беду. Моя первейшая обязанность - защищать и спасать, - с вызовом произнес Рэтчет.
- А хотя бы отнять фотоаппарат ты у них, естественно, не мог.
- Я боялся, что кого-нибудь из них раздавлю. Проул, да успокойся ты. Мы оба понимаем, что ты не можешь приказать мне игнорировать чьи-то страдания. Это негуманно.
- Значит вся твоя деятельность строится на том, что ты чувствуешь себя в полной безопасности? - мрачно спросил Проул.
- По-моему, мы здесь до сих пор не выстроили камеру для заключенных, - мягко улыбнулся Рэтчет.
- И ты хочешь сказать, что я не найду на тебя управу?
Рэтчет улыбнулся еще более мягко, словно разговаривал с психопатом, и покачал головой.
- Отлично. Лови!
Медик не спел увернуться и тончайшая металлическая сеть, брошенная Проулом, окутала его с ног до головы, моментально превратившись в подобие второй брони. Крупноячеистой, толщиной с нить, но надежной.
- Магнитная захватка, - прокомментировал Проул. - Новейшее изобретение.
- Мм... Проул! - голос медика прозвучал крайне глухо, словно ему покалечили голосовой процессор.
- Ты в ней лучше не дергайся, - посоветовал тактик. - Честно предупреждаю.
Простонав что-то протестующее, Рэтчет переступил на месте и притих.
Усевшись за чтол, Проул косо глянул на застывшего в неудобной позе медика и в который раз за эти дни ухмыльнулся. Да, определенно, ему становилось легче, когда он мог заставить кого-то... ну не страдать, но испытывать неудобство. Он вдохновенно начал чиркать стилосом, составляя очередной плановый отчет. Ничего нового не происходит, десептиконы не активизируются, среди личного состава замечены небольшие нарушения, против каковых приняты соответствующие меры... Он еще раз покосился на соответствующие меры. Рэтчет пошевелил плечами, вновь застыл, но потом активно задвигался на месте, словно попал на ритм-поле. Проул мог гордиться тем, как действует его модифицированный держатель. Из обычной ловушки, основанной на подаче парализующего напряжения, он сделал нечто гораздо более интересное. И поскольку он понимал, что ему придется иметь дело не с врагами, а с собственными товарищами, он позаботился о том, чтобы не причинять им вреда.
Если напряжение обычной ловушки рассчитывалось на болезненное глушение сенсорных датчиков "белым шумом", то держатель генерировал мощное электромагнитное поле, призванное доставлять удовольствие.
По-видимому, Рэтчет не собирался сдаваться неожиданным ощущениям так просто, но Проул отличался большим терпением, и все-таки дождался, когда медик начнет стонать и хвататься за стену, пытаясь устоять на ногах. Разумеется, чем больше он дергался, тем интенсивнее становилось воздействие. Проул даже заметил несколько крошечных плазменных змеек, скользнувших по белой броне и просочившихся под нее. Рэтчет при этом аж изогнулся, хватаясь обеими руками за живот.
- Проул! - отчаянно воззвал медик, окончательно сдавшись. - Таким не шутят! Прекрати это-о!
Вместе с последним выкриком Рэтчет просто рухнул на колени и едва не упал на пол, но кое-как сумел удержаться. Синие проблески электричества дрожали на острых концах шеврона, и казалось, что даже голубые линзы светятся от непрерывно подаваемого напряжения.
Проул отложил стилос, поднялся и подошел медику, чья охладительная система уже вовсю завывала, тщетно пытаясь справиться с внезапной нагрузкой. Вздернув его на ноги, тактик практически потащил медика за собой. Рэтчет сразу же протестующе замычал, явно глубоко прочувствовав непрерывную стимуляцию всех нервных цепей.
Проул ухитрился вывести шатающегося и дергающегося медика наружу, после чего затеял страшное - обзорную экскурсию их собственной базы. Он размеренно вещал о том, какие усилия приходится прилагать, чтобы поддерживать маскировку на высоком уровне, сколько труда и энергозатрат это требует, как важно сохранять конспирацию в их работе, что именно поставлено на карту в противостоянии между десептиконами и автоботами...
А Рэтчет буквально корчился на ходу, уже начав оставлять за собой дорожку из капель энергона и смазки. Каждый собственный шаг заставлял его трепетать всеми микросхемами. В процессоре крутилась ровно одна мысль: "Только бы ни с кем не столкнуться".
Впрочем, как это обычно бывает, все получилось с точностью до наоборот. Как раз когда они снова подходили к главному входу, завершая мучительно-эротическое (с точки зрения Рэтчета) путешествие, из леса вывернул Джазз. Рэтчет попробовал независимо выпрямиться и сделать каменное лицо. Жалящее его схемы электричество явственно усилилось. Рэтчет почувствовал, что сейчас просто завопит. Проул быстро набрал какую-то команду на коммлинке, и светлая сеть мигнула, тут же сливаясь по цвету с броней Рэтчета. Сцепив челюсти, медик представил как расхаживает в этом "хамелеоне" хотя бы пару дней, отчаянно притворяясь, что с ним все в порядке, и ему стало нехорошо. Разумеется, исключительно в моральном смысле. В физическом плане ему было настолько хорошо, что он уже изнывал от выкручивающего нейронные цепи возбуждения.
- Эй, Рэтч, а что это с тобой? - поинтересовался Джазз, едва-едва поздоровавшись с обоими трансформерами.
- Мелкие неполадки, - коротко ответил Рэтчет, чувствуя, как бурлит энергон в замкнутых полостях.
- Поэтому, извини, но нам надо идти, - добавил Проул, обхватывая Рэтчета за талию.
Джазз недоуменно поскреб антенны, провожая взглядом странную парочку и раздумывая, от какой это тяжелой болезни по ногам медика ползут тонкие струйки светящегося из-за перенысыщенности энергией топлива.
Преодолев чудовищно длинные (опять же с точки зрения Рэтчета) коридоры, трансформеры вернулись в офис Проула. Тактик уселся в кресло, прихватив с собой и нарушителя правил. Медика трясло с ног до головы. Он немедленно начал тереться о Проула, совершенно непристойным образом ерзая у него на коленях. Проул критически осмотрел сеть, и сдвинул несколько нитей, пропихнув их в сочленения брони нарушителя. Рэтчет снова завозился, истекая на него энергоном, застонал.
- Но помимо воспитательных бесед я все-таки должен применить и физическое воздействие, - бодро сообщил тактик.
- Что ты... еще... мм... ммм... Про-оул...
Тактик устроился поудобнее и заставил Рэтчета закинуть обе ноги на стол, широко их раздвинув. Медик дрожащим голосом пробормотал какое-то ругательство, потом пообещал переделать Проула в дрезину на паровом ходу и наконец умолк, откинув голову на плечо мучителя.
- Все сказал? - осведомился Проул.
- Я тебе этого никогда не прощу! - отчаянно добавил Рэтчет, вцепившись в подлокотники.
- Обещаю, меня будет мучить совесть, - проникновенно сказал тактик.
Внимательно посмотрев через плечо медика, Проул потянулся вперед и постучал согнутыми пальцами по гладкой броне, закрывавшей пах Рэтчета. И неожиданно с оттяжкой залепил всей ладонью смачный шлепок по белому металлу.
- Ааах!
Проул чуть выждал. Второй шлепок.
- Ооо!
Тактик почти нежно взял Рэтчета за руку, переплетая с ним пальцы. Третий шлепок.
- Мммх!
И Рэтчет перезагрузился прямо у него на коленях. Системы не выдержали магнитных колебаний, вызванных столь необычным воздействием, а сам медик не обладал достаточным опытом, чтобы подчинить себе вышедшие из повиновения нервные цепи. Поэтому ему оставалось только держаться за Проула одной рукой, крошить подлокотник - другой, а также стискивать челюсти и перезагружаться, перезагружаться - до полного выпадения в оффлайн.
Когда он очнулся, то обнаружил себя все так же сидящим в кресле, но уже в одиночестве. Жуткая сеть исчезла, однако кое-где от нее остались весьма заметные следы. Рэтчет поднял взгляд и попробовал испепелить им Проула, присевшего на край стола. Вместо того, чтобы рассыпаться прахом, тактик самодовольно улыбнулся.
- Рэтч, предупреждаю, я тебя в нее замотаю на все время, пока в тебе не будет необходимости. К счастью, эта планетка достаточно спокойна, чтобы я мог позволить себе удерживать одного строптивого медика в повиновении.
- Ты злобное старое корыто, - беспомощно сказал Рэтчет.
- Я еще и очень мстительное корыто, - тактик приподнял свое изобретение на одном пальце.
- Не надо, - нервно произнес Рэтчет, отводя взгляд.
- Очень хорошо. Тогда я предлагаю новые правила поведения. Я хочу сказать, что теперь любые выходки будут звучать не как "о эти бедные белковые, помогу-ка я им еще раз, пусть Проул ругается сколько влезет", а как "о, пожалуй я очень хочу, чтобы на меня надели магнитку еще раз". Понимаешь?
Рэтчет посмотрел на свой исцарапанный корпус, внимательно изучил дрожащие пальцы, проследил взглядом струйки, высыхающие на ногах, и пискнул что-то невнятно-утвердительное.
- Прекрасно, просто прекрасно, - обрадовался тактик. - Так и запишем.

Проул был безумно счастлив, что командующий выжил.
Жуткая неделя, в которой смешалось все - какие-то земные дети, властные структуры, внезапное и шокирующее появление Мегатрона, яростное сражение и смерть Оптимуса. Самая настоящая, подлинная смерть. Все автоботы были в шоке, но лично Проул чувствовал себя наполовину отключенным. И впервые в жизни он почувствовал дикую, абсолютно неконтролируемую радость, когда выяснилось, что Оптимус успел спрятать свою сущность, оградить ее от окончательного уничтожения.
Но после этого умерщвления-воскрешения Оптимус вообще ушел в себя, совершенно не реагируя ни на какие рутинные дела. Тактик продолжал свои возобновившиеся ежедневные доклады уже скорее по инерции, прекрасно понимая, что голова Прайма в это время занята вовсе не мыслями о том, сколько материалов было переслано с одной планеты на другую и какие успехи в строительстве форпостов наблюдаются за последние две недели. Несмотря на то, что Проул вновь находился настолько близко к командующему, насколько это вообще было возможно, такое положение дел перестало его устраивать. Он внезапно понял, что роль предмета обстановки его не радует. Он хотел, чтобы в нем видели личность, а не полуавтоматическое приложение к базе. Он начинал злиться. Ему уже не помогало ни уважение к главнокомандующему, ни собственная прославленная психологическая устойчивость. Он устал день за днем смотреть куда-то в затылок главнокомандующего или ему в лоб, пока взгляд Оптимуса растворяется где-то в бесконечности. Он честно пробовал привлечь внимание Прайма, стараясь вносить в дурацкие отчеты некое разнообразие. Он… он много чего пробовал. И в конце концов заместитель главнокомандующего автоботов понял, что находится в тотальном игноре.
- Резервное снабжение налажено, помимо того хотелось бы заметить, Главнокомандующий, что вам по всей видимости глубоко налить на все отчеты, которые я вам таскаю ежедневно...
Оптимус в очередной раз промычал нечто одобрительное и кивнул. Проул все еще продолжал что-то говорить, а сам все смотрел на гладкую синюю поверхность шлема, на возвышающиеся над шлемом антенны... Такие заманчивые, гладкие антенны, которые то и дело всплывали в его тайных эротических фантазиях...
Аааагрх!
Оптимус Прайм был очень удивлен, когда об его голову разбился силовой контур отчета. Прежде чем он успел прийти в себя, Проул расколошматил об него еще три рамки с информационными сообщениями и добавил увесистой папкой с пластиковыми копиями. Пока изумленный командующий тупо смотрел на высыпавшиеся из папки листы, Проул отскочил на несколько метров и открыл огонь. Он всегда считался метким стрелком, и поэтому в Оптимуса очень метко попало три десятка информ-дисков, две лазерных указки и один мини-аккумулятор. Потом Прайм сориентировался и полетевший в него массивный кристалл-накопитель отбил. Последовавший за ним зарядник Оптимус перехватил прямо в воздухе и метнул обратно. Силы главнокомандующему было не занимать, а совершенно слетевший с предохранителей Проул был не в состоянии красиво уворачиваться, поэтому удар в голову буквально отбросил его назад. Тактик грохнулся у стены, непроизвольно схватившись за стеллаж и обрушив на себя еще три десятка силовых рамок.
- Что с тобой?
Оптимус остановился прямо перед ним. Проул глянул на него снизу вверх, машинально зацепившись взглядом за неприлично длинные ноги главнокомандующего, и обида закипела в нем с новой силой.
- Я требую, чтобы ко мне было проявлено уважение, - раздельно произнес тактик. Больше всего на свете ему сейчас хотелось заорать, но он сдерживался из последних сил. - Ко всему, что я делаю. К моей работе. Хотя бы немного уважения. Слышишь? Уважения! - голос все-таки взлетел в скрежещущие высоты.
Проклятье. Все пошло не так, можно сказать, все осыпалось ржавчиной. Он даже представить не мог, что начнет устраивать безобразную истерику. И перед кем! Перед главнокомандующим! Перед фактически непогрешимым Оптимусом Праймом… Проул сам себе пожелал немедленно провалиться сквозь все уровни и упокоиться в ядре этой гнусной планеты навеки. Ему было настолько стыдно, что он закрыл оптику рукой.
Прайм смотрел на совершенно невменяемого заместителя и понимал, что где-то что-то пошло не так. Может быть, ему действительно следовало уделять больше внимания отчетам? Но он был так уверен в компетентности тактика, что использовал это время для собственных размышлений. Неужели Проул мог настолько сильно... кхм-кхм... обидеться?
- Проул, я всегда тебя уважал...
- Настолько, чтобы послать на эту зачуханную планетку? - линзы тактика мрачно сверкнули сквозь растопыренные пальцы.
- Я считал, что только тебе можно доверить такое тонкое дело, - Оптимус начал испытывать некоторое раздражение. - Сюда направился Старскрим, а это значит...
- И почему же ты не уведомил меня об этом сразу? - ровно осведомился тактик. - Почему я узнаю о важности этого дела только сейчас? - он хотел добавить еще что-нибудь пронизанное благородной скорбью, но вместо этого... - Иногда я начинаю думать, что мои умения куда больше оценили бы среди десептиконов, - ляпнул он.
- Никогда не думал, что среди моих людей найдутся перебежчики, - холодно сказал Прайм.
Оскорбление плеснуло кислотой на издерганные нервные цепи Проула. Тактик в буквально смысле потерял разум от злости. Призывы собственного рассудка - успокоиться и извиниться - моментально заглохли. Боевой искин сработал непроизвольно, и Проул взметнулся пружиной, ударив Оптимуса в грудь сцепленными руками. Главнокомандующий не успел защититься, но успел зацепить Проула за локти, поэтому обратно к столу отлетели оба. Прайм грянулся на столешницу, раздавив массу ценных мини-дисков, и тут же извернулся, подминая тактика под себя. Проул зашипел как фауст-патрон и попробовал боднуть его, а потом проткнуть Оптимусу брюшную пластину, впрочем, уже без особого рвения. Тактик чувствовал себя как под влиянием вируса - неразумная, кипящая злость булькала на дне процессора, норовя вырваться, и только усилием собственного разума он мог ненадолго загнать ее обратно. Борьба с самим собой шла как-то криво.
- Ну теперь-то ты можешь меня выслушать? - примирительно спросил Прайм, глядя ему прямо в оптику.
- Да, - мрачно сказал Проул. Разум победил.
- Я тебя уважал. Всегда. Другого трансформера я не стал бы делать заместителем. Точка.
- Точка?! - возопил Проул. Разум с треском проиграл. - А ну слезь с меня, ты! Ты-ы!
Коммлинк Оптимуса пискнул, и панель автоматически откинулась.
- Оптимус? - над панелью сформировалась голограмма Джазза. - Ты не занят?
- Джаз, я как раз сейча... - в этот момент Проул таки достал его лбом, и главнокомандующий подавился последним слогом. - Немного занят, - выдавил он на одной тональности и сразу же отключил связь.
- Я не возразил, когда у нас появился новый Прайм, - продолжил тактик. - Я всегда был верен тому, кто руководит автоботами. Я, шлак забери, старался быть самым лучшим... И все всегда это ценили, - тут он снова попробовал взять себя в руки, но тщетно. - Однако именно новому главнокомандующему было решительно налить топливом! А я не вспомогательный компьютер!
С последними словами Проул яростно дернул ногой и угодил Прайму под бампер. Оптимус крякнул.
Видя, что словесно призвать к порядку взбесившегося заместителя вряд ли удастся, Прайм вздохнул и попробовал другую тактику, хотя это и было не самым честным поступком. Он точно знал, что на шее у трансформеров есть множество контактных мест, прикосновениями к которым можно успокоить самую громкую истерику. Его всегда забавляло, что дышащие существа используют хватание за горло для причинения вреда собратьям по расе. Впрочем, трансформеры тоже не стеснялись пользоваться этим в бою - схвати противника за шею, и его системы пригаснут на мгновение, необходимое тебе для смертельного удара.
Но сейчас Прайм мягко поглаживал переплетение тугих металлических жил, вслушиваясь в сдавленное рычание тактика. Он с удовлетворением отметил, что оно становится все тише. Проул в последний раз сделал попытку высвободиться, отвернулся и затих окончательно.
- Я никогда не хотел оскорбить тебя невниманием, - произнес Оптимус почти в аудио-датчик Проула, - я настолько доверяю тебе, что предпочел бы вообще не вмешиваться, потому что ты все сделаешь в лучшем виде... Я просто не стал отменять традиции. Честное слово, Проул.
Проул угрюмо пялился на расколотую пополам силовую рамку прямо у себя под носом, и постепенно осознавал, в каком положении находится. Разумеется, помимо положения, которое принято называть "идиотским", когда впоследствии вспоминаешь свои поступки. Закрытый офис, стол, он на столе, Оптимус Прайм на нем. Мечта? Мечта-а... Проул с шумом вздохнул, охлаждая системы, и еще раз прицельно пнул Главнокомандующего. Тот дернулся и задел пальцами топливопровод, тут же удивленно блеснул линзами - даже сквозь толстый металлопластик чувствовался жар от перегретого энергона.
Недолго думая, Прайм пробрался этим же пальцем между проводов, и убедился, что там тоже все горячо и жарко. Проул покосился на него со смесью испуга и удивления.
- Похоже, я знаю, как исправить сложившуюся ситуацию, - задумчиво произнес Оптимус. Внезапно раскрывшийся бешеный темперамент Проула слегка удивил его, но не более того. Прайм всегда подозревал, что абсолютные логичность и уравновешенность, проявляемые любым трансформером - признак скрытых личных переживаний
Проул не издал ни звука, стиснув челюсти. Чего-чего, а этого он не ожидал. Не воображаемый, а самый настоящий Оптимус Прайм, который, похоже, собирается воплотить одну из его запретных фантазий. Внутри задрожали струнки предвкушения, но одновременно Проул параноидально злился. У него создавалось отчетливое впечатление, что Прайм уже давно практикует такую оригинальную терапию. Уж больно легко все происходило.
- Я попробую извиниться наиболее... личным образом, - добавил Оптимус, приподнимая капот тактика и шаря там в поисках защелок. И очень быстро нашел их.
Проул дернулся, пытаясь высвободить руки, но безуспешно. Прайм с самым невозмутимым видом пропихнул ладонь в узкую щель и коснулся горячих кабелей, сразу же начав перебирать их. Он внимательно следил, как изменяется выражение лица Проула, и все больше убеждался, что верно понял взбрыкивания тактика. Очень, очень острая нехватка внимания налицо. Оптимус привык постоянно видеть рядом с собой кое-чей красный шеврон и широкий размах "крыльев" за спиной. Привык к ровному голосу и неизменному уважению в интонациях тактика. Да и в целом ему всегда нравились эстетически изящно сложенные трансформеры. Поэтому ему было крайне приятно, что он смог угадать, чего хочет этот конкретный трансформер.
Проул изогнулся, тяжело хватая необходимый для систем кислород. Бродившие под капотом гладкие пальцы сводили его с ума. Оптимус уже не прижимал его руки своим весом, и Проул осторожно взял Прайма за плечи. Вечный фетиш, синие антенны буквально притягивали к себе взгляд. Наконец он не выдержал.
- Ох... Оптимус... дай мне... дай...
- Что дать? - низким голосом спросил Прайм.
- Я... мне... я хочу твои антенны...
- И это все? - явно улыбаясь, поинтересовался Оптимус.
- Ннн...
Прайм уже раздвинул его броню и запустил обе руки в системы, изучая все, до чего дотягивался. Проул скорее отгрыз бы себе все пальцы, чем попробовал остановить его.
- Хорошо, - кивнул Оптимус, - но чуть позже, - он вытащил одну руку и провел пальцем по шеврону Проула. - Я вовсе не законсервированный в собственной ржавчине кусок железа. У меня тоже есть потребности...
Тактик пробормотал что-то невнятное. Он был готов удовлетворить абсолютно все эти потребности и еще немножко про запас. Однако гордость все еще подергивалась, сучила сегментированными лапками...
- Я могу попросить тебя помочь мне в этом вопросе? - торжественно произнес Оптимус.
Проул поднял на него взгляд, заглянул в статическое совершенство голубых линз и понял, что пропал. Он на физическом уровне не мог отказаться. Вспомнив парочку детально-биологических фильмов, которые Санстрикер вытащил из местной сети обмена данными, Проул поднял ноги, закидывая их Прайму на плечи. Оптимус удивленно блеснул линзами, но затем видимо что-то для себя решил и наклонился еще ближе к тактику. Бедренные суставы у Проула слегка скрежетнули, сервоприводы загудели, и в результате он обнаружил, что просто не может пошевелиться, но зато прекрасно видит крупным планом собственные колени.
- Нет, думаю, так будет удобнее, - решил Оптимус, приподнимаясь и сдвигая чужие ноги себе на талию. - Я прав?
Не в состоянии больше сдерживаться, тактик вместо ответа протянул руки и ухватился за синие антенны. Одного только этого ощущения - держать в руках давно вожделенное - хватало для того, чтобы сделать первый шаг к перегрузке. Проул сжал подрагивающие пальцы и быстро погладил антенны вверх-вниз.
- Как ты думаешь, зачем они мне нужны? - с фальшивой строгостью поинтересовался Оптимус.
- Чтобы за них можно было держаться, пока трахаешься с тобой, - моментально ответил Проул.
Прайм только кашлянул. Окончательно убедившись, что тактик не собирается ахать и выпадать в стазис, он снова погрузил пальцы в мешанину из проводов и кабелей, напряженных как стальные пружины. Он решил не размениваться на поверхностный интерфейс, и принялся за поиски самого главного порта доступа. Он практически обшарил все внутренности тактика, уже этим доведя его до хрипов и брызг смазки, но не успокоился, пока не подобрался к искомому. В конструкции Проула этот порт был запрятан едва ли не под защитную сферу Искры.
Тактик помутневшими линзами следил, как Оптимус открывает собственную броню, как-то хитро сдвигает защиту и высвобождает из-под нее интерфейс-кабель. Проул хотел немедленно, сию же секунду оказаться на принимающем конце этого кабеля.
- Я даже не буду задавать дурацких вопросов наподобие "ты готов?", - пробормотал Прайм и воткнул штекер в разъем.

Проул длинно стонал, сжимая антенны Оптимуса при каждой волне. Ему казалось, что они уже почти образовали мини-гештальт. Ощущения были настолько сильными, что тактик совершенно потерял возможность соображать. Вскоре он начал стонать еще громче, чувствуя, как медленно сжимаются и застывают тончайшие сервоприводы, как растет напряжение в деликатных схемах, и как энергон, напичканный магнитными зарядами, распирает крохотные трубочки микрососудов. Он чувствовал, что безумный финал вот-вот наступит. Проул потянул Оптимуса на себя еще сильнее, пока они наконец не столкнулись лбами, глядя друг другу оптика в оптику. Одинаково голубую, одинаково потемневшую и расфокусированную. Программный экстаз, гармония цифрового слияния, идеальный бинарный оргазм... Проул чувствовал, что он включен в систему и более того - он сам был ею. Похоже, Прайм ощущал то же самое, потому что его модулированный стон звучал в точности как стон Проула. У обоих одновременно слегка разошлись защитные створки Искры, что было вообще редкостью для трансформеров, и от этого удовольствие сделалось еще слаще.
Оптимус начал перезагружаться первым, невнятно что-то хрипя, и от него волна энергии хлынула в Проула, заставляя того буквально вопить в голос и точно так же перезагружаться. Быстро и тотально.
Проул так и держался за него даже пребывая во временно отключенном состоянии. Только когда он пришел в себя, пальцы разом ослабели, и он выпустил желанную добычу, обессилено уронив руки. Прайм тоже не стал изображать из себя неутомимого дроида, и беззастенчиво опустился на тактика всем весом, буквально расплющив по столу. Впрочем, Проул нисколько не возражал. Он бы с удовольствием зарылся под броню главнокомандующего эдак на пару местных дней, чтобы как можно глубже прочувствовать это неописуемое состояние полного объединения всех систем. Похоже, конструкторские особенности обоих сделали их идеальными партнерами друг для друга.
Проул почти ушел в ждущий режим, когда на коммлинке у него тихо пискнуло. Прайм поднял голову, и Проул счел нужным дать пояснение:
- Системное уведомление с охранного периметра. Все идет нормально, нарушителей не замечено.
- Кстати, на базе я застал необычайный порядок, - вспомнил Прайм. - Это что-то удивительное…
- Да, у меня свои прогрессивные методы, - пробубнил тактик, запихивая себе под голову многострадальную папку с копиями.
- Воспитательные беседы? - заинтересовался Оптимус.
- Воспитательный секс, - ответил Проул, закидывая на него ногу.
- Что-о?
- По-моему, на моем примере отлично видно, что это лучший способ избавиться от стресса, - буркнул автобот.
- Да, - медленно произнес Прайм, - я уже вижу, что Санстрикер не устраивает здесь локальный конец Вселенной, а Рэтчет не тащит в свою лабораторию всех бедных маленьких несчастных существ, которым прищемило ручку или ножку...
- Точно.
- Как ты это с ними сделал? Скажи мне, офицер, - вкрадчиво поинтересовался Прайм.
- Ну, например, я трахнул Санни моим лазером, - абсолютно невинным голосом сказал тактик.
- Про-оул...
- Ему понравилось, - невозмутимо ответил тактик.
- Ты мог покалечить боевую единицу, - Прайм взял его двумя пальцами за кончик шеврона и заставил своевольного заместителя повернуть голову, открывая шею.
- Не мог, - Проул смотрел на него одной линзой из неудобного положения, - там напряжение стояло нулевое.
- Ты всегда все предусматриваешь, - хмыкнул Прайм. - О лучшем заместителе невозможно и мечтать.
Проул едва не замурлыкал от удовольствия, но все-таки сдержался, ограничившись урчанием двигателя. В принципе, ему сейчас полагалось делать стандартный обход, но он не собирался шевелить даже кончиком пальца, пока Оптимус находился на расстоянии этого самого пальца.
- А еще мне безумно нравятся твои ноги, - внезапно сболтнул Проул. Мгновением позже он осознал, что интерфейс оказал на него не только расслабляющее, но и отупляющее воздействие.
- А для меня это сущее проклятье, - вздохнул Прайм, тут же вспомнив, сколько раз его пытались цапнуть за бампер, пока он был еще никем, всего лишь обычным солдатом. - Хорошо, что сейчас никто не может на меня посягнуть. Ну... почти никто.
Ему пришлось исправиться, потому что тактик уже ухитрился съехать под ним чуть пониже, и вот именно что схватил его за бампер, после чего начал беззастенчиво гладить по бедрам. Сначала Прайм хотел призвать его к соблюдению субординации, но затем поднялся на локтях, посмотрел на довольное лицо тактика и сдавленно хохотнул.
Заполучив все свои фетиши разом, Проул фактически потерял голову, и опомнился только после того, как они сделали еще один интерфейс, выбивающий искры из всех сочленений. На этот раз он все же не удержался от удовлетворенного мурлыканья. Оптимус буквально зажал его под собой и вроде бы ушел в режим пониженной активности. Проул выдернул из-под плеча силовую рамку, причиняющую некоторое неудобство, посмотрел на нее и уронил на пол, блаженно улыбаясь.
- Что это? - Прайм приглушенно фыркнул. - Ты хочешь сказать, что-то интересное?
Проул невероятно оживился и зашарил по столу.
- Конечно у меня есть что сказать, - сообщил он, разворачивая нащупанную силовую рамку.
- Что? Нет, Проул! Это невыносимо! Ты не можешь!
И тактик, перекрывая вопли главнокомандующего, неумолимо начал:
- Итак, отчет за двадцатый орн по поставке оружия частям тринадцать и пятнадцать боевого подразделения альфа в секторе...

Вернуться к фанфикам