Исполнение желаний

Автор: SSC
Вычитка: EDM
Персонажи: Мегатрон/Оптимус Прайм
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: неудачное празднование Дня Большого Интерфейса обернулась для Оптимуса неожиданным приключением.
Предупреждение: галлюцинации.
Комментарий: написано для murr_miay на День Большого Интерфейса в сообществе TF-porn (2014 год).

Оптимус шарил по металлу руками, пытаясь понять, где тут замок. В принципе, шум погони растаял за спиной где-то пол-брийма назад, но никому нельзя верить! Кругом одни идиоты! Прайм жалобно вздохнул, переживая пляску вертолетов в шлеме, и навсегда зарекся пить коктейльный энергон, подниматься на верхние ярусы Айкона, и как-то проводить время в праздной компании.
Расслабься, сказал ему Джазз, а сам отправился куда-то радостно заливать антенны. Естественно, заводилой был, как всегда, Сентинел, но раньше его шлаковы приколы не превращались в "давайте напоим и сконнектим героя войны".
Герой не обрадовался - и, уйдя глубоко в катакомбы, смог, наконец, запереться. Теперь улюлюкающей толпе разогретой молодежи последнего выпуска (и Сентинелу!) пришлось бы сначала вскрыть двухсантиметровый слой немного ржавого металла. Прислонившись к двери, Оптимус медленно сполз, разворачиваясь в движении.
Следующий клик он с интересом изучал пару красных окуляров и смутно-знакомые очертания корпуса. Излучения он не регистрировал - точнее, не мог выделить из общего потока, так все кружилось в шлеме - но формы опознал, и легко принял, что это галлюцинация. Мегатрон сидит глубоко-глубоко под... Айконом...
..а сам Оптимус где?!
Паника заставила его встать и, слегка спотыкаясь, проверить.
Вблизи он рассмотрел давно знакомую усмешку, даже царапины на броне, и, чуть сосредоточившись, смог определить под ней Искру. И личную метку. Все говорило, что перед ним Мегатрон, но почему тот не...
...двигается. Мысль Оптимус додумывал в полете. Под шлемом на клик помутнело сильнее, потом прояснилось, и Прайм заорал, принимаясь вырываться изо всех сил - до клика, когда его, перетянув поперек платформы, не пристегнули к чему-то очень прочному и жесткому.
- О, - голос тоже попал в записанный тембр, и последние сомнения растаяли, как дым, - я не ожидал такого подарка.
Оптимус пнул наугад, и с острым смущением - и гневом - ощутил ладонь на паховой броне.
- День Большого Интерфейса в мои времена праздновали с размахом, - Мегатрон осклабился так, что стало совсем жутко. Он должен был сидеть в камере, а вместо этого оказался тут, как, как...
Оптимус сбился с мысли и снова принялся вырываться. Опьянение, на клик отступив, вернулось, и по видеозахвату поплыли цветные пятна. Огромный корпус оказался прямо над ним, и шепот, прямо над шлемом, казался иллюзорным:
- Я мог бы настаивать на своей реальности... но в тебя влили хороший состав. В нем были серебристые шарики, верно? - Мегатрон дождался кивка. - Да, кто-то тебя очень хотел прижать. Не беспокойся, маленький прайм. Это всего лишь галлюцинации, вызванные нейрооверранами. Такая доза непременно вызывает галлюцинации. Ты знал? А уж что ты в них видишь...
Напряжение и готовность стоять до конца постепенно растворялась в этом голосе. Оптимус очень бы хотел бояться, злиться или защищать себя, но мысли путались, а тепло, затягивающее корпус целиком, от места касания вверх, до самой Искры и выше, вползающее под шлем, путающее мысли - это тепло предлагало ему расслабиться.
В конце концов, это всего лишь галлюцинации. Безумный бред, Оптимус наверняка один, лежит у двери... потушив линзы. Да. Чтобы ничего не мешало ему отпраздновать свой десятый - юбилейный! - день Большого Интерфейса, едва не запоганенный Сентинелом. В конце концов, это праздник для взрослых меха, и наступает всего лишь раз в три ворна, а теперь - десятый, и юбилейный, и...
- Моя любимая часть игры, - голос Мегатрона будто обласкал, а от ладони вниз толкнулась волна дрожи, - не включай линзы, прайм. Тебе лучше просто лежать и не мешать мне.
- А я и не мешаю, - пробормотал автобот. - Странно только, что это ты. Я думал, я просто тобой... тебя... - он запнулся, пытаясь собрать мысли в стройную схему, - Завидую тебе. И вообще восхищаюсь. И... - Оптимус приоткрыл рот, вентилируя стремительно нагревающиеся механизмы. - Я думал, это прошло, и ты больше не мой герой. Наверное, незатертые остатки архивов. Потрогай брюшные пластины, ладно?
Это была очень достоверная галлюцинация. Намного более приятная, чем реальные встречи с этим меха, и Оптимус окончательно убедился, что да, это всего лишь фокусы присадок в его топливной системе.
Мегатрон смотрел на него несколько кликов, потом громко хмыкнул.
- Значит, герой? Героям положена награда, - он провел ладонью по брюшной броне, легонько сдвигая пластины огромными пальцами. Оптимусу не хотелось думать, возможен ли коннект столь радикально несовпадающих форм.
- Согласен, - Оптимус так и не активировал линзы. - Вот мне и положен... ты. И даже не узнает никто, хоть спасибо этим придуркам говори! - он чуть-чуть расслабил серво ног, и выгнулся.
Снова этот смех, попавший как-то на запись. Это двойственное чувство - ярость и желание уничтожить в реальности, и восхитительные иллюзии наедине, о которых никто не знал. Никто бы не понял, и Оптимус даже не подумал бы их воплощать... без маленьких, медленно тающих серебристых шариков в топливной системе, размывающих реальность в цветные полосы.
Даже перехваченные в запястьях руки в этой фантазии были уместны - придавали правдоподобность и сладко мучили, не давая портить удовольствие и ласкать себя самому. Оптимус не хотел, шлаковски не хотел больше в день Большого Интерфейса ласкать себя сам, как в прошлые разы!
- Еще, - прошептал он, задыхаясь от жара внутренних систем. - Если уж мне так повезло словить глюки с тобой... Еще! Мне потом будет стыдно, но сейчас я хочу, чтобы мне было хорошо! - он уже откровенно ерзал и потирался об гладящую его ладонь.
- Открой конфигурацию, - голос звучал как будто отдельно, позволяя фантазировать, что это меха, похожий на Мегатрона, с этой харизмой, но не убийца, и не надо стыдиться влечения. - Покажи свои порты, иначе будет больно.
Оптимус откровенно кайфовал, нежась в этом теплом плавящем контроль ощущении - даже зная, что оно иллюзорное. Наведенное. Он ослабил магнитные зажимы на пластине, и провел глоссой по губам.
- Осторожнее, Освободитель, - хихикнул он. Старое десептиконское прозвище Мегатрона сейчас, в этой ситуации звучало очень двусмысленно. - Там заглуш... ооооох, заглушки не до конца... ммм...
Какой же все-таки он громадный, снова промелькнуло сравнение, ведь наверняка на самом деле меньше... или нет? Нет, такой же. Оптимус вспомнил это ощущение, когда весь целиком скрываешься в чужой тени, как минибот. Ну да, все правильно: галлюцинации строятся на основе реальных фактов, известных галлюцинирующему. И все-таки кое-что было личными фантазиями юного Прайма - например, как громадные мощные манипуляторы разводят ему колени в стороны.
Маленький грязный секрет сейчас воплощался в жизнь, и Оптимус не хотел бы от избытка воображения испытывать боль.
- Давно я не слышал этого имени, - восхитительный густой бас раскатывался, вызывая какие-то слабые вибрации резонанса в районе Искры.
Может, в этом и было дело, каждый раз Искру будто электрошоком дергали - и если в бою это давало Оптимусу силы сражаться, не впадая в шокированный ужас, то сейчас будто плавило, заставляя раскрываться.
Оптимус вздохнул, чувствуя, как конденсат собирается каплями на поверхности металла, и стекает тонкой струйкой.
- А я еще до встречи с тобой про тебя... аааахххх... читал... много... - он выгнулся, кусая губы. Шлаковски хотелось потеребить кабели, но руки по-прежнему были блокированы. - Де-сеп-ти-кон... думал, вас больше нет. Шарк, ты что там, любуешься, что ли?
- О нет. Изучаю, - снова этот смех, и несильное касание. Оптимуса не выгнуло, как он ждал, наоборот, зажало, пока какие-то выщелкнутые инструменты тестировали его приоткрытые порты, - Сейчас я буду вытаскивать заглушки, а тебе нельзя орать. Твои друзья недалеко, так что попробуй сдержаться. Я не хочу сейчас начинать с дезактивов.
- Оплавок, - Оптимус ухмыльнулся, а потом едва не сдержал крик, когда внутри словно бы раскрылось что-то, и активировались новые датчики. - Ты хоть представляешь, какого кайфа ты меня лишил, оказавшись онлайн? Я о тебе столько мечтал, а ты взял и... и мечтать стало нельзяаааа!.. - он все-таки не сдержался, но почти тут же снова заглушил вокалайзеры. - Больно, - недоуменно пожаловался он. - Ну больно же!
Если более точно, то не столько больно, сколько непривычно, и очень острый незнакомый импульс - Оптимус не знал, как его расценить. Но поклонником всяких причинений себе боли Прайм не был никогда, и сейчас недоумевал.
- Сейчас сенсоры откалибруются, - галлюцинация, как ей и положено, не среагировала на слова, и внутрь впихнулось то-то некрупное, зато растекающееся вибрацией от портов до бедренных пластин.
- Л-ладно... - теперь Оптимус и сам ощущал, что это скорее излишняя чувствительность свежеактивированных датчиков, чем настоящая боль. - Я сейчас на п-платформу протеку... ох, пожалуйста, я же не могу... - он еле успел заглушить очередной вскрик, вместо этого запрокинувшись и выгибаясь почти в дугу.
Вентиляция давно уже выла на самых пиковых нагрузках. Вибрации расходились в металле, заставляя отзываться нейросеть всего корпуса - очень маленький меха на очень больших пальцах, о даа-а, и не думать. Поменьше думать, пока последние шарики не превратятся в нейрофлюид оверранового типа.
Этот самый императив "не думать" проще всего было исполнять, если задыхающимся шепотом говорить все, что отравленный процессор выкидывал из архивов в оперативную память. Все те фантазии и постыдные мысли, которые юный тогда еще кадет испытывал, и страшно стеснялся... а сейчас им было самое место и время.
На клик накрыло ужасом, и Оптимус включил линзы - а потом не мог выключить, ловя образы такой силы и четкости, что от мысли "забыть потом" становилось нехорошо.
Что-то мягко вибрирующее выскользнуло из горячих замасленых систем, и это оказалось почти больно.
Нееет. Забыть такое - ни за что. Оптимус очень надеялся, что память не сбойнет, и не сотрет такой чудесный глюк. Безумно было бы обидно пережить такое, и потом не иметь возможности снова и снова возвращаться к таким приятным воспоминаниям. Этой мучительной паузе, стекающему маслу, вибрирующим энергоновым шлангам - он дрожал и перегревался от предвкушения.
Потом его подняли за руки - Мегатрон сел на платформу, и пристроил легкого меха перед собой, лишив прекрасного вида. Прайм попытался сопоставить увиденные только что объемы с собственными... возможностями.
- Не влезет, - убито сообщил он в пространство. - Слишком много. Во всяком случае, для первого ра-а-а... даже не думай!
Он попытался было сопротивляться, но заторможенно. В конце концов, это была его галлюцинация, в день Интерфейса, он ее заслужил, и такой вот облом - это просто нечестно! Ну почему Мегатрон-в-его-воображении такой большой, Лагната ему на платформу!.. хотя нет, Лагнат тут точно лишний.
- О, ты недооцениваешь свои системы, - за спиной снова раздался смешок, - А мне будет очень приятно откалибровать их под себя. Тогда следующий коннект пройдет легко, а я на него рассчитываю.
Он медленно провел ладонью по спинным пластинам Оптимуса, снова вызывая эти поперечные волны, от которых броня дрожала и подтекали шлюзы.
- А если я буду возражать? - Оптимус чуть успокоился, и уже с большим доверием к своему процессорному модулю повел бедрами. - Я Прайм, мне часто надираться нельзя... хотя, подожду до следующего дня Интерфейса. Шлак. Будешь моим большим и грязным секретом.
Он чуть кокетливо выгнул спинной каркас, отставляя назад бампер.
- Ты не будешь возражать, - теперь на бедренную броню легли обе ладони, почти смыкаясь, и громада за спиной ощущалась, как гравитационный объект, вроде черной дыры.
Слова прозвучали так весомо, что Оптимус опять протек и выгнулся со стоном.
- Буду, - Оптимус уже ощущал первые капли смазки где-то у шарниров бедер, но упрямо гнул свою линию. - Иначе тебе будет неинтересно, а я начну ощущать себя нехорошо. Ты же десептикон. Прайм не должен коннектиться с десептиконом без сопротивления, - он сладко вздохнул, ощущая чужое поле всем корпусом: непривычное ощущение, как будто стоишь над обрывом, и бездна глядит на тебя. - Даже в галлюцинациях!
- Тогда тебе придется подчиниться, - Мегатрон легко передвинул его вперед, преодолев слабое сопротивление, и медленно потянул вниз.
Первые клики соединение ощущалось несильно - джапер какой-то старой, сложной, навороченной системы расширялся не сразу, скрывая под оплеткой шлакову кучу инструментов и подключений.
Или, может быть, дело было в обилии уже пролитой смазки и все том же присадочном воздействии... Оптимус прикусил губу, и напомнил себе, что орать он может у себя в кварте - сколько влезет, а там, где он сейчас, лучше соблюдать тишину.
- Давай, Освободитель, - он сам застеснялся, насколько пошло это прозвучало. - В смысле... я... - в этот момент скорость схождения стала чуть выше, и Прайм чуть не подавился воплем.
Мыли растекались, и он скользил то вверх, давая растянутым на мембранных гранях деталям сойтись, то вниз, пытаясь понять, где будет стыковка. Джампер уверенно протаранил последнее кольцо включений и теперь втискивался в абдоминальную полость, к охлаждению и системам поддержки искры. Оптимус даже не знал, что такое бывает без травм. Впрочем, наверное, и не бывает. Но это же фантазия, снова напомнил он себе, задыхаясь. Просто галлюцинация, модулированная сознанием иллюзия реальности... он еле слышно застонал от восторга.
- Назови мое имя, - потребовал он, наконец, когда пошли первые сообщения об ошибках обработки данных. - Я хочу слышать, как ты... аххх... как ты... - он почему-то не мог заставить себя это выговорить. Обращение "маленький прайм" от настоящего Мегатрона было обидным, на самом-то деле. Пусть даже здесь, в искаженном несуществующем мире, Оптимусу хотелось услышать, что он важен десептикону. - ...Как ты зовешь меня! - он чуть не задергался от обиды на самого себя, настолько глупо это прозвучало. - Скажи мое имя!
- Ты думаешь, я его помню? - негромкий смешок со спины раздалось так неожиданно и ошеломительно. Потом Мегатрон рассмеялся. - Ладно, я помню всех, кто смог меня побить. Их не так уж много... Оптимус.
Его голос почти не сбивался от возбуждения, и это тоже было правильно.
- Я понимаю, почему твой зам... так хотел убить тебя... Я тебя тоже ненавижу, - это прозвучало почти как "обожаю" и, по сути, им и являлось. - Десептикон... обманываешь во всем. Даже когда тебя на самом деле нет! - Оптимус снова отключил оптику, оставляя только тактильные, электромагнитные, звуковые и назальные ощущения. Плавные касания и без того перегружали его нейросеть наплывами острых, чужих по самой своей природе данных.
Галлюцинация, сбитое восприятие, рисующее внутри восхитительное давление, и острые разряды подключающихся штекеров, и мощное магнитное поле, от которого сбоил сенсорный контур, и поле за спиной - огромное и мощное, невероятно страшное и притягательное.
- Верь себе, Оптимус, - за спиной снова раздался этот низкий смешок, раскатывающийся волнами, как переданная дрожь. - Запомни все.
- Если не сгорю раньше, - прошептал Прайм еле слышно. Он уперся руками во что-то (судя по всему, изголовье платформы), и попробовал изменить ритм движения, но его с легкостью перехватили. - Нет. Не торопись.
Мегатрон заставлял его держаться неподвижно, и вскоре дошло, почему: мощный джампер все еще подключался, фиксируя соединения.
- Старый кибертронский коннект, - снова эта мягкая интонация, от которой подгибаются колени, - тебе понравится, прайм.
- Это когда понятия "пытка" и "интерфейс" не так уж сильно отличаются? - Оптимус кусал губы, и пытался молчать, но ему было слишком... слишком все. Слишком много, слишком остро и слишком хорошо, слишком дергалась Искра в грудном отсеке, и слишком сжимались контактные кольца приемной системы... - Мне нравится, шлак тебя де... ооооххх...
Ладонь легла ему прямо под стекла кабин, и это тоже было потрясающе - теперь поле было вокруг, впереди, внутри, и в сочетании с восхитительной физической модуляцией подключения, перегоняющего ток внутри, и еще от растяжения сенсорных колец, подрагивающих от такого диаметра, безжалостно сглаженных - Оптимус мог только поскуливать от восторга, стараясь не орать.
Он уже крайне смутно помнил, что вокруг - спонтанная симуляция, наведенная присадками. Для него оставались актуальными только эти поля, громадный джампер в системах, и горящая вплотную на сетке координат метка: Мегатрон, лидер десептиконов. И еще пара десятков параметров, сложно передаваемых словами: как передать пульсирующее внутри тебя напряжение? Как рассказать про дрожь, сотрясающую пластины от близости опасного, чудовищного - и чудовищно привлекательного! - меха рядом с тобой?
О разрядах, прошивавших Искру, уходивших по джамперу - Оптимус стонал от напряжения, уже забыв, что надо молчать, срываясь в свою первую крупную перезагрузку от наслаждения клик за кликом – об этом словами не расскажешь.
Постепенно коннект становился все более полным, и теперь уже штекеры входили в предназначенные для них гнезда так, будто специально были созданы для этого.
...Про такое не расскажешь - никому. И уж тем более не сбросишь файлы с записанным материалом... нет уж. Именно таким Оптимус представлял себе свой первый интерфейс, и именно таким он и был, а в воображении или нет, это сейчас Прайма интересовало меньше всего. Несколько кабелей протолкнулись вверх и повисли на защите Искры, нагло подрубаясь сквозь экран, и Оптимус снова протяжно, страстно застонал, пытаясь сдвинуться, и только ерзая в мощном захвате.
- Еще пару кликов, - голос за спиной звучал иначе - возбужденно, - И ты грузанешь меня.
Оптимус и сам был примерно в том же положении, судя по сообщениям систем и валу системных ошибок, пестревших красным в технических окнах программ, но все-таки нашел в себе силы победно вскинуться.
- Мегатрон!..
Его голос срывался на статику. Он прижался к тирану, как только смог, почти калеча руки безжалостными оковами. Хотелось дать хоть какую-то отдачу - и на остатках вычислительных мощностей Прайм уцепился за гениальную идею прямого медицинского порта.
Не успел, и рухнул в перезарядку, как в крушение, не ощущая корпуса - только яростно пульсирующую Искру прямо в груди, от всех присадок полыхнувшую сверхновой.
Его чистому воплю блаженства вторил другой, низкий и гортанный. Горячее наслаждение - обжигающее, нестерпимое - длилось, словно растягивая клики в вечность. Ребут, настолько мощный и глубокий, какого Прайм не знал никогда, поглотил сознание, и все ощущения схлопнулись и исчезли, когда игнорируемые ошибки превысили критический порог.

Онлайн оказался неожиданно чистым и внятным. Оптимус зафиксировал в видеозахвате свою кварту, отметил чистоту корпуса, и включил линзы полностью.
Никаких подозрительных серых теней по углам. Он дома.
Платформа чиста. Никаких натекших... следов и свидетельств. Ну и отлично. Честно говоря, Оптимус был рад, что прошедший День Интерфейса оставил ему на память так немного: всяко лучше приятные воспоминания о ни на что не притязающей фантазии (и больше ничего!), чем воспоминания неприятные, да еще в комплекте с вероятностью найти в системах какой-нибудь прощальный подарочек. Сентинел, по слухам, и не такое мог. Брр. Прайм потянулся, расправляя плечи. Онлайн определенно был хорош. Интересно, как он смог добраться до кварты в полном отрубе... но, похоже, модуляция происходила целиком в его воображении, не выйдя в реальность даже протеком масла.
Галлюцинация... он только глянул несколько кадров и беззлобно выругался, как не позволял себе при подчиненных. Корпус немного тянуло, но после легкого оверранового отравления это было нормально.
Все тихо. Все спокойно. Пленник там, где и должен быть - под Айконом, а самого Оптимуса ждут многочисленные дела, пока товарищи приходят в себя от интоксикации, пытаясь расцепиться.
Да уж, определенно, на некоторых форумах прибавится снимков пикантного и откровенно комичного содержания. Как обычно. Конечно, напрягало немного, что его базовые протоколы продолжали считать Мегатрона привлекательным объектом хотя бы в теории. Но... какая, в общем, разница? Про свои фантазии Оптимус никому не обязан был докладывать. Вон, Родимус таким привлекательным меха вообще полагает Ультра Магнуса, и что? И ничего.

Оптимус прошел десять или двадцать шагов к мойке, думая о разных приятных вещах - пока не завыли сирены, а по углам не вспыхнули панели. Фиолетовый код.
Десептиконы!
Только этого не хватало. Да у половины элитгардов сейчас либо еще отключка, либо ленивое наведение красоты после вчерашнего! Не говоря о менее элитных защитниках Кибертрона... Ох, Праймас.
Оптимус решил, что вопросы гигиены он может временно отложить. Время защищать Родину.
Он притормозил, когда на внутреннем экране замигало сообщение. Неизвестный собеседник не из доверенного листа, однако как-то прорвался на личную связь...
«Не торопись хвататься за оружие, Оптимус. Я скоро вернусь за тобой лично»
Отсканированная энергоподпись безжалостно показала метку Мегатрона.

Вернуться к фанфикам