Хочу быть с тобой

Автор: Silversonne
Вычитка: Джазз
Персонажи: Оптимус/Джазз
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика
Краткое содержание: влюбленный Джаз, который ведет себя как полный идиот - роняет все в присутствии командира, спотыкается, в общем, теряет остатки понтов и ЧСВ, и искренне недоумевающий Прайм.
Комментарий: по заявке Ringariel на фестиваль в сообществе ТF-porn ко дню Святого Валентина 2012.

Джазз немного поколебался и вошел в ремблок. Оптимус лежал на специально оборудованной платформе, от него во все стороны шлии разнообразные кабели, протянутые к экранам, которые периодически мигали зеленым, фиолетовым и кое-где красным. Вокруг суетился Рэтчет, но суета его в основном касалась перепроверки данных, снятых с пациента. Сам лидер находился в оффлайне.
- Лейтенант, опять ты… - сурово проговорил медик. - Я, кажется, сообщил полцикла назад, что Оптимус в порядке и никаких причин для беспокойства больше нет. Подожди еще пару циклов, и сможешь сообщить ему все, ради чего пришел.
Джазз смутился. Он пришел не ради важных новостей, которые хоть и были, но имели не такое большое значение, как информация о самочувствии лидера.
- Я хотел только убедиться… - Джазз невольно замялся, - … что с ним все хорошо. Остальные интересуются.
- Тогда передай остальным, - от взгляда внимательного Рэтчета не укрылось странное смущение диверсанта, - через пару циклов они вновь увидят своего лидера.
Диверсант тоскливо посмотрел на неподвижного Прайма и быстро ретировался: не хватало еще, чтобы медик что-то заподозрил. Джазз и без того в последние ротации вел себя крайне необычно, что не укрывалось от пристального внимания окружающих. Но его странное поведение с легкой подачи Сайдсвайпа списали на боевую операцию, в которой лейтенант чуть не погиб. Как стали полагать многие, циклы, в течение которых Джазз находился на грани дезактива, сильно повлияли на состояние его нейросети. Сначала преследование Беррикейда, затем серьезное ранение и пытки, от которых его спасли Оптимус и Айронхайд, вовремя подоспевшие к подземному бункеру, где Джазз обнаружил склад вражеского оружия и боеприпасов, сражение, две ротации в медотсеке. Рэтчет говорил, дескать, всё пройдет, только нужно дать лейтенанту время. На самом же деле, Джазз нисколько не беспокоился по поводу случившегося, в конце концов, он много раз участвовал в диверсионных операциях и сознательно шел на риск, понимая, что с ним может случиться всё, что угодно. Дело было в другом. Лейтенант вот уже много десятков лет катастрофически, процессоропомрачительно был влюблен в Оптимуса Прайма.
Еще с тех времен, когда он юным лейтенантом поступил к будущему вождю алознаковых на службу. Тогда молодому Джаззу казалось, что он просто не имеет права своими проблемами отвлекать лидера, вернувшего вместе с Сентинелом и Мегатроном мир и порядок на их родную планету. Кибертрон долгие ворны был погружен в междоусобные войны за энергию. Будущий диверсант продолжал учиться, служить, знакомиться с другими мехами, даже завязывал отношения, но не длительные - бурные и эмоциональные, иногда легкомысленные, бравируя тем, что он свободный трансформер, живущий на полную электрическую катушку. Естественно, все это делалось большей частью перед Оптимусом, который непременно должен был выделить удалого лейтенанта среди своих подчиненных. Лидер ценил Джазза, очень часто обращался к нему с поручениями, непринужденно беседовал на всевозможные темы, но ничего более. В какой-то момент Джазз смирился с таким положением вещей.
Но потом все полетело к Юникронам с шарктиконами. Первое, что произошло - это появление в рядах автоботов Айронхайда, еще до войны с десептиконами, еще до того, как Мегатрон провозгласил себя их лидером. Еще до раздора Оптимуса с Протектором Кибертрона. Мегатрон негативно отнесся к специалисту по вооружению, назвав того опасным перебежчиком и предателем. А Оптимус, наоборот, тепло принял его. Более того, дружба их изо дня в день крепла, в то время как связь с Мегатроном неумолимо истончалась. Джазз дружелюбно принял нового члена команды, поскольку доверял Оптимусу, а потом вдруг стал ревновать. Оптимус все свободное время проводил с оружейником, что-то обсуждал, о чем-то договаривался, Айронхайд следовал за ним по пятам и мог при всех дружески приобнять лидера за плечи, невзначай коснуться талии и тут же получить в ответ всё внимание вождя. Только лейтенанту эти объятия казались совсем не дружескими, и он злился, не зная, на кого злится больше - на лидера, нового члена команды или самого себя. Затем были томительные ротации ожидания, пока Прайм находился в плену у Мегатрона, нервная ситуация с Оллспарком, сомнения, космическое путешествие в погоне за Протектором и, наконец, чужая, незнакомая Земля.
Джазз не заметил, как, погруженный в думы, оказался в своем отсеке. Следующие циклы потянулись убийственно медленно, заставляя диверсанта мучительно ждать того момента, когда он сможет переговорить с Оптимусом. А потом его вызвал Проул, временно замещающий лидера, и отправил на новое задание, не терпящее отлагательств: нужно было разобраться с тем, кто из вышеозначенных логиком людей в реальности продался десептиконам. Так что вернулся Джазз на базу только через три с половиной ротации, и тут же направился на доклад к лидеру, который не только пришел в себя, но и желал его видеть с отчетом.
- Лейтенант, проходи, - как всегда мягко обратился к нему Прайм.
Джазз прошел, быстро огляделся - никаких изменений. Посередине огромного помещения споткнулся, засмотревшись на Оптимуса, на корпусе которого пытался разглядеть следы от повреждений. Их не было: Рэтчет поработал на славу.
- Как ты себя чувствуешь? - не удержался от вопроса диверсант и замялся.
- У меня все хорошо. Рэтчет передал, что ты беспокоился.
Джазз внутренне вспыхнул, и ноги его совершенно неожиданно подкосились. Чудом удержав равновесие, Джазз сделал шаг вперед, но датапад выскользнул из на клик ослабевших серво и со звоном прокатился по полу к самым ногам лидера. Диверсант рванулся вперед, резко наклонился, схватил датапад, ударившись головой о колени Оптимуса.
- Прости, - датапад вновь выскользнул из пальцев, которые, казалось, тряслись от перенапряжения, но Прайм ловко поймал девайс и, протянув его лейтенанту, проговорил:
- Что с тобой, Джазз?
- Все в порядке, - выпалил лейтенант, окончательно смутившись.
- Джазз? Ты уверен? - лидер ласково улыбался, внимательно рассматривая фейсплейт своего диверсанта. - Готов доложиться?
- Готов, - произнес Джазз и для надежности отошел от Оптимуса, предельная близость которого туманила процессор, заставляла в хаотичном порядке реагировать контуры, а Искру биться, словно сумасшедший дроид.
В следующую ротацию лучше не стало: Джазз в присутствии лидера терял всяческую концентрацию, путал элементарные вещи, голос его спотыкался так же часто, как спотыкались длинные красивые ноги серебристого автобота. Чувства вспыхнули в диверсанте с неожиданной силой, и он не знал, как с ними управиться. Загнанные во время службы на Кибертроне в глубину эмоциональных контуров, на Земле они вырвались на свободу и теперь не желали возвращаться обратно. Джазз переживал, старался удержаться от глупостей, в итоге совершая их с возрастающей частотой. Его характер, склонный к браваде и понтам, которые, в общем-то, были даже ему к фейсплейту, терялся в присутствии Оптимуса Прайма.
Как-то раз вместо положенного ретрансляционного датчика Уилджека диверсант вытащил из-под специальных сегментов корпуса планшет с художественными рисунками известных архитекторов Кибертрона, который ему еще в Академии подарил Сайдсвайп на день Активации, и протянул вождю. Спохватившись, лейтенант стал лихорадочно искать нужную вещь и в итоге выронил ее, датчик не стерпел подобного обращения и треснул, так что его пришлось возвращать разгневанному ученому.
Пару ротаций спустя Джазз умудрился пролить на Оптимуса порцию энергона, разукрасив красивые темно-синие бедра светящимися в темноте ярко-фиолетовыми пятнами.
Словом, для Джазза всё шло из рук вон плохо, и теперь лейтенант с возрастающим отчаянием понимал: Прайм еле сдерживается от того, чтобы не сделать ему жесткое замечание. Элегантный офицер ругал себя на чем свет стоит, его гордость была задета и всячески протестовала, гневаясь равно как на своего хозяина, так и на предмет его страсти.
Диверсант стремился вернуть себе былую бойкость Искры в общении с Праймом, пытался острить, шутил, желая разрядить накалившуюся атмосферу на базе, но выглядело это натянуто и неестественно. В конце концов, Джазз не выдержал и напросился к лидеру на аудиенцию. По правде сказать, он не знал, что хочет сказать Оптимусу.
Зайдя в отсек, Джазз застал лидера автоботов за работой - на огромном экране тот отслеживал известные передвижения десептиконов, планировал атаки, рассчитывал возможные людские потери.
- Оптимус… - обратился лейтенант, - тебе чем-нибудь помочь? У меня есть обновленные сведения о десептиконах, базирующихся поблизости Вашингтона, на северо-северо-западе от города.
- Уилджек что-нибудь передал мне? - спросил, отвлекшись от работы, Прайм. - Отлично, обновленная информация мне как раз нужна.
- Нет, ничего не передавал… - протянул Джазз, неприятно ощутивший, что Оптимусу сейчас не до него. Протянул съемный носитель информации. Оптимус загрузил данные в компьютер.
- Спасибо. Что-то еще? Ты ведь не только за этим попросил аудиенции. Говори, я слушаю, - спокойно произнес лидер, параллельно что-то набирая на пульте управления.
Диверсант молчал, и Прайм повернулся.
- Это важно, - пробормотал лейтенант и вдруг спросил, - Оптимус, что у тебя с Айронхайдом?
- Что? - удивленно переспросил лидер, его оптика коротко мигнула, изобразив неуверенность в том, что он слышит то, что слышит. - В каком смысле? Джазз, что с тобой, может, объяснишь? С тех пор, как мы прилетели на Землю, я перестал узнавать тебя. Ты ведешь себя странно, реагируешь на все странно, задаешь невнятные вопросы. Айронхайд - мой друг. Что еще тебя интересует? Я же не спрашиваю, какие у тебя отношения с Проулом, - Оптимус ласково улыбнулся.
- Никаких! - выпалил Джазз, развернулся, собираясь как можно скорее покинуть отсек, но услышал твердый приказ:
- Стоять.
Казалось, клик затянулся. Джазз переступил на месте, броневые пластины вздрогнули, и в воздухе разлился тревожный звон, во всяком случае, таким его воспринимал лейтенант, нервные контуры которого были на пределе.
- Я давно, с первых дней знакомства люблю тебя, - отчеканил диверсант и застыл, ожидая, что вот сейчас ему прочитают лекцию о нормах поведения с начальством и выставят вон для осмысления услышанного. Но ничего подобного не происходило, вероятно, Оптимус был шокирован признанием, и диверсант попытался исправить ситуацию, - Прости, я не должен был говорить, я не хотел, просто я так давно хочу… Праймас, нет, не так. То есть я хотел сказать, что сначала думал, что мог бы тебе понравиться, и ты бы захотел со мной… Опять я…
Джазз замолчал, окончательно смутившись, упершись взглядом в пол: он чувствовал себя глупо, словно какой-то спарклинг, над которым в пору только смеяться.
- Извини, забудь, что я сказал… - начал было Джазз, но сильная рука опустилась ему на плечо, не позволяя совершать резких действий. Лейтенант задрожал, его свободные металлические сегменты предательски зазвенели, а сервоприводы натянулись, превращая обычно легкие движения автобота в тугие и неповоротливые.
- Джазз… Джазз, тихо… успокойся, всё хорошо, ничего страшного не произошло. Мне очень приятно, что в таком героическом воине я вызываю подобные чувства, - Оптимус изо всех сил пытался вернуть лейтенанту немного спокойствия и уверенности, которые тот за прошедшие пару кликов окончательно растерял. - И ты мне тоже нравишься, просто я никогда не думал о таком варианте развития отношений с кем бы то ни было за последние полворна. Ответственность, необходимость принимать единственно верные решения, забота обо всех вас - всё это не позволяет мне думать о себе лично.
- Я знаю… знаю… - Джазз несколько воодушевился. - Я могу… я хотел бы, чтобы ты немного расслабился, отвлекся от проблем. Ты - лучший лидер, самый умный и заботливый, и я верю, что настанут времена, когда не будет войны, когда мы будем жить в мире и сможем вернуться домой. Я так переживал, что ты погибнешь от тех ранений, я боялся… - Джазз неожиданно сильно обнял Прайма, отстранился, осознав, что перешел грань допустимого поведения. Но Оптимус оценил смелый порыв, понимая, что лейтенанту сейчас должно быть тяжело, и сам мягко приобнял его. Ярко синяя оптика лидера всмотрелась в смущенно мигающий визор. Удивительно, Оптимус никогда бы не подумал, что дерзкий, отважный, эмоциональный, лихой Джазз умеет смущаться. Неужели внезапно проявившаяся влюбленность настолько изменила его характер? Или он всегда был таким, просто прятался под маской бравого бойца, которому по плечу все, что касается диверсионных операций и личных взаимоотношений? На счет первого никаких сомнений не было и быть не могло, а вот в отношении второго Прайму пришлось призадуматься.
- Может, ты прав, Джазз, и мне нужно расслабиться, - Оптимус неожиданно ласково провел пальцами по краю фейсплейта лейтенанта.
От неожиданности ноги Джазза подкосились, и он рухнул бы, если бы не крепкие манипуляторы вождя.
- Я хочу помочь, - прошептал лейтенант, руки которого мягко легли на плечи лидеру, а губы оказались в опасной близости от сдержанно-мужественных губ Оптимуса. Прайм улыбнулся и ласково поцеловал опешившего диверсанта. Губы серебристого меха слегка приоткрылись, задрожали, так что поцелуй со стороны Джазза вышел робким и неуверенным. Лейтенант замер в объятии, вдыхая особый металлический запах фейсплейта Оптимуса, прижался лбом к его лицевой пластине, через клик впившись в губы отчаянно страстным, глубоким поцелуем, в который вложил все, что переживал к лидеру с момента их знакомства.
Оптимус потянул диверсанта на себя, развернул и легко усадил на стол, предварительно сдвинув в сторону все важные вещи: плазменный индикатор, отстегнутое оружие и массу мелочей, которые можно было охарактеризовать как мелкие детальки для какой-то, Праймас один знает, начинки.
- Ты чего так дрожишь? - удивился лидер автоботов, пробежав пальцами вдоль левого плеча диверсанта вниз к локтевому сочленению, забравшись в него любопытными серво. - Нервничаешь?
Джазз отрицательно замотал головой, обхватив ногами бедра лидера, но не сильно, даже не смело.
- Да, - пришлось выдавить из себя неожиданное признание. К чему притворяться, если даже не хватает сил собраться и вспомнить все, чему он научился в области интерфейса за многие десятилетия учебы в Академии.
Рука диверсанта смущенно скользнула на талию вождя - Джазз не верил своему счастью. Вот оно - то, о чем он мечтал все земные ротации. И теперь получив желаемое, серебристый мех отчетливо ощущал, как теряется и как к квинтессонам с шарктиконами летит его годами выстраиваемый имидж.
- Не нужно, я ведь рядом, - мягкий голос вождя завораживал, заставлял внутренние контуры Джазза подаваться навстречу и раскрываться. Пальцы Оптимуса направились к грудной броне, незаметным движением отщелкнули пластину сбоку и уже прохаживались вдоль изящно расположенных, гладких, безупречно отточенных деталей, поглаживали выемки между ними, находили умело спрятанные датчики, которые от прикосновения активировались, заставляя Джазза сильнее прижиматься к Прайму. Лейтенант позволил Оптимусу тщательно изучать свой корпус: тот, кажется, находил в этом особое наслаждение. Желание всепоглощающей волной накрывало диверсанта, заставляя его визор темнеть.
Неуверенные серебристые руки обхватили спину вождя, скользнули к бокам и ниже, к бедрам Оптимуса, которые в ответ призывно дернулись - давно так к ним никто не прикасался: бережно, аккуратно, нерешительно-нежно. Паховую броню лидер убрал в пазы, а рукой ласково направил манипулятор Джазза в нужном направлении. Серво лейтенанта забрались в начинку, на ощупь стали перебирать проводки, пока не наткнулись на клапан, ведущий внутрь, на следующий уровень сборки корпуса. Пальцы нащупали электронику, отвечающую за работу контуров и магистралей, здесь провода были свиты и проходили вдоль стенок еще глубже, остальное пространство занимали платы с огромным количеством индикаторов, датчиков, контактов и чувствительных спаянных дорожек, свинцовой паутиной соединявших все это богатство, от прикосновения к которым Оптимус неистово дрожал. Серво Джазза отправились вырисовывать узоры в электронном лабиринте, по нескольку раз повторяя те маршруты, которые вызывали в лидере особенно сильную дрожь. В это время Оптимус продолжал исследовать корпус диверсанта, уже добравшись до его интерфейс-системы. Когда пальцы вождя обхватили сложенный джампер лейтенанта, Джазз замер, вслушиваясь в ощущения. Поначалу они были медленными и тягучими - серво лидера раскладывали джампер нестерпимо долго, а когда проводки собрались обвиться вокруг жесткой основы, придержали их. Джазз нетерпеливо заерзал на столе. Оптимус улыбнулся, и начал по одному вытягивать проводки, скручивая вокруг основы в произвольном порядке и направлении, так что нетрадиционно обвитые провода стремились раскрутиться и принять привычное для них положение. Но Прайм не давал им такой возможности, что вызывало в Джаззе странное возбуждение - исключительно в передающей системе.
- Продолжай… Ты чего остановился? - намекнул на свою электронику Оптимус подпрыгивающему на столе диверсанту.
- Я не могу… когда ты так… - проговорил лейтенант, но голос его сорвался в стон.
Прайм рассмеялся и поцеловал Джазза, разом отпустив джамперную проводку. Та тут же образовала правильную скрутку.
- Ты хочешь, чтобы я… был сверху? - уточнил лейтенант.
- Не сейчас, - ответил лидер и, подсунув руку тому под бампер, приподнял. - В другой раз, - хитро улыбнулся вождь, прижимая Джазза к себе.
Лейтенант не заметил, как оказался лежащим на животе с вздернутым вверх бампером, а Оптимус уже пристроился сзади, вовсю облизывая бедра серебристого автобота, забираясь под округлые детали, стыкующие пластины, двигая металлические валики и всячески даря наслаждение тазобедренным шарнирам, из-под которых проступала местами смазка.
- Я и не знал, что мой лейтенант такой вкусный, - хрипло проговорил Оптимус и, притянув к себе силой бедра Джазза, разом насадил того на свой развернувшийся джампер.
Проникновение в порт оказалось для диверсанта сюрпризом, поэтому серебристый автобот издал странный удивленный возглас-взвизг. Из основы джампера выщелкнулись в разные стороны металлическим веером пластинки с контактами на концах, которые прижались к стенкам порта, генерируя магнитно-резонансные волны, от которых проснулась вся сенсорная система лейтенанта. Оптимус издевательски медленно подсоединял штекеры к разъемам, наслаждаясь реакциями офицера в моменты стыковки. Джазз уже не мог сдерживать скулеж и всяческие непристойные движения, желая спасительного энергообмена более всего на свете. Оптимус постанывал за его спиной: ему доставляло невыразимое удовольствие играть с податливым и немного неопытным диверсантом, который определенно уже не мог терпеть и в отчаянии скреб поверхность стола своими серво.
Когда энергообмен был запущен, перед внутренним взором лидера открылась изумительная картина: серебристо-белые, как и корпус их хозяина, с голубыми и сиреневыми сполохами контуры лейтенанта отзывались пульсацией и стремились переплестись с огненно-золотыми контурами вождя. Между ними создавалась единая энергетическая сфера, в которой можно было свить энергетические потоки, не потеряв ни капли электрического наслаждения. Окольцованная центральным энергообменным каналом сфера изнутри представляла собой мозаику контуров Оптимуса и Джазза. Это фантастически красивое зрелище завораживало обоих, заставляло контурные составляющие меняться местами, собираясь, будто из волшебных паззлов, в новую картину.
А в металлической реальности диверсант дрожал в руках Оптимуса Прайма, шевелил бедрами, стонал, чувствуя, как большая ладонь лидера легла ему на живот и теперь удерживала дергающееся тело. Вождь то замедлял энергообмен, то убыстрял, сознанием скользя вдоль меняющих свое направление внутриконтурных потоков. Лейтенант медленно подходил к перезагрузочной границе, полностью синхронизованный с Оптимусом, так что перезагрузка должна была накрыть обоих с разницей в полклика.
Неожиданно Прайм замер, придержав энергообмен, поднял Джазза, прижав к себе спиной, а через клик разряд тока молнией прошил все нутро серебристого автобота, электрической короной загоревшись в их общем контурном пространстве. В воздухе разлился сводящий с процессора, сладкий запах расплавившейся в некоторых местах изоляции. Лейтенант дернулся и закричал, чувствуя, как рушатся в черноту перезагрузки все его системы, одна за другой, словно финишную черту, пересекая перезагрузочную границу, отправляя россыпь сигналов в процессор о каскадном выходе в оффлайн. В этой гонке Джазз пришел к финишу первым, правда, ненадолго опередив своего лидера.
Джазз очнулся бережно устроенным в здоровенном кресле, в котором по обыкновению располагался лидер. Оптимус сидел рядом с ним на полу, задумчиво поглаживая его бедра. Увидев вспыхнувший визор лейтенанта, приподнялся, придвинулся ближе, положив руки, согнутые в локтях, и голову на колени Джаззу.
- Ты очень красивый, Джазз… Я бы хотел еще раз стать частью твоих контуров. Кажется, я не знал самого главного о тебе… - совсем тихо проговорил лидер автоботов.
Джаззу было хорошо настолько, что сил хватило лишь на то, чтобы растянуть губы в счастливой улыбке и, наклонившись к Оптимусу, прижаться фейсплейтом к лицевой пластине вождя. Оптимус коснулся губами голубого визора, обхватил рукой один из его рожков на шлеме, отчего диверсант заурчал что-то невнятное и потерся о праймовскую антенну. Лейтенант больше ни в чем не сомневался.

Вернуться к фанфикам