Wild Ride

Автор: anzzy
Вычитка: Deu1, Skjelle
Персонажи: Врекеры/Вайлдрайдер
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp, экшн
Краткое содержание: большие доминантные десептиконы только и делают, что ловят маленьких слабых автоботов чтобы растлить их. Но что делать большим доминантным автоботам? Растлевать небольших десептиконов, конечно!
Комментарий: События происходят в один из первых затяжных периодов войны. Место – Кибертрон.

Вайлдрайдер еще раз подтянулся и попробовал освободить руки из блокираторов.
Как и предыдущая сотня попыток, эта закончилась ничем. Блокираторы и не думали давать слабину, а цепь, которой они были подвешены к массивной балке под потолком, была умело и омерзительно надёжно закреплена, причем на высоте, на которой пленник мог разве что чиркнуть по грязному полу кончиком стопы. В таком неудобном положении гонщик пребывал уже порядочное количество времени - тянущее ощущение в плечевых и локтевых суставах успело перерасти сначала в саднящее напряжение, а затем и в тупую боль, сопровождающуюся назойливым потоком сообщений от системы контроля функционирования, требующей прекратить деструктивные нагрузки. Вайлдрайдер снова уныло повис посреди запустелого отсека, дожидаясь, пока не утихнет острая боль в суставах, вызванная очередной попыткой вырваться. Больше всего десептикона бесило то, что к нему проявили возмутительно мало внимания. Очнулся он уже подвешенным, после чего ему устроили допрос, но какой-то вялый, поверхностный и безынтересный, чисто для проформы. И этот факт заставлял Вайлдрайдера нервничать всё сильнее. В особенности учитывая, в чьи именно руки ему так не посчастливилось попасться.
Гонщик скривился от досады.
В этом всеми брошенном захолустном секторе Вайлдрайдер с собратьями по гештальту оказался в ходе переброски сил. Предполагалось, что команда самостоятельно доберётся до конечных координат за полтора солярных цикла, но в середине пути выяснилось, что дистанционная разведка трассы подвела, и мосты через лежащий впереди планетарный разлом, по которым был проложен путь следования, разрушены. Можно было сделать крюк к ближайшим целым мостам, потратив на это неизвестно сколько солярных циклов - или вызвать воздушный транспорт. Мотомастер принял второе решение, связавшись с ближайшим аванпостом. Оттуда пришли координаты расположенной поблизости законсервированной резервной базы и распоряжение дожидаться транспорта, который будет выслан, как только таковой найдется.
В результате уже через три цикла Вайлдрайдер не выдержал пытки сидением на одном месте и, проигнорировав угрозу Мотомастера засунуть красно-чёрному гонщику в порты плазмозаряд, детонирующий при удалении от командира больше, чем на полперегона, свалил из комплекса под предлогом разведки. Найдя небольшую группу свормов, которых здесь водилось достаточно, гонщик решил развлечься их уничтожением. За этим увлекательным занятием он и был обнаружен. Никакого достойного сопротивления противнику он оказать попросту не успел - едва его системы засекли чужой сигнал, в спину вонзился станнерный заряд, и сознание моментально схлопнулось.
Очнулся Вайлдрайдер подвешенным в каком-то запущенном отсеке. Сигнал наружу не пробивался, координаты навигационной системы были сбиты, зацепиться за какой-либо ориентир не получалось. Но в тот момент это его волновало постольку-поскольку, так как прямо перед ним стояли двое. И всё внимание на себя перенимал почти вдвое крупнее самого гонщика трансформер, у которого разве что на шлеме не было написано "штурмовик". Поначалу Вайлдрайдер даже не сообразил, что перед ним автобот - глухая маска, светящийся тусклым кислотным светом узкий визор, массивная орудийная установка на плече и еще более внушительное орудие в руках. Даже цвета вводили в заблуждение - ржаво-рыжие, приглушённые, словно таящие угрозу. В такие любили выкрашиваться боевиконы - и практично, и лишнего внимания не вызывает. Но заблуждение длилось недолго, чему способствовали порядком затершаяся красная эмблема на груди и тот факт, что процессор Вайлдрайдера наконец нашел, расшифровал и представил информацию об этом конкретном трансформере. После этого идентифицировать стоящего рядом зелёного автобота было гораздо проще. Сложная конструкция трансформируемых элементов и смещённое в спектре ЭМ-излучение выдавало в нём трёхрежимника. Память услужливо предоставила имена, краткие характеристики и послужные списки, но и без того Вайлдрайдер уже понял, что крепко влип.
Родбастер. Спрингер. Ржа на болт, ну каким невезучим надо быть, чтобы в огромном брошенном секторе, где кроме свормов никого не водится чуть ли не с начала войны, напороться на врекеров?
У себя за спиной Вайлдрайдер чувствовал присутствие ЭМ-поля еще одного автобота. Пока стантикон был в отключке, ему порядком ограничили функционал восприятия, но кое-как он смог снять информацию с тыльных датчиков. Этого трансформера Вайлдрайдер не знал, но информация из архивной базы была столь же неутешительна: Бродсайд. Еще один трёхрежимник, которого явно собирали там же, где и Родбастера - такой же амбал в глухой маске.
Проведя скупой допрос (даже били редко и нехотя), автоботы оставили Вайлдрайдера болтаться в пустом отсеке. Хронометр показывал, что прошло четыре с половиной цикла, хотя гонщику казалось, что не меньше солярного. К его растущей злости примешивались ещё и острые опасения относительно того, что задумали эти трое. Их не особо интересовало, что гонщик делал в пустынном секторе, и нет ли поблизости его компании - хотя даже распоследний лабораторный бот додумается, что гештальт-единице здесь в одиночку делать нечего. Здесь вообще никому делать нечего, автоботы же шлак какие любопытные - неужели им не интересно? Раз не интересно, значит, уже располагают информацией, или даже хуже - у них что-то ещё на уме. Вайлдрайдер поёжился. Одно дело чтить высокие автоботские моральные принципы у начальства под боком, и совсем другое - где-нибудь… здесь. Где граница дозволенного вдруг оказывается сильно размыта, а враг и память о том, что он успел натворить - вот они, руку протяни. Гонщику было доподлинно известно, как далеко в определённых условиях может зайти автобот в слепом стремлении к высшему благу - не всякий десептикон отважится. А эти конкретные автоботы умели действовать с выдумкой и огоньком.
От мрачных размышлений Вайлдрайдера отвлекла неприятно скрежетнувшая дверь, из-за которой показались автоботы, наконец вспомнившие, что у них есть пленник. На этот раз их было четверо - к уже знакомым мордам прибавился самой что ни на есть автоботской наружности трансформер. Гонщик запустил идентификацию, и почти тут же получил сведения: Перцептор, Научно-Исследовательский Корпус Кимии. Почему-то про себя Вайлдрайдер недовольно отметил, что учёный был единственным равным ему по габаритам из четвёрки. Зелёный был выше более чем на голову, про остальных двух и заикаться не стоило. Настроение упало ещё на несколько градусов. Если такое вообще было возможно.
Тем временем Родбастер и Бродсайд, с оружием наизготовку, расположились на отдалении по бокам от гонщика. Перцептор поставил на ноги перевёрнутый стол, валявшийся в углу, утвердил его так, чтобы тот не шатался, и водрузил на него переносной цилиндрический контейнер. Спрингер, нёсший два бокса свёрнутого диагностического оборудования, установил их на тот же стол. Перекидываясь короткими фразами на автоботском техническом диалекте, оба трансформера начали разворачивать и активировать приборы.
- Красного с собой для развлечения таскаете? - осклабился гонщик. Ну не молчать же.
Перцептор даже плечом не повёл. Зато обернулся Спрингер, взглянул на Вайлдрайдера, но, вопреки его ожиданиям, не со злостью, а как-то даже доброжелательно, после чего переглянулся со стоявшим справа Родбастером, ухмыльнулся и вернулся к своим боксам. Сволочь жизнерадостная. Невозмутимость автоботов была настолько неправильна и выводила из себя так, что…
- Эй, тёмненький, - незаметно приблизившийся Родбастер невзначай постучал указательным пальцем по вытянутой руке гонщика. - К слову о развлечениях. Хочешь большого и чистого интерфейса?
Вайлдрайдер сделал выражение лица, безэмоциональности которого позавидовал бы и стройблок.
- Что?
- Очень большого. За чистоту не ручаюсь.
Вайлдрайдер поймал взгляд Спрингера. Зелёный трехрежимник широко и совершенно беззастенчиво ухмылялся. Ученый так и не соизволил оторваться от контрольной панели своего контейнера, но, кажется, прислушался. Стоявший по левую сторону Бродсайд заинтересованней засопел вентиляцией.
Гонщик отобразил на лице всё презрение, на которое был способен, и процедил:
- Болт соси, ублюдок. Чтобы десептикон под автохламом валялся? В отличие от вашего сброда у нас есть принципы.
- Жаль, - совершенно искренне вздохнул Родбастер.
- Они гордые, я предупреждал, - Перцептор кинул взгляд через плечо. - Особенности психологического доминирования связаны с формированием гештальтной связи…
- Попробовать стоило. Не каждый сол-цикл встречаешь симпатичного десептикона, - прокомментировал Спрингер, у которого, казалось, скоро морда треснет от ухмылки.
Вайлдрайдер не успел решить, возмутиться или нет из-за того, что его посчитали симпатичным, когда вдруг осознал, что интерфейса не будет, и никто его насиловать не собирается. Готовность защищаться и отгрызать автоботским недоделкам конечности сменилась легкой растерянностью - они спросили его мнения и учли его так просто, словно это было в порядке вещей. Нет, так нет. Гонщик потрясённо мигнул оптикой. Все-таки автобот - это какое-то неведомое фундаментальное программирование, непостижимое и двинутое во всех плоскостях.
- Что, "нет" - и всё? - не сдержал вопроса гонщик.
- Очень весело строить из себя крутого насильника. Мы тебя вдвое больше, что в этом достойного? - Бродсайд первым разгадал причину замешательства десептикона.
Вайлдрайдер аж сбил вентиляционный цикл. Да ржа вам в топливо!
- Думаю, можно его вскрывать.
Перцептор наконец щёлкнул замками, боковые створки контейнера сдвинулись, открывая содержимое. Учёный сделал шаг в сторону, и Вайлдрайдера пробрала дрожь. Внутри контейнера, удерживаемый силовым полем, извивался, суча множеством хватких лапок, хэтчлинг сворма.
- Какого болта?! - заорал десептикон, брыкнувшись в блокираторах.
- Это модифицированный образец, созданный для борьбы с определёнными особенностями естественного поведения примитивных инсектиконов, - вежливо пояснил Перцептор. - Гибридное программирование, призванное скорректировать приоритетные инстинкты. Модификация распространяется вирусным образом, и…
- Себе в выхлоп эту тварь засунь, умник недоделанный! - посоветовал гонщик, косясь на зелёного трёхрежимника, приближающегося к нему с активным энергоновым резаком.
У свормов, в целом, было всего две цели в жизни: жрать и размножаться. Жрали они всё, до чего могли добраться. С размножением было интереснее. Новоконструкты хэтчлингов, едва приобретя завершённый вид, вгрызались в нейросеть ап-особи, начисто вырабатывая энергопотенциал родителя. Когда у того наконец происходил полный отказ систем, хэтчлинги целиком перерабатывали его корпус на собственные нужды. В результате вместо одного крупного сворма получалось полдесятка свормов мелких, которые быстро догоняли почившего родителя в размерах. Очевидно, в ограниченных процессорах инсектиконов всё же было место ещё и для мысли о самосохранении, потому что часто, добравшись до функционирующего трансформера, твари не убивали его, а ссаживали готовых активироваться хэтчлингов в корпус этого неудачника. Даже если после этого трансформера удавалось найти, единственным выходом оставалось только пристрелить его - удалить хэтчлингов без обширных необратимых повреждений или летального исхода было невозможно.
Поэтому Вайлдрайдер считал совершенно естественным и закономерным орать благим матом и пытаться пнуть Спрингера побольнее.
- Не истери, - Родбастер ткнул дулом в бок гонщика.
- Да лучше подохнуть! Уберите от меня эту тварь!!!
- … абсолютным прекращением работы механизма интеграции в стандартную развитую нейросеть…
Вайлдрайдер поклялся себе, что если только выберется живым, найдёт головастого автобота и поотрывает ему конечности. Медленно и со вкусом.
- Бродсайд, держи ему ноги. - Спрингер сделал шаг назад, держась за живот, в шов между бронепластинами которого пришёлся прицельный пинок.
Пока серебристый трёхрежимник убирал оружие, опускался на колено и ловил ноги чёрно-красного гонщика, разум последнего отчаянно метался в поисках спасения.
- Прайм, конечно же, в курсе экспериментов своих благородных автоботов? - Вайлдрайдер попытался задеть совесть автоботов. У автоботов же должна быть совесть?
- Программа санкционирована Оптимусом Праймом лично, - бессовестный ученый и не подумал смутиться. - Правда, тестирование на высокоразвитом подопытном на данной стадии не планировалось. Однако я абсолютно уверен в положительном исходе.
- Ты оказался в удачное время в удачном месте, а у нас так удачно осталась ещё одна козявка, - хмыкнул Спрингер.
- Хэтчлинг, - поправил Перцептор.
- Наука требует жертв, - вздохнул откуда-то с уровня бёдер Бродсайд.
- Если что, тебя не забудут, - заверил Родбастер.
Вайлдрайдер в ужасе смотрел, как энергоновый резак начинает вгрызаться в его броню…
- Хватит!!! - заорал он. - Стой! Я согласен!
- М? - Спрингер сосредоточенно прикусил нижнюю губу, прикидывая, как бы срезать замки брони десептикона так, чтобы не прорезать их насквозь и не повредить системы под ними.
- Я согласен на альтернативу!
- Какую альтернативу?
- Интерфейс! Я согласен на интерфейс!
- Это не было альтернативой, - Перцептор сузил оптику.
- Да к Юникрону альтернативы! Я хочу трахаться!
Родбастер наклонился чуть вперед, чтобы заглянуть гонщику в лицо:
- Правда?
- Шлак, да! Вы предлагали - я согласен!
- А что там насчет принципов?
- Я передумал.
- Мне кажется, мы отвлеклись, - недовольно заметил Перцептор многозначительно переглядывающимся товарищам.
"Только дай до тебя добраться, сволочь красная. Только дай…" - подумал гонщик.
Спрингер дезактивировал резак.
- Ну, смертник вроде как высказал последнее желание…
- Он не смертник. И я считаю, мы теряем время, - учёный недовольно взмахнул рукой.
Бродсайд отпустил ноги Вайлдрайдера. Тот облегчённо вздохнул всей вентиляцией.
- Перцептор, я ни в коем случае не ставлю под сомнение твою компетентность, но ведь есть шанс неудачи?
- Он пренебрежительно мал.
- Если он всё же - по совершенно невероятному стечению обстоятельств! - сплавит болты, то я считаю нашим долгом скрасить его последние циклы, - Спрингер дружественно положил ладонь на плечо нахмурившемуся учёному. - К тому же, мы уже целую декаду здесь гоняем свормов, можно позволить себе расслабиться разок. Давай, друг, никуда эта козявка не денется.
- Хэтчлинг, - автоматически поправил Перцептор. Потом издал задумчивое пощёлкивание, посмотрел на Вайлдрайдера, буквально буравящего его взглядом, и решился: - Хорошо. Хотя у меня есть опасения относительно его функционирования по завершении этого… интерфейса.
Гонщик запоздало вспомнил о внушительной разнице в размерах между ним и автоботами. Но хэтчлинг, сидящий в контейнере, казалось, следил своими точечными датчиками исключительно за чёрно-красным трансформером, и Вайлдрайдер отбросил все сомнения. Что угодно, только не это.
- Обижаешь, мы же не изверги, - ответил Родбастер, обхватывая одной рукой оба запястья гонщика. - Так, - повернулся он к последнему, - никаких фокусов с побегами, драками и прочим, это ясно?
- Вот без тебя бы никак не догадался, - огрызнулся гонщик.
- Вот и славно. Понимание - это самое главное, - заключил штурмовик и потянул десептикона вверх, свободной рукой перехватывая его поперек корпуса.
Прижатый спиной к Родбастеру, Вайлдрайдер напрягся, ощущая вибрацию систем более крупного трансформера. Тот поудобнее ухватил гонщика и, не размениваясь по мелочам, сунул вторую руку ему между ног. Десептикон лязгнул дентопластинами. Штурмовик поскрёб пальцами паховые щитки, требуя очевидного, наклонил голову вплотную к гонщику и выдохнул перегретый воздух тому в шею. Вайлдрайдер покосился на маячивший из-за спин зрителей контейнер и смиренно раскрыл щитки.
Чёрно-красный гонщик чувствовал себя униженным как никогда, он желал медленной и мучительной смерти всем присутствующим, в красках представляя себе, как будут ломаться пальцы у Перцептора, как медленно, плавя детали, будет вскрывать брюшные пластины Спрингера энергоновый резак, как забавно будет шипеть кислота, заливаемая Бродсайду в воздухозабоники под шлемом. Вот тогда бы ему было приятно. А сейчас Вайлдрайдера бесили его безвольно болтающиеся ноги и то, что хотя суставы рук уже не ломало под его весом, эти руки все еще были задраны вверх и скованы блокираторами. Невыносимо раздражало пыхтение в шею автобота за спиной. И уж тем более раздражали пальцы, копошащиеся у него между ног. Родбастер не мог пропихнуть их между намертво зафиксированными деталями неактивной интерфейс-системы, старания штурмовика не находили никакого отклика, а десептикон упрямо изображал дезактив, мрачно уставившись в одну точку, и, похоже, только присутствие хэтчлинга удерживало его от язвительных комментариев.
Поразмыслив, Родбастер выщелкнул из указательного и среднего пальцев тонкие технические штекеры, используемые для прямого управления аппаратурой, наплевал на то, что скорей всего сожжет их начисто, и почти силой втиснул между двумя направляющими контурами, дав разряд. Вайлдрайдер ощутимо дёрнулся. Воодушевлённый успехом, Родбастер дал переменное напряжение, стараясь не шевелить пальцами, чтобы не выломать штекеры. Какое-то время гонщик мужественно делал вид, что ничего не чувствует, а затем по плотно усаженным деталям прошлась еле различимая вибрация, и контуры под пальцами штурмовика чуть разошлись. Родбастер тут же подцепил их и пропихнул пальцы дальше, повышая мощность разрядов. Десептикон гордо хранил молчание, но реагировал всё охотнее, медленно, но уверенно разогреваясь. Штурмовик старательно расшатывал податливые детали - ещё чуть-чуть, ну же.
Не в силах дальше сопротивляться столь настырному вздрючиванию, Вайлдрайдер глухо захрипел, поджимая колени. С первым загрузом интерфейс-система открыла доступ ко всем портам и засвидетельствовала полную боевую готовность, пролив Родбастеру в ладонь высокопроводящий контакт-гель.
- А теперь поехали, - довольный результатом своих стараний Родбастер отпустил гонщика, позволив ему снова повиснуть на цепи, затем повернул его к себе лицом, подхватил под бёдра и вздёрнул вверх, вынудив десептикона найти единственную опору на талии штурмовика, обхватив её ногами. Одним движением автобот разомкнул блокираторы на запястьях Вайлдрайера, обеими руками подхватил чёрные бёдра и шепнул тому в самые аудиодатчики: - Попробуй-ка помолчать теперь.
Вопреки ожиданиям, десептикон ограничился лишь низким надсадным стоном, когда автобот одним рывком всадил в него массивный джампер - гештальт-сообщество давало уникальнейший в смысле интерфейса опыт. Родбастер довольно заворчал, когда порты десептикона охотно приняли его конфигурацию, тут же зафиксировав контакты блок-захватами. Штурмовик крепче стиснул тёмные бёдра и пустился во все тяжкие, чуть не спалив Вайлдрайдеру порты. Десептикон сжимал челюсти, пытаясь справиться со вспыхивающими внутри него фейерверками чистого удовольствия, попробовал отвлечься отдиранием какого-то крепления на плече автобота - безрезультатно. Когда Родбастер снова засунул в него пальцы, насильно сдвинул защитные клапаны топливоотвода и пустил в дело сегментированный топливный шланг, Вайлдрайдер уткнулся ему в шею с полу-стоном, полу-хрипом, до скрежета металла вцепившись в чужие плечи.
Гонщик чувствовал, как шевелится в нем увесистый шланг, жёсткий от гоняемого по нему энергона, как анализаторы сходят с ума, регистрируя чужое топливо и загружая системы в попытке переработать непривычный состав, как дёргаются от прокатывающихся разрядов сервоприводы… И послал всё к юникроновым болтам, стиснув бёдра на автоботском корпусе и застонав в голос:
- Ооооаа… Ннмммм! Д-даааа… Аах! Оо!
Совершенно заслуженно гордый результатами своих стараний Родбастер выдохнул десептикону в шею облако горячего воздуха и увеличил частоту электрических пульсаций, уверенно выгоняя ловящего загруз за загрузом Вайлдрайдера на финишную прямую.
Сочащийся из топливоотвода энергон смешивался с голубоватым контакт-гелем и обильно капал на пол и на ноги Родбастеру, оставляя радужные потёки, когда десептикона подбрасывало в сладостных судорогах.
Наблюдавшие за показательным выступлением товарища Спрингер и Бродсайд завистливо сопели вентиляцией, ни на мгновение не отводя взгляда от страстно сжимавшихся на корпусе штурмовика стройных ног. Оба трехрежимника слегка подались вперёд в предвкушении своей очереди.
Перцептор, присев на край стола и сложив руки на груди, беспристрастно наблюдал за происходящим бесстыдством с видом, с каким мог бы наблюдать сношающихся диких дронов в рамках эксперимента по селекции. Но взгляда, впрочем, тоже не отвел ни разу.
Вайлдрайдер ощутил, как волны потрясающе сильного удовольствия, прокатывающиеся по его корпусу, слились в один непрекращающийся поток, внутри словно натянулась до предела струна - Родбастер вбил в него очередной мощный импульс - и струна порвалась, возвращая автоботу не менее мощный откат. Детонация. Взрыв. Десептикон издал счастливый вопль, заглушенный победоносным рычанием штурмовика. Брызнувший энергон тут же залил Родбастеру бёдра. Жадно ловя остаточные откаты, штурмовик опустился на пол, дожидаясь, пока десептикон в его руках не расслабится.
Вайлдрайдер, пытаясь справиться с непроизвольно дергающимися ногами, привел разбредающиеся мысли в порядок. Шлак ему в выхлоп, автобот умел трахаться. Без крайностей, садизма или ожидаемых автоботских облизываний - просто отличный качественный интерфейс. И гонщику хотелось больше.
- Значит так, - сказал Вайлдрайдер, толкнув Родбастера в грудь и брякнувшись задницей на пол, когда тот отпустил его, - раз уж вы решили поиграться в больших сильных ведущих, то учтите вот что - я вам не изнеженный полированный автобот, у которого процессор клинит от одной мысли об интерфейсе. Взялись трахнуть десептикона - не смейте халтурить.
- Нет, ну какая наглость, - ровным голосом произнес Родбастер, неспешно стирая с нижней части корпуса фиолетовые потёки.
- Действительно, - Спрингер присел прямо перед Вайлдрайдером, - к нему со всем пониманием, а он грубит.
- Насколько мне известно, гештальтным единицами свойственны девиантные предпочтения в интерфейсе, - произнес Перцептор, который так и не поменял позы. - Конечно, исследования в этой области проводились еще до…
- Как он себе это представляет? У него же порты спекутся, - Бродсайд недоверчиво склонил голову набок.
- … войны… Хм. - Перцептор переступил с ноги на ногу. - У них, вообще-то, повышенный запас прочности.
- Нет, вы заткнётесь?! - снова начавший закипать Вайлдрайдер попытался было подняться на ноги, но Спрингер остановил его, опустив ладонь ему на живот.
- А знаете, это очень похоже на вызов. Это вызов, десептикон? - трёхрежимник прошёлся пальцами по выставленным напоказ внешним контактам и надавил, вынуждая десептикона откинуться назад. - Будет тебе интерфейс с огоньком - смотри не пожалей.
Топливные системы десептикона, до отказа заполненные чужим энергоном, отозвались на давление тянущим удовольствием, он слегка развёл согнутые в коленях ноги в стороны.
- Смотри не облажайся, автоботский недоделок, - ощерился Вайлдрайдер, откидываясь на оба локтя и с самым наглым видом водружая ногу Спрингеру на бедро.
Перцептор обречённо прикрыл оптику рукой. Эти солдафоны и их маниакальная одержимость мерянием, чей джампер длиннее.
Спрингер издал похотливое ворчание, просунул одну руку под поднятое бедро Вайлдрайдера, второй сграбастал его за зад и дёрнул таз десептикона вверх и на себя. Вайлдрайдер оказался лежащим на полу, с ногами, задраными куда-то вверх, и промежностью, плотно прижатой к паховой броне Спрингера, прильнувшего к десептикону и просунувшего руку ему под талию. Агрессивная напористость трёхрежимника заводила не хуже синтетиков. Вайлдрайдер не услышал и не увидел, а почувствовал, как разошлась броня автобота, скользнув по его собственным растопыренным деталям, а вслед за этим занял положенное ему место хитроразветвлённый джампер.
Вайлдрайдер ахнул и поддал бёдрами навстречу автоботу. Трёхрежимники, обладающие зачастую крайне противоречивыми альтмодами, были способны к генерированию токов и полей с экстремальными характеристиками, спаливших бы любого другого трансформера. Их системы отличались запредельной адаптивностью. Но что действительно вызывало неподдельный интерес, так это то, какой контроль они проявляли в интерфейсе.
Десептикон тихонько застонал, чувствуя, как джампер внутри него раскрывается на десятки контактов, которые находят самые недоступные разъёмы, и провода уходят все глубже в его корпус. Он стиснул дентопластины и вжал затылок в пол, когда Спрингер начал играючи то выводить его на пик загрузки, то в последний момент вынуждал сбросить излишнее напряжение, создавал тугие энергетические вихри в чужом корпусе и внезапно распылял их, вызывая возмущенные возгласы.
- Ну… Так, нннхх… Достаточно хорошо? - выдохнул Спрингер, милостиво позволив десептикону дойти до ещё одного загруза.
- Зат... кнннх… сь… - промычал тот в ответ, выгнувшись дугой и запрокинув одну руку за голову, чтобы упереться ею в пол. - Ее… Аах! Ещ-щё… Мм…
Похотливо облизнувшись, трёхрежимник наклонился еще ниже. Он заставил Вайлдрайдера раскрыть броню вплоть до грудных секций, обнажив технические разъёмы, в которые тут же запустил язык. Вайлдрайдер вскрикнул, уходя в очередной загруз. Спрингер почти полностью перенял контроль над его системами, выводил их на пиковые показатели и тут же сбрасывал в ноль, практически сразу же вновь доводя до критического уровня, заставлял системы дублировать сигналы, так, что десептикону казалось, что он оказался сразу под двумя ведущими. Часть контактов расплавилась, но сигналы о повреждениях волновали Валдрайдера меньше всего. Запах сожжённой проводки смешивался с запахом перегретого энергона, контакт-геля и испаряющегося хладагента, образуя убийственный коктейль, дополненный совершенно определенного рода магнитным полем, от которого провода не встанут дыбом разве что у дезактива.
Зрители дезактивом отнюдь не являлись, и Родбастер уже был очень даже не против второго захода - конечно, если тёмный красавец выдержит первый круг. Даже если и нет - старина Бродсайд наверняка не откажет другу в развлечении. Сам Бродсайд в это время напряжённо втягивал насыщенный ароматами воздух, слегка подрагивая от нетерпения. У него были некоторые опасения насчет того, что десептикон, каким бы крепким он ни был, может просто перегореть под ним - происшествие будет не из приятных. Впрочем, то, как Спрингер без каких-то серьёзных последствий начисто свинчивает гонщику все гайки, внушало уверенность.
Перцептор какое-то время наблюдал за громким зрелищем, затем изобразил на лице задумчивость, что-то прикинул и незамеченным скрылся из помещения, вернувшись через несколько кликов с несколькими энергокубами, наполненными жидкостями нестандартной расцветки. Заняв ту же позу, что и раньше, он раскодировал один из кубов и продолжил наблюдение, потягивая отливающий сиреневым состав.
Тем временем Спрингер решил, что внушительная лужа под ними и хрипящий, неспособный к членораздельной речи десептикон являются достаточным доказательством его собственной состоятельности как ведущего партнера. Навалившись на Вайлдрайдера всем весом, трёхрежимник выслал разряды по всем контактам разом и отпустил контроль. Удерживаемый от полной перезагрузки только чужой волей, Вайлдрайдер вскинул ноги вверх, пальцы оставили на полу отчетливые борозды, часть аудиальных цепей выгорела - вокалайзер издал скрежет и заглох, оставив хозяина биться в безмолвном экстазе. Спрингер, сполна вознагражденный за свои старания, замер над затихшим партнером, встопорщив часть броневых пластин, чтобы быстрее охладиться.
Бродсайд аккуратно обошел эпицентр похоти по кругу и слегка наклонился вперед.
- Шлак, он там случаем болты не сплавил? - взволновано поинтересовался серебристый трехрежимник.
- Что, боишься, что не достанется? - хихикнул Родбастер, с комфортом развалившийся у стены на ржавых контейнерах.
- Конечно, боюсь! - возмутился Бродсайд. - Хлам ржавый, Род, хватит ржать! Если он выгорел, я тебя нагну.
- Кто кого еще нагнет, - хмыкнул штурмовик.
Вокалайзер десептикона издал системный сигнал, означавший, что его хозяин успел не только прийти в себя, но и подключить резервные цепи.
- …….ыынна это посмотрел, - Вайлдрайдер скорректировал частоту и модуляцию уже начав говорить, так что начало фразы было неразборчивым. - Заодно отдохнул бы.
- О! Неужели мне удалось укатать могучего десептикона? - язвительно спросил Спрингер приподнимаясь над черно-красным корпусом.
- Пшёл в шлак, автобот, - почти миролюбиво огрызнулся тот, и хотел было уйти в энергосберегающий режим, но помешал Спрингер, облокотившийся на его живот.
Вайлдрайдер поморщился и скосил оптику вниз. Треклятая зелёная сволочь самодовольно ухмылялась и выжидающе пялилась прямо не него. Вайлдрайдер скривился. Спрингер заулыбался еще шире.
- Ладно, автобот. Поздравляю, справился, - проворчал Вайлдрайдер, туша оптику. Желания препираться не было совершенно.
- Ха, то-то же. Ммм... Вайлдрайдер.
- Ржавчина тебя сожри, какого тебе неймё…
- Может, освободишь меня?
- Аааа… - гонщик прислушался к своим системам. Так и есть - большая часть чужих штекеров удерживалась его собственными блок-захватами, которые намертво заклинило после перезагрузки. Он попробовал их разблокировать, но сигнал ушел по поврежденным цепям в никуда. - Аааммм…
- Шлак, только не говори, что ты застрял, - застонал Бродсайд.
- Я не застрял, это он меня зажал, - Спрингер попробовал податься назад - безрезультатно.
- Эй, полегче! - Вайлдрайдер зашипел, хватаясь за зелёную броню в попытке удержать трёхрежимника на месте.
- Ты застрял! Спрингер, как ты мог?
- О Праймас, только не начинай…
- Пощекочите его, - предложил Перцептор.
- Точно, это должно помочь, - Родбастер отчаянно старался сдержать несолидное хихиканье.
Бродсайд присел перед Вайлдрадером.
- Думаешь, сработает?
- Системы должны среагировать на стимуляцию и расслабиться, - учёный неопределённо помахал полупустым энергофором в воздухе. - Во всяком случае, мне всегда помогало.
На красного трансформера уставились четыре недоумённых взгляда - Вайлдрайдер исхитрился сдвинуться набок и выглянуть из-за плеча Спрингера. Учёный невозмутимо снова присосался к энергофору.
- Ладно, давай попробуем, - пробормотал Бродсайд.
Он подхватил гонщика под плечи и поднял вверх, перехватив затем поперёк корпуса, и просунул одну руку ему под бампер. Спрингер крепко держал бёдра гонщика, тот не менее крепко вцепился в броню трёхрежимника, так что шипящий на всех сразу десептикон оказался буквально подвешен между более крупными автоботами.
Бродсайд осторожно просунул пальцы между всё ещё горячих скользких деталей, среагировавших на дополнительное второжение мелким подрагиванием. Вайлдрайдер издал какой-то булькающий звук и замер - системы, кошмарно чувствительные после перезагрузки, мгновенно ответили на прикосновение острым уколом удовольствия. Бродсайд ласкал гонщика почти нежно, не допуская ни одного неосторожного движения - Вайлдрайдер то и дело дергал бедрами навстречу дразнящим пальцам. Финишировал он быстро и с небывалой легкостью, слив энное количество топлива. Одновременно с этим Спрингер, почувствовав свободу, резко подался назад и спешно ретировался. Ноги десептикона разъехались в стороны, открыв незабываемое зрелище основательно разъезженной принимающей интерфейс-системы, залитой самым неприличным образом. Перцептор поперхнулся энергоном - вид был… фантастический.
Воспользовавшись временной покладистостью расслабившегося десептикона, Бродсайд переместился назад, увлекая его за собой. Трехрежимник плюхнулся на задницу, усадив на себя сверху гонщика и надежно обхватив его обеими руками.
- У тебя процессор заржавел, автохлам? Дай мне передохнуть! - зашипел вновь обретший способность усваивать реальность десептикон.
- Ну зачем же все бросать, когда мы так хорошо начали? - заворковал трехрежимник. - Не волнуйся, я буду ооочень осторожен.
- Иди ты в хлам со своей осторожностью.
Вайлдрайдер был совершенно не против продолжения, что ему требовалось, так это несколько кликов передышки - более-менее привести системы в норму, иначе следующую перезагрузку он встретит в виде горелого хлама.
Бродсайд тем временем раскрыл собственную броню и завершил подключение - медленно, наслаждаясь каждым вздрагиванием партнёра и статическим разрядом, стекающим на его штекеры. Вайлдрайдер низко застонал и раздвинул ноги шире. Системы выдали хаотический набор предупреждений и с готовностью включились в работу.
- Ннннхх... Сильнее, - инстинктом самосохранения Вайлдрайдер, впрочем, никогда не выделялся.
Бродсайд принялся со знанием дела раскачивать партнёра. Затем добавил к проводам шланги. Десептикон постанывал и покачивал бедрами в такт тяжелым пульсациям, прокатывающимся через весь его корпус. Вздрюченный до предела, он вылетал на пики загрузки легко и почти незаметно для себя, более сильная разрядная волна, более чувственная судорога - и дальше по накатанной. Трёхрежимник берёг его системы, не загоняя их критическими нагрузками, но держался максимально близко к порогу. Валдрайдер полностью перешёл на основные инстинктивные реакции - ему было потрясающе хорошо, и ничего вокруг не волновало.
Перцептор прикончил энергофор и отложил свернувшуюся оболочку в сторону. Подхватив ещё ёмкость, он твёрдым шагом направился к расположившимся на полу трансформерам. Спрингер с интересом проследил, как учёный подходит к Бродсайду, наклоняется и что-то говорит ему в аудиодатчик. Этот автобот всегда был предельно собран и никогда не позволял себе отвлечься от дела. Блестящий учёный, с безупречной репутацией, он так часто работал с врекерами, что давно стал частью отряда. Спрингер мог по пальцам перечесть разы, когда видел Перцептора в нерабочем режиме, так что сейчас неотрывно следил за действиями друга.
Бродсайд кивнул учёному и практически полностью лёг на спину, утянув за собой вниз и Вайлдрайдера. Тот вцепился в руки трёхрежимника, держащие его, в стремлении сохранить равновесие и активировал потушенную оптику, как оказалось - чтобы увидеть, как Перцептор одним грациозным движением перекидывает ногу через его корпус и усаживается на нём верхом. Гонщик открыл было рот, чтобы что-то сказать, но красный трансформер буквально лег на него, ловко просунул в полуоткрытый рот десептикона два пальца и потянул челюсть вниз, со второй руки начав струйкой вливать в него отливающий оранжевым энергон. Вайлдрайдер дернул головой, пытаясь увернуться от такого беспардонного вторжения. Перцептор с улыбкой просунул пальцы на всю длину и потёр спрятанные в глубине гортани датчики, вызвав срабатывание верхней приёмной топливной системы и страстное урчание десептикона. Таким нехитрым способом можно было склонить трансформера к заправке шлангами через верхний топливоприёмник. Практиковалось подобное, несмотря на пикантность способа, нечасто - главным образом потому, что нижние партнёры в порывах страсти любили крепко сжимать челюсти.
Продолжая стимулировать датчики десептикона, Перцептор влил в него практически весь куб. Часть жидкости не попала по назначению, залив Вайлдрайдеру лицо и шею. Отбросив пустой энергофор, учёный наклонился к десептикону вплотную и принялся вылизывать пролитый энергон. При этом он тёрся брюшными пластинами о встопорщенную броню Вайлдрайдера, пробуждая в том врождённые инстинкты доминирования. Вся эта похотливая возня приводила в бесконечный восторг Бродсайда, успевшего между делом облапать учёного за бёдра.
- Не будь он светилом науки, был бы порнозвездой, - пробормотал Спрингер, искренне жалея, что под рукой нет хотя бы самой захудалой холо-камеры.
Перцептор просунул руку между его и Вайлдрайдера корпусами, быстрый поиск активирующей комбинации - и джампер десептикона пришёл в боевую готовность. Учёный поднялся, убрал в пазы паховые щитки, завис над джампером на пару мгновений и плавно опустился. В этот самый момент Вайлдрайдер окончательно уверился в том, что финал его жизни будет, пожалуй, не самым героическим, но очень впечатляющим и уж точно не самым плохим. Оставшиеся силы он направил на то, чтобы одной рукой ухватиться за гладкое бедро учёного и всадить в алый корпус столько электричества, сколько сможет.
Перцептор обрадованно вскрикнул, когда чужая энергия влилась в него чистым удовольствием. Он упёрся одной рукой назад, в согнутое колено Бродсайда, ладонь другой положил на оголённые контакты на животе десептикона. Учёному ещё не доводилось иметь дела с гештальт-единицей, так что сейчас им руководила не только похоть, но и чисто исследовательский интерес, и одно не слишком отличалось от другого. Перцептор пропихнул пальцы в раздавшиеся швы между корпусными секциями Вайлдрайдера, нащупал упрятанные в глубине разъёмы спецпрофиля и выщелкнул контакты на кончиках пальцев… Стенающий под ним десептикон полыхнул оптикой и исступлённо замотал головой, когда после нескольких неудачных попыток красный автобот всё же сумел активировать гаштальтные протоколы. Системы гонщика не принимали чужаков полностью, но, подстёгиваемые учёным, сработали по принципу прямой связи, заставив участников только что образовавшегося псевдогештальта воспринять ощущения и эмоции партнёров как свои собственные - по отдельности и в цельной связи. Перцептор надсадно застонал от захлестнувших его переживаний. Внутри него теперь словно орудовали сразу два джампера, и одновременно он ощущал себя большим мощным боевиком, от всех щедрот накачивающим двух нижних. Праймас, он бы многое отдал, чтобы узнать, что такое интерфейс целым гештальтом, оооо… Перцептора накрыло ещё одним загрузом, он резко наклонился вперёд, практически лёг на Вайлдрайдера и, переполненный острыми ощущениями, пустил несколько фонтанчиков, почти незаметных на фоне общего разгула.
Терзаемый мучительно сладкими судорогами, десептикон запрокинул голову назад, приготовившись к яркому и окончательному финалу, но в этот момент пойло, что влил в него автоботский умник, похоже, начало, наконец, расщепляться. Неизвестные присадки словно зажгли внутри него личный ядерный реактор. Желание отдаться до отвала всех систем автоботу снизу и одновременно как следует отыметь автобота сверху сводило его с ума. Хаотично срабатывавшие гештальт-протоколы окончательно спутали мысли, превратив разум в беспорядочный клубок извращённых образов и желаний. Вайлдрайдер был не в состоянии разобрать, где чьи сигналы, ощущения и похотливые мысли. Он снова потушил оптику и полностью отдался роли живого переходника - постоянно на пике загрузки и не в состоянии отключиться.
Бродсайд не выдержал первым. Контролируемые им энергопотоки в корпусе десептикона утратили конфигурацию, и хаотичный импульс, заставив Вайлдрайдера выгнуться дугой, ушёл к Перцептору и вернулся к трёхрежимнику двойным откатом. Учёный выдал надсадный крик и презагрузился, вцепившись обеими руками в брюшные пластины десептикона, который смог издать лишь слабый стон облегчения и тут же провалился в офлайн. Вся троица завалилась на бок и растянулась на полу.
- Ух ты, - выдавил из себя Родбастер, приближаясь к переплетенным корпусам, от которых поднималась дымка горячего воздуха.
- Даааа… - Спрингер оценил количество энергона, разлитого на полу и издал восхищённое щёлканье. - Такое долго не забудется.
- Ты почувствовал последнюю ЭМ-волну? Тут фонить будет не меньше декады.
- Мнннх… - Перцептор пришёл в себя и сразу же принялся высвобождать придавленные чужими телами конечности.
- Знаешь, Перцептор, ты это здорово… В смысле, с кубом, - пояснил Спрингер встретившись взглядом с учёным. - Предусмотрительно.
- Я всегда предусмотрителен, - проворчал красный трансформер, с усилием вытаскивая ногу из-под массивной ступни Бродсайда.
- Может, не будем засовывать в него козявку? - очнувшийся Бродсайд как раз благоразумно спасал собственные важные детали от угрозы быть зажатыми в чужом корпусе. - Жаль как-то.
- Я уже говорил, что вероятность неудачи практически равна нулю, и кажется, никто не… Не обещал… Хм… - Перцептор замолчал и подошёл к столу, на котором располагался контейнер с хэтчлингом, и остановился около него, смотря на контейнер с весьма озадаченным видом.
- Перцептор?
Учёный склонился к контейнеру, застучал по информационной панели. Родбастер выверенным движением достал и перевёл в боевой режим бластер.
- Скажи, что эта тварь не сбежала, Перцептор.
- Этот хэтчлинг не сбежал, Родбастер, - задумчиво произнёс учёный.
- По-моему она сдохла, - сказал Спрингер, которому с его места было лучше видно.
- Как сдохла? Почему? - от удивления Бродсайд не заметил, как зашевелился у него под боком десептикон.
- Я не закрыл контейнер. Похоже, ЭМ-волны от перезагрузок выжгли его цепи, - печально констатировал Перцептор.
Заливистый хохот заставил автоботов повернуться к Вайлдрайдеру. Десептикон ржал глумливо, самодовольно и от души.
- Не вижу ничего смешного. На эти образцы было затрачено много усилий… - начал злиться Перцептор.
- Автобот! - Вайлдрайдер пихнул локтем Бродсайда в бок, заставляя того подвинуться, и с комфортом разлёгся на серебристом плече. - А трахаться с этими… свормами пожёванными вы не пробовали?
Пока Перцептор осознавал высказанную десептиконом идею, его товарищи начали тихонько хихикать, и через клик тоже дружно хохотали. Учёный изумлённо оглядел давящихся весельем трансформеров, моргнул и сам невольно улыбнулся.
- А знаете, это крайне многообещающая гипотеза. И мне кажется, что она требует самого пристального изучения, - он взял со стола и раскодировал энергофор с жидкостью забавного цвета.
- Не надорвись, умник, - весело ответил Вайлдрайдер и хищно облизнулся.

Вернуться к фанфикам